home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



14

— А вы уже связывались с родителями Меган Коннор? — спросил Гарри, когда они с Раштоном шли к дому Флетчеров.

На вершине холма туман был не таким густым. Казалось, что он сочится из камней, зависая в углах и под выступами крыш. Он нес в себе все запахи торфяников, он пах влажной землей, и, несмотря на прошедший дождь, в нем чувствовались остатки дыма костров.

— Да, они уже едут сюда, — кивнул Раштон. — Они сейчас живут в Акрингтоне, переехали через пару лет после того случая. Я встречаюсь с ними через час. Жаль, что у меня не так много ответов на их вопросы.

Гарри до сих пор помнил полное слез обращение семьи Коннор с просьбой вернуть им дочь, которое он видел тогда в новостях. В течение нескольких дней это было главной темой на телевидении. Полиция искала Меган по всей стране, и сообщения людей, которые якобы видели ее, приходили даже из Уэльса и с южного побережья. А она все это время находилась в полумиле от того места, где пропала.

— Есть один момент, который меня смущает, — сказал Гарри. — Патологоанатом утверждает, что эти две девочки, которые, как мы считаем, являются Меган и Хейли, не могли пролежать в земле более двух месяцев. Получается, что их тела где-то держали: шесть лет в случае с Меган и четыре года в случае с Хейли. Обе они местные, и здравый смысл подсказывает, что это должно было быть где-то здесь.

На подъездной аллее к дому Флетчеров стояли несколько офицеров полиции, кто в форме, кто в штатском. Чуть подальше расположилась еще одна группа людей, одетых более разношерстно. Гарри понял, что это журналисты, и сердце у него оборвалось.

— Подойду через минуту, парни! — крикнул Раштон коллегам. — Вы спросили, достаточно ли хорошо полиция искала Меган? Я правильно вас понял, ваше преподобие?

— Простите, я не хотел вас…

Журналисты уже заметили их и начали выстраиваться вдоль заградительной полицейской ленты.

— Мой ответ будет «да», мы искали очень тщательно, — тихо сказал Раштон, он тоже увидел репортеров. — Мы собрали тогда в одном месте более пятидесяти полицейских, и нам вызвалась помочь большая часть горожан. Мы обшарили не только весь город, мы обыскали все торфяники. Все развалины, каждую водонасосную станцию, каждый куст, каждое нагромождение камней. Мы использовали специальных собак, натасканных исключительно на запах разлагающегося тела. Они обнаружили два свежих трупа. Один из них был кроликом в старом коттедже, принадлежащем семье Реншоу. Второй был домашней кошкой.

Собаки были обучены не трогать останки животных, так что это нам мало что дало.

— Тогда как же… — Вопрос Гарри повис в воздухе.

— У нас также был вертолет, который облетел весь это район; на нем было установлено оборудование для улавливания тепла, выделяемого разлагающимся трупом. Он нашел нам барсука, оленя-мунтжака, еще несколько кроликов и сокола-сапсана, у которого не было одного крыла. Никаких маленьких девочек.

— Старший суперинтендант Раштон…

Один из репортеров, молодой человек лет двадцати, выглядывал через плечо женщины-констебля, стараясь лучше рассмотреть Гарри и Раштона.

— Поэтому я склонен полагать, что если собаки, вертолет и половина графства Ланкашир, обыскав всю эту местность, так и не нашли Меган, то это значит, что ее здесь не было во время наших поисков. Хейли, разумеется, мы не искали, потому что никто не знал, что она пропала.

«Никто, кроме ее матери», — подумал Гарри. В их сторону шел офицер, который был с ними у патологоанатома. Тот, что постарше возрастом и званием, с редкими волосами и невидимыми ресницами. Тот самый, которого звали то ли Дейв, то ли Стив.

— Дай мне еще пару секунд, Йов, — сказал Раштон.

Йов?

— Один из вопросов, которые я сейчас задаю себе, состоит в том, почему никто не заметил, что могила маленькой Люси была потревожена. Хотя пока ваши друзья Флетчеры не построили здесь дом, за этой частью кладбища никто непосредственно не присматривал. Кто-то работал здесь потихоньку, по ночам, кто-то, кто тщательно скрывал свои следы, — ну, это я себе вполне могу представить. А если им помогал еще и такой туман, то они могли делать свое дело даже днем. — Он убрал руку с плеча Гарри и повернулся в сторону журналистов. — Пресс-конференция, леди и джентльмены, — крикнул он, — состоится в три, я буду рад ответить на ваши вопросы! Слушаю вас, мои замечательные парни, — сказал он, расправляя плечи и обращаясь на этот раз к инспектору Йову и двум его коллегам. — Что вы приготовили для меня на этот раз?

Инспектор с редеющими волосами, которого, как Гарри только что выяснил, назвали в честь главного римского бога, занял его место рядом с Раштоном и показал, что им нужно опять идти вверх по склону по направлению к церковному двору. Гарри с сержантом, который тоже был у патологоанатома, последовали за ними. Сейчас, без медицинского халата, крепкое телосложение сержанта было еще более заметно. Брюки плотно обхватывали его талию.

— Отсюда вам будет лучше видно, — объяснил инспектор Йов, когда они, пройдя через входные ворота, вышли на церковную дорожку. Гарри не мог разглядеть верхушки башни. Даже верхняя часть высоких арок терялась в сером тумане.

— Они убрали защитные навесы, как только закончился дождь, — продолжал он. — Пытаются использовать преимущества дневного освещения. — Он поднял глаза. — Как бы там ни было, — добавил он.

— Обнаружили еще что-нибудь? — спросил Раштон.

Они прошли мимо церкви и повернули в сторону палатки, закрывавшей участок возле стены. В дверях на посту стоял констебль в форме.

— Вторую часть пижамы, — тихо ответил Йов. — С чем-то похожим на пятна крови. Ее уже отослали в лабораторию. Есть еще несколько костей. Я не могу сказать, что это такое, но на вид они крошечные. Да, а вы знали, что могила, которая находится справа от провалившейся, если смотреть со стороны дома, принадлежит семье по имени Сикрофт?

— Знал, — подтвердил Раштон.

Они подошли к полицейской палатке. Констебль отступил в сторону и пропустил их внутрь. Гарри шел последним. Полиуретановые стенки были опущены только с трех сторон. Прямо перед собой он видел сад Флетчеров. Там, на месте преступления работали трое криминалистов. Двое из них, похоже, перетаскивали камни, выпавшие из стены, в дальний конец сада. Там же стояла крошечная каменная статуя ребенка. Жалюзи на окнах дома по-прежнему были опущены.

— Уже виден гроб, — сказал Иов. — Вот здесь находится большой кусок дубовой обивки. Вчера ночью мы его не заметили, но, как видите, большая часть боковой стороны уже полностью открыта.

Гарри посмотрел на доски — в темных пятнах от сырости, местами растрескавшиеся.

— Мы не можем оставить его здесь в таком виде, — сказал Иов, — поэтому собираемся поднять его и пригласить сюда Кларка, чтобы он взглянул на это. Если он заметит что-то подозрительное, все это отправится в лабораторию.

— Отлично, — ответил Раштон. — Нужно будет сделать то же самое и с другой стороной. Кто-то уже заполнил запрос на эксгумацию?

— Думаю, да, сэр, но я проверю.

— Под церковью находится обширный подвал, — вмешался Гарри, который был не в состоянии и дальше молчать. — Холодный и сухой. Место, где можно было бы дожидаться мумификации положенных туда тел. Долгие годы он был закрыт. Вы заглядывали туда, когда искали Меган?

— Заглядывали, — коротко кивнул Раштон. — Синклер открывал его для нас. Были открыты все старые саркофаги. Мы также водили туда собак. Они там, прошу прощения, даже не фыркнули. Вот в самой церкви они на некоторое время заволновались, на ступеньках, которые ведут на одну из старых колоколен.

— Ну и?.. — спросил Гарри, поворачиваясь, чтобы взглянуть на церковь. С этого утла была видна только одна из четырех башен, на юго-западном углу здания.

— Три дохлых голубя, — ответил Раштон. — Я и сам почувствовал запах еще на середине лестницы.

— А вы будете осматривать этот подвал снова? — спросил Гарри. — Это были местные дети. Они были забраны отсюда и найдены здесь. Их должны были держать где-то рядом.

Раштон даже не взглянул на него.

— Спасибо за подсказку, ваше преподобие, но полиция обладает определенным опытом в расследовании убийств.

Затрещал вызов рации. Инспектор Йов отстегнул ее от пояса и повернулся спиной к группе.

— Нисден слушает, — тихо сказал он. Через мгновение он снова обернулся к шефу, — Нас зовут в дом, командир, — сообщил он. — Они там что-то нашли.


— И как долго она теперь проспит? — спросила Гвен Баннистер.

— Трудно сказать, — ответила Эви. — Темазепан — очень мягкое седативное средство, к тому же я дала ей небольшую дозу. Кто-то покрепче ее, с большим весом мог бы просто почувствовать сонливость, может быть, легкое головокружение. Джиллиан, похоже, была измождена, раз уснула так быстро.

Лицо Джиллиан расслабилось, с него ушло напряжение, в котором она пребывала последние полчаса. Сейчас она выглядела моложе и мягче. Одна рука была вытянута на подушке. Длинный рукав футболки, в которую Джиллиан была одета, задрался почти до локтя. Эви осторожно приподняла ее руку и поправила рукав.

— А я думала, что она выздоравливает, — сказала Гвен, глядя на свежие синевато-багровые шрамы на предплечье у дочки. — С тех пор как она начала ходить к вам, ей стало лучше.

— На это нужно время, — ответила Эви. — Пока еще очень рано говорить о результатах лечения.

Гвен повернулась к двери.

— Пойдемте, дорогая, нечего тут стоять. Что вы скажете насчет чашечки чего-нибудь горячего?

— Было бы неплохо, — согласилась Эви. — После завтрака прошло уже немало времени.

— Чай, кофе, молоко, сахар?

И Гвен вышла из спальни.

Эви немного задержалась, чтобы спрятать изрезанную руку Джиллиан под одеяло и подтянуть его повыше, прикрыв плечи.

— Пожалуйста, чай с молоком, без сахара, — негромко сказала она, возвращаясь в гостиную.

Туман на улице сгустился. Когда они приехали к Джиллиан, он парил над торфяниками и верхней частью городка, а сейчас сполз ниже. Теперь она могла рассмотреть только некоторые части разрушенной башни. За ней уже ничего не было видно.

Эви отвернулась от окна и села. Казалось, что журнальный столик перед ней присыпан тонкой пылью. Она слышала, как в кухне кипит чайник, как наливается вода, открывается дверца холодильника. Гвен вернулась с подносом, на котором стояли две чашки чая и тарелка с печеньем. Она остановилась и посмотрела на крышку столика, как бы оценивая, насколько им будет мешать эта пыль.

— Выглядит не очень, не совсем правильно, — сказала она. — Может, вытереть ее, как вы думаете?

— Честное слово, не знаю, — ответила Эви. — Наверное, давайте пока оставим. Перед уходом я попытаюсь связаться с офицером полиции и спрошу, что нам делать.

Гвен повернулась и поставила поднос на другой стол. Потом предложила Эви тарелку с печеньем.

— Думаю, что Джиллиан сегодня лучше не оставлять одну, — сказала Эви, надкусила печенье и тут же пожалела об этом: оно было мягким и напоминало влажный картон. — Я могу позвонить позже, когда она проснется, но все равно нужно, чтобы рядом с ней кто-то был. Если вы не можете остаться, я могу организовать, чтобы ее приняли. В больницу, я имею в виду. Возможно, только сегодня на ночь.

Гвен покачала головой.

— Все в порядке. Я могу остаться с ней. А на ночь заберу ее к себе. Думаю, мы можем немного потерпеть друг друга. Жуткое печенье, кошмар, простите, дорогая!

— Вы с ней не особенно близки? — рискнула спросить Эви. Джиллиан редко говорила о матери, и у нее не было ни малейшего представления об отношениях между ними.

По лицу Гвен пробежала тень.

— Мы неплохо ладим, — сказала она. — Джил, правда, иногда бесится. Тогда мы говорим друг другу всякие вещи. Думаю, вы со своей мамой тоже порой ссоритесь.

— Конечно, — согласилась Эви. — Вы живете одна?

— Да. Отец Джиллиан погиб в жуткой автомобильной аварии очень давно. Мое второе замужество оказалось недолгим. Но, думаю, вы и так уже все это знаете, верно?

Эви улыбнулась и опустила глаза.

— Я слышала, что прошлой ночью на церковном кладбище раскопали какие-то тела, — сказала Гвен, доедая печенье и потянувшись за следующим. — Я имею в виду тела, которых там раньше не было.

— Простите, мне об этом особо не рассказывали, — ответила Эви.

— Маленькие дети, насколько я слышала. Вы здесь поэтому? Они думают, что нашли Хейли?

— Был какой-то разговор насчет такой возможности, — сказала Эви, думая, как бы уйти от определенного ответа. — Но, конечно…

Она указала в сторону столика и пыли на нем, которая, казалось, постепенно исчезала, словно сдуваемая ветерком, которого никто из них не чувствовал.

— Как это может быть Хейли, если Хейли последние три года стояла в урне в кухне? — не успокаивалась Гвен.

— Перед тем как вы вошли, Джиллиан как раз сказала, что этот прах не Хейли. Вы не знаете, почему она в этом так уверена?

— Она всегда отказывалась верить в это, — ответила Гвен, снова откусывая печенье. — Даже когда было подтверждено, что это останки человека, она не приняла этого. Как будто в доме без ее ведома мог сгореть кто-то еще.

Гвен замолчала, жуя печенье. Эви отхлебывала обжигающе горячий чай и ждала.

— Я иногда думаю, что, может быть, это была моя вина, — после паузы сказала Гвен. — Возможно, мне еще очень давно нужно было как-то помочь ей. В те дни, правда, не было никакой этой чуши со всякими там сентиментальными консультациями — не обижайтесь, дорогая, — и люди как-то обходились без этого.

— Так вы считаете, что Джиллиан некоторое время назад могла требоваться ваша помощь? — спросила Эви. — У нее были проблемы в школе?

— Да нет, обычные для подростков вещи, ничего серьезного, — ответила Гвен, ставя чашку на ковер и отряхивая крошки с пальцев. — Курила за сараем для велосипедов, целыми днями где-то шаталась. Нет, я говорю о том, что произошло с ее младшей сестрой. Когда Джиллиан было двенадцать. Она, наверное, вам рассказывала.

Теперь Гвен внимательно смотрела на Эви. Складки вокруг ее рта, казалось, стали жестче. Потом она нагнулась, взяла свою чашку и долго пила из нее. Когда она ее опустила, Эви увидела влажные полоски на ее щеках.

— Мне очень жаль, — осторожно сказала Эви. — Но Джиллиан никогда не упоминала о своей сестре.

Гвен потянулась вперед и поставила чашку на журнальный столик.

— А вы ее спросите, — ответила она.

— Я ценю ваш совет, — сказала Эви, — но мы с Джиллиан говорим только о том, о чем она сама хочет мне рассказать. Было бы неправильным навязывать ей какую-то тему. Если у Джиллиан была сестра, я должна подождать, пока она сама захочет поговорить о ней.

— Ну, тогда вы можете ждать очень долго, — сказала Гвен. — Со мной она точно никогда не хотела об этом разговаривать. Но, возможно, вам следовало бы об этом знать, особенно если… — Она посмотрела на журнальный столик, туда, где на слое мягкого пепла стояла ее чашка. — У Джиллиан была младшая сестра, которую звали Лорен, — продолжала она. — Она упала в пролет лестницы, когда ей было восемнадцать месяцев. Кто-то оставил открытой дверь. Скорее всего, это была Джиллиан, хотя сама она никогда в этом не сознавалась. Лорен споткнулась об порог, упала и ударилась о каменную плитку пола в прихожей. После этого она жила еще три дня, но уже не пришла в сознание. И я больше не видела, чтобы она открывала глаза.

— Мне очень жаль, — сказала Эви. Еще один мертвый ребенок… — Я действительно ничего не знала. Как ужасно было для вас обеих, когда вы потеряли еще и Хейли.

Еще один ребенок разбился, упав с высоты?

— Да. После этого случая моя супружеская жизнь продолжалась очень недолго. Видите ли, это Джон нашел ее. И никогда не смог этого забыть.

У Эви запищал мобильный. Текстовое сообщение.

— Извините, — сказала она, вытаскивая его из кармана и глядя на экран. Судя по стилю, это мог быть только викарий. Шесть вопросительных знаков, после чего стояло две буквы X и одна Г.

— Мне нужно идти, — сказала Эви. — Спасибо за доверие. Я загляну к вам через пару часов, к этому времени Джиллиан должна будет уже проснуться. И мы решим, что делать. Идет?


предыдущая глава | Кровавая жатва | cледующая глава