home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



18

— Может, после нашей кончины здесь установят мемориальный знак, — сказал Гарри. — Вы замерзли?

— А что? — спросила Эви. — Хотите предложить мне свое пальто?

Гарри продолжал смотреть перед собой.

— Можете разделить его со мной, — предложил он.

Эви ждала, что он вот сейчас повернется и улыбнется ей. Но Гарри этого не сделал.

— Вы выглядите утомленным, — сказала она, хотя на самом деле он выглядел не просто утомленным. Он, казалось, похудел и постарел. Человек, которого она встретила сегодня утром в больнице, не был тем Гарри, которого она знала. Его место занял кто-то другой. И этот кто-то все еще был здесь.

— Да, первую половину ночи я провел, думая о вас, — сказал он, по-прежнему не сводя глаз с дома на другой стороне улицы. — А потом вы мне позвонили.

По сосущему ощущению в желудке Эви догадывалась, что сейчас должна быть уже середина дня, но солнце все еще не пробилось сквозь туман. Он продолжал висеть над торфяниками, и она почти чувствовала, как он, липкий и холодный, пробирается к ней в легкие.

— Мне нужно узнать, как там дела у Джиллиан, — сказала она, сознавая, что на самом деле ей меньше всего на свете хотелось бы снова очутиться в той квартире. — Проводите меня до машины? — спросила она.

— Нет, — сказал он и, скрестив руки на груди, облокотился на спинку скамейки.

— Нет?

Только вчера вечером он целовал ее, танцевал с ней, а сейчас не может проявить элементарную вежливость?

— Вам нужно остановиться ненадолго, — сказал он, наконец взглянув ей в глаза. — Нам обоим нужно. Короткая передышка для размышлений в этот очень необычный день.

— Вы собираетесь посвятить меня в свои ритуалы, викарий? — рискнула заметить Эви. — Если вы заставите меня склонить голову, я начну хихикать.

— Понять не могу, как пациенты могут воспринимать вас серьезно.

По крайней мере, он хотя бы начал снова улыбаться, она достучалась до него.

Краем глаза Эви заметила какое-то движение ниже по склону холма и вытянула шею, чтобы лучше видеть. Гарри обернулся. По дорожке от дома отъезжала машина Элис. С заднего сиденья на них смотрела Милли, потом она помахала им. Развернувшись, машина помчалась с холма вниз мимо полицейского кордона. Раштон и инспектор Нисден уселись в синий «универсал» и отправились вслед за Флетчерами.

— С Милли все будет в порядке? — спросил Гарри.

— Я в этом совершенно уверена, — быстро ответила Эви. — Покраснение вокруг глаз и носа к завтрашнему дню должно пройти. В худшем случае она пару дней может быть уставшей и раздражительной.

— Они обнаружат следы эфира у нее в крови? — спросил Гарри.

— Практически наверняка, — ответила Эви.

Из дома Флетчеров появился еще кто-то. Светловолосая Ханна Уилсон, социальный работник.

— Мисс Стерва говорила там что-то о Судебном приказе о защите при чрезвычайных обстоятельствах, — сказал он. — Нам стоит переживать по этому поводу?

— Я позвоню ее начальству, когда доберусь обратно, — сказала Эви. — Договорюсь, чтобы меня держали в курсе любых заявлений в суд. Кстати, вы молодец, что удержались и не стали заглядывать ей в декольте.

— Блондинки меня не вдохновляют. Вы будете оспаривать их действия?

Пока Эви думала над ответом, Ханна Уилсон села в маленький красный «хэтчбек» и уехала.

— Если я посчитаю это необходимым, Гарри, то сама обращусь с ходатайством, — сказала она. — И не надо горячиться. Эти дети действительно подвергаются риску. Учитывая события прошлой ночи, думаю, что это уже ни у кого не вызывает сомнений.

— Но если забрать их от родителей, это…

— Приказ о защите не означает, что детей заберут от родителей, он просто дает местным властям полномочия, чтобы защитить их от причинений им вреда. У Гарета Флетчера, кажется, родители живут неподалеку?

Гарри кивнул.

— Думаю, да, — сказал он. — В Бернли.

— В этом случае магистрат может вынести решение о том, чтобы дети поехали к бабушке и дедушке и побыли там некоторое время, при полном согласии и содействии Элис и Гарета, разумеется.

— Какое именно время?

Она покачала головой.

— Этого сказать невозможно. Такие приказы обычно выдаются на несколько дней, но за ними часто следуют приказы о долговременной опеке. И не нужно на меня так смотреть. Я никогда не считала, что родители этих детей являются частью их проблем. Но проблемы все-таки есть.

— Раштон собирается отправить своих офицеров, чтобы они следили за домом, — сказал Гарри.

— И как долго это будет продолжаться? Не может же он дать людей, чтобы они наблюдали за ними бесконечно. И даже если окажется, что те дети действительно были убиты, что здесь есть какой-то психопат, который охотится на маленьких девочек, они все равно останутся мертвыми. Очень маловероятно, чтобы удалось найти того, кто понесет за это ответственность.

Гарри ничего не ответил. Она была права.

— А пока они следят, дети Флетчеров по-прежнему подвергаются риску.

Она опять права. С большой неохотой Гарри все-таки позволил себе слегка кивнуть.

— У меня только что состоялась с Томом доверительная и долгая беседа, — сказала Эви. — Он наконец начал рассказывать об этой своей маленькой девочке.

— И…

— И я абсолютно уверена, что он не врет. Его действительно кто-то запугивал. Я думаю, то, что вы сказали вчера вечером, правильно. Кто-то осуществляет довольно гнусный розыгрыш. Возможно, переодеваясь в костюм для Хэллоуина. Девочка эта появляется в основном ночью, так что у него никогда не было возможности хорошо ее рассмотреть. Он говорит, что чаще всего он даже не видит ее толком. Замечает, как она промелькнула, слышит, как она говорит всякие вещи.

— Он думает, что это она затащила Милли на балкон в церкви тогда, в сентябре?

— Да, он в этом абсолютно убежден.

— И он считает, что это она забрала Милли прошлой ночью?

Эви снова повернулась к нему. Гарри действительно придвинулся к ней на скамейке, или ей это только показалось?

— Поначалу он действительно так думал, — сказала она. — Но после того как мы с ним поговорили, он понял, что этого быть не могло. Злоумышленник, которого он описывает, не имеет ничего общего с маленькой девочкой — он, во-первых, намного выше и носит совсем другую одежду. Мисс Стерва в Панталонах, как вы изволили ее назвать, оказалась достаточно сообразительной, чтобы заметить, что тот, кто лягнул Тома ногой, носил ботинки.

— О панталонах я ничего не говорил. И нижнее белье Мисс Стервы меня не интересует. То, что здесь происходит, имеет какое-то отношение к церкви. Я в этом уверен.

— К церкви?

— Несомненно то, что одна малышка, Люси Пикап, погибла в церкви. А Милли Флетчер едва не погибла. Держу пари, что с остальными двумя произошло то же самое. Их отнесли на галерею и сбросили оттуда.

Эви помолчала, обдумывая его слова.

— Четыре маленькие девочки… — сказала она. — Кто мог такое сделать?

— Детей бросили с галереи, а потом держали их тела в подземной усыпальнице. Если бы в тот вечер Милли тоже упала, если бы мы не успели ее вовремя найти, ее бы тоже отнесли туда. Возможно, в отношении Люси был такой же план, просто Дженни обнаружила ее очень быстро.

Между лопатками у Эви странно защекотало. Она обхватила себя за плечи, чтобы сдержать дрожь.

— Вы, викарий, только что совершили настоящий прорыв, — сказала она.

— Со временем вы могли бы стать доброй католичкой. Слышали что-нибудь о Нетленных?

Эви подумала немного, потом покачала головой.

— Боюсь, ничего.

— Я уже думал об этом чуть раньше, у патологоанатома. Когда увидел Меган и Хейли. Их тела сохранились. Почти никаких следов разложения.

— Я слушаю.

— У католиков и ортодоксальных христиан есть поверье, что тела определенных людей, обычно очень благочестивых, после смерти не разлагаются, — сказал Гарри. — Что-то сверхъестественное, воздействие Святого Духа сохраняет их нетронутыми. Они получили название Нетленные.

— Нетленны душой и телом? — спросила Эви.

Он кивнул.

— Это один из знаков, который указывает на кандидата для канонизации, — продолжил он. — Я могу привести вам бесчисленное множество таких примеров. Святая Бернадетта Лурдская, Святой Пио, Святая Вирджиния Чентурионе, многие Папы Римские.

— Но из того, что вы рассказали мне о мумификации, о которой мы собственно и говорим, я поняла, что она происходит естественным образом.

Гарри тихонько рассмеялся.

— Конечно, естественным, — сказал он. — Я очень далек от того, чтобы в данном случае пытаться найти проявление работы Святого Духа. Это просто навело меня на мысль. — Он повернулся к Эви. Глаза его были покрасневшими, лоб избороздили морщины, которых она раньше не замечала. — Видите ли, если исключить сверхъестественное объяснение, вы могли бы возразить, что одной из причин того, что так много представителей духовенства имеют так называемые нетленные тела, является то, что их останки хранятся в местах, где вероятнее всего будет иметь место мумификация, — в каменных гробах без доступа воздуха, в холодных и сухих церковных подземных усыпальницах. Вроде той, что находится практически под нами.

Эви невольно посмотрела себе под ноги.

— А вы говорили об этом Раштону? — спросила она.

— Да. В настоящий момент он настроен скептически, потому что усыпальница была тщательно осмотрена во время поисков Меган, но все равно собирается снова спуститься туда. Если искать достаточно внимательно, они найдут там следы.

— Он хочет привлечь вас в свою команду, — сказала Эви, пытаясь улыбнуться.

Гарри посмотрел на нее.

— Я неловко себя чувствую, когда он ко мне прикасается, — сказал он. — Каждый раз, когда он кладет мне руку на плечо или берет за руку. Может, я ему просто нравлюсь, как вы думаете?

Эви слегка пожала плечами.

— Не вижу причин, почему бы вам ему не нравиться, — сказала она.

— Хороший ответ. Вы заняты сегодня вечером?

Она заставила себя отвернуться.

— Нет, — медленно выговорила она. — Но…

— Ну почему всегда появляется какое-то «но»?

Эви снова повернулась к нему.

— Я не могу прямо сейчас перестать консультировать Джиллиан, — сказала она. — Момент крайне неудачный. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы заметить, как она сходит по вам с ума.

— А я чем виноват?

Он взял ее руку и тихонько потянул за перчатку. Эви почувствовала его пальцы у себя на запястье. Она попыталась вырваться, но он держал крепко.

— Может, и не виноват, — сказала она. — Но есть в этом ваша вина или нет, тем не менее это все равно ваша проблема. Не падайте духом, у вас наверняка найдется соответствующая директива на этот случай. Женщины ведь влюбляются в священников не одну сотню лет.

Перчатка сползла с ее пальцев. Эви затаила дыхание.

— Но правильных никогда не находится, — сказал он, сжимая ее руку. — А что вы имели в виду, когда сказали «может, и не виноват»?

— Вы обладаете морем обаяния, ваше преподобие. И я не могу поверить, что вы бережете все это только для меня.

— Вы абсолютны правы. Для вас и, разумеется, для старшего суперинтенданта уголовной полиции детектива Раштона. — Его указательный палец скользнул в рукав ее жакета. — У вас такая мягкая кожа, — пробормотал он.

— Если окажется, что ребенок, которого обнаружили вчера ночью, на самом деле Хейли, — сказала Эви, решительно отводя его руку, — я не могу прогнозировать, как отреагирует на это Джиллиан. Я не могу перестать навещать ее, даже если…

Она остановилась. Вот этого можно было не говорить.

— Если окажется, что ребенок, которого они обнаружили вчера ночью, действительно Хейли, — сказал Гарри, снова откидываясь на спинку скамейки, — я должен буду ее похоронить.


предыдущая глава | Кровавая жатва | 8 ноября