home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



11

— Три человеческих скелета, — сказал патологоанатом, — почти наверняка останки трех очень маленьких детей, но к этому я еще вернусь.

Гарри было жарко. Комната оказалась меньше, чем он ожидал. Когда Раштон пригласил его присутствовать на оглашении заключения патологоанатома, — формально эти останки все еще оставались на его ответственности, — он надеялся, что ему удастся спрятаться в самый дальний угол. Но ничего не вышло. Никто не смог сесть подальше от места главного действия, здесь просто не было для этого места. По всему периметру комнаты шла стойка из нержавеющей стали. Пол был выложен толстой плиткой и, как в раздевалках современных бассейнов, имел уклон в сторону центрального слива, позволявший легко мыть его. Над стойкой по стенам висели шкафы со стеклянными дверцами. Трое носилок на колесиках стояло в центре комнаты, которая явно не была рассчитана на такое количество объектов экспертизы. Для патологоанатома, его двух ассистентов, команды из трех офицеров полиции и его самого оставалось очень мало места. Уже дважды Гарри пришлось попятиться, чтобы кого-то пропустить. Он посмотрел на часы. Они находились в лаборатории меньше пяти минут.

— Начнем с того, который лежит здесь, — сказал патологоанатом, подходя к первым носилкам. Гарри познакомился с ним всего пятнадцать минут назад и просто не успел запомнить его имени. — В данный момент я буду называть его «Святой Барнабас, номер один», — продолжал доктор. — Он пролежал в земле дольше всех. Мы наблюдаем здесь практически полное скелетирование, с небольшими остатками мышц и связок, удерживающих вместе кости грудной клетки и области брюшной полости. — Он начал обходить носилки, направляясь в сторону черепа. — Правая рука, видимо, отломилась у плеча, когда могила была потревожена, — сказал он, — а часть локтевой кости левой руки пока не восстановлена. Также здесь отсутствует несколько пястных костей левой кисти. Их добавят сегодня днем. Мозг и внутренние органы, разумеется, давно разложились. — Он наконец добрался до изголовья носилок. — Мы также обнаружили следы ткани на верхней части тела и две маленькие пуговицы, провалившиеся в грудную клетку.

— Люси Пикап была похоронена десять лет назад, — вмешался Раштон. — Так что это вполне согласуется с…

Патологоанатом поднял руку.

— Скорость скелетирования трупа меняется в очень широких пределах, — сказал он. — Она зависит от грунта, успешности проведенного бальзамирования, если такое имело место, глубины погребения и так далее. Почва в том месте, где их нашли, щелочная, что, как правило, замедляет скорость разложения тканей. С другой стороны, это очень маленький ребенок. Соответственно, очень маленькая масса тела. Учитывая и то и другое, я бы сказал, что тело было погребено от пяти до пятнадцати лет тому назад.

— Нам может понадобиться несколько больше, чем все эти сведения, Раймонд, — сказал Раштон, который стоял в ногах носилок, прямо напротив патологоанатома.

Раймонд, вот как его зовут. Раймонд Кларк, один из доверенных патологоанатомов в полицейском списке.

— Сколько ей, по-вашему, лет? — продолжал Раштон.

— Я еще только начал, — ответил Кларк. — И мы еще не знаем, принадлежит ли скелет номера один женщине. Что же касается возраста, то тут особых проблем быть не должно. Судя по скелету мы примерно оценили рост ребенка в восемьдесят семь сантиметров, что дает нам возрастные рамки от пятнадцати до тридцати шести месяцев. Потом можно будет уточнить по оссификации.

— По степени огрубления костей? — спросил Раштон.

Кларк кивнул.

— Оссификация происходит в восьмистах точках нашего тела и может дать очень полезные подсказки относительно возраста, — сказал он. — Младенец, например, рождается, уже имея пястные кости рук. Затем формируется череп. В черепе новорожденного есть пять основных костей, которые постепенно огрубевают вдоль мест соединения, называемых швами. У новорожденного ребенка также имеется несколько родничков, неокостеневших участков свода черепа. У нашего юного друга они уже закрыты, а это предполагает, что ему было минимум двадцать четыре месяца.

— Выходит, от двух до трех лет? — переспросил Раштон. — Это может быть Люси.

— Вполне возможно, — сказал Кларк. — А теперь рассмотрим полученные ребенком травмы.

Интересно, подумал Гарри, есть ли тут кто-нибудь еще, кому так же жарко, как ему. Почему в комнате патологоанатома тепло? Нормально было бы ожидать здесь противоположного, все держать в холоде, чтобы поддерживать тела в хорошем состоянии. Два детектива, которых Раштон представил ему, — он не мог вспомнить их имена, хоть убей, — стояли в нескольких сантиметрах слева от него, словно два каменных изваяния. Одному из них, высокому и очень худому, на вид было лет около сорока. Под стать его фигуре были и очень редкие волосы, а ресниц, похоже, у него не было вообще. Второй детектив, ненамного моложе первого, был крепкого телосложения. Кажется, они, в отличие от Гарри, чувствуют себя вполне комфортно. А может, они просто лучше умеют это скрывать.

— Я получил рапорт коронера относительно смерти ребенка по имени Люси Пикап, — продолжал Раймонд Кларк, поворачиваясь от мертвого тела к стоявшему на стойке настольному компьютеру. Он стянул с руки резиновую хирургическую перчатку и нажал клавишу, чтобы включить монитор. — Все это у меня есть, если кто-то из вас захочет ознакомиться. Здесь говорится о травме, вызванной сильным ударом тупым предметом в область задней части черепа, в частности по теменной и затылочной костям, последовавшей в результате падения на твердые каменные плиты с высоты примерно пять метров. Смещение осколков черепной кости вызвало обширное внутреннее кровотечение, а сила удара вызвала возникновение в тканях мозга разрушительных ударных волн. Смерть должна была наступить практически мгновенно.

Раштон и высокий офицер уже стояли по обе стороны от Кларка. Теперь все трое внимательно смотрели на экран компьютера. Гарри остался на месте. Он и так знал, как погибла Люси Пикап. Она упала, разбилась насмерть в его церкви, а ее маленький череп…

Он принялся рассматривать этот череп. Кларк может копаться там сколько угодно, он знает, что это Люси.

— Помимо этого, — продолжал рассказывать Кларк, — в двух местах был порван спинной мозг: между третьим и четвертым позвонками поясничного отдела и немного выше, между пятым и шестым позвонками грудного отдела позвоночника. Также имеется перелом бедренной кости правой ноги. — Он отвернулся от компьютера, на мгновение задержал взгляд на Гарри и снова вернулся к носилкам. — Теперь, — сказал он, — если мы посмотрим на череп этой юной мисс — да, джентльмены, я склонен думать, что это все-таки была маленькая мисс, — мы сможем увидеть последствия этой травмы на ее черепе. — Снова надев перчатку, Кларк просунул ладонь под череп и повернул его так, чтобы открылось место, где черепные кости были сломаны. — Такая травма вполне соответствует падению со значительной высоты, — сказал он. — У меня пока не было возможности внимательно осмотреть позвоночник, но если мы посмотрим на ее правую ногу, то здесь четко заметен перелом бедра. Видите?

— А могло это произойти вчера вечером? — спросил коренастый детектив.

Это сержант, подумал Гарри. Сержант по имени Рассел. Люк Рассел.

— Не исключено, — сказал Кларк. — Но если посмотреть на рентгеновский снимок, взятый из экспертного заключения коронера, то линии перелома очень схожи. Чуть позже сегодня у нас будут новые снимки. И тогда мы сможем сравнить их, просто чтобы убедиться окончательно.

— Но если тело после смерти подвергалось вскрытию, — сказал высокий худой детектив, которого Гарри считал постарше, — разве это не должно быть тут видно тоже? Ведь при этом вскрывают грудную клетку, вынимают внутренние органы, или не так?

— Да, действительно, — ответил Кларк. — Полная процедура вскрытия включает в себя вскрытие грудной клетки. Внутренние органы вынимаются, обследуются, складываются в специальный биологический пакет и снова укладываются в грудную полость. Также открывается верхняя часть черепа, чтобы можно было обследовать мозг. Следы такого нельзя не заметить.

— Ну и?..

— К сожалению, это нам не поможет, потому что вскрытие по полной схеме для Люси Пикап не проводилось, только внешнее обследование. Решение, проводить полное вскрытие или нет, всегда принимается несколько субъективно. В расчет принимаются обстоятельства, сопровождавшие смерть, зачастую учитываются пожелания близких. Я полагаю, в тот момент эксперт решил, что в полном вскрытии нет необходимости. Впрочем, что мы имеем здесь, так это следы бальзамирования тела. — Кларк обернулся к своим помощникам. — Подайте мне, пожалуйста, вон тот пакет, Анжела, — сказал он.

Старшая из двух лаборанток взяла со стойки чистый полиэтиленовый пакет и передала его Кларку. Тот поднес его к свету, приглашая офицеров взглянуть поближе. Гарри пакет показался пустым.

— В этом пакете, — сказал Кларк, — находится колпачок для глаза. Вам видно? Немного похож на очень большую контактную линзу. Бальзамировщики используют такие, чтобы удерживать веки закрытыми, создавая впечатление, что покойник мирно спит. — Он полез рукой в перчатке в пакет и вынул оттуда полупрозрачный пластиковый диск. — Мы обнаружили это внутри черепа номера первого, — сказал он. — Он должен был устанавливаться на клею, чтобы удерживать веко на месте. — Он снова вернул колпачок в пакет и протянул его своей ассистентке. — Мы также обнаружили на челюсти следы проволоки, — продолжил он, — которая соответствует той, которая используется при бальзамировании, чтобы удерживать губы сжатыми. И если вы посмотрите на череп, джентльмены…

Он опять повернулся к телу. Остальные последовали за ним и сгрудились в головах носилок. Гарри пошел за всеми, просто чтобы показать свое участие. Кларк указал на осколки, лежавшие отдельно от черепа.

— Если присмотреться внимательно, — сказал он, — вы сможете заметить места, где кости были склеены. Такое восстановление после травмы является классической процедурой бальзамирования. Все это направлено на то, чтобы сохранить тело и сделать его максимально презентабельным для родственников на дни, предшествующие похоронам. Интересно, что среди трех трупов только на этом есть следы бальзамирования. Разумеется, мы еще отправим образцы тканей на анализ. Формальдегид — довольно мерзкая штука, которая может сохраняться достаточно долго. — Кларк отступил от тела и, подойдя к баку для биологически опасных отходов, снял перчатки и бросил их туда. Потом взял из раздаточного ящика новую пару. — Для полной уверенности мы также можем провести анализ ДНК, — сказал он, надевая сначала одну перчатку, затем вторую. — Я понимаю, что сегодня утром сюда приедут родители ребенка, но если вы спросите меня, то я на девяносто пять процентов уверен относительно этой маленькой леди, могила которой пострадала сегодня ночью. Это Люси Пикап.

Никто ему не ответил. Было слышно, как работает кондиционер, обеспечивающий в комнате прохладу, которой Гарри совершенно не чувствовал.

— Хорошо, — бодро сказал Кларк, и Гарри показалось, что сейчас он начнет закатывать рукава. — С легкой частью покончено. Теперь давайте посмотрим на двух ее друзей.

Сержант Рассел взглянул на Гарри, словно желая посмотреть, как тот отнесется к такому несколько непочтительному отношению к покойникам. Гарри опустил глаза. Когда он снова поднял их, патологоанатом уже перешел ко вторым носилкам. Все остальные тоже собрались вокруг.

— Этот ребенок почти такого же размера, — сказал инспектор. — Откуда вы знаете, что это не Люси Пикап?

— Эти останки не пролежали в земле десять лет, — не задумываясь, ответил Кларк. — Не удивлюсь, если окажется, что им не больше двух месяцев. Абсолютно другое состояние сохранности.

Гарри подошел ближе, и сержант Рассел подвинулся, чтобы дать ему место.

— То же самое с номером три, — сказал Кларк, показывая на третью каталку. — Видите?

— Вообще никакой скелетизации, — заметил Раштон. — На них даже есть кожа. Они выглядят…

— Высохшими? — спросил Кларк, кивая головой. — Так и должно быть. Они мумифицированы.

— Как вы сказали? — переспросил Раштон.

Гарри переводил взгляд с одного ребенка на другого. Как сказал Кларк, они были абсолютно высохшими, будто кто-то высосал всю влагу из их тел. Кожа была сморщенная, темная, как старинные кожаные изделия, и покрывала их маленькие косточки, словно липкая пленка, которой закрывают продукты. На головах сохранились волосы, на пальцах остались крошечные ногти.

— Нетленные, — пробормотал он себе под нос.

— Здесь нет никаких бинтов, — сказал сержант Рассел. — Я думал, что мумии оборачивают бинтами.

— Стоит только упомянуть мумию, как все тут же думают о древнем Египте, — фыркнул Кларк. — Но, строго говоря, мумией называется просто труп, чья кожа и органы были сохранены путем воздействия таких внешних факторов, как химикалии, сильный холод или недостаток воздуха. Египтяне и некоторые другие народы создавали свои мумии искусственно, но по всему миру встречаются и естественные мумии. Чаще всего это происходит в местах с холодным и сухим климатом.

— Это не может само собой произойти в земле? — спросил инспектор.

Кларк покачал головой.

— В нормальной почве — определенно нет. Но торфяники обладают свойством, которое препятствует доступу кислорода к телу и таким образом тормозит процесс разложения. Вот почему в торфянистом грунте бывает так много хорошо сохранившихся трупов.

— А это могут быть тела, пролежавшие в торфе? — спросил Раштон.

— Сомневаюсь. Здесь нет никаких следов характерного окрашивания. Я предполагаю, что эти два могли содержаться не под землей, а просто в холодном и сухом месте с ограниченным доступом кислорода. В определенный момент в течение последних двух-трех месяцев — мы можем провести энтомологический анализ следов активности насекомых, это даст более четкую картину — они были извлечены из места, где их держали, и уложены в могилу Люси. На вашем месте, джентльмены, я бы задался вопросом: с какой целью?

На несколько секунд в комнате повисла тишина.

— Святой Барнабас номер два имел рост приблизительно сто пять сантиметров, — продолжал Кларк, — что дает нам возраст этого ребенка: от трех до пяти лет. Судя по состоянию мест соединения костей на его черепе, я бы сказал, что его возраст должен был бы находиться в верхней части этого интервала, то есть в районе четырех лет. Впрочем, в таких случаях наши лучшие помощники — это зубы. — Он подошел к голове ребенка и указал на область вокруг челюсти. — Первичных зубов у человека двадцать четыре, — пояснил он, — обычно их еще называют молочными. Они начинают прорезываться в возрасте около шести месяцев и обычно полностью появляются к трем годам. Примерно с двадцати четырех месяцев под молочными зубами начинают формироваться взрослые зубы. — Он провел пальцем в перчатке по челюстной кости. — Молочные зубы начинают выпадать в возрасте от пяти до шести лет, — продолжал он: — Конечно, от одной семьи к другой это может меняться весьма в широких пределах, но ребенку, который потерял несколько передних молочных зубов, скорее всего, лет семь или восемь.

Постоянные зубы вырастают в случайном, казалось бы, порядке, но это не так. Это позволяет относительно легко определять возраст по черепу маленького ребенка. Я могу показать вам несколько очень наглядных схем, когда кости будут очищены, и мы сможем хорошо рассмотреть зубы.

— А что вы можете сказать на данный момент? — спросил инспектор, имя которого Гарри до сих пор не мог припомнить, даже представления не имел. Дейв? Стив?

— Сложно, пока мы не получили рентгеновские снимки, но судя но тому, что я вижу, у номера два был полный набор из двадцати четырех молочных зубов, а это предполагает, что ребенку было от четырех до шести лет.

— Мальчик или девочка? — спросил Раштон.

Оба детектива подняли глаза на старшего офицера, потом снова перевели взгляд на тело.

— Это была девочка, — сказал Кларк. — Благодаря мумификации я могу утверждать это с определенной долей уверенности.

— Кто-нибудь еще здесь тоже думает сейчас о том, о чем подумал я? — спросил Раштон, глядя в потолок.

— Я полагаю, что мы все так думаем, босс, — сказал сержант Рассел.

«А я нет», — подумал Гарри.

— Я что-то пропустил? — спросил Кларк, непонимающе переводя взгляд с одного полицейского на другого.

— Меган Коннор, — сказал Раштон. — Четырех лет. Местная жительница. Исчезла на торфяниках неподалеку отсюда шесть лет назад. Самое крупное дело в моей карьере. Массовые поиски. И мы не нашли ни единого следа. — Он повернулся к Гарри. — Это вам о чем-то говорит, ваше преподобие?

Гарри кивнул.

— Думаю, да, — ответил он. Эта история тогда несколько недель постоянно обсуждалась в новостях. — Хотя, честно говоря, я не связывал тот случай с этой местностью. Я точно и не знал, где все это произошло.

— В двух милях выше Гептонклафа, — сказал Раштон. — Девочка ушла от родителей во время семейного пикника. Больше ее никто не видел. — Он обернулся к патологоанатому. — Вместе с телом была найдена какая-нибудь одежда, Рей?

— Да. На этом теле была одежда от дождя, — ответил Кларк. — Плащ и резиновые сапожки. Хотя нашли мы только один сапог. Здесь все. Размер обуви…

— Размер десять, цвет красный — сказал Раштон, глядя на тело ребенка. — Плащ тоже красный, с капюшоном, с рисунком в виде божьих коровок. Правильно?

— Да, — сказал Кларк. — Мы сняли их и упаковали в пакеты.

— Мне эта одежда снилась, — сказал Раштон. — Где все это?

— Все здесь, — ответил Кларк.

Он повернулся и, обойдя третью каталку, подошел к стойке у стены. Там аккуратно были выложены в ряд большие прозрачные пластиковые пакеты. Он взял один из них, потом другой и протянул их Раштону. На обоих были этикетки с буквенным и цифровым кодом. Раштон взял пакет, в котором лежал один детский резиновый сапог, и медленно покачал головой.

— На ней еще были джинсы и что-то вроде кофты, — сказал Кларк. — И еще белье. Это должно помочь при идентификации.

— Лично я, ребята, испытываю большое облегчение оттого, что она была похоронена в одежде, — сказал Раштон, который по-прежнему не мог оторвать взгляд от сапога. — О чем это говорит?

Ему никто не ответил.

— Какие есть соображения относительно причины смерти, доктор Кларк? — спросил лысеющий детектив. — Кости черепа, похоже…

— Да, все правильно, — согласился Кларк. — Повреждения очень схожи с первым ребенком. Обширная травма черепа, вызванная сильным ударом тупым предметом, в основном по теменной и затылочной костям, но в этом случае еще сломана правая ключица, имеется перелом посредине плечевой кости правой руки и перелом дистального отдела лучевой кости. Это определенно могло быть вызвано падением, хотя произошло это до момента смерти или после него, сказать сложно.

— Значит, оба этих ребенка упали со значительной высоты? — спросил Раштон. — Насколько вы уверены в этом относительно номера два? Могли ее кости быть сломаны каким-то другим образом? Могла она… точнее, могли ли обе они быть избиты?

— Если посмотреть на картину повреждений, это маловероятно, — сказал Кларк. — Номер один получила травму задней части черепа, позвоночника и правой ноги. Все это согласуется с версией падения и приземления на спину. Все повреждения номера два приходятся на правую сторону тела, что также соответствует падению с высоты и приземлению на правый бок, возможно, с выставлением правой руки для смягчения удара. Когда детей избивают, травмы расположены более беспорядочным образом. Обычно они концентрируются в районе головы и верхней части корпуса, хотя можно также найти травмы и на руках, если ребенок при этом пытался защитить себя. У обоих этих детей травмы, вне всяких сомнений, получены не во время защиты.

— Могли ли эти переломы произойти прошлой ночью, когда была вскрыта могила? — спросил инспектор.

Как же его все-таки зовут? Определенно что-то вроде Стива.

— Исключить этого нельзя, — ответил Кларк. — На костях не видно следов заживления, так что переломы точно были получены очень незадолго перед смертью или сразу же после нее. Но там было много мягкой влажной земли, к тому же, судя по тому, что мне рассказали, останки эти скорее обвалились, чем упали, с высоты где-то до двух метров. — Он снова посмотрел на повреждение черепа номера второго. — Я в этом очень сомневаюсь, джентльмены, — сказал он. — Все готовы перейти к номеру три?

«Нет!» — подумал Гарри.

Группа вокруг вторых носилок распалась и двинулась дальше, снова собравшись около третьего тела. Гарри занял свое место последним.

— Тревожное сходство, — начал Кларк. — Снова очень маленький ребенок, девочка, останки сильно мумифицированы. Судя по состоянию зубов и развитию костей, ее возраст предположительно от двух до пяти лет. Рост ее должен составлять…

— Когда я видел ее сегодня ночью, она была одета, — перебил его Гарри. — Что случилось с…

— Одежда снята и уложена в пакеты, — сказал Кларк, прищурившись и внимательно глядя на него. — А зачем вам это?

— Могу я взглянуть?

— Что случилось, приятель? — спросил Раштон.

— Я не совсем уверен, — сказал Гарри. — Прошлой ночью было темно. И, возможно, я не очень хорошо соображал. Можно мне посмотреть на эту ночную рубашку или что там было?

Кларк кивнул младшей из двух ассистенток. Она подошла к стойке, проверила номера на пластиковых пакетах и принесла один Гарри. Тот взял его и поднял, рассматривая на свет.

— Это верхняя часть от детской пижамы, — сказала ассистентка. Это была молодая женщина, не старше двадцати пяти-двадцати шести лет, стройная, с короткими темными волосами. — Нужно будет соскрести всю грязь, проверить ее на наличие посторонних следов, а потом мы ее выстираем, — продолжила она. — После этого ее будет намного легче рассмотреть.

— Тут только верхняя часть? — спросил Гарри.

— Это все, что мы пока что нашли, — ответила девушка. — Штанишки могут поступить сегодня позже. Нужно сказать, что одежда очень приметная. Насколько я понимаю, это ручная работа. Никаких ярлыков или инструкций по стирке, а эти зверушки, похоже, вышиты вручную.

— Точно, вручную, — сказал Гарри, глядя на фигурку маленького ежика.

— Вы что-то предполагаете, викарий? — спросил Раштон.

Гарри обернулся к патологоанатому.

— Могут это быть останки девочки в возрасте двадцати семи месяцев? — спросил он. — Которая умерла примерно три года назад?

— Ну, никаких указаний против такой версии нет, — сказал Кларк.

— Что вообще происходит? — сказал Раштон. — Кто это, по-вашему?

— Этого ребенка звали Хейли Ройл, — сказал Гарри. — Ее мать моя прихожанка. Считалось, что девочка погибла во время пожара в доме три года назад.

Все в комнате молча смотрели на него. Его вдруг перестал мучить жар. По спине потек холодный пот.

— Пижама эта не новая, — продолжал Гарри, поворачиваясь к телу Люси Пикап. — Ее, как это ни странно, отдала новой хозяйке мама этой девочки, — продолжал он, — а сшила тетя этой девочки, так что она единственная в своем роде.

Все стояли, уставившись на него. Может, в его словах нет никакого смысла? Потом Раштон повернулся к патологоанатому. Тот молчал, подняв руки в немом вопросе.

— Насколько я мог видеть, здесь нет следов огня, — сказал Кларк. — Насколько сильным был пожар?

— Он длился несколько часов, — ответил Гарри. — От дома остался только остов. Тело ребенка обнаружено не было.

Полицейские смотрели друг на друга.

— Ее мать убеждена, что ребенок не погиб в огне, — продолжал Гарри. — Она верит, что ее маленькая девочка каким-то образом выбралась из дома и ушла в торфяники. Похоже, так оно и произошло.

— Срань господня… — пробормотал сержант Рассел. — Ох, простите, викарий!

— Да ладно, никаких проблем, — сказал Гарри. — Но если ребенок не сгорел, то отчего же она умерла?

Казалось, у Кларка нет слов.

— Неужели тоже упала? — спросил Гарри, будучи уверенным, что так оно и было.

Хейли упала с галереи в его церкви. Как упала Люси. Как упала и Меган Коннор. Их кровь должна была остаться на каменных плитах, полиция сегодня днем обследует их, они должны найти там ее следы. Милли Флетчер едва не стала четвертой жертвой.

Кларк заговорил снова.

— Да, боюсь, что она тоже могла упасть, — сказал он. — У нее имеются повреждения черепа, костей лица, ребер и таза. Она упала с высоты и ударилась передней частью тела.

— Ох, думаю, нам можно уже прекратить прокручивать в голове падения этих детей, — пробормотал Раштон.


предыдущая глава | Кровавая жатва | cледующая глава