home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23. Новогодний праздник

Сёкей втягивал в рот длинную-предлинную лапшу тошикоши из своей миски. Готовить такую лапшу было новогодней традицией. Лапша в этот день призвана увеличить благосостояние и удачу в новом году.

Сёкей и судья вернулись в особняк управителя. Ичиро настоял, чтобы они остались на празднование Нового года. Разумеется, он сделал так, потому что хотел услышать от Сёкея историю его приключений на горе. Даже при том, что Сёкей пересказывал все уже несколько раз, управителя так и не утомил этот рассказ. «Судья был прав, — подумал Сёкей, — управитель не ожидал, что я смогу подняться на Миваяму и вернуться живым».

Ичиро, однако, был человеком, который умел получать удовольствие от праздников, и поэтому он велел подать к столу любые яства и напитки, которые только можно было пожелать. Ичиро провозгласил Сёкея тошиотоко[17]. Это означало, что Сёкей должен был вытянуть из колодца ведро первой воды нового года, заварить из нее чай, приготовить особый завтрак для всех домочадцев и, наконец, возглавить церемонию подношения тошиками[18]. Хотя это предполагало множество хлопот, стать тошиотоко было большой честью. А повар управителя позаботился о завтраке.

На праздник приехали дети и внуки управителя. Были наняты актеры, которые загримировались под демонов и драконов, чтобы в шутку пугать ребят, которые отвечали визгливым смехом. Каждый знал, что настоящие демоны удерживаются вне дома с помощью симэнавы, которая нависала над дверным проходом. Вместо красных бабочек, однако, симэнава украшалась белыми бумажными ленточками, как это принято.

Через некоторое время кто-то из старших повел детей на улицу, чтобы бить палками землю и петь. Это делалось под каждый Новый год, чтобы отогнать птиц, которые могли склевать посеянные крестьянами семена. Даже при том, что управитель ничего не сажал, обряд все равно был исполнен, равно как это делал когда-то Сёкей со своими братьями и сестрами, несмотря на то что их отец был торговцем.

В доме стало тише без ребятни, управитель налил Сёкею чашу сливового вина.

— Есть еще кое-что, что я хочу знать о вашем сражении с ниндзя, — сказал Ичиро.

Сёкей вздохнул и из вежливости изобразил, что сделал глоток вина. Он уже выпил две чашки, и даже при том, что эти фарфоровые чашечки были невелики, впереди еще предстояло большое празднование. Кроме того, вино сливы совершенно не шло с супом из лапши.

— Это в действительности не было сражением, — возразил Сёкей.

— О, было, — заспорил управитель. — А если подумать, он лежал спящим перед вами, так что ему можно было отрубить голову прямо тогда. Тот меч в хорошем состоянии, знаете ли. Острый как бритва.

Сёкей глядел на судью, который подмигнул ему. Если управитель и не понимал, почему Сёкей не убил ниндзя, то судья знал.

— Мне показалось, что самой интересной частью его истории была встреча с оленем, — вставил судья, попытавшись переменить тему.

— Почему это? — спросил управитель.

— Я подозреваю, что олень был ками горы, — ответил судья.

Управитель посмотрел на Сёкея.

— Если так, то вашему сыну повезло. Многие говорят, что человеку достаточно увидеть ками, чтобы погибнуть.

— Именно поэтому он принял обличье оленя, — сказал судья. — И кроме того, у Сёкея имелось кое-что, чтобы защитить себя.

— Вы имеете в виду камень? — спросил Сёкей. — Тот, который так сильно желал заполучить Китсуне?

Судья кивнул.

— Каннуши назвал это гофу, — вспомнил Сёкей. — Что это означает?

— Гофу, — объяснил судья, — является оберегом, талисманом, как говорят некоторые люди. Несколько обителей, особенно очень старые, как О-Мива, продают гофу людям, которые полагают, что камни имеют волшебные свойства.

— Возможно, если бы вы сохранили его, — сказал управитель с хихиканьем, — то могли сделаться невидимкой.

Сёкей подумал, что именно камень дал возможность ему увидеть Китсуне в образе человека, а не лисы. Юноша посмотрел на судью.

— Вы считаете, что гофу имел волшебные свойства? — спросил он.

— Он славно поработал на тебя, — с улыбкой произнес судья. — Ты сказал, что господин Инаба был твоим врагом, помнишь?

— Да.

— Я боялся, что ты упустил тот факт, что я послал тебя найти врагов старого господина Инабы. Ты вернулся как противник нового. Но ты обнаружил и доказал признанием ниндзя, что самый большой враг старого господина Инабы был тем, кого ты рассматривал как своего врага, это его сын.

— Что с ним будет? — спросил Сёкей.

— Управитель уже послал сообщение сёгуну в Эдо, — сказал судья. — Там говорится о том, что ты обнаружил. Я добавил мое заключение, что нынешний господин Инаба является ответственным за смерть своего отца.

— Сёгун накажет его?

— Вероятно, сёгун позволит новому господину Инабе выбрать благородный выход из этой ситуации.

Сёкей знал — это означало, что князь будет вынужден убить себя, чтобы избежать позора публичной казни. По сравнению с тем, что он сделал с другими, это слишком умеренное наказание.

— А Китсуне? — спросил Сёкей. — Думаете, что его не следует наказывать за содеянное?

— О, я думаю, что вы наказали его сполна, — сказал управитель. — Он не привык проигрывать. Строго говоря, вы должны сделать все, чтобы его путь никогда не пересекался с вашим. Не дайте ввести себя в заблуждение.

— Действительно ли Татсуно является его братом? — спросил Сёкей судью.

— Да, — ответил судья. — Равно как и правда то, что я понял, что Татсуно ложно обвинялся в преступлении. Китсуне не сказал тебе, что это он был тем человеком, который на самом деле совершил преступление.

— Так это он? И он позволил бы своему брату понести наказание за это?

— Он намеренно все подстроил, чтобы брата наказали за него. Вот тогда-то я и узнал, как трудно поймать Китсуне. Я был не способен сделать это.

Сёкей поднял миску, чтобы допить остатки бульона. Когда он опустил миску, часть лапши свисала из его рта.

— Смотрите на это, — сказал управитель с легкой завистью. — Вам досталась самая длинная лапша. Это означает, что к вам в этом году прибудет желанное благосостояние.

— Ты заслужил это, — произнес судья. Сёкей втянул хвостик лапши в рот.

Похвала судьи согрела его не меньше, чем бульон. Но Сёкей все еще с горестью вспоминал тех, кого он потерял: лекаря Генко, Саду, Джойджи и крестьян. Желанием Небес не было, чтобы Сёкей умер в поездке. Но те другие… он не сумел предотвратить их смерть. Судья сказал, что невозможно было помешать воле Небес.

Возможно, если бы Сёкей не записал их жалоб, они остались бы живы. Но тогда в чем состояла бы жизнь, если бы мы изо всех сил не пытались сделать ее лучше? В новом году, решил Сёкей, он будет с большим упорством добиваться того, чтобы быть достойным звания самурая. Возможно, стоит начать с того, чтобы спасти заключенного, который говорил с ним в темнице…

— Дети скоро вернутся, — произнес судья. — Почему бы не отведать еще немного моши-моши, прежде чем ребятня прибежит сюда и съест все подчистую?


22.  Признание Лисы | Во тьме таится смерть | Примечания