home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4. Формальности формальностям рознь

Поучаствовав в опустошении немалой емкости довольно дорогого вина, Байда заметил, что его собеседникам скоро предстоит визит в Дом Бесед, к которому было бы неплохо подготовиться. И сбежал, оставив Арролда и Т'мора недоверчиво вглядываться в картину стремительно темнеющего небосклона за высоким окном гостиной. Впрочем, ступор человека и хорга не продлился сколько-нибудь долго, и в один голос выматерившись на древнем наречии, Арролд и Т'мор разбежались по своим апартаментам, собираться.

— Нет, друг мой, так не пойдет. — Покачал головой хорг, увидев спускающегося по лестнице фамильяра клана, наряженного в привычный ринс и утепленный походный плащ, заколотый неприметной фибулой.

— Не понял? — Т'мор окинул взглядом свое отражение в ростовом зеркале, украшающем закатную стену холла, и не найдя в нем никаких изъянов, недоуменно посмотрел на недовольного Арролда.

— Лерой! Подай накидки. — Потребовал хорг. Нарисовавшийся в тот же момент рядом с ним, громи протянул белогривому пару накидок, темно- бордового цвета. Приняв их из рук шустрого слуги, Арролд тут же вручил одну из накидок Т'мору. — Оденешь вместо плаща. И не спорь. Ты фамильяр клана ап Хаш, и в официальной обстановке должен носить цвета нашего рода. А уж визит в Дом Бесед, можешь мне поверить, мероприятие куда как официальное. Серьезней его, только большой прием трех кругов во дворце Владыки. Ясно?

— Угу. — Кивнул Т'мор, надевая врученную Арролдом накидку. Впрочем, глянув в зеркало, парень пришел к выводу, что от только что скинутого плаща, она отличается, не так уж сильно. Цвет другой, полы чуть короче, да короткая шнуровка на груди, вместо привычной фибулы над ключицей. Правда, когда нарядившийся подобным же образом, Арролд повернулся к выходу, и оказался освещен лучами заходящего солнца, пробивающимися через окно, Т'мор невольно присвистнул. Темно-бордовая ткань церемониальной накидки хорга, оказалась сплошь украшена небольшими, в ладонь величиной, стилизованными изображениями какого-то цветка, искусно вышитыми чуть поблескивающей черной нитью.

— Это черный остролист — симонор клана ап Хаш. — Тихо проговорил стоящий рядом Лерой, заметив реакцию Т'мора. Парень повернулся к зеркалу в попытке увидеть подобный рисунок на своей накидке, но был остановлен коротким отрицательным жестом хорга.

— Можешь не искать. Тебе такой узор по статусу не положен. Симонор клана полностью покрывает только накидку главы рода. — Арролд шагнул на крыльцо.

— А остальные члены клана довольствуются определенной расцветкой накидок, которая говорит о принадлежности их носителей к конкретному клану, правильно я понимаю? — Вздохнул Т'мор.

— Не только. Симонор клана, в этом случае, вышивается на левом плече накидки. — Кивнул Арролд. — Я же говорю, полный официоз, урги бы его драли.

— Шах твою эрре, Арролд, я о другом! — Вскинулся Т'мор. — Главное, что появившись в городе в этой твоей роскошной бордовой тряпочке, я на весь Аэн-Мор заявлю о себе как о фамильяре клана ап Хаш. Спрашивается, на фиг оно нам надо?

— Вовсе нет. Во-первых, я очень сомневаюсь, что хоть кому-то из наших горожан вообще может прийти в голову сумасшедшая мысль, что человек вошел в клан хоргов на правах фамильяра. — Покачал головой Арролд, после чего, вздохнув, принялся объяснять. — А во-вторых… Понимаешь, тут вот какая ситуация. Церемониальную накидку полностью расшитую симонорами своего клана, имеет право носить только глава семьи. Члены клана носят накидки с тем же симонором, но нанесенным только на левое плечо. Церемониальная накидка без нанесенных на нее симоноров, предназначена для ношения прямыми вассалами клана. То есть конкретными разумными, принесшими личный оммаж главе клана. Семьи же входящие в круг подчинения конкретного клана-покровителя, носят накидку его цветов, с нанесенными на грудь и спину собственными симонорами. А к фамильярам подобные требования не предъявляются. Им достаточно иметь любую видимую деталь одежды цветов принявшего их клана. Но, поскольку мы с тобой сдурили и не озаботились приобретением какого-нибудь подходящего по цвету элемента одежды, придется тебе ехать в церемониальной накидке прямого вассала. Такие случаи бывали не раз и это не запрещено протоколом. Так что, нам это даже в чем-то на руку, как ты понимаешь. Пусть окружающие считают тебя вассалом клана, как это уже сейчас предполагает нижний Храм. Ну… и еще один момент, который, правда, больше касается нашей встречи в Доме Бесед, нежели досужей болтовни горожан. Если даже Рраена, каким-то образом пронюхают о твоим истинном положении в клане ап Хаш, эта церемониальная накидка совершенно четко покажет им, что ты полностью поддерживаешь все действия главы клана, по крайней мере, в том, что касается предмета наших переговоров с ними. Особенности знаковой системы в правящих кругах, так сказать.

— Как вы уживаетесь с этим бредом? — Простонал Т'мор, пытаясь уложить в голове очередную лекцию об устройстве общества белогривых.

— Привычка. — Пожал плечами хорг, — И вот еще что, Т'мор. Постарайся полностью закрыть эмоции и мысли на время нашего присутствия в Доме Бесед, и не вступай ни в какой диалог, пока получишь моего разрешения. Договорились? Только без обид. Ты себе не представляешь, чего нам может стоить одно неверное слово, прорвавшаяся через барьер эмоция, или даже несвоевременный жест.

— Постараюсь изобразить статую. — Усмехнулся Т'мор, но тут же посерьезнел. — Без обид, Арролд. Я прекрасно все понимаю. Ты глава клана, тебе и карты в руки.

— Ну вот и отлично. Тогда, по коням. — Арролд бесшумно втянул носом холодный воздух, и решительным шагом направился к конюшне.

Сказать, что Т'мору досаждало внимание горожан, недоумевающих при виде человека в церемониальной накидке, нельзя. Встречные хорги старательно прятали свои эмоции за мощными блоками, продолжая идти по своим делам, как ни в чем ни бывало. Большая часть горожан иных рас, была просто не в курсе традиций белогривых, и потому спокойно игнорировала человека. Вот только торы… Эти вездесущие существа, только что рот не открывали от удивления, завидев наряд Т'мора. Правда, при его приближении, тут же делали вид, что заняты так, что рассматривать проезжающих мимо человека и хорга, им, ну вот совершенно недосуг.

Так, не торопясь, Арролд и Т'мор достигли, наконец, цели своей короткой поездки в центр Аэн-Мора. Огромная, ярко освещенная в связи с наступающим вечером, площадь, окруженная, кажущимися невысокими на ее фоне, отделанными полированным гранитом, подсвеченными магическим пламенем, зданиями с роскошными гранитными же лестницами при входах, и массивными беломраморными колоннадами. Официальный центр Хорогена, верхний город Аэн-Мора, встретил побратимов, поражая своей холодной красотой и строгостью форм.

Дом Бесед, вблизи оказавшийся просто огромным строением обложенным полированным темным гранитом, с мраморными колоннами, уходящими под самый карниз крыши, увенчанной гигантским куполом, приветствовал Т'мора и Арролда почетным караулом из четырех хранителей в форменных накидках, изваяниями застывших у исполинских распахнутых дверей.

Побратимы спешились, и, отдав поводья своих скакунов подошедшим к ним молодым хоргам в серых камзолах, поднялись по опоясывающей весь Дом Бесед лестнице с излишне широкими, неудобными ступенями, ко входу в здание. Не успели они миновать порог, как им навстречу шагнул очередной хорг в сером. По бесстрастным лицам-маскам белогривых довольно сложно определять их возраст, время неохотно полосует их кожу морщинами, но Т'мору показалось, что идущий им навстречу хорг, как минимум вдвое старше тех белогривых, что приняли у них скакунов.

— Приветствую, владетельный эр. — Хорг чуть наметил кивок головой. Типа вежливо поклонился. Впрочем, Арролд отреагировал так же, и Т'мору не оставалось ничего иного, как скопировать этот намек на поклон. Впрочем, оставаясь, согласно наскоро объясненным побратимом правилам, за плечом главы клана ап Хаш, парень не был удостоен даже взгляда со стороны «серого камзола», а значит, и его приветствие было проигнорировано. Встретивший побратимов хорг, повел рукой в сторону богато отделанной, мраморной лестницы, причудливым завитком огибающей внутреннюю колоннаду поддерживающую своды здания, у которой стоял еще один местный служитель-хорг.

— Зал для беседы уже готов, прошу подняться на второй ярус. Мой помощник вас проводит. — Все тем же ровным безэмоциональным тоном проговорил «серый камзол», отступая в сторону.

Молчаливый проводник довел их до указанного начальством зала, и, коротко кивнув, открыл дверь… в небольшую уютную комнату, чем-то напоминающую гостиную в резиденции ап Хаш.

— И это зал? — Удивленно проговорил Т'мор, едва за служителем захлопнулась дверь. — Честно говоря, я ожидал чего-то не менее пафосного, чем весь этот ваш верхний город и сам этот домик «для терок».

— Это покои терпения, Т'мор. — Усмехнулся Арролд определению человека Дома Бесед. — Или, говоря нормальным языком, комната отдыха. Сам зал для беседы, вон за той дверью. А привели нас именно сюда, а не сразу в зал, для того, что бы обе стороны появились на переговорах одновременно, не вынуждая нас дожидаться друг друга. Здесь же, в случае долгих переговоров, можно подкрепиться, а то и выспаться, да и посидеть обдумать в одиночестве или своей компании ход беседы. — Объяснения Арролда прервал мелодичный звон, раздавшийся откуда-то из-под, украшенного лепниной, потолка.

— Пора. Держись так же, как при входе в этот «домик для терок», — тут Арролд, не удержавшись, явно плеснул смехом, но сразу же напрочь перекрыл все свои эмоции, после чего договорил, — и все будет в порядке.

— Даже не сомневаюсь. — Усмехнулся Т'мор. — Можешь на меня положиться, Арролд. Я буду нем как рыба.

— Тогда, идем. — Хорг лихо развернулся на каблуках, и твердым шагом направился к двери в зал, с другой стороны которого, сейчас так же должна была распахнуться ее сестричка-близняшка, впуская в помещение эра Ссиду.

Глава клана Рраена, наряженный в такую же «уставную» накидку, только темно-синего цвета, расшитую золотистыми узорами в виде двух переплетающихся змей, в отличие от Арролда, явился на переговоры в одиночку, что заставило главу клана ап Хаш, чуть слышно хмыкнуть, но ни один отблеск эмоций не вырвался за пределы его щитов. Встретившись в центре зала, стороны учтиво раскланялись, при этом Т'мор поймал на себе внимательный, изучающий взгляд эра Ссиды.

Если в начале, встреча двух глав древних родов Хорогена выглядела так же чопорно и официозно, как и вручение накануне приглашения Арролду на эти переговоры, разве что стороны не замерли посреди зала, стоя навытяжку, а вполне удобно устроились в креслах за массивным столом, то уже спустя полчаса, высокая беседа превратилась в ожесточенный спор, больше похожий на самый обычный торг в лавке у какого-нибудь ушлого тора. Ну, с учетом особенностей поведения хоргов, конечно. То есть, голоса не повышали, конечностями не размахивали, говорили вежливо, но вот все нарастающий темп речи, да иногда прорывающиеся сквозь блоки эмоции, говорили о том, что хорги возбудились не на шутку. Впрочем, повнимательней присмотревшись к Арролду, Т'мор заметил, что выказываемые его белогривым родственником эмоции, порой несколько… надуманы, что ли? Да и эр Ссида от него не отставал. Хотя, оба спорщика не могли не чувствовать фальшивых ноток в эмоциях друг друга, тем не менее продолжали жонглировать чувствами на протяжении всего спора. В общем-то, ничего удивительного в том, что хорги так виртуозно пользуются своими способностями, не было, но человека поразила легкость, с которой белогривые генерируют «липовые» эмоции, прикрывая ими истинное состояние своего «я». И пусть эти, сознательно выдаваемые сигналы, кажутся несколько плосковатыми, по сравнению с реальными чувствами, зато, любые попытки проскользнуть мыслью по такому каналу за щиты разума, просто обречены на провал. Увлекшись своими наблюдениями, Т'мор и не заметил, как переговоры подошли к концу. И только, когда владетели поднялись со своих кресел, прощаясь, до парня дошло, что пора уходить, и он поспешил занять место, предписанное ему урговым протоколом хоргов, за левым плечом Арролда. Раскланявшись с главой клана Рраена по дороге к выходу из Дома Бесед, у Т'мора возникло стойкое ощущение, что он натер себе мозоль на том метафизическом органе, что у магов разума отвечает за восприятие чувственных эманаций, о чем он не преминул уведомить своего спутника. К некоторому удивлению Т'мора, Арролд отреагировал на его слова как-то вяло, но не успел парень прийти к выводу, что его побратима просто также вымотало это двухчасовое противостояние разумов, как Арролд полностью разрушил это впечатление.

— Меня беспокоят два момента. — Тихо проговорил хорг, выходя в холл Дома Бесед. — В приглашении, и со слов Гррилда, эр Ссида хотел видеть тебя на этих переговорах, но при этом сам явился один, и за все время переговоров, ни разу напомнил о своем интересе к тебе. Более того, когда мы встретились в зале, он, кажется, был удивлен твоему присутствию.

— К чему ты клонишь, Арролд? — Напрягся Т'мор.

— Сам не знаю. Но у меня дурное предчувствие. Крайне дурное. — Хорг вдруг вскинулся, наткнулся взглядом на встречавшего их при входе в Дом Бесед, «серокамзольного, и тут же рванулся к нему. — Эр Отворяющий! Нам нужно срочно попасть к закатному входу в Дом Бесед, до того, как владетель Ссида покинет здание.

— Это невозможно. — Отрезал «серый камзол» и, развернувшись, скрылся за колоннадой. Арролд глухо рыкнул. Щиты разума хорга просто рухнули под напором шквала эмоций. Увидев происходящее, Т'мор присвистнул. Вот теперь, он действительно поверил, что дело — дрянь. Не стал бы хорг так неистовствовать, без серьезного повода.

Все эти мысли пронеслись в голове человека, пока он, сломя голову, несся следом за Арролдом, к выходу из здания. Скакуны уже стояли у подножия лестницы, и побратимы, взлетев в седла, рванули вдоль фасада Дома Бесед, под удивленными взглядами редких прохожих. Вот мимо чередой огней проносятся уличные фонари, поворот, галоп, еще один поворот… Арролд облегченно выдохнул, увидев садящегося в седло главу клана Рраена, и придержал своего Лу, при этом не переставая оглядываться по сторонам. Т'мор также утихомирил Серого и перехватил поудобнее свою трость, заметив, что побратим не снимает ладони с эфеса своего меча. Так, настороженные, они и подъехали к эру Ссиде, взирающему на них с легким любопытством, чуть сочащимся из-под приопущенных щитов разума.

— Только один вопрос, владетельный эр. — Проговорил Арролд, заметив потянувшуюся к притороченному к луке седла, двуручнику, руку главы клана Рраена. Конь побратима Т'мора, замер в трех метрах от скакуна эра Ссиды.

— Слушаю. — Кивнул тот.

— Вы приглашали на встречу эра Т'мора? — Выдохнул Арролд.

— Нет, конечно. И, признаю, был несколько удивлен его присутствием в Доме Бесед. — Пожал плечами старый хорг.

— Тогда, взгляните на это. — Рука Арролда нарочито медленно скользнула под накидку, и извлекла оттуда, уже виденный Т'мором свиток, только на этот раз печать на нем была сломана. Рраена скользнул взглядом по протянутому в его сторону документу, почти мгновенно сплел какую-то странную структуру и, направил ее на свиток. Тот послушно воспарил над рукой Арролда, крутнулся пару раз вокруг своей оси, и осыпался мелким пеплом. Сплетенная же эром Ссидой вязь, метнулась к своему хозяину, и с яркой вспышкой исчезла в его руке. Произошло это так стремительно, что ни Т'мор, ни Арролд не успели среагировать.

— Интересно. — Проговорил Рраена. — Печать была настоящей, а вот содержание… могу с уверенностью заявить, что это письмо подложное. Кто вам его принес?

— Эр Гррилд. — Коротко ответил Арролд. Рука Ссиды дрогнула.

— Верно. Именно его я отрядил в вашу резиденцию в качестве гонца, и на письме нет никаких иных отпечатков Узора, кроме его собственного. Племянник. — С непонятной интонацией проговорил Рраена. — Что ж. Не знаю, зачем он это сделал, но за сведения благодарю.

— Эр Ссида, у меня есть одна идея по поводу действий эра Гррилда, но с вашего позволения, я не хотел бы о ней говорить. — Арролд на мгновение замолчал, пытаясь как сформулировать свою мысль как можно точнее, и при этом не оскорбить главу уважаемого клана. — До поры. С другой стороны, я вижу одну возможность подтвердить или опровергнуть ее. Для этого, прошу позволить мне сопровождать вас на вашем пути в резиденцию. А что бы уверить вас, что я не задумал подлости по отношению к вам или вашему клану, я могу поклясться в этом стихией.

— В этом нет нужды. — Покачал головой Ссида, и на его лице вдруг прорезалась пара морщин, доказавших Т'мору, что этот хорг действительно стар. По крайней мере, он точно разменял пятую, а то и шестую сотню лет. Конечно, на фоне того же лича или Торра, это, можно сказать, детский возраст, но для основной массы хоргов, как впрочем и риссов и эйре, это было очень немало. И вот сейчас, на лице хорга, словно проявились все эти сотни лет. Эр Ссида бросил короткий взгляд на Т'мора, и продолжил. — Я принимаю ваше предложение, эр Арролд. Буду рад, если вы составите мне компанию. Но как быть с вашим спутником? Боюсь, я не могу себе позволить передвигаться по городу в сопровождении ДВУХ представителей чужого клана.

— Не беспокойтесь об этом, эр Ссида. — Качнул головой Арролд. — Если моя догадка верна, то я думаю, у эра Т'мора найдется пара дел по пути в резиденцию нашего клана.

На этих словах глава клана ап Хаш бросил на парня очень красноречивый взгляд, сопроводив его целым ворохом мыслеобразов, и Т'мору не оставалось ничего иного, кроме как кивнуть, изобразить вежливый поклон Рраена и, развернув хаука на сто восемьдесят градусов, отправиться в обратный путь, так и не произнеся ни единого слова за все время встречи со старым хоргом.

Впрочем, сейчас его мало беспокоил тот факт, что он не смог пообщаться с главой клана Рраена. У него были другие проблемы. Если Арролд прав, то по пути домой, Т'мора ждет неплохая разминка, причем количество участвующих в ней, ему неизвестно.

Уголек встрепенулся и тут же начал активно «лезть под руку» тяжелым мыслям человека. Сначала Т'мор даже не понял, чего от него требует неугомонный питомец, но когда до парня все же дошли незамысловатые рассуждения сумеречного дракона, он даже ладонью по лбу себя шлепнул. Благо время уже близилось к полуночи, и на улицах не было прохожих, которые могли бы обратить внимание на размахивающего руками странного всадника-человека в неразличимой по такой темноте церемониальной накидке, словно ведущего с кем-то безмолвный спор.

А уж как удивились бы те же гипотетические прохожие, увидев, как в воздухе перед остановившимся в каком-то заброшенном проулке, сумасшедшим всадником возникает маленький, всего-то полтора метра длинной, черный дракон с призрачно-дымчатыми перепонками неподвижно распластавшихся в воздухе крыльев…

Радостно кувыркнувшись в полете, Уголек щелкнул челюстями, и, выплюнув небольшой язычок почти черного пламени, взвился в небо.

Засаду дракон нашел на выезде из верхнего города в нижний. Шесть напряженно мерцающих Узоров, каждый из которых был окружен какой-то странной защитой, даже Уголек смог рассмотреть их, только оказавшись четко над противником.

Получив сведения от питомца, Т'мор прикинул диспозицию. Трое хоргов расположились на небольшом горбатом мостике, служившем эдакой неофициальной границей двух частей Аэн-Мора, а еще трое, спрятались у поворота улицы, в узком проеме меж двух зданий, по левую, предположительно безоружную руку от их предполагаемой мишени, не доезжая сотни метров до моста. Причем Узор одного из затаившихся в проулке белогривых, своей насыщенностью и яркостью с головой выдал в нем мага. В общем, это местечко, словно специально создано для таких вот засад. Т'мор вздохнул и мысленно попросил Уголька, очень аккуратно и незаметно проскользнуть под мостом, а потом так же тихо оглядеться у проулка с зашхерившимся там магом. Или хотя бы попытаться это сделать. Ожидания парня полностью оправдались. Под мостом, как и на стенах домов у проулка, наблюдалась некая активность еще не работающих плетений, в которых Т'мор, после недолгих, но очень напряженных размышлений, со скрипом опознал мощные артефакты воздушной стены. В принципе, план засады был вполне ясен. Представители клана ап Хаш выворачивают из-за угла, проезжают несколько десятков метров, и в этот момент, маг, что засел в проулке, активирует артефакты, тем самым запирая Арролда и Т'мора на небольшом отрезке пути от поворота улицы до моста. После чего, собственно, и начинается атака. Вопрос только в том, какая именно из двух троек, полезет первой. У тех белогривых что засели на мосту, имеются арбалеты, так что, по логике, их удар с некоторого расстояния будет самым безопасным для них вариантом атаки. Вот только, киллерам наверняка известно, что, по крайней мере, одна из целей, в боевой магии отнюдь не новичок, а значит вполне способна выставить защиту, как только сработают артефакты воздушной стены. И в этом случае, даже если арбалеты хоргов снабжены зачарованными болтами, им придется немало потрудиться, что бы вскрыть природную защиту мага, учитывая что оная, всегда значительно сильнее, чем любой артефактный щит. Значит, стрелки выставлены на мосту для подстраховки и ведения, так сказать беспокоящего огня, отвлекающего внимание и сбивающего противника с концентрации. А основной удар будет нанесен все тем же магом и его присными. Знать бы еще, что там за кудесник такой, чем промышляет, огнем ли, водой, или еще чем… Но на это даже Уголек не способен. А жаль. Придется ломиться наобум. Хотя… А кто сказал, что Т'мор обязан соваться в эту ловушку?! Нормальные герои всегда идут в обход. Тем более, что в кои-то веки Т'мору представился шанс сыграть в нападении, а не в защите!

Парень ощерился, да так что этой улыбке позавидовал бы и его любимый питомец, и тихо хохотнул. От прокатившегося по переулку эха этого мрачного смешка, наверное, даже у обычно невозмутимых хоргов, волосы встали бы дыбом. Но, к счастью, хранители строго следят за порядком в верхнем городе, а посему, предпочитающие подобные местечки, криминальные элементы, вынуждены были довольствоваться нижними городом, оставив местные подворотни и закутки в пустоте и безмолвии, так что никто не мог слышать этого холодного хохотка.

Дракон почувствовал призыв хозяина, чей настрой ясно говорил Угольку об охватившем парня предвкушении боя и, радуясь очередному свидетельству все приближающегося слияния, помчался на зов, стремительной тенью петляя меж домами, балконами, крышами и каминными трубами.

Стрелки ждали на мосту вот уже третий час, а цели все не было. Холодный ветер завывал в темном зеве древнего сооружения, похоже, оставшегося еще со времен прежних владельцев Аэн-Мора, и каким-то чудом пережившего древнюю катастрофу, отправившую в бездну почти полгорода. Стрелок передернулся. Ночь, конечно, лучшее время для тихой войны, вот только желательно, что бы это была летняя ночь, а не канун Декады Первоцвета, когда в ожидании работы, как ни кутайся в утепленную накидку, можно и сдохнуть от всепроникающего холода, попутно проклиная того недоучку, что создал щит пустоты, замечательно скрывающий Узор, но крайне привередливый к сочетанию с иными амулетами. В частности, с бытовыми, включая, естественно, и согревающие медальоны. То-то, наверное, изобретателю недоделанному в посмертии икается, от «дружеских» поминаний, околевающими на стылом воздухе бойцами.

Самый крайний из наряженных в неприметные темно-серые, почти черные одежды, хоргов-стрелков, встрепенулся. Помстилось ему, что тень от небольшого обелиска-указателя, что у въезда на мост поставили, как-то странно дернулась. Но нет, вроде все тихо, или…

Удар под лопатку, острая боль в сердце, и не менее острые когти впиваются в горло не в меру бдительного стрелка. Шкрябнули чешуйки по скуле, хрустнул вырванный кадык, и не успел фонтан алой крови залить каменные перила моста, как еще два трупа белогривых, так и не увидевших собственной смерти, мягко и почти беззвучно осели на брусчатку, только одинокий хрип прорезал повисшую над мостом тишину, но и его тут же снес порыв злого, холодного ветра.

— Кто к нам с мечом придет, тому его из собственной жопы и вытаскивать. — Пробормотал Т'мор и тихонько щелкнул когтями, отросшими, едва он, оставив привязанного к какому-то фонарному столбу, Серого, тенями двинулся к месту засады. Хотя, это было не единственное изменение настигшее человека. Перестроившееся зрение послушно показывало парню малейшие изменения в окружающих потоках сил, заодно высветив, пропущенное Угольком тусклое на фоне силы земли, сигнальное плетение, сплошным ковром накрывшее дорогу к засаде, а укрывшая тело, мелкая чешуя прекрасно спасала от ссадин, при прыжках в тени со стены на стену, принятыми Т'мором в качестве основного способа передвижения, во избежание знакомства с той самой сигнальной сетью. Удивляться было некогда, да и нечему. Не в первый раз же…

Т'мор уловил довольное урчание Уголька, и все разгорающийся азарт, активно подпитываемый этим мелким провокатором. Вот уж дудки! Парень, старательно игнорируя зуд желания продолжить «веселье», хозяйственно обобрал тела убийц, лишив их всего имущества, кроме одежды… ну, не считая одной накидки. Надо же было куда-то добычу упаковать! А мертвые все равно, ни холода, ни тепла уже не чувствуют. После чего, тенью взобрался на крышу, и только пристроив у каминной трубы объемный баул, двинулся в сторону арьергарда засады.

Как ни странно, но Уголек его вполне понял, и даже не стал обижаться за игнорирование праведного призыва мочить гадов.

— Э, дорогой, да ты оказывается и не дракон вовсе, а хомяк. — Прошептал Т'мор, отправляя Угольку мыслеобраз пушистого дракончика с непомерно раздутыми щеками. Ответный образ толкнулся в голову парня в тот момент, когда он как раз собирался прыгнуть в тень очередной каминной трубы на другой крыше. От вида опаленного с ног до головы, себя любимого, с вьющимся над головой дымком, вместо прически, Т'мор хрюкнул от смеха, но тут же посерьезнел. Хоть до второй тройки еще далеко, но расслабляться рановато. А значит, шутки в сторону.

И снова скользит в тенях закованное в чешуйчатую броню, вооруженное острыми когтями, странное человекоподобное существо, невидимое обычному взору. Тень укрывает его даже от взоров внутреннего ока напряженного мага, раскинувшего свою паутину в ожидании жертвы, словно паук. Хотя, почему «словно»? Он и есть паук. Его жертвы, обернувшись звонким золотом, станут дорогим вином и изысканными блюдами в лучших ресторанах, услужливыми, податливыми служанками в лучших гостиницах, и еще многими и многими удовольствиями. В конце-концов, не хлебом единым жив… белогривый паук. Правда, недолго.

Помощники мага умерли так же быстро, как и стрелки, не успев понять, что за размытая тень свернула им шеи. А вот маг оказался на высоте. Последний из убитых еще не успел упасть на мостовую, а этот хорг уже прикрылся радужным пузырем многослойной защиты, одновременно отправляя в Т'мора сразу с десяток заклятий. Парень еле увернулся от этого потока, скрывшись в тени, и мысленно выругался. Ну до чего неудачно получилось! Надо было сначала валить мага, но тот стоял уж очень неудобно, и Т'мор не стал дожидаться пока белогривый «паук» сдвинется с места. Парень глянул на настороженно зыркающего по сторонам, непонимающего куда делся его противник, мага, и шагнул тенью внутрь выставленных «пауком» щитов. Непонятно каким чутьем, угадавший место появления Т'мора, маг ударил со всей возможной мощью. Новая накидка расползлась вместе с ринсом, от удара плетью молний. Резкая опаляющая боль ударила от пореза, домчалась до мозга и взорвалась фейерверком, напрочь срывая башню. Бешеный рык ударил в лицо уже уверенного в победе «паука», а следом длинные когти чудовища рванули его грудь, выворачивая ребра, и рассекая внутренности на тонкие ленточки.

— Ни фига ж себе, повоевал. — Пробормотал Т'мор, оглядывая место побоища. Забрызганные кровью стены, лужи крови на мостовой… и безнадежно изгвазданная все в той же крови, амуниция убийц. — Блин, а ведь так хотелось хоть тут чисто сработать. Возись теперь, чисть всю эту гадость. Эх. Будем надеяться, что Арролд тоже будет с добычей. Хоть не одному мучиться. Кстати, надо бы проведать, как они там справились…


Глава 3. Забили стрелку… жаль беднягу | Охотник из Тени. Книга Вторая | Глава 5. Убийственные традиции