home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава шестая

Блайт закрыла глаза, содрогнувшись от стыда и отвращения. Она открыла ему свое сердце, а он посмеялся над ее чувствами, приравнял ее порыв к животному желанию.

— Мне не нужен секс, — пробормотала она еле слышно, чувствуя себя неуютно в его объятиях, хотя секунду назад ей было так хорошо. Чего она хотела, так это быть как можно ближе ему, испытать ту бурю чувств, которую она ощутила тогда на пляже. Испытать острое чувство предвкушения чуда, его стремление навстречу ей и свою ответную реакцию. Ей не нужен был «секс», ей нужна была любовь.

— Так я и думал, — отрывисто произнес он, — не приглашай к тому, чего сама не хочешь, черт тебя побери!

Неприятно пораженная, Блайт вспыхнула. Он думает, что она его дразнит. Ее обдало горячей волной гнева.

— Ты несправедлив ко мне. Это нечестно. — Она попыталась отодвинуться от него подальше, но он крепко держал ее.

— А с каких это пор отношения между мужчиной и женщиной честны?

— А с каких пор ты в этом эксперт? — усмехнулась Блайт.

Он озадаченно замолчал.

— А как насчет тебя? — недобро заметил Джас.

Блайт уже открыла рот, чтобы ответить, но ее прервал громкий скрип оторванного куска железа, донесшийся с крыши. Она инстинктивно вжала голову в плечи и вздрогнула.

— Не бойся, пока мы в относительной безопасности, — сказал Джас.

Но Блайт боялась вздохнуть или пошевелиться.

Было глупо ссориться, пока они не могли никуда деться друг от друга. И когда им в любую минуту могут понадобиться все силы для спасения своих жизней. Чтобы хоть что-то сказать, девушка спросила:

— Где ты учился музыке?

Она опасалась, что он не ответит, но некоторое время спустя Джас медленно проговорил:

— Когда я был ребенком, неподалеку от нас жила одна женщина. У нее было фортепьяно, и я часто слушал, как она играет. Иногда я перелезал через ее забор и забирался в дом через окно. Однажды до смерти ее перепугал, когда она увидела меня.

— И что же она сделала? — Блайт живо представила Джаса маленьким мальчиком, которого ведут в полицейский участок как малолетнего преступника.

— Сначала она устроила мне допрос с пристрастием и отругала меня, а потом поняла, что я просто хотел послушать музыку. Один раз она взяла меня в церковь. Этот день навсегда врезался мне в память. Там был настоящий старый орган с множеством труб, и, если положить руку на трубы, можно было пальцами почувствовать музыку… Прошло совсем немного времени, и она предложила мне брать у нее уроки музыки, а в обмен я должен был подстригать ее лужайки. Я ухватился за этот шанс.

— Я где-то читала, что математические и музыкальные способности часто проявляются у одних и тех же людей.

— Это и в самом деле так. Пифагорейцы считали, что рай состоит из музыки и чисел.

Снова эти пифагорейцы! Джас так много говорит о них и так мало о себе.

— Так почему ты не любишь своих сводных братьев? — спросила она.

— Это взаимно, — ответил он, сделав паузу. — Они не простили своей матери, что она вышла за моего отца, и не простили мне, когда я появился на свет.

— Сколько лет тебе было, когда умерла твоя мать?

— Четырнадцать. Служба социальной помощи отправила меня в приют, а сводные братья покинули дом.

— А почему ты не остался с отцом? — Она почувствовала, как он недовольно передернул плечами.

— Он был водителем-дальнобойщиком. Подолгу не бывал дома.

Ей подумалось, что его отец мог бы сменить работу, но, возможно, это было не так легко сделать.

— Каков был твой отец? Ты получил свои математические способности в наследство от него или от матери?

— Насколько я знаю, ни от одного из них. Отец иногда играл на гитаре, но у него не хватало времени на серьезную музыку.

— Родители не возражали против твоих уроков?

— Нет. До тех пор, пока это ничего не стоило, им было все равно, чем я занимаюсь. Они считали мое увлечение бесполезным занятием, немного странным, но в общем типичным для меня.

— В каком смысле типичным? Что они имели в виду?

Джас объяснил ей с ноткой цинизма:

— Отец всегда хотел иметь сына, который играл бы в регби и был в состоянии постоять за себя. Мне же никогда не доставляли удовольствия драки — ведь побеждали всегда мои сводные братья.

— Но ведь они же были старше и сильнее тебя! — возмущенно проговорила Блайт. — А что по этому поводу думали твои родители?

— Они не интересовались нашими делами, если только их не беспокоил устроенный нами шум.

Блайт сочувственно покачала головой: его детство было так не похоже на ее собственное. Вся семья окружала ее любовью и заботой. Возможно, невнимание родителей к Джасу и отложило отпечаток на его характер, научив скрывать все душевные переживания.

— Но все же отец послал тебя учиться в университет?

Джас хмыкнул.

— Я получил стипендию. Преподаватель математики в школе и мисс Пейдж, моя учительница музыки, подали заявление. Так что у меня есть причины быть им очень благодарным.

— Ты поддерживаешь с ними связь?

— Мисс Пейдж умерла несколько лет назад…

Коттедж опять встряхнуло, и что-то затрещало. Джас включил фонарь, и стало видно, как еще один кусок потолка сорвался со стропил и упал в луче света. Он подождал с минуту и выключил фонарь.

— Батарейки могут сесть.

Еще один вопрос вертелся у Блайт на языке. Если бы не темнота и необычная ситуация, она никогда не осмелилась бы его задать.

— Расскажи мне о своей жене. Где вы познакомились?

Долгое время он не произносил ни слова, а потом осторожно ответил:

— Мы познакомились в университете. Шелли была очень привлекательной, жизнерадостной женщиной и пользовалась успехом у мужчин. Я и поверить не мог, что она обратит на меня внимание. — Он помолчал, а потом продолжил: — Позже она сказала мне, что я заинтриговал ее тем, что не выказывал к ней никакого интереса.

— А ты проявлял интерес? — И снова она почувствовала, как дрогнули его плечи.

— Ну, конечно. У меня не было никакого опыта общения с женщинами, однако мои гормоны были так же активны, как и у любого юноши в моем возрасте. И когда она… как я и говорил…

— Понятно… — Он влюбился. Блайт попыталась подавить внезапное разочарование.

— Мы учились на разных курсах, но как-то так случилось, что стали встречаться все чаще и чаще. Шелли постоянно дразнила меня, даже когда была не одна. Она кокетничала со мной, я думал, что забавляю ее. Когда она просто предложила мне заняться с ней любовью, я подумал, что она меня подкалывает, и отверг ее предложение — в первый раз. — Он двинул рукой, и Блайт почувствовала, как сползает одеяло. Джас быстро накинул одеяло на нее. — Но я недолго продержался. Три месяца спустя она выяснила, что беременна, и когда я попросил ее выйти за меня замуж, она снова удивила меня.

— Чем удивила?

— Она сказала «да».

Блайт показалось, что он вздрогнул. Глупо и бессмысленно ревновать к мертвой женщине, уговаривала она себя.

— Я надеюсь… — Но, прежде чем Блайт смогла выдавить из себя слова «надеюсь, ты был очень счастлив», секция крыши, которая, казалось, уже целую вечность болталась, держась на честном слове, наконец сорвалась.

Завывания ветра стали стихать, как будто шторм решил, что пока с них достаточно. Даже дождь перестал капать в комнату. Джас включил фонарь, как раз когда следующая секция крыши оторвалась и упала в комнату.

— Если мы останемся здесь еще хотя бы ненадолго, можем вообще отсюда не выбраться. Я не уверен, что дом скоро совсем не развалится. И к тому же становится все холоднее.

— Похоже, ветер немного стих.

— Ты в порядке? — Джас снова пощупал ее лицо и руки. — Кстати, о переохлаждении, — пробормотал он и начал растирать ее руку, — нам придется рискнуть. Мы выходим. — Он помог Блайт подняться и взял пластиковую сумку.

Ветер набросился на них, как только они вышли за дверь.

Когда они спустились в долину, идти стало легче, но Блайт все равно еще нуждалась в поддержке Джаса. Они боролись с ветром, сбивавшим их с ног. Наконец Джас втолкнул ее в темный холл своего дома и с силой захлопнул дверь. Блайт опустила луч фонаря на грязные, мокрые кроссовки и пробормотала:

— Прости, я так наследила…

— Это самая меньшая из наших сегодняшних неприятностей. — Он откинул назад прядь мокрых волос и включил свой фонарь. — Тебе лучше выпить чего-нибудь горячего и принять ванну. Можешь спать на моей постели. Я лягу на софе.

— Ты же не поместишься на ней. — Она нагнулась и устало потянула за шнурки своих кроссовок. Пальцы совсем онемели и еле двигались.

— В любом случае я вряд ли засну. — Джас опустился на пол и помог ей снять кроссовки.

— Так вот почему ты играешь по ночам…

Джас стянул свой плащ.

— Сейчас принесу тебе полотенце. Пошли на кухню.

В большой и просторной кухне он достал два теплых махровых полотенца.

Блайт распустила волосы и начала сушить их. Ей было уже гораздо теплее. Джас разжег камин.

— Я наполню для тебя ванну, — сказал Джас.

— Это было бы чудесно, — согласилась она. — Но я все равно не могу занять твою кровать.

Как он ни спорил, Блайт не уступала. Наконец ей удалось его убедить.


Блайт разбудил утренний свет и громкое пение птиц. Она открыла глаза и вспомнила, где оказалась и почему. Дождь прекратился, но ветер все еще бушевал.

Завернувшись в теплое и уютное шерстяное одеяло, девушка поспешила к окну. Ее коттедж все еще стоял. Но половина крыши отсутствовала. Под серым промозглым небом… Крыша!

— О нет! — громко воскликнула она, прижав руки к щекам. И повторила тише: — О нет.

— Боюсь, что разрушения большие, — сказал Джас, стоя в дверях.

— Моя теплица!.. — Она взглянула на него, ошеломленная видом катастрофы. — Эта крыша…

Несколько оторванных листов с крыши, упав прямо на теплицу, разбили пластик, оставили огромные рваные дыры и повалили опоры.

— Я увидел это, как только проснулся. — Он пересек комнату и положил руки ей на плечи.

Прошлая ночь казалась Блайт дурным сном. Она с благодарностью повернулась к нему. Ее голова была на уровне его груди.

— Ох, ну почему они упали именно туда?

Джас положил руку на ее голову.

— А почему что-то вообще случается в этом сумасшедшем мире? Но я знаю одно — ты этого не заслужила.

К ее глазам подступили слезы, однако девушка сдержалась. Слезами горю не поможешь. Блайт вздохнула и неохотно освободилась из его объятий. Ведь Джас предлагал ей всего лишь помощь, не хотел, чтобы она липла к нему.

— Спасибо, — произнесла она. — Что ж, могло быть и хуже.

— Да, — согласился он. — Ты жива и невредима. Прошлой ночью я боялся…

«Он беспокоился обо мне!» Зная об отношении Джаса к ней, девушка все же встрепенулась от радости.

— Твоя жена погибла в результате несчастного случая? — тихо спросила она.

Ответ Джаса был краток:

— Да, автомобильная авария.

— Ты был с ней? — «Если он был за рулем, то может винить только себя».

Лицо Джаса застыло в знакомой ледяной отрешенности.

— Нет, меня там не было. — Он пригладил рукой волосы. — Я приготовлю завтрак. Бобы и тосты подойдут? Если только ты не хочешь чего-нибудь другого.

— Мне все равно.

Очевидно, время откровенных бесед прошло. Он больше ничего не скажет. Блайт прошла в ванную, чтобы надеть рубашку и джинсы. Во вчерашней спешке она и не подумала взять расческу. Оглядывая спартанскую обстановку в ванной, девушка увидела расческу, лежащую на раковине.

— Надеюсь, ты не против? — спросила Блайт, возвращаясь на кухню. — Я взяла твою расческу.

— Чувствуй себя как дома. Скажи мне, если тебе еще что-нибудь понадобится.

— Спасибо, скажу.

Сегодня утром он был с ней удивительно добр. Неужели сожалел о том, как грубо вел себя с ней вчера вечером?

Блайт села за стол в дальнем углу.

— А как же ты? — спросила она. — Ведь ты отдал мне последний стул.

— Не беспокойся. — Он вышел из комнаты и вернулся, катя перед собой кресло.

Джас зачерпнул ложку бобов в томатном соусе, положил их на кусок хлеба и подал ей на тарелке. Он и себе сделал такой же странный бутерброд.

Блайт откусила и с виноватым видом отодвинула тарелку.

— Ты такое не ешь?

— Нет, просто обычно мне хватает кусочка хлеба с джемом.

— Но как ты можешь работать, так мало питаясь?

— Моя работа требует не так уж много физических усилий. У меня есть культиватор и автоматическая система полива. По крайней мере раньше была.

— Ну что ж, тогда давай пойдем и посмотрим, как там дела. Или выпьем сначала кофе?

Но Блайт уже вскочила и покачала головой:

— Нет, спасибо.

— Хорошо. — Он доел последний кусок, отодвинул стул и поднялся. — Тебе лучше приготовиться к самому худшему.

Опасаясь того, что они могут увидеть, Блайт взяла его за руку и не отпускала ее все время, пока они шли по долине. Ветер лишь слегка теребил полы их одежды.

Одному концу теплицы совсем не повезло. Он был сильно поврежден, так как два куска кровельного железа пробили пластик и упали на растения. Но остальные посадки выжили. И большинство недавно срезанных цветов было в нормальном состоянии.

Фургон Блайт и дорогое оборудование не пострадали. Хотя сад сильно побило ветром и один кусок крыши упал-таки на ту часть, которую Блайт и Джас так заботливо укрыли пленкой, все посадки можно было легко восстановить.

— У тебя есть страховка? — спросил Джас.

— Да, конечно. Я прямо сейчас поеду в страховую компанию. Но сначала надо посмотреть, насколько сильно разрушен дом внутри.

— Ты одна туда ни за что не пойдешь. Ты же понятия не имеешь, безопасно там или нет!

— Я буду осторожна.

Но Джас настаивал на том, что пойдет первым. Когда они вошли, им пришлось перебираться через обломки рухнувшего потолка, мебели и грязные кучи цветов.

— Как жаль, что все это придется выбросить, — заметила Блайт.

— А ты не можешь высушить эти цветы снова?

— Они потеряли свой вид. Теперь они годятся только на компост.

Блайт ответила на несколько телефонных звонков. Позвонила матери — та пообещала приехать, как только сможет. Toy и его жена вызвались ей помочь. Им пришлось отослать в школу упирающегося Шона, он тоже рвался помогать девушке. Джас, Toy и еще пара местных жителей соорудили временную пластиковую крышу. Вскоре приехали родители Блайт, и Toy с женой ушли, но пообещали вернуться, если снова понадобится их помощь.

— Огромное спасибо, — сказала им Блайт.

А ее отец пожал руку Джасу.

— Спасибо, что помог нашей девочке. — Роза подарила ему сияющую улыбку.

— Да, какое счастье, что ты был с ней рядом.

— Я не мог оставить ее в доме без крыши.

Приехавшие инспектора страховой компании изучили повреждения.

— Фундамент дома требует лишь небольшого ремонта, — проинформировали они. — Этот дом стоит крепко. Вы получите квоты для ремонта.

— Твой дом сейчас совсем не годится для жилья. Тебе лучше поехать домой с нами, — сказала Роза.

— Не могу. У меня здесь куча дел.

— Блайт может остаться у меня, — предложил Джас.

Блайт стояла, ошеломленная неожиданным предложением. Ее отец оценивающе взглянул на Джаса, пытаясь взвесить все за и против, а потом посмотрел на жену.

— До тех пор, пока ремонтируют ее дом. — Джас повернулся к нему. — У меня есть свободная комната. Если кровать Блайт в порядке, мы могли бы перенести ее в мой дом.

— Не хочу обременять тебя постояльцем.

Джас охранял свою частную жизнь столь ревностно, что вряд ли ему улыбалась перспектива ее присутствия в его доме.

— А ты и не будешь постояльцем. Ты просто моя соседка, которой нужно пристанище на несколько дней.

Роза повернулась к Брайану и приподняла брови в молчаливом вопросе. Его ответ был понятен только ей, и женщина приняла решение.

— Это просто замечательно, — улыбнулась Роза и повернулась к Блайт. — Твоему отцу и мне будет гораздо спокойнее знать, что Джас с тобой.

— Давайте займемся кроватью. — Брайан решительно направился в спальню Блайт.

— Матрас совсем промок, нужно вынести его на веранду. Не думаю, чтобы он просох до вечера. Может, его просто выкинуть? — Роза показала на матрас, лежавший в лужице воды у окна.

— Боюсь, тебе придется снова довольствоваться софой, — заметил Джас, глядя на Блайт.

— Есть еще один матрас, и он не такой мокрый. Ты можешь попробовать посушить его.

— Но я не хочу беспокоить Джаса, — попыталась настаивать Блайт.

— Что ты, никакого беспокойства, — вежливо ответил Джас.

Когда мужчины ушли, Роза дотронулась до руки дочери.

— Не стоит так упорно отвергать его предложение, детка. Это было очень великодушно с его стороны.

— Я знаю, но…

— Просто скажи ему спасибо и будь умницей. Не мешай ему.

Блайт мысленно всплеснула руками. Ее мать при всех своих прекрасных манерах и милом лице была очень настойчива и всегда получала все, что хотела. Нельзя сказать, что она была эгоисткой. Почти все ее усилия были направлены на то, чтобы помогать другим людям.

— Он даже не будет знать, что я у него дома, — пообещала Блайт, сдаваясь.

Роза вызвалась сама позвонить в страховую компанию для оформления квот. Пока оставшиеся добровольные помощники расчищали завал, Блайт с Джасом загрузили в фургон остатки срезанных цветов.

В Окленде Блайт удалось их продать, хотя и за небольшую цену. К тому времени, как она вернулась в Тахавэй, было далеко за полдень.


— Пока я в твоем доме, я буду готовить, — заявила она Джасу после того, как устроилась в свободной комнате. — Это самое меньшее, что я могу сделать для тебя.

— Это совсем не обязательно.

— Я буду себя лучше чувствовать, если хоть чем-нибудь смогу помочь тебе.

Джас уступил.

— Ну, хорошо. Но особенно не хлопочи. Я сделаю себе что-нибудь на скорую руку, если проголодаюсь.

Блайт принесла с собой коробки с продуктами и убрала часть из них в пустой холодильник. Джас смущенно пробормотал:

— Думаю, мне и в самом деле пора за покупками. По-моему, где-то осталось немного консервов.

Блайт открыла один из шкафов и нашла банки с консервированными бобами, рыбой и фруктовым салатом.

— И ты так питаешься? — удивленно проговорила она.

— Консервы — это очень удобно, когда лень возиться на кухне.

На ужин Блайт приготовила цыпленка с рисом и была вознаграждена тем, что Джас съел две тарелки.

— Я помою посуду, — предложила она, — все равно стемнело, и я не могу больше ничего делать.

— Ты и так измучилась.

— Ничего, зато отвлекусь от своих мыслей.

Но он все же настоял на том, чтобы помочь ей, и принялся вытирать тарелки. Закончив уборку, Джас повесил полотенце и сказал:

— Я буду у себя в кабинете.

— Думаю, что сегодня пораньше лягу спать. Может быть, немного почитаю в постели. Ммм… у тебя есть что-нибудь почитать, кроме книг по математике?

Несколько ее любимых книг, слава Богу, уцелели, но те, что она упаковала в коробку, были безвозвратно потеряны.

Джас усмехнулся.

— Поищи в спальне. Что найдешь, то и бери, не стесняйся.

Кровать у Джаса, односпальная, без спинки, была заправлена с почти военной аккуратностью.

На стене висело небольшое зеркало, встроенный гардероб был плотно закрыт. Около постели располагалась небольшая тумбочка, служившая также ночным столиком, на ней стояла удобная лампа и лежала открытая книга обложкой вверх.

Стены были практически голыми, за исключением большой карты мира, пожелтевшей от старости. Можно было сказать наверняка, что она висит здесь уже долгие годы.

В зеленом пластиковом горшочке, стоящем на подоконнике, Блайт увидела яркий желтый цветок, повернувшийся к солнцу.

Она подошла, коснулась его лепестков и потрогала пальцем влажную землю у основания стебля. Она увидела в нескольких местах аккуратные срезы. Джас хорошо присматривал за ним. Это открытие принесло Блайт радости и счастья больше, чем весть о том, что ее родители не пострадали от циклона. Она остановилась перед книжными полками.

Даже здесь большинство книг были математические, философские. Но там нашлась также пара новых триллеров, журналы Национального географического общества, романы новозеландских авторов и популярная книга по психологии.

Она выбрала журнал, в котором была статья об обитателях моря, и один из триллеров. Эти книги помогут ей на время забыть о своих проблемах.

Но ей было очень трудно сосредоточиться. Вдалеке едва слышно шумело море, и одинокая птица выводила свою печальную песню.

Позже из соседней комнаты полилась приглушенная органная музыка. Блайт едва смогла подавить желание пойти к Джасу. Она выключила свет и легла спать. Вскоре музыка стихла, она услышала мягкие шаги, затем шум воды в ванной, а несколькими минутами позже дверь в спальню тихо закрылась и скрипнула кровать Джаса.

Блайт вздохнула, повернулась на другой бок и заснула.


Через несколько дней, когда дом был более или менее убран, в долину приехали строители, и округа наполнилась шумом двигателей, музыкой, льющейся из множества радиоприемников, и веселыми шутками. Бригада строительной фирмы убрала с пола мокрое старое покрытие и сняла мерки для нового. Остальные рабочие начали ремонт теплицы.

Блайт собирала размокшие журналы по садоводству в мешок для компоста. «Могло бы быть намного хуже», — в который раз успокаивала она себя.

Приехали родители, привезли с собой сандвичи и большой термос с кофе, и все, включая рабочих, большой компанией расположились перекусить на крыльце.

Прораб, высокий, спортивный, подтянутый мужчина с голубыми глазами и располагающей улыбкой, решил, что Блайт нуждается в поддержке, и поставил своей задачей ее развлечь. Когда Джас появился на пороге, она как раз смеялась над очередным потоком шуток и анекдотов.

— Извини, что прерываю, — произнес Джас жестко, — я стучал, но…

— Все в порядке, — Блайт поднялась, держа в руке недоеденный сандвич, — мы как раз завтракаем.

— Тогда я немного опоздал. Я собирался пригласить твоих родителей к себе на завтрак.

— Мы привезли с собой еду для пикника, — объяснила Роза, — но было очень мило с твоей стороны подумать о нас.

Она протянула ему пакет:

— Возьми сандвич, Джас. Здесь — с лососем, а с помидорами и ветчиной — в другом.

— Спасибо, я не голоден. А теперь прошу извинить меня — много работы.

Роза разочарованно покачала головой:

— Но ведь ты наверняка ничего не ел. Не следует пренебрегать регулярным питанием.

Джас выглядел озадаченным, как будто его удивило, что кто-то беспокоится о его здоровье.

— Вот, возьми, — Роза протянула пакет, — здесь достаточно сандвичей, чтобы тебе не пришлось сегодня готовить себе завтрак.

— Спасибо. — Джас сдался и прошел на крыльцо, взяв пакет.

Роза одарила его широкой улыбкой.

— Тебя и вправду нужно кормить, права была Блайт.

Блайт чуть не подавилась.

— Я ничего такого не говорила!

— Ну что-то похожее на это, — не сдавалась Роза. — Знаешь, Джас, она ведь хорошо готовит. Ты должен воспользоваться ее способностями, пока она живет у тебя.

— Роза, тебе стоит перефразировать свое высказывание, — шутливым тоном обратился к ней Брайан.

Она возмущенно поглядела на мужа:

— Джас понял, что я имела в виду. Правда, Джас?

Джас внимательно посмотрел на нее и сказал:

— Думаю, вы правы, тем более что Блайт уже предлагала…

— Заниматься готовкой, — договорила за него Блайт, не давая паузе затянуться. Ее щеки вспыхнули, и, когда их глаза на мгновение встретились, она заметила, что он улыбается.

— Да, конечно, дорогая, — ответила Роза.

Джас все еще не отрывал глаз от Блайт. Выражение удивления на его лице сменилось решимостью, как будто он только что принял какое-то решение. Он сказал:

— Сегодня я буду по делам в Опиате, так что смогу забрать твою почту. Если тебе что-нибудь нужно, я могу привезти…

Блайт ненадолго задумалась.

— Нет, ничего, но все равно большое спасибо.

Остаток дня Блайт провела в саду, подвязывая поврежденные ветром растения и срезая те, которые уже ни на что не годились.


Глава пятая | Там, где растут подсолнухи | Глава седьмая