home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



15

У дверей церкви Гарри остановился, пропустив троих офицеров вперед. Вокруг по-прежнему топтались репортеры. Раштон и двое детективов прошли мимо, не отвечая на их вопросы, и скрылись в доме Флетчеров.

— Это правда?

Гарри обернулся. Высокий крупный человек, выплывший из тумана, словно джинн из бутылки, видимо, дожидался позади церкви, чтобы застать Гарри одного.

— Привет, Майк! — сказал он. — Как вы с Дженни?

— Так это правда? Они действительно нашли в могиле Люси двоих других детей? И у обоих проломлены головы?

Майк Пикап, муж Дженни, тяжело дышал. Его лицо было еще краснее, чем обычно, уголки рта подрагивали.

— Неужели какой-то ненормальный ублюдок использовал могилу моей дочери, чтобы…

Гарри взял его за руку.

— Пойдемте, — сказал он. — У меня в ризнице есть кофе.

Пикап не двинулся с места.

— Я расскажу вам все, что смогу, — добавил Гарри.

Это произвело желаемое действие, и Майк позволил себя увести. Пройдя последние несколько шагов по дорожке до ризницы, они вошли в открытую дверь.

Она подверглась вторжению. У стены стояли двое офицеров полиции и пили кофе. Еще один изучал план церкви, разложенный на рабочем столе Гарри. Кристиана Реншоу мыла чашки. Ризница превратилась в штаб расследования.

Взяв у Кристианы кофе и кивнув в знак благодарности, Гарри прошел к алтарю, спустился со ступенек и остановился у первого ряда скамеек. Они с Майком сели.

— Рассказывая вам все, я нарушаю тайну следствия, — сказал Гарри, — но все-таки делаю так, поскольку считаю, что вы имеете право это знать.

Кофе был сварен какое-то время тому назад и был не очень горячим. Гарри сделал два глотка, скорее, чтобы выиграть время, чем из-за того, что хотел пить.

— Прошлой ночью были найдены останки трех маленьких детей, — начал он. — Такое впечатление, что все они вывалились из могилы Люси, когда обрушилась стена кладбища. Одно из тел было более-менее достоверно идентифицировано как Люси, точный ответ будет зависеть от анализа ДНК, который, я думаю, Дженни уже сдала сегодня утром. Личность двух других пока не установлена.

— Люди говорят, что там та маленькая девочка, Меган, — сказал Майк. — Я принимал участие в ее поисках. Из-за этого два дня не работал ни минуты. И вывел всех своих парней. — Он поставил чашку на полочку для молитвенника и принялся рыться в карманах. — Я так сочувствовал ее родителям! — продолжал он. — Я знаю, что такое потерять ребенка.

— Как Дженни? — спросил Гарри, когда Майк вынул из кармана пачку сигарет и замер, уставившись на нее.

— Она на все утро заперлась со своим отцом и старым Тоби, — ответил тот. Он перевернул пачку вверх ногами, и Гарри услышал, как сигареты мягко стукнули о картонную крышку. — Семейное совещание, — сказал Майк, снова переворачивая пачку. — Меня это, ясное дело, не касается. Я тут не более чем наемная рабочая сила. — Он открыл пачку и вытряхнул сигарету на ладонь.

Туман с улицы, казалось, просачивался внутрь церкви. Здесь никогда не было так сыро. Похоже, где-то зажгли электричество, потому что свет в помещении казался более тусклым.

— Горе влияет на людей по-разному, — сказал Гарри, удивляясь горечи, которая прозвучала в словах Майка. — Я слышал, что между отцами и дочерьми есть особая связь.

В пальцах у Майка Пикапа была сигарета. На глазах у Гарри она начала медленно сгибаться. Глаза Майка блестели. Он делал медленные глубокие вдохи, словно стараясь не дать себе сорваться. Потом покачал головой. Бесполезная сигарета наконец сломалась.

— Это была даже не моя дочь, — сказал он. — Что вы на это скажете, Гарри?

— Вы имеете в виду, что не были биологическим отцом Люси? — спросил Гарри.

Майк снова покачал головой.

— Дженни забеременела вскоре после того, как мы с ней познакомились, — сказал он. — В то время мы еще даже не встречались. Было очевидно, что ребенок не может быть моим. Она никогда не рассказывала, кто был его отец. Просто нелепая ошибка, сказала она, никаких отношений, только вот избавиться от него она не захотела. Я вроде как даже восхищался ею за это. Но Синклер ни при каких раскладах не мог позволить, чтобы его дочь стала матерью-одиночкой.

— И вы поженились?

— За свою сговорчивость я получил семьсот акров земельных угодий. И две тысячи овец. Я сам родом из фермерской семьи, Гарри, мы жили недалеко от Уитби, но у меня есть три старших брата. И это был для меня единственный шанс получить свою ферму. Я, наверное, все равно женился бы на Дженни. Я тогда уже наполовину влюбился в нее.

Чашка в руках Гарри стремительно остывала, словно он впитывал в себя ее тепло.

— И вы приняли Люси как свою…

— Этот вопрос никогда даже не стоял. Я обожал ее с того самого момента, когда впервые увидел. И через некоторое время я забыл, я просто забыл, что это не моя дочь. Я не мог отойти после ее смерти. Возможно, если бы у нас были другие дети… А теперь я вообще сомневаюсь, что смогу когда-нибудь прийти в себя.

Дверь ризницы открылась, и в церковь вошли двое полицейских, мужчина и женщина. Увидев Гарри и Майка, они остановились, пробормотали какие-то извинения и вернулись в ризницу. Майк проследил за ними взглядом, потом встал.

— Что с ними случилось, Гарри? — спросил он, не сводя глаз с дверей ризницы. — Что случилось с этими двумя маленькими детьми? Как они были убиты?

На каменном полу валялись уже две сломанные сигареты.

— Точная причина смерти пока не… — начал Гарри, тоже поднявшись и выходя в проход между скамьями.

— Только не нужно мне грузить, викарий, это обидно, — сказал он. — Сегодня утром вы были у этого чертова патологоанатома. У них проломлены головы?

Гарри глубоко вздохнул. Это было ошибкой. Он не должен был позволять втянуть себя во все это.

— В обоих случаях есть определенные свидетельства травмы головы, — начал он, — но нужно еще подождать…

— Как у Люси? — требовательно спросил Майк.

— Патологоанатом считает, что повреждения могут быть вызваны падением, — сказал Гарри. Раштон его убьет!

— Как у Люси? — повторил Майк.

— Боюсь, это все, что я могу вам сейчас сказать, — сказал Гарри.

Майк Пикап на мгновение задержал на нем тяжелый взгляд, потом сказал:

— Спасибо, что уделили мне время, викарий. Я больше вас не задерживаю.

Он кивнул Гарри на прощание и направился в сторону главного входа в церковь, потом зашел в ризницу. Мобильник Гарри издал три резких сигнала. Он вытащил его из кармана. В церковь приехала Эви и спрашивала, где он находится. Гарри отправился вслед за Майком.

— Думаю, теперь они уедут.

От неожиданности Гарри вздрогнул. Обернувшись, он увидел Кристиану, которая смотрела на него. Голос ее напоминал голос Дженни, только был более мягким и приятным. Похоже, Гарри впервые услышал, как она разговаривает.

— Боюсь, что полиция пробудет здесь еще какое-то время, — ответил он. — Я знаю, это может раздражать, особенно в церкви. Но это необходимо.

— Я не о полиции. Я о Флетчерах.

Он заметил, что она всегда носит платья. Сшитые на заказ, из дорогой ткани. Они сидели на ней идеально, и Гарри подумал, уж не сама ли она их шьет, как сшила пижамку для Люси.

— Флетчеры? — переспросил Гарри. — А почему они…

Он вдруг умолк. Волосы Кристианы этим утром были распущены и перехвачены цветной лентой. Они оказались довольно длинными, почти до плеч, что необычно для женщины под сорок. Она стояла совсем близко от него, настолько близко, что это было почти неловко. Казалось, она не хочет, чтобы ее кто-то услышал. Гарри чувствовал аромат ее старомодных духов, и это внезапно напомнило ему тот день, когда она разбросала в галерее надушенные лепестки роз.

— Так много маленьких девочек… — сказала она. — Скажите им, чтобы они уехали, викарий. Здесь небезопасно. Для маленьких девочек.


предыдущая глава | Кровавая жатва | cледующая глава