home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3

— Все трое? Вы в этом уверены?

— Абсолютно, — сказала Эви. — Джо ее нарисовал, а Том и Милли узнали. У Милли даже есть для нее имя. Она называет ее Эбба. Эта Эбба вполне реальная личность. Полиции просто нужно разыскать ее. Что у вас там за музыка? Спрингстин?

— Человеку свойственно мечтать. Подождите секундочку, я прикручу. — Гарри взял пульт и сделал звук тише. — Так кто же она такая? — спросил он. — Ребенок, карлик?

— Трудно сказать. Том показал мне на детском ростомере, какого она примерно роста. Около ста сорока сантиметров, что в среднем соответствует росту ребенка восьми-девяти лет. Но если Джо нарисовал все правильно, ладони, ступни и голова у нее непропорционально большие. Такое бывает у взрослых с задержкой физического развития. И похоже, у нее на передней части шеи какая-то опухоль, может быть, зоб.

— Если кто-то похожий живет в Гептонклафе, люди наверняка знают о нем.

— Безусловно. А она должна жить именно здесь. Других населенных пунктов поблизости нет.

— В окрестностях разбросано немало ферм. Некоторые из них совсем изолированные. Она могла прийти оттуда.

— Детектив, который там был, тоже сказал об этом. Он собирается поговорить со своим боссом о том, чтобы взять пару офицеров и начать обход домов.

— Они относятся ко всему этому серьезно? Я хочу сказать, что, в конечном счете, это все-таки всего лишь рисунок шестилетнего ребенка.

— Думаю, что у них особо не из чего выбирать.

— А что сам Джо говорит о ней?

— Ничего. Я больше пяти минут пыталась поговорить с ним наедине, но он не произнес ни слова. Том думает, что он дал ей что-то вроде обещания, что не будет о ней рассказывать, но, похоже, о том, чтобы не рисовать ее, они не договаривались.

— А может быть, что она угрожала ему? — спросил Гарри.

— Может. Хотя я в этом сомневаюсь. Джо не обнаруживает никаких признаков того, что боится ее. Во время нашего разговора он не был напряжен, просто молчал. А Милли отреагировала на портрет так, будто это ее старая подруга.

— Выходит, Том был до смерти напуган кем-то, с кем его брат и сестра в нормальных отношениях? Насколько такое вообще возможно?

— Том гораздо старше их, — сказала Эви. — Во многих отношениях он уже начинает рассуждать как взрослый. Он должен понимать, что человек, выглядящий, как она, — это очень странный человек. Джо и Милли, которые намного младше, с большей вероятностью могли принять эту Эббу.

— Как вы ее называете? — переспросил Гарри.

— Эбба. Это имя, которое дала ей Милли. Или это может быть что-то похожее — Эмма, Элла, кто знает. Самое главное, что она реальная.

— А как она попадает в дом?

— Ну, больше она, по словам Тома, не приходит. С той ночи, когда обвалилась стена, он ее не видел. Теперь, когда Элис и Гарет ужесточили меры безопасности, войти в дом она не может. Он думает, что она по-прежнему следит за ним, когда они выходят на улицу, но возможности убедиться в этом у него не было.

— Приезжайте ко мне, — сказал Гарри, испугавшись того, как много он от нее хочет.

Молчание.

— Я готовлю ужин, — снова попробовал он, так и не дождавшись ответа.

— Вы же знаете, что я не могу этого сделать, — ответила она. Внутри у Гарри что-то щелкнуло.

— Ничего такого я не знаю, — сказал он. — Единственное, что я знаю, — это то, что я впервые в жизни теряю контроль над тем, что происходит вокруг меня. Каждый раз, когда я выхожу, на меня набрасываются репортеры, и, похоже, я начал уже бояться поднимать трубку телефона. Куда бы я ни повернулся, нос к носу сталкиваюсь с офицером полиции. У меня уже появляется ощущение, что я сам являюсь подозреваемым, хотя и нахожусь здесь всего три месяца.

— Я все понимаю, но…

— Я все время имею дело с горем, уровень которого является для меня запредельным, сталкиваюсь с детскими трупами, вывернутыми из земли, а мои единственные друзья здесь находятся на грани нервного срыва. Я нахожу чучело в виде детской фигурки на полу церкви, кто-то шутит надо мной, подсунув кровь, которую надо выпить…

— Гарри…

— И единственный человек, которого я встретил здесь и который мог бы дать мне шанс не свихнуться в этой ситуации, этот человек в открытую отказывается иметь со мной хоть что-то общее.

С каждым словом его тон менялся все больше и больше. Он уже практически кричал на нее.

— Чучело? Кровь? О чем вы говорите?

Ее голос упал. Теперь он звучал так, будто она держала трубку очень далеко от себя. Гарри услышал легкий стук. Может быть, кот что-то перевернул?

— Эви, если бы я думал, что это вам совсем не интересно, я бы вам не докучал, — сказал он, оглядывая комнату. Никакого кота видно не было. — Я обещаю вам, я не настолько патетичен. Просто скажите мне, что я веду себя нахально, и я оставлю вас в покое. Но я думаю иначе. Я думаю, что вы чувствуете то же, что я…

Снова этот стук. Блин, это кто-то у дверей.

— Что вы имели в виду, когда сказали, что пили кровь?

— Послушайте, мы не могли бы на минутку забыть весь этот бред и поговорить о нас с вами? Приезжайте, мы поужинаем, и больше ничего, я обещаю вам, я просто хочу поговорить.

— Гарри, вы мне чего-то не рассказали?

— Я расскажу вам все, если вы приедете, — предложил он.

— О, нельзя же вести себя настолько по-детски, — оборвала она. — Гарри, это серьезно! Расскажите мне, что случилось.

— Там за дверью кто-то есть, — сказал он. — Мне нужно пойти открыть. Если через десять минут вы не приедете, я сам приеду к вам. — И он отключил телефон.

Бормоча про себя ругательства, Гарри вышел в коридор. Через стеклянную дверь просматривалась высокая темная фигура. «Интересно, сколько могут дать за убийство нежелательного прихожанина?» — подумал Гарри и распахнул дверь.

На пороге стоял старший суперинтендант криминальной полиции Раштон с бутылкой виски «Джеймесон» в руке. Он поднял ее в воздух.

— Когда я в последний раз был у вас, то не мог не заметить, что ваша бутылка выглядела несколько подистощившейся, — сказал он. — Поэтому я пришел со своей.


предыдущая глава | Кровавая жатва | 20 декабря