home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



16

— Так куда, по вашему мнению, дети планировали идти прошлой ночью, миссис Флетчер?

— Это если предположить, что они действительно собирались куда-то идти, — вмешался Гарри, прежде чем Элис успела открыть рот. — А по словам Тома, он пытался спасти сестру.

Эви смотрела, как светловолосая женщина, работник социальной службы, опустила глаза в свой блокнот, лежавший на кухонном столе, собираясь с мыслями.

— Да, — сказала она после паузы. — Причем спасти от этой мистической маленькой девочки. — Она снова подняла голову и повернулась к Элис. Ее губы были накрашены ярко-розовой блестящей помадой. — Они когда-нибудь раньше уже пытались убегать из дома? — спросила она.

— Опять-таки, это предполагает, что они пытались убежать, — сказал Гарри. — По моему личному опыту, дети не пытаются убежать из дома посреди ночи, особенно когда дождь льет как из ведра. Они уходят днем, обычно если им сказали, что они не получат сладкого или что они должны убирать в своей комнате. И при этом они редко уходят дальше ближайшего угла улицы.

— А насколько велик ваш опыт в вопросах ухода детей из дома, мистер Лейкок? — спросила социальный работник.

Эви поднесла чашку к губам, чтобы скрыть улыбку. Смеяться явно было не над чем, но все же было в агрессивной манере Гарри что-то такое, что ее приятно забавляло.

— Может, кто-то хочет еще кофе? — спросила она.

Ей никто не ответил. Перед ними на столе стояли четыре чашки. За исключением Эви, которая время от времени использовала свою в качестве ширмы, остальные к ним даже не притронулись. Дверь кухни открылась, и на пороге появился Джо. Все повернулись в его сторону.

— Мама, мне нужно пописать, — сказал он, с любопытством переводя взгляд с одного взрослого на другого. Вот он увидел Гарри, и его губы дрогнули в слабой улыбке.

Элис встала.

— Сходи внизу, малыш, — посоветовала она, показывая на дверь в дальнем конце комнаты. — Протиснешься мимо Гарри?

— Я хочу взять своего Далека с дистанционным управлением, — вместо ответа сказал Джо, не двигаясь с места.

Элис отрицательно покачала головой.

— Не раньше, чем полицейские все здесь закончат, дорогой, — сказала она. — С Милли все в порядке?

— Они с Томом строят башню, — ответил Джо. — Из дров для печки.

— Ну и ладно, — пробормотала Элис. Джо развернулся и вышел из комнаты.

— Второй этаж нашего дома официально все еще считается местом преступления, — сказала Элис, не обращаясь ни к кому конкретно. — В комнату Милли меня сегодня не пустили. И пришлось надевать на нее вещички Джо.

— Они так и не обнаружили никаких свидетельств незаконного вторжения, — сказала социальный работник.

Ханна Уилсон, как она представилась, приехала буквально через несколько секунд, после того как Гарри с Эви постучались в дверь дома Флетчеров. Это была молодая женщина, чуть больше двадцати лет, склонная к полноте, с грандиозным бюстом, зажатым в облегающий свитер с низким вырезом. На груди ее висело длинное ожерелье с камешками, подчеркивающее глубину декольте. Уже минут двадцать Эви ожидала, когда же взгляд Гарри скользнет туда. Пока что ему удавалось держаться.

— Вечером пропали ключи мужа Элис, — заметил Гарри.

— Ключи пропадают постоянно, — ответила на это социальный работник. — Если вы собираетесь доказать попытку похищения ребенка, тут потребуется нечто большее.

— А как насчет двух неопознанных тел в морге в Бернли? — напомнил Гарри. — Оба они были извлечены с заднего двора Флетчеров прошлой ночью. Простите меня за прямоту, Элис.

Элис только пожала плечами и взглянула на Эви. Та ответила полуулыбкой, понимая, что необходимо как-то придержать Гарри. Визит социальных служб является стандартной процедурой, которая следует за вызовом полиции по поводу происшествия, связанного с возможной опасностью для жизни детей. Если Гарри выведет эту женщину из себя, дело может перейти на личности. Ханна Уилсон тоже начнет демонстрировать мускулы, и семья Флетчеров окажется между двумя противоборствующими сторонами.

— Ну, на этом этапе мы пока не знаем, имеет ли то, что полиция расследует снаружи, хоть какое-то отношение к семье здесь, — сказала Ханна Уилсон. — В настоящий момент единственное, что меня беспокоит, — это благополучие детей.

— Как и меня, собственно говоря, — вставила Элис.

— И вы должны признать, что история, рассказанная Томом, выглядит не слишком складной. — Уилсон посмотрела на Гарри, на Элис, потом на Эви, словно оценивая, кто из них посмеет бросить ей вызов и начнет это оспаривать. — На лице Тома имеются большие синяки. Если я вас правильно поняла, миссис Флетчер, он утверждает, что получил их, когда маленькая девочка, убегавшая с его сестрой, ударила его ногой.

— Так он сказал мне, — сказала Элис.

— Но насколько я поняла из его предыдущих описаний этой девочки, она не носила обуви.

Все молчали. Эви опустила взгляд на стол и мысленно пнула себя за то, что не заметила этого первой. Дверь кухни снова открылась. На этот раз там стоял Том, на бледной коже чуть выше скулы сиял свежий фиолетовый синяк.

— Мама, Милли разлила сок на диване, — сказал он.

Элис вздохнула и приподнялась.

— Давайте я это сделаю, — предложила Эви, вставая и протягивая руку за рулоном бумажных полотенец. — А вы пока побудьте здесь, Элис. Я уверена, что миссис Уилсон уже практически закончила.

Эви пошла за Томом в гостиную. Над головой она слышала громкие голоса и тяжелые шаги людей, ходивших по второму этажу. Том открыл дверь, и она зашла в комнату. В дальнем конце ее Джо выглядывал из-за задернутых штор, чтобы увидеть, что происходит в саду. Милли, выглядевшая чрезвычайно импозантно в джинсовом комбинезоне брата, закатанном до лодыжек, помахала ей поленом для растопки и едва не упала в пустой камин. Том рванулся вперед и успел подхватить ее, прежде чем она ударилась о каминную решетку.

— Привет, солнышко! — сказала Эви, когда малышка снова оказалась на ногах.

Похоже, Милли недавно плакала. На покрасневшей коже вокруг глаз было заметно раздражение.

— Ну и где тут у нас беспорядок? — спросила Эви.

— Там, — ответила Милли, показывая на середину дивана. Эви нашла пятно сока и промокнула его, как смогла. Диван был кожаным, и его хорошо было бы еще протереть влажной тряпкой. Она почувствовала, что Том смотрит на нее.

— Как ты себя чувствуешь. Том? — спросила она. — Устал?

Том пожал плечами.

— Кто эта женщина? — спросил он. — Тоже доктор, вроде вас?

Эви покачала головой.

— Нет, это работник социальной службы. Она здесь для того, чтобы выяснить, что произошло вчера ночью, и убедиться, что с тобой, Джо и Милли все в порядке.

— Я должен буду с ней разговаривать?

Эви медленно опустилась на подлокотник кресла.

— А ты хочешь с ней поговорить? — спросила она. Том подумал немного, потом покачал головой.

— А почему нет? — спросила Эви, заметив, что Милли следит за их разговором, переводя взгляд с одного на другого, словно понимает каждое слово. Джо у окна тоже затих.

Том снова пожал плечами и опустил глаза на кучу поленьев, лежащих на ковре. Эви смотрела на него несколько секунд, потом решилась.

— Почему ты никогда не рассказывал мне о маленькой девочке, Том? — спросила она. Глаза Тома округлились. — Я понимаю, что вчера вечером ты показывал мне ее фотографии, но ты так и не сказал, кто это.

Краем глаза Эви следила за Джо у окна. Он больше не подглядывал в щелочку, а повернулся и смотрел на них.

— Ты думал, что я тебе не поверю? — мягко спросила Эви.

— А вы поверили бы? — в свою очередь спросил Том.

— Я провожу очень много времени, разговаривая с людьми, — сказала Эви. — И обычно могу определить, когда они лгут. Люди всегда проговариваются, через всякие мелочи. Когда ты говорил со мной, я внимательно за тобой наблюдала, Том, и я не думаю, что ты обманщик. — Она позволила себе улыбнуться, что, глядя на Тома, было совсем нетрудно. — Я думаю, что время от времени у тебя бывают какие-то странные фантазии, но в основном, большую часть времени, ты не врешь. — Том смотрел ей в глаза. — Поэтому расскажи мне о маленькой девочке, и если это будет правдой, я буду это знать.

Том посмотрел на Джо, потом на Милли. Оба смотрели на него, словно ожидая, когда он начнет. И он начал свой рассказ.

— Она уже давно следит за нами, — сказал он. — Иногда кажется, что она всегда рядом…


предыдущая глава | Кровавая жатва | cледующая глава