home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



19 декабря

— Не знаю, викарий, но мне кажется, что эти похороны вышли лучше, чем первые. Короче. И меньше пришлось стоять на ветру.

Обернувшись, Гарри увидел, что через толпу скорбящих, собравшихся в большом зале дома Реншоу, к нему пробрался старик Тобиас.

Это был не его день. После второго погребения Люси в новой могиле, расположенной ниже по склону, чем первая, он бегом вернулся в церковь, чтобы попытаться перехватить Эви, прежде чем она исчезнет, — в очередной раз! — и практически ввалился в толпу журналистов, поджидавших его за церковными дверьми. Так что Гарри был не в настроении общаться с этим надоедливым стариком и сделал вид, что высматривает кого-то.

— Мне кажется, Майк еще не вернулся с кладбища, — сказал он. — Пойду поищу его. Он, похоже, очень тяжело переживает.

— Кто? — спросил Тобиас. — А, муж Дженни. Он мне никогда особо не нравился. Мне всегда казалось, что он таким образом решил свои проблемы. Впрочем, она, похоже, вполне счастлива. А как поживают очаровательная Элис и ее прелестная дочка? Я только что видел их в церкви. Они еще не приходили оттуда?

— Суперинтендант полиции! — с облегчением выдохнул Гарри, увидев появившегося позади Тобиаса Раштона. — Рад вас видеть.

— Аналогично, молодой человек, — кивнул Раштон и повернулся к старику. — Мистер Реншоу, — сказал он, — мои соболезнования.

— Да, благодарю, — ответил Тобиас — Предложить вам что-нибудь выпить? Вы, наверное, считали, что должен быть какой-то фонд для нуждающихся на случай, если требуются вторые похороны?

И он направился к столику с напитками. Гарри и Раштон посмотрели ему вслед.

— Он довольно безобидный, — тихо сказал Раштон.

— Вам виднее, — ответил Гарри, у которого даже не было сил на то, чтобы попытаться скрыть свои эмоции. — Впрочем, знаете, что меня удивляет?

— И что же, молодой человек?

— Разве все это — земля, фермы, имущество — принадлежит не Тобиасу? В конце концов, он ведь самый старший из Реншоу. Хотя похоже, что всем и всегда здесь заправляет Синклер.

— Все было передано Синклеру несколько лет назад, — ответил Раштон. — Насколько я помню, Тобиас был готов отойти от дел, но Синклер не хотел принимать все на себя, пока ему не будет предоставлена полная свобода действий.

Гарри чувствовал исходивший от него запах табачного дыма и кофе.

— Так он заставил отца переписать все имущество на себя? — спросил он.

— О, это звучит хуже, чем было на самом деле. В конечном итоге все и так перешло бы к Синклеру. Все имущество — как это называется? — ограничено в порядке наследования и отчуждения. Его всегда наследует старший мужчина рода. Кстати, молодой человек, я очень рад, что удалось вас перехватить. На пару слов с глазу на глаз, если не возражаете.

Позволяя увести себя в укромный утолок бывшей классной комнаты, Гарри поймал взгляд Джиллиан, которая наблюдала за ним.

— Мы получили результаты последнего анализа ДНК, — негромко сказал Раштон. Он тоже заметил Джиллиан. — Знаете, того самого, который проводился на обгорелых останках, хранившихся в кухонном шкафу миссис Ройл. Это заняло больше времени, чем нам хотелось бы, но, так или иначе, теперь он у нас.

— И?..

— Есть результат. Полное совпадение с нашим другом Артуром.

Гарри вздохнул. На столе с напитками стояла бутылка ирландского виски, но сейчас еще даже не наступил полдень и впереди был еще почти полный день.

— Разрешите мне подытожить, — сказал он, — Получается, что человеческие останки, которые все это время находились в шкафу на кухне Джиллиан Ройл, фактически принадлежат семидесятилетнему мужчине по имени Артур Сикрофт, который первоначально был похоронен рядом с Люси Пикап.

— Ну, строго говоря, это были останки только его правой ноги, — уточнил Раштон. — Остальная часть его тела по-прежнему находится в могиле. Ах, спасибо, дорогая, замечательно!

К ним подошла Кристиана Реншоу с подносом сэндвичей. Раштон взял себе два. Гарри отрицательно покачал головой и подождал, пока Кристиана не отойдет к другой группе людей.

— Значит, кто-то разрыл могилу Артура, — сказал он, — забрал одну из его конечностей, вломился в дом Ройлов в ту ночь, похитил Хейли, оставил ногу Артура в ее кроватке, а потом устроил пожар.

Раштон еще несколько секунд жевал.

— Стоит восхититься его выдержке, — сказал он. — Если бы в доме не оказалось хоть каких-то следов обгорелых человеческих останков, у пожарных могли возникнуть подозрения. Если бы их не нашлось, это давало бы почву для утверждений Джиллиан, что ее дочь не погибла в огне. За этим последовали бы серьезные поиски. И тогда мы нашли бы их в усыпальнице. А правая нога Артура положила конец всяким расследованиям. Мы даже не искали Хейли. Еще одна серьезная ошибка на моем счету, за которую придется отвечать при встрече с Создателем.

— Все мы крепки задним умом, — сказал Гарри. — Я читал рапорт о том случае, мне его показывала Джиллиан. У тех, кто расследовал пожар, не было оснований подозревать поджог.

Раштон ничего не ответил. Он продолжал есть, но делал это, казалось, автоматически.

— Мы также получили заключение нашего энтомолога, — сказал он через минуту. — Там все очень пространно расписано насчет откладывания яиц, циклов вылупления, о каких-то личинках сырных мух, о мухах-горбатках, толстоголовках… Простите, приятель, я во всей этой живности не разбираюсь. Короче говоря, все сводится к тому, что они думают, будто Меган и Хейли присоединились в земле к Люси в начале сентября.

— Как раз примерно в то время, когда была вновь открыта церковь, — сказал Гарри.

— Вот именно. — Раштон покончил с первым бутербродом и принялся за второй. — Кто бы это ни был, но он не был готов рисковать, что они будут найдены, когда новому викарию взбредет в голову обследовать усыпальницу, — продолжал он. — Поэтому они были перенесены на кладбище, которое, вероятно, является самым лучшим местом, чтобы припрятать пару мертвых тел. Он или она явно не рассчитывали на полуночные выходки мальчиков Флетчеров.

В дальнем конце зала из двери, которая вела в дом, появилась Кристиана. Ее поднос с сэндвичами снова был полон.

— Кристиана знает больше, чем говорит нам, — сказал Гарри.

Раштон обернулся, чтобы посмотреть на нее. Она двигалась медленно, но довольно грациозно для такой высокой женщины.

— Ну, это вы так считаете, — сказал он. — А когда я беседовал с ней, она мне просто сказала, что любого должно взволновать, если, оказывается, еще две маленькие девочки погибли той же смертью, что и Люси. И что Милли Флетчер была также очень близка к этому. Вы должны признать, что в словах ее есть резон. И, упреждая ваш вопрос, замечу, что она сама, добровольно дала нам свои отпечатки пальцев — их не было ни на чучеле, которое вы нам передали, ни на графине с вином, который принес Майк еще тогда, в октябре.

— Ох, вероятно, вы правы, — согласился Гарри. — Я уже начинаю бросаться на любую тень.

— А вы знаете, что я встречался с ней в то утро, когда мы обнаружили девочек? — сказал он. — Чтобы попросить ее опознать пижаму.

Гарри кивнул.

— Я показал ее Дженни и Кристиане. Дженни не была уверена, — ну, в тот день она была очень расстроена, — а вот Кристиана… Она была просто великолепна. Она принесла свою корзинку для шитья и показала мне картинки, которыми пользовалась, чтобы вышить зверей, хотя с тех пор прошло столько лет. А потом она точно назвала мне цвет и каталожный номер шелковых ниток для вышивки, которые тогда брала. Она странная, но по-своему очень сообразительная.

— Есть какие-то новости относительно сапога для верховой езды? — спросил Гарри, не дожидаясь, пока Раштон дожует второй бутерброд.

— Дело зашло в тупик, — наконец сказал тот. — Я надеялся, что удастся сопоставить его с определенной партией, но нам не повезло. Если мы найдем сапог, то сможем идентифицировать его, но в этой местности очень многие катаются на лошадях. Впрочем, только не Кристиана, она их боится. И нога у нее девятого размера, она девушка высокая.

Пока Раштон говорил, Гарри обратил внимание на Джиллиан. Она поднесла к губам стакан с прозрачной жидкостью и почти полностью выпила ее. Раштон проследил за его взглядом, и теперь они вдвоем наблюдали, как она направляется к столу с напитками. Подойдя, она, похоже, покачнулась, но все равно взяла бутылку.

Когда Джиллиан узнала, что одним из трех тел, вывернутых из земли Томом Флетчером была ее Хейли, ее первой реакцией было ликование, что она оказалась права: ее дочь не погибла во время пожара, как она всегда и утверждала. Однако очень быстро оно сменилось самоистязанием, потому что теперь она постоянно представляла себе последние часы жизни малышки и никак не могла остановиться. Даже не спрашивая у Эви. Гарри понимал, что в процессе выздоровления Джиллиан была отброшена далеко назад.

Он быстро оглядел комнату. Ее матери нигде не было видно.

— Извините меня, — сказал он Раштону.

Пожилой полицейский кивнул.

— Конечно, идите, молодой человек, — ответил он. — Хотя, честно говоря, я совсем не уверен, что вы можете что-то сделать.


ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ Самая длинная ночь | Кровавая жатва | cледующая глава