home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3 ноября

Что-то громко стучало у Гарри в груди. Причем это было не сердце, оно у него никогда так не грохотало. Следует ли ему вмешиваться, должен ли он рассказать им, что может опознать одного из этих мертвых детей?

Эти глухие удары по ребрам были почти болезненными. Если это все-таки сердце, то у него, видимо, серьезные проблемы. Сердце не должно биться так сильно.

Сейчас он не мог им ничего сказать — это прозвучало бы смешно, даже истерически. Завтра будет еще не поздно. Он посмотрел под ноги, чтобы не шагнуть мимо подстилки, и пошел на выход с огороженной территории. Фигуры в белых одеждах вернулись к своей работе.

Задний двор на участке Флетчеров представлял собой сплошную трясину. Гарри след в след шел за старшим суперинтендантом полиции Раштоном по плетеной проволочной дорожке, уложенной поверх грязи. Над головой у них был натянут импровизированный пластиковый навес, кое-как защищавший от непогоды. По четырем углам участка на стальных опорах были расставлены мощные прожекторы. Повернувшись лицом к дому, Гарри заметил, что в окнах на первом этаже горит свет. Шторы и жалюзи были закрыты.

— Что касается места происшествия, то выбирать тут не приходится. — Они шли в сторону дома, и Раштон говорил Гарри прямо в ухо. — Мы работаем в темноте, в жуткую погоду, в грязи глубиной до полуметра, и к тому же, похоже, прежде чем мы сюда добрались, на место успело попасть много посторонних предметов.

Одна из фигур в белом комбинезоне медленно двигалась по периметру внутреннего ограждения, делая фотографии. Другая — Гарри подумал, что это, должно быть, женщина, — что-то измеряла рулеткой. Она протянула гибкую ленту от стены до самого маленького из трех тел и принялась что-то записывать, может быть рисовать, в висевшем на шее блокноте.

— Криминалисты, которых вы здесь видите, только что приехали из Манчестера, — пояснил Раштон. — У нас тут таких экспертов нет. К счастью, первый прибывший сюда полицейский оказался смышленым малым и огородил участок до прибытия основной команды. И то же самое сделал со стороны церковного двора. Толковый парень.

Гарри поднял голову. По другую сторону каменной стены виднелись еще несколько фигур в белом. Там тоже были приняты меры, чтобы противостоять непогоде. На металлических шестах был растянут навес. Один из офицеров старался закрепить пластиковую пленку по бокам, но на таком ветру это было почти безнадежным занятием.

— А что делают все эти люди? — спросил Гарри.

— Фотограф фиксирует место преступления, прежде чем к работе приступят специалисты по следам. — ответил Раштон. — Он делает снимки под разными углами, потом отправится на кладбище и сделает все это еще раз. Вон та девушка делает зарисовку. Она проводит измерения того, как все расположено относительно друг друга, и потом все это будет загружено в компьютер. В результате мы получим точную модель, которая очень пригодится, если дело когда-нибудь дойдет до суда. Главная задача на сегодняшнюю ночь состоит в том, чтобы убрать тела, по возможности не повредив, и доставить их в отдел к патологоанатомам. Вместе со всем, что может иметь к этому отношение. Сюда, конечно, относятся гробы, остатки одежды, волосы и тому подобное. Еще мы сделаем слепки со всех отпечатков ног. Похоже, они уже приступили к этому занятию.

Раштон указал на место неподалеку от дома. Там на листе рифленого алюминия сидел мужчина, который выливал на землю перед собой какую-то жидкость.

— Возможно, два других тела попали сюда из могил по обе стороны от могилы Люси, — предположил Гарри. — Я могу сказать, кому они принадлежат, у меня где-то есть план захоронений.

— Он у нас уже тоже есть, — ответил Раштон. — По обе стороны от нее расположены семейные захоронения, в одном записано трое человек, в другом четверо. Все они взрослые. К тому же, насколько можно видеть, могилы эти остались нетронутыми.

— А возможно, что все эти тела пролежали в земле долгое время? — спросил Гарри, сам понимая, что такого быть не могло. Ни один из трупов, которые он только что видел, еще полностью не превратился в скелет. — В какой-то намного более давней могиле, о которой никто не знает? Этому кладбищу не одна сотня лет. Такое случается. Надгробия убирают, и люди забывают, кто остался лежать в земле. На склоне этого холма должно быть много древних захоронений.

Он умолк. Несет какую-то чушь. И хватается за любую соломинку.

— Ну, на данный момент мы этого исключить не можем, — сказал Раштон. — Но, откровенно говоря, бригада считает, что это маловероятно. Да посмотрите на их внешний вид. Вам самому они кажутся похожими на старинные трупы?

Гарри понимал, что отвечать на этот вопрос необязательно. Он оглянулся через плечо на дом.

— А семья знает, что тут происходит? — спросил он. — В последнее время они испытывали серьезное давление, не будет ли лучше…

— О да, они в курсе, — ответил Раштон. — Это ведь их дети завалили стену.

— Что?

— У меня пока не было возможности поговорить с родителями, и я знаю только половину этой истории, — сказал полицейский, — но похоже, что двое мальчишек по такой погоде решили взобраться на стену. Очевидно, в сумке у них была младшая сестра. Со стороны похоже на попытку побега из дома. Я считаю, что этим должны заняться социальные службы, если вас интересует мое мнение. Куда вы?

Гарри направился по дорожке к дому. Тяжелая рука легла ему на плечо.

— Попридержите лошадей, приятель. Вам туда пока нельзя. У них там сейчас семейный доктор, а один из моих констеблей беседует с этими двумя юношами. Давайте лучше будем заниматься каждый своим делом, идет?

Гарри понял, что выбора у него не остается.

— Вы ведь знакомы с планировкой этой части церковного двора, ваше преподобие? — спросил Раштон, когда они шли обратно. — Обе эти церкви, старая и новая, построены на крутом склоне холма, поэтому, чтобы организовать здесь кладбище, нужно было сделать множество террас. Судя по тому, что мне рассказали, стена, на которую мы сейчас смотрим, была выстроена несколько сотен лет назад, но с этой стороны она намного выше, чем со стороны церковного двора. Вы меня слушаете?

— Да, я знаю это, — сказал Гарри. Они как раз дошли до границы участка Флетчеров и повернули, чтобы выйти из сада. — Мне об этом пару раз говорил Гарет Флетчер. Он хотел пригласить топографа, его беспокоила надежность этой стены.

— И не зря беспокоила.

Они находились сейчас сбоку от дома. От него до церковной стены был натянут еще один большой навес, под которым бригада криминалистов могла сложить свое оборудование. Не в состоянии достать их здесь, погода, казалось, твердо решила не позволить забыть о себе. Капли дождя настойчиво барабанили по пластиковой крыше, а ветер постоянно с шумом дергал ее из стороны в сторону.

— Мне сказали, что здесь есть подземная река, которая протекает под церковью, — продолжал Раштон, снимая защитный комбинезон и знаком приглашая Гарри последовать своему примеру. — Обычно она не создает проблемы, но после таких обильных дождей, какие прошли за последние несколько дней, подвал церкви оказывается затоплен. И почва вокруг становится болотистой. Вы знали об этом?

— Да. — Гарри балансировал на одной ноге, стараясь снять плотно сидевший сапог и одновременно оглядываясь в поисках своих туфель. — Пару недель назад мы с Гаретом прошлись вдоль всей границы его участка. Я согласился с ним, что стена выглядит не слишком надежной, но существует определенная процедура, которую следует пройти, если на принадлежащем церкви участке необходимо что-то сделать. Я запустил этот процесс, но такие вещи обычно занимают несколько недель, а то и месяцев.

— Брайан, это была могила моей внучки?

Гарри и Раштон дружно обернулись и увидели Синклера, который только что вошел со стороны подъездной дорожки к дому Флетчеров. В правой руке он сжимал сигарету. Гарри никогда раньше не видел, чтобы он курил.

— Похоже на то, — сказал Раштон. — Мне очень жаль.

Синклер кивнул, всего один раз.

— А Дженни и Майк уже знают? — спросил Гарри. — Может быть, вы хотите, чтобы я…

— Я попросил ничего им до утра не говорить, — перебил его Синклер. — Кристиана сделала кофе в ризнице. Вам лучше пройти туда. Там намного теплее.

Гарри натянул пиджак.

— А как события будут развиваться теперь? — спросил он Раштона.

— Как это ни странно, но для таких случаев тоже есть своя процедура, — ответил детектив, жестом показывая, что им следует выйти из-под навеса. — Когда на территории, принадлежащей церкви, обнаруживаются останки человека, они должны быть забраны с этого места и доставлены уполномоченному полицией патологоанатому. Если он определит, что это древние кости, — а ко многим таким случаям применимо правило ста лет, — они просто возвращаются местному священнику, в данном случае вам, и уже на вас возлагается обязанность перезахоронить их.

— Да, я что-то такое слышал, — согласился Гарри, — хотя сам с такими ситуациями никогда не сталкивался.

Не было даже намека на то, что дождь ослабевает.

— К счастью, такое происходит очень редко, — сказал Синклер. — И здесь никогда раньше подобного определенно не случалось.

— С одной стороны, если останки эти, скажем так, свежие, мы должны подтвердить их идентификацию, — добавил Раштон. — То есть убедиться, что данное тело действительно принадлежит человеку, имя которого указано на могильной плите. Вы слушаете меня, ваше преподобие?

— Да, конечно, — откликнулся Гарри.

— Когда опознание проведено, мы вручаем останки вам и семье покойного и поручаем организовать перезахоронение.

— Еще одни похороны… — сказал Синклер, проведя ладонью по лицу. — Для Дженни это будет уже слишком. Как можно матери дважды хоронить своего ребенка?


3 ноября (глубокая ночь) | Кровавая жатва | cледующая глава