home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

Кейн возвысил голос.

— Что ты сказал им? С моей винтовкой всё в порядке!

Торн протянул руку.

— Пуля уходит влево. Дай-ка взглянуть на винтовку.

— Ты спятил.

— Дай взглянуть. Кейн отдал винтовку. Торн посмотрел в прицел.

— Ага, похоже, прицел немного сбит. Ты часом не ронял её?

Кейн нетерпеливо протянул руку к винтовке.

— Мы теряем время!

Торн отдёрнул винтовку, потом поднял руку, успокаивая Кейна.

— Тише, Кейн, тише. Ты же не хочешь, чтобы они узнали, что ты видел это существо.

Кейн на несколько мгновений задумался и наконец понял, к чему клонит Торн.

— Ты имеешь в виду, они могут пристрелить его первыми? — Он снова разволновался. — Но если мы будем торчать здесь, они точно опередят нас!

— Успокойся. Если его увидят другие, им тоже не поздоровится. Они окажутся в таком же неприятном положении, в каком находишься ты.

Кейн растерялся.

— О чём ты говоришь?

Тяжёлая металлическая дверь надворной постройки была заперта, но на ней имелся электронный замок с кнопочной панелью. Наудачу Кэп набрал сочетание цифр, которое Буркхард постоянно использовал в качестве кодов и паролей доступа: 1-8-5-9, год выхода в свет «Происхождения видов» Дарвина. Раздалось тихое жужжание, потом щелчок. От лёгкого толчка дверь открылась.

Кэп не сразу понял, куда он попал: в лабораторию или на склад. Огромное помещение, похожее на пещеру, но хорошо освещённое, со сводчатой крышей, опирающейся на стальные фермы и достаточно просторное, чтобы проводить здесь конференции. Перегородка высотой до середины стены отделяла передний отсек от заднего. Из-за перегородки доносились звуки возни, стук, ворчанье и повизгивание, хорошо знакомые Кэпу по Йоркскому центру. Шимпанзе.

В передней части строения находилась лаборатория, о которой большинство учёных, да и большинство университетов, могло только мечтать. Кэп осторожно прошёл вдоль выстроенных ровными рядами рабочих столов, опасливо озираясь по сторонам и прислушиваясь, в попытке обнаружить признаки человеческого присутствия, которых, как ни странно, не наблюдалось.

Первоначальная подвальная лаборатория Адама Буркхарда разрослась раз в десять, утратив все лишние элементы внутреннего убранства и всякий уют, приняв вид конвейера, предназначенного для эффективного и многократного проведения определённых операций, синтеза и анализа ДНК и белков, расшифровки ДНК, вирусного переноса, специфического мутагенеза, искусственного оплодотворения и клонирования. Женщина снова протяжно завопила. Вой доносился из-за перегородки, громкий и бьющий по нервам, как пожарная сирена.

Кэп увидел сводчатый проход в заднюю часть здания.

Ступая быстро, но осторожно, он направился прямиком к нему.

Торн говорил успокаивающим голосом, пытаясь удержать в узде импульсивного Кейна.

— Людям нельзя иметь дело с подобными вещами — понимаешь, о чём я говорю? Они видят что-то вроде этого и составляют совершенно неверные суждения. Иногда лучше, когда мы решаем, что им надо знать, а что не надо.

— Я тебя не понимаю. Торн немного поколебался.

— Ты сейчас сказал, что видел сасквотча.

— Конечно, видел! Громадный, весь чёрный, как горилла, и ходит на двух ногах, как человек!

Торн насмешливо фыркнул и помотал головой.

— Ты думаешь, я сумасшедший?

— Нет, нет, ты не сумасшедший. — Легко и быстро Торн наставил винтовку Кейна в грудь Кейну. — Ты совершенно прав.

Он выстрелил.

Рид вышел на связь.

— Кто стреляет? Сообщите, в чём дело? В ответ раздался голос Торна:

— Эй, мы извиняемся, у нас тут проблема. Винтовка Кейна опять случайно выстрелила, и теперь он попал себе в ногу.

Рид поморщился. Кейн. Этого следовало ожидать.

— Рана серьёзная?

В наушнике снова послышался голос Торна, но отдалённый, словно он говорил в сторону:

— Нет, лучше не трогай. Да, просто перевяжи чем-нибудь. — Потом: — Рид, он в порядке, но я должен помочь парню спуститься вниз.

Рид испугался, как бы охота на этом не закончилась.

— О'кей. Пит, Сэм, какое-нибудь движение в южном направлении наблюдается?

Ответил Сэм:

— Они по-прежнему там, но после этой пальбы они знают, что мы здесь.

— Макс, вы можете повернуть на север?

— Будет сделано, — ответил Макс.

— Синг, давай отметим местоположение Торна и Кейна, чтобы провести туда Макса, — распорядился Рид.

— Готово, — ответила она.

Прокрутив карту, Рид вывел на монитор GPS сектор, где находились Стив и Кейн, и отметил место. Хочется надеяться, он или Синг сумеют провести Макса туда, прежде чем станет слишком поздно.

Кэп оказался в центральном коридоре с дверями в отдельные комнаты по обеим сторонам, очень похожем на больничный. Здесь всё сияло чистотой и пахло дезинфицирующими средствами.

Первая дверь справа была приоткрыта. Доносившиеся из-за неё звуки движения привлекли внимание Кэпа. Он медленно приблизился и осторожно отворил дверь.

Шимпанзе. Шесть штук, в шести клетках высотой от пола до потолка. Самка шимпанзе в первой клетке мгновенно подошла к решётке и стала там, одной рукой держась за прут, а другую протягивая сквозь прутья к Кэпу, просительно глядя на него жёлтыми глазами. Он знал, что означает такое поведение, и, подойдя к ней, ласково взял и погладил руку. Его взгляд скользнул к стоящей неподалёку корзине с апельсинами. Он схватил несколько плодов и отдал один самке.

Судя по вздутому животу, она была беременна.

Самка в следующей клетке сидела съёжившись в углу, обхватив себя руками. Она лишь раз испуганно взглянула на Кэпа и больше не смотрела. Она тоже была беременна. Кэп пустил к ней по полу апельсин, и она дотянулась до него, но выйти из укрытия не пожелала.

В третьей клетке на спине лежала самка, по-видимому, погружённая в глубокий наркотический сон. Её гладко выбритый живот пересекал длинный разрез с наложенными на него швами.

Шимпанзе в четвёртой клетке отличалась чрезвычайно дружелюбным нравом. У неё были живые выразительные глаза. Она не подошла вразвалку к решётке, а резво подскочила. Она посмотрела Кэпу прямо в глаза и взяла предложенный апельсин. Живот у неё тоже был выбрит, разрезан и впоследствии зашит, но довольно давно: шерсть уже начинала отрастать.

Самка в пятой клетке, тоже беременная, пребывала в дурном расположении духа и апельсином не заинтересовалась.

В последней клетке находилась самка постарше, со старым рубцом на вздутом животе. Очевидно, разрез вскрывали не раз: по всей его длине тянулась сеточка розовых шрамов, стягивавших кожу несуразными складками.

Она не обратила на Кэпа никакого внимания — просто продолжала сидеть на корточках, снова и снова пересчитывая пальцы на руках.

Кэп знал, что может означать такое поведение. Самка сдалась.

За задёрнутой занавеской в глубине помещения находилась сияющая чистотой комната, разделённая на два хорошо освещённых отсека, в каждом из которых стоял операционный стол из нержавеющей стали, какими пользуются ветеринары, но с одним неприятным дополнением: кожаными ремнями для фиксации тела. В стоящих вдоль стен шкафах хранились хирургические инструменты, бинты, марлевые тампоны, халаты, белые колпаки, маски и резиновые перчатки.

У Кэпа постепенно складывалось представление о технологии процесса. Открыв дверь в большую холодильную камеру, расположенную сразу за столами, он нашёл подтверждение своей догадке.

На полках в пластиковых пакетах с бирками лежали крохотные нерождённые существа — надо полагать, шимпанзе. У двух из них конечности и пальцы были настолько длинными, что практически бесполезными. У одного, на второй полке, наоборот, вместо рук из плеч торчали трёхпалые обрубки.

На нижней полке, в эмалированном тазу лежали четыре крохотные самочки, с ногами примерно человеческих пропорций и нормальными руками. Очевидно, их сочли перспективными: у всех были вскрыты брюшные полости и удалены яичники.

Бек тесно прижималась к Рахили, напрягая зрение и слух, держа палец на кнопке включения. Всё тело у неё ныло, в душе царило смятение. Они с Рахилью вжимались в огромную трухлявую корягу, пока не стали её частью, слившись с красноватой гниющей древесиной. Чуть ниже по склону Лия с Рувимом нашли способ бесследно раствориться в большом кусте ирги.

Над частым подлеском виднелась лишь макушка Иакова, который крадучись двигался в северном направлении, насторожённо прислушиваясь и зорко озираясь по сторонам. Бек понятия не имела, что он слышит, видит или даже чувствует, но знала, что ситуация неким образом изменилась. Иаков явно не собирался прятаться или пускаться в бегство, он что-то замышлял.

Он резко остановился, обратившись в огромный валун среди зарослей.

Мёртвая тишина. Полная неподвижность.

Когда Иаков тихо посопел носом, оглянувшись через плечо, старая коряга и куст ирги снова превратились в тихо крадущихся сасквотчей. Пригибаясь к земле, медленно и бесшумно, группа двинулась на север.

Бек засунула GPS в нагрудный карман рубашки и застегнула клапан. Нужный момент наступит. Должен наступить. Но пока не время.

Синг видела, как точка Макса неуклонно ползёт в северном направлении, но он двигался слишком медленно, чтобы она могла сохранять спокойствие. Сейчас, когда Торн и Кейн спускались с горы вниз, путь к бегству на севере оставался открытым, а за отсутствием сигнала GPS Синг и охотники никогда не узнают, куда взял курс объект преследования.

— Макс? Как дела?

Голос Макса звучал напряжённо от усилий.

— Здесь труднопроходимая местность.

— Позиция Кейна на отметке 024.

— Ноль-два-четыре, понял.

Синг быстро просмотрела позиции других охотников: Рид находился на западе, намереваясь преградить существам путь вниз по склону, коли такое вообще возможно; Пит занимал позицию на юге, предположительно отрезая путь к бегству в южном направлении.

— Сэм…

— Где Сэм?

— Сэм, я не вижу вас на мониторе.

Никакого ответа. Никакого сигнала.

У Кэпа, всё ещё в ужасе таращившегося на выпотрошенные тела нерождённых шимпанзе-мутантов, едва не лопнули нервы, когда дикий вопль призрака взмыл над перегородками подобием демона ада.

Он закрыл дверь холодильной камеры и бессильно привалился спиной к стене, чтобы овладеть собой, сделать несколько глубоких вздохов и удостовериться, что его кишечник не опорожнился непроизвольно прямо здесь, на месте.

Сознавать, что существо находится поблизости, было крайне неприятно. Ещё неприятнее было сознавать, что он должен найти и идентифицировать его, то есть оказаться лицом к лицу со свирепым, кровожадным убийцей. Кэпу оставалось лишь надеяться, что оно находится в клетке, причём достаточно прочной.

Он огляделся вокруг в поисках какого-нибудь предмета, который можно использовать в качестве оружия. Никаких ломов или бейсбольных бит поблизости не наблюдалось. Он пересёк коридор, направляясь к двери, из-за которой предположительно доносился крик.

«Так, теперь осторожнее». Рука у него тряслась, когда он взялся за дверную ручку. Он приоткроет дверь лишь чуть-чуть, посмотрит в щёлку, а потом обдумает свой следующий шаг.

Дверная ручка повернулась.

Дверь немного приоткрылась.

Призрак завопил в ужасе или в гневе (возможно, в ужасе и гневе одновременно) так громко и пронзительно, что Кэп отскочил назад, захлопнув дверь. Вопль продолжался, исполненный угрозы насильственной смерти, леденящий кровь, повергающий в бездонные пучины страха. У Кэпа хватало сил лишь стоять на месте, не терять головы и не пробивать ещё одно окно в стене здания в попытке выбраться отсюда.

Вопль стих, сменившись судорожными всхлипами и жалобным хныканьем. Кэп осознал, что, судя по звуку, существо не двигалось с места. Оно не кинулось на дверь и не погналось за ним. Скорее всего, оно сидит под замком.

Он снова медленно приоткрыл дверь.

Существо снова истошно завопило.

Он открыл дверь достаточно широко, чтобы заглянуть внутрь.

Он увидел ещё один ряд клеток, превосходящих размерами предыдущие, где содержались суррогатные матери.

При виде первого существа Кэпу пришлось проконтролировать реакцию не только своего кишечника, но и желудка. В первой клетке лежала трясущаяся бесформенная туша, почти безволосая, с испещрённой синими прожилками грубой кожей. С одного конца, на месте ног, у неё торчали два обрубка, с другого конца находилась голова без шеи, лишь самую малость повернувшаяся к нему, когда он приблизился. Питательные трубки, введённые в широкий приплюснутый нос, поддерживали еле теплящуюся жизнь. Казалось, существо лишь смутно осознало присутствие Кэпа.

В следующей клетке содержался шимпанзе-великан, выросший до неестественно огромных размеров и жестоко за них расплачивающийся. Если бы он выпрямился, его рост составил бы футов восемь, но бедное животное, сгорбленное и скрюченное, как старый подагрик, сидело в углу, с безобразно распухшими коленями, с шишковатыми корявыми пальцами. Оно попыталось дотянуться до Кэпа, но его рука, похожая на искривлённый сук мёртвого дерева, едва шевелилась.

Следующую клетку занимал поразительно белый альбинос, с подозрением и ненавистью буравивший Кэпа холодными розовыми глазами. Он тоже вырос до чудовищных размеров и, судя по узловатости пальцев, тоже не отличался подвижностью. Он злобно зашипел на Кэпа, потом с натужным кряхтеньем поднялся на ноги, чтобы зарычать и напугать угрожающими телодвижениями. Искривлённые ноги подломились под ним, и он снова тяжело опустился на корточки, вынужденный ограничиться пустыми угрозами, которые в любом случае не мог выполнить.

После всего увиденного Кэп думал, что готов уже ко всему.

Он ошибался.

Едва он подошёл к следующей клетке, существо прыгнуло на решётку, испуская дикие вопли и брызгая слюной с безумно горящими жёлтыми глазами, как у демона ада, со вздыбленной чёрной шерстью, похожей на обволакивающее тело облако сажи. Кэп шарахнулся к противоположной стене и распластался по ней ещё прежде, чем почувствовал ужас, вызвавший такую реакцию.

Это был мутант высшего порядка: существо, далеко ушедшее от шимпанзе, но не ставшее лучше. Хотя и ниже Кэпа ростом, оно наверняка весило в три раза больше его, ибо обладало чудовищно развитой мускулатурой, даже затруднявшей движения. Оно бесновалось, исходило пеной, неистовствовало, и из, горла у него вырывался жуткий крик — пронзительный вопль буйнопомешанной женщины!

Существо обильно мочилось, яростно вцепляясь в прутья решётки, пытаясь взобраться по ним и ухватиться за них пальцами ног, но всякий раз соскальзывая. Противостоящие большие пальцы на ногах отсутствовали, похоже, удалённые хирургическим путём.

Кэп медленно продвигался по стене, держась на безопасном расстоянии от огромной руки, тянущейся к нему сквозь прутья. Рассчитывая добраться до ближайшего выхода, он приблизился к последней клетке, самой большой из всех…

Она была пуста.

Прутья решётки погнуты, боковые стенки сплошь покрыты вмятинами от страшной силы ударов. Фанера с задней стенки оторвана и стойки каркаса — брусья два на шесть — переломлены, точно сухие веточки. Пол был усыпан кусками изоляционной пенки. Металлический лист наружной обшивки здания искорёжен и разорван, точно консервная банка, открытая охотничьим ножом.

Дверь клетки была широко открыта, словно кто-то заходил в неё осмотреть повреждения. Кэп ступил в клетку, узнав знакомые отметины зубов на переломленном брусе и россыпь слишком хорошо знакомых диарейных экскрементов на бетонном полу.

Посмотрев в зияющую в задней стенке дыру, Кэп не увидел никаких преград между этим зданием и лесистыми горами в отдалении.

Синг перезарядила компьютер, пошевелила все проводки на задней стенке системы спутникового слежения и снова проверила рацию.

— Рид, ты меня слышишь?

— Ясно и чётко, — ответил он.

— Я по-прежнему не могу найти Сэма, а теперь и Пита не могу вызвать.

— Я вижу Пита на мониторе.

— Я тоже вижу, но он не движется и не отвечает.

Рид вызвал по рации Пита, но не получил ответа.

— Что ж, больше я не буду покупать GPS этой марки. Пожалуй, я направлюсь туда. — Потом он спросил: — А что насчёт Торна и Кейна? Где они?

— У тебя на мониторе их нет?

— Нет.

Синг в отчаянии вздохнула.

— Теперь и у меня тоже нет. Но они уже находились совсем рядом.

— И номера 6 нет?

— Нет. Он так и не появился.

— Макс? У тебя есть что-нибудь?

— Пока ничего, — ответил Макс.

Синг услышала шаги, приближающиеся к автофургону. Дверь открылась, и вошёл Стив Торн с винтовкой за спиной.

Синг облегчённо вздохнула.

— Хорошо. Одно живое тело мы имеем. У нас проблемы с системой.

Он устало ухмыльнулся.

— Я слышал.

Синг выждала несколько мгновений, а потом спросила?

— Где Кейн?

Лежащий на стойке мобильник зазвонил — особый звонок Кэпа. Синг протянула руку…

— Не отвечай, — сказал Торн, выхватывая у неё трубку.

Она увидела, как он поднимает пистолет, и почти поняла, что сейчас произойдёт, прежде чем полыхнула вспышка выстрела и её сознание разлетелось на тысячи осколков, погружаясь в черноту. Тело Синг упало лицом вниз у двери спального отсека, и под головой начала растекаться лужа крови.


Глава 15 | Монстр | Глава 17