home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19. Разговор о «драконах»



Мэт натянул старый коричневый кафтан. Хоть пуговицы на нём и были медными, зато у него было важное качество - вышивка отсутствовала напрочь. В пошитом из плотной шерсти кафтане виднелось несколько прорех от стрел, которые должны были стать смертельными. Вокруг одной из дыр ещё оставалось кровавое пятно, но оно почти полностью отстиралось. Отличный кафтан. Раньше, в Двуречье, он бы выложил за такой кругленькую сумму.

Глядя в зеркало, висящее в его новом шатре, Мэт потёр лицо. Наконец-то он сбрил проклятую бороду. Как вообще Перрин терпит эту треклятую штуку? Должно быть, у парня вместо кожи наждачная бумага. Ладно, когда понадобится, он найдёт другой способ изменить внешность.

Во время бритья он несколько раз порезался. Но это не значит, что он позабыл, как заботиться о себе самому. Ему не нужны слуги для того, с чем он в состоянии справиться сам. Кивнув своему отражению, он натянул шляпу и взял стоявший в углу ашандарей. Казалось, что вороны на клинке яростно летят навстречу грядущей битве.

- И правильно делаете, будь оно проклято, - сказал Мэт, закидывая ашандарей на плечо и выходя из шатра. Он подхватил свой узелок и повесил его на другое плечо. С этого вечера он будет проводить ночи в городе.

Он шёл широким шагом через лагерь, кивая по пути встретившимся ему Красноруким. Патрули пришлось удвоить. Его тревожил голам, а также большое количество военных лагерей в округе. Половина из них были отрядами наёмников, другая часть - вассалами того или иного мелкого лорда, явившимися выразить своё почтение Королеве, но как-то подозрительно поздно - после окончания борьбы.

Без сомнения, все как один заявляли о своей искренней преданности Илэйн, объясняя, что их люди всегда поддерживали её. Их уверения звучали немного глупо, поскольку Мэт узнал точно от трёх разных собутыльников, что для вербовки и обороны Илэйн вовсю пользовалась Перемещением. Когда являешься по письменному призыву, гораздо легче изобрести причину задержки.

- Мэт! Мэт!

Он остановился на тропинке, ведущей из его шатра, дожидаясь, пока к нему подбежит Олвер. В подражание Красноруким мальчишка надел на руку красную повязку, но продолжал носить привычные коричневые штаны и курточку. Под мышкой он нёс скатанное поле для игры в Змей и Лисичек, на плече - узелок с вещами.

Неподалёку стояла Сеталль вместе с Люсином и Эддером, двумя Краснорукими, которым Мэт поручил присматривать за ней и пареньком. Им вскоре тоже предстояло отправиться в город.

- Мэт, - запыхавшись, выпалил Олвер. - Ты уезжаешь?

- У меня сейчас нет времени сыграть с тобой, Олвер, - ответил Мэт, скидывая ашандарей с плеча на сгиб локтя. - Я должен встретиться с королевой.

- Я знаю, - сказал Олвер. - Я просто подумал, что раз мы оба собираемся в город, то можем поехать вместе и продумать план. У меня есть несколько идей, как справиться со змеями и лисицами! Мы им покажем, Мэт! Чтоб мне сгореть, так, прокльятье, и сделаем!

- Где ты набрался таких слов?

- Ну, Мэт, - ответил он. - Это же важно! Нам нужно всё спланировать! Мы ещё даже не обговорили, что собираемся делать.

Мэт мысленно обругал себя за то, что обсуждал спасение Морейн в присутствии Олвера. Вряд ли парнишка обрадуется, когда узнает, что его оставили в стороне.

- Сейчас мне нужно обдумать, что сказать королеве, - вывернулся Мэт, потерев подбородок. - Но, полагаю, ты прав. Разработка плана - дело важное. Почему бы тебе не изложить свои идеи Ноэлу?

- Я уже рассказал, - ответил Олвер. - И Тому тоже. И даже Талманесу.

Талманесу? Да он же не идёт с ними в Башню Генджей! О, Свет, кому ещё Олвер разболтал?

- Олвер, - сказал Мэт, присаживаясь на корточки, чтобы быть на одном уровне с мальчуганом, - тебе стоит быть сдержаннее. Мы ведь не хотим, чтобы о наших намерениях узнало слишком много народа.

- Я поделился только с проверенными людьми, Мэт, - заверил его Олвер. - Не беспокойся. Большинство из них Краснорукие.

«Прекрасно, - подумал Мэт. - Что подумают солдаты о своём командире, собирающемся их бросить и отправиться сражаться с персонажами детских сказок? Остаётся надеяться, что они приняли болтовню Олвера за обычные детские фантазии».

- Просто будь осторожен, - сказал Мэт. - Завтра я загляну в вашу гостиницу, и мы сможем сыграть и поболтать об этом. Хорошо?

Олвер кивнул.

- Ладно, Мэт. Но… кровь и кровавый пепел! - Он повернулся и ушёл.

- И перестань ругаться! - крикнул ему вдогонку Мэт и покачал головой. Проклятые солдаты окончательно испортят Олвера ещё до того, как тому исполнится двенадцать.

Снова закинув копьё на плечо, Мэт пошёл дальше. Он обнаружил Тома с Талманесом, уже сидящих верхом, у границы лагеря. С ними был отряд из пятидесяти Красноруких. Том был одет в вычурный бордовый кафтан с расшитыми золотом рукавами, штаны ему в тон, а также рубашку с отделанными белоснежными кружевами манжетами. На шее был повязан шёлковый шарф. Пуговицы сверкали золотом. Усы подстрижены и аккуратно расчёсаны. Весь наряд был новеньким, включая чёрный плащ с золотой подкладкой.

Мэт застыл на месте. Как этот человек сумел так ловко превратиться из старого плута-менестреля в королевского придворного? Свет!

- Судя по твоему виду, представление удалось, - сказал Том.

- Кровь и кровавый пепел! - воскликнул Мэт. - Что случилось? Ты отравился, позавтракав испорченной колбаской?

Том откинул свой плащ, демонстрируя висящую на боку арфу. Он был похож на придворного барда!

- Я подумал, раз уж после всех этих лет, я собираюсь объявиться в Кэймлине, то должен предстать во всей красе.

- Неудивительно, что у тебя были ежедневные выступления, - заметил Мэт. - В тех тавернах люди без счёта сорят деньгами.

Талманес приподнял бровь, что для него было равносильно улыбке. Порой он казался таким суровым, что по сравнению с ним и грозовая туча выглядела жизнерадостной. На нём тоже был отменный наряд цвета тёмного кобальта с серебром. Мэт пощупал собственные манжеты. Стоило бы добавить немного кружев. Будь здесь Лопин, он бы подготовил подходящий костюм, даже не спрашивая Мэта. Немного кружев мужчине не повредит, скорее сделает его респектабельнее.

- Мэт, а ты собираешься к королеве прямо в этом? - спросил Талманес.

- Конечно. - Слова сорвались с языка быстрее, чем он успел подумать. - Отличный кафтан.

Он прошёл дальше, чтобы взять поводья Типуна.

- Для тренировочных боев, может, и отличный, - откликнулся Талманес.

- Мэт, Илэйн теперь - Королева Андора, - подхватил Том. - А королевы - особы привередливые. Ты должен проявить к ней уважение.

- Я и проявляю к ней проклятое уважение, - ответил Мэт, вручая копьё одному из солдат, чтобы забраться в седло. Снова взяв ашандарей, он развернул лошадь так, чтобы видеть Тома. - Для фермера этот кафтан достаточно хорош.

- Ты больше не фермер, Мэт, - сказал Талманес.

- Нет, фермер, - упёрся Мэт.

- Однако Музенге назвал тебя… - начал было Том.

- Он ошибся, - сказал Мэт. - Человек не превращается в треклятого дворянина лишь потому, что на ком-то женился.

Том с Талманесом переглянулись.

- Мэт, - обратился к нему Том. - Вообще-то именно так оно и бывает. Я бы даже сказал, что это практически единственный способ стать дворянином.

- Возможно, у нас так и есть, - возразил Мэт. - Но Туон - шончанка. Кто знает, как обстоят дела у них? Да всем известно, какими они бывают странными. Так что мы не можем ничего утверждать, пока не поговорим с ней самой.

Том нахмурился.

- Судя по тому, что она рассказывала, я уверен…

- Нельзя быть ни в чём уверенным до разговора с Туон, - повысив голос, повторил Мэт. - До того же момента я - просто Мэт. А не Принц какой бы то ни было чепухи.

Том выглядел сбитым с толку, а уголки губ Талманеса дёрнулись вверх. Чтоб ему сгореть. Мэт склонялся к мысли, что вся его напускная серьёзность не более чем игра. Может, он втайне смеётся?

- Ладно, Мэт, - сказал Талманес. - Ты и раньше не отличался здравомыслием, так с чего же ждать его сейчас? Вперёд, на встречу с королевой Андора. Уверен, что сперва не хочешь изваляться в грязи?

- Со мной всё будет в порядке, - сухо произнёс Мэт, надвинув шляпу, в то время как один из солдат приторачивал к седлу его вещи.

Он пришпорил Типуна, и вся процессия двинулась привычной дорогой в Кэймлин. Большую часть пути Мэт прокручивал в голове план. С собой у него была кожаная папка, в которой находились бумаги Алудры, включающие список требуемого: все литейщики колоколов Кэймлина, большой запас железа и бронзы, а также различные ингредиенты на сумму в тысячи крон. И, по её заявлению, это был лишь необходимый минимум.

Как, во имя Света, Мэту заставить треклятую Илэйн Траканд дать ему всё это? Придётся очень много улыбаться. Однако Илэйн ещё раньше доказала, что не поддаётся на его улыбки, да и сами по себе королевы на обычных людей не похожи. Большинство женщин либо улыбнутся в ответ, либо нахмурятся, так что сразу понятно, к чему всё идет. Илэйн же была из тех, кто улыбается в ответ, и тут же отдаёт приказ упрятать тебя в темницу.

Эх, помогла бы его удача, ради разнообразия, оказаться сейчас там, где можно с наслаждением раскурить трубку, сыграть в кости, усадив на колено хорошенькую служаночку, и не беспокоиться ни о чём, кроме следующего броска. Так нет же, он женат на шончанской Высокородной и вынужден умолять королеву Андора о помощи. Как его угораздило влипнуть в подобную ситуацию? Порой ему казалось, что Создатель похож на Талманеса - внешне серьёзный, он в тайне часто подсмеивался над Мэтом.

Их процессия миновала бесчисленные лагеря, разбитые в чистом поле вокруг Кэймлина. Всем наёмникам было предписано держаться, самое меньшее, в лиге от города, однако отряды местных дворян могли располагаться ближе. Поэтому Мэт находился в затруднительном положении. Между солдатами и свободными наёмниками всегда существовали трения. И раз последние находились в таком отдалении от Кэймлина, драки не были редкостью. Отряд же располагался аккурат между ними.

По дымам костров, оставлявших в небе витые следы, он быстро сделал в уме некоторые прикидки. Выходило, что в округе собралось порядка десяти тысяч наемников. Интересно, знает ли Илэйн, какая здесь заваривается каша? Чуть больше жару - и всё треклятое варево хлынет через край!

Колонна Мэта привлекала внимание. Впереди ехал знаменосец со стягом Отряда Красной Руки, а его люди успели заслужить определённую репутацию. По подсчётам Мэта, они был крупнейшим соединением за стенами Кэймлина среди отрядов дворян и наёмников. По дисциплине и организации Отряд не уступал регулярной армии, и к тому же находился под предводительством друга самого Возрождённого Дракона. Его люди не могли этим не хвастать, хотя сам Мэт предпочёл бы, чтобы они держали рот на замке.

Они миновали скопление людей у обочины, ожидавших, не мелькнёт ли «лорд Мэт». Он старался смотреть прямо перед собой. Если они ждали какого-нибудь щёголя в дорогом наряде, то они будут разочарованы. Хотя он мог бы выбрать кафтан получше. Этот был жёстким, а воротник - колючим.

Судя по тому, на кого стали показывать пальцем, большинство, разумеется, приняли за «лорда Мэта» Талманеса. Возможно, всё из-за того, как он был одет… Проклятый пепел!

Предстоящий разговор с Илэйн обещал стать непростым. Однако у Мэта оставался туз в рукаве, которого, как он надеялся, будет достаточно, чтобы она посмотрела сквозь пальцы на непомерные запросы Алудры. Хотя ещё больше он боялся того, что Илэйн, разобравшись в сути дела, захочет в нём поучаствовать. А если женщина решила в чём-то «поучаствовать», это значит, что она желает возглавить всё предприятие.

Проехав разрастающееся предместье, они приблизились к воротам в бело-серых стенах Кэймлина. Солдаты пропустили их, и Мэт в ответ коснулся шляпы, а Том отвесил вычурный поклон собравшейся здесь небольшой толпе. Люди ответили приветственными возгласами. Ну, здорово. Умереть как здорово.

Путь сквозь Новый Город прошёл гладко, несмотря на всё увеличивающуюся плотность толпы. Не мог ли кто-то узнать его по тем рисункам? Мэт хотел убраться подальше от основных улиц, однако узкие улочки Кэймлина были сплошной путаницей. Пяти десяткам всадников по таким не проехать.

Наконец они миновали ослепительно белые стены Внутреннего города, улицы которого были шире, здания, построенные Огир, менее обшарпаны, и население которого было меньше. Здесь им пришлось снова проехать мимо отрядов солдат, включая Гвардейцев, облачённых в белое с красным. Впереди Мэт смог разглядеть их лагерь: палатки и коновязи располагались прямо на серой мостовой внутреннего двора.

Дворец Кэймлина был сродни небольшому городку, находившемуся внутри города, который, в свою очередь, находился ещё в одном городе. Он был окружён невысокой крепостной стеной, и, хотя его пики и шпили возносились ввысь, он походил на крепость куда больше, чем Солнечный Дворец. Если Кэймлин падёт, Дворец может продолжать защищаться. Однако им требуется больше казарм внутри стен. Лагерь, разбитый прямо во дворе, это смешно.

Мэт взял с собой Талманеса, Тома и с десяток солдат в качестве эскорта. У входа во дворец их поджидал высокий мужчина в сверкающем нагруднике с тремя золотыми бантами, пришитыми к плащу на плече. Он был молод, но, судя по его позе - расслебленной, и в то же время уверенной, рука на эфесе меча - перед ними был умелый воин. Жаль, что он такой смазливый. Военная служба может его изуродовать.

Молодой человек кивнул Мэту, Тому и Талманесу.

- Лорд Коутон? - обратился он к Мэту

- Просто Мэт.

Тот вскинул бровь, но никак не прокомментировал.

- Меня зовут Чарльз Гайбон. Я отведу вас к Её Величеству.

Значит, для эскорта Мэта Илэйн отрядила самого Гайбона. Тот был высокопоставленным - вторым по рангу в её армии. Неожиданно. Проявляла ли тем самым Илйэн к нему почтение или выказывала свой страх? А, может, Гайбон захотел лично взглянуть на Мэта. Не стала бы она оказывать ему честь, заставив так долго дожидаться аудиенции! Тёплая встреча со стороны старых друзей, ничего не скажешь. Он утвердился в своих подозрениях, когда Гайбон повёл их не в Главый Зал, а во внутренние покои Дворца.

- Я много о вас слышал, мастер Коутон, - сказал Гайбон. Казалось, он был одним из закостенелых служак: твёрдый, даже слишком, будто недостаточно гибкий лук.

- И от кого же? - спросил Мэт. - От Илэйн?

- В основном - городские слухи. Люди рады о вас поболтать.

«Неужели?» - подумал Мэт.

- Я не сделал и половины из того, что обо мне рассказывают, - проворчал он. - А остальное произошло не по моей треклятой вине.

Гайбон рассмеялся:

- Как на счёт истории, будто вы провисели в петле на дереве девять дней кряду?

- Не было такого, - ответил Мэт, борясь с желанием поправить шарф на шее. Девять дней? Кто такое выдумал? Да он не провисел даже девяти проклятых минут! И девяти секунд хватило с лихвой!

- А ещё утверждают, - продолжил Гайбон, - что вы ни разу не потерпели неудачи ни в игре в кости, ни в любви, и что ваше копьё всегда достигает цели.

- Хотелось бы, чтобы последние два утверждения были правдой. Чтоб мне сгореть, очень хотелось бы.

- Но, значит, в кости вы всегда выигрываете?

- Почти всегда, - ответил Мэт, поглубже натягивая шляпу. - Но не распространяйтесь на сей счёт, иначе со мной больше никто не сядет играть.

- И ещё говорят, что вы убили одного из Отрёкшихся, - заметил Гайбон.

- Это чушь, - ответил Мэт.

«А это ещё откуда взялось?»

- И судя по слухам, вы сражались на дуэли чести с королём айильских захватчиков? Вы и вправду таким образом завоевали для Возрождённого Дракона верность Айил?

- Кровавый пепел! - сказал Мэт. - Я убил Куладина, но ни на какой не на дуэли! Я просто наткнулся на него на поле боя, и один из нас должен был умереть. И, чтоб мне сгореть, им не собирался быть я.

- Интересно, - сказал Гайбон. - Я считал, что последнее - весьма вероятно. По крайней мере, это одно из немногого, что действительно могло бы произойти. В отличие от… - он не закончил фразу.

- Ну, что ещё? - спросил Мэт. Они миновали пересечение коридоров, где толпились глазевшие на него слуги, другие же проходили мимо, о чём-то перешёптываясь.

Гайбон колебался.

- Уверен, вы уже слышали.

- Сомневаюсь.

«Чтоб ему сгореть! Ну что ещё? Неужели все эти сплетни распространяют люди из Отряда? Но даже они не знали кое-чего из перечисленного!»

- Ладно, есть слух, что вы совершили путешествие во владения самой Смерти, чтобы бросить ей вызов и потребовать ответы на свои вопросы, - смущенно сказал Гайбон. - И что она подарила вам это копьё и предсказала вашу смерть.

Мэт ощутил холодок. Эта сплетня была пугающе близка к правде.

- Я знаю, звучит глупо, - продолжил Гайбон.

- Верно, - ответил Мэт. - Глупо.

Он попытался рассмеяться, но вышел кашель. Гайбон с любопытством покосился в его сторону.

«О, Свет! - понял Мэт. - Он думает, я уклоняюсь от ответа!»

- Конечно же, это всего лишь сплетни, - поспешно ответил Мэт. Возможно, слишком поспешно. Кровь и кровавый пепел!

Гайбон задумчиво кивнул.

Мэт хотел сменить тему, но не доверял своему собственному треклятому языку. Он заметил, что всё больше и больше слуг выглядывают посмотреть на проходящую процессию. Он хотел было ещё раз выругаться по этому поводу, когда заметил, что большинство из них таращатся на Тома.

Здесь, в Кэймлине, Том когда-то был придворным бардом. Сам он не рассказывал, но Мэт знал, что у них вышла размолвка с прежней королевой. С тех пор Том фактически пребывал в изгнании и возвращался в Кэймлин только под давлением обстоятельств.

Теперь Моргейз была мертва, и, по всей видимости, ссылка Тома закончилась. Вероятно, поэтому он вырядился так живописно. Мэт снова оглядел свой наряд. «Чтоб мне сгореть, следовало одеться чуточку получше».

Гайбон подвёл их к резной двери, на которой красовался рычащий Лев Андора. Офицер тихо постучал и получил разрешение войти. Он сделал Мэту приглашающий знак в сторону дверей.

- Королева примет вас здесь.

- Том, ты идёшь со мной, - сказал Мэт. - Талманес, останешься с бойцами. - Дворянин выглядел удрученным, но вряд ли Илэйн встретит Мэта с распростёртыми объятьями, так что ему не очень-то хотелось, чтобы Талманес был тому свидетелем. - Я представлю тебя позже, - пообещал Мэт. Вот проклятые аристократы! Что ни сделай, обязательно заденешь их честь. С каким удовольствием сам Мэт подождал бы в коридоре!

Сделав глубокий вдох, Мэт шагнул к двери. Он прошёл десятки схваток и битв без лишних нервов. А сейчас у него тряслись руки. И откуда такое чувство, словно он идёт прямо в засаду, не имея ничего для защиты?

Илэйн - Королева. Чтоб ему сгореть, но это будет больно. Он открыл дверь и вошёл.

Мэт мгновенно нашёл взглядом Илэйн. Она сидела у камина, держа в руках чашку, наполненную чем-то, похожим на молоко. В тёмно-красном с золотом платье она казалась восхитительной. Красивые, полные алые губы, которые Мэт был бы непрочь поцеловать, не будь он женат. Её золотистые волосы светились в свете пламени, а на щеках играл румянец. Похоже, она немного поправилась. Но лучше об этом не упоминать. Или нужно? Порой женщин бесит, когда ты замечаешь в них перемены, а бывает и наоборот - бесит, когда не замечаешь.

Илэйн была красоткой. Хотя, конечно, не такой красивой, как Туон: слишком белокожая, слишком высокая, и волос у неё слишком много. Так, что-то он отвлёкся. И всё же, она была красива. Какое расточительство делать подобных девушек королевами. Из неё бы вышла отличная служанка. Эх, ладно. Кто-то же должен быть королевой.

Мэт перевёл взгляд на Бергитте, последнюю участницу их встречи. Та выглядела по-прежнему: неизменная золотая коса и высокие сапоги, словно у героини треклятых легенд. Которой, по чести сказать, она и являлась. Приятно было увидеть её снова: это была единственная из знакомых ему женщин, которая не огрызалась на него за высказанную правду.

Том шагнул следом, и Мэт прочистил горло. Она будет ждать от него соблюдения формальностей. Ну, что ж, он не намерен кланяться или шаркать ножкой, и он…

Илэйн соскочила с кресла. И в тот момент, как Бергитте закрыла дверь, она бросилась через всю комнату и с криком «Том, как я рада, что с тобой всё в порядке!» заключила менестреля в объятья.

- Здравствуй, милая, - сердечно ответил Том. - До меня доходили слухи, что ты отлично справилась и за себя, и за Андор.

Илэйн расплакалась! Сбитый с толку Мэт стащил с головы шляпу. Естественно, он знал, что Илэйн с Томом были близки, но теперь-то Илэйн стала Королевой! Она обернулась к Мэту:

- Рада тебя видеть, Мэт. Не думай, что Корона забыла о твоей службе мне. Мы так же обязаны тебе за то, что ты доставил Тома обратно в Андор.

- Хм… да ладно, Илэйн, чепуха,- произнёс Мэт. - Но ты-то, чтоб мне сгореть! Ты - и вдруг Королева Андора! Как ощущения?

Илэйн улыбнулась, наконец соизволив отпустить Тома.

- Во многом так же, как у тебя с подбором слов, Мэт.

- Я не собираюсь кланяться тебе и всё такое, - предупредил он. - И нести всякую чепуху, вроде Ваших Величеств.

- Я ничего подобного от тебя и не ожидала, - ответила Илэйн. - Не считая обращения на людях, конечно же. Мне нужно поддерживать должный облик перед поддаными.

- Мда, полагаю, тут ты права, - согласился Мэт. Это действительно имело смысл. Он подал руку Бергитте, но та усмехнулась и обняла его, крепко похлопав по спине, словно старый приятель, встреченный за кружкой эля. Возможно, так оно и было, не считая эля.

Хотя эль как раз не помешал бы.

- Давайте присядем, - предложила Илэйн, указывая на кресла возле камина. - Извини, что заставила тебя столько ждать, Мэт.

- Да ерунда, - ответил тот. - У тебя же полно дел.

- Мне, право, неловко, - продолжила она. - Один из моих клерков принял вас за простых наёмников. Их и не сосчитаешь! Если хочешь, я дам вам разрешение обосноваться ближе к городу. Боюсь, внутри стен места для Отряда не хватит.

- Нам и не нужно, - откликнулся Мэт, присаживаясь на одно из кресел. - Хватит с нас и разрешения встать поближе. Благодарю. - Том сел, а Бергитте предпочла остаться стоять, хотя и присоединилась к ним у камина, опёршись спиной о каменную стену.

- Илэйн, ты хорошо выглядишь, - сказал Том. - Как малыш? С ним всё в порядке?

- С ними, - поправила его она. - Я жду близнецов. И, да, всё идёт хорошо. За исключением того, что они брыкаются и пинаются при каждой возможности.

- Погоди-ка, - сказал Мэт, - Что? - Он уставился на живот Илэйн. Том закатил глаза.

- Ты, что, пропускаешь всё мимо ушей, когда ходишь в город поиграть?

- Я слушаю, - пробормотал Мэт. - Обычно. - Он укоризненно посмотрел на Илэйн: - Ранд знает?

Она рассмеялась:

- Следует надеяться, что он не будет слишком удивлён.

- Чтоб мне сгореть! - воскликнул Мэт. - Он - отец!

- О том, кто отец моих детей, в городе бытуют самые разные слухи, - торжественно объявила Илэйн. - И Корона предпочитает, чтобы какое-то время дело не шло дальше домыслов. Но довольно уже обо мне! Том, ты должен мне всё рассказать! Как тебе удалось выбраться из Эбу Дар?

- Забудь про Эбу Дар, - рявкнула Бергитте. - Как там Олвер? Вы его нашли?

- Нашли, - ответил Том. - С ним всё в порядке, хотя, боюсь, теперь ему уготована судьба профессионального солдата.

- Не такая уж она и плохая, - ответила Бергитте. - Верно, Мэт?

- Бывает и хуже, - ответил тот, всё ещё пытаясь подобрать под себя ноги. Как вышло, что, получив корону, Илэйн стала вести себя менее властно? Может, он что-то упустил? Теперь она казалась даже приятной!

Стоп, так нечестно. Она и раньше бывала милой. Просто эти случаи чередовались с теми, когда Мэт оказывался у неё на посылках. Он поймал себя на том, что улыбается, слушая красочный рассказ Тома об их побеге, захвате Туон, и последующем путешествии со зверинцем мастера Люка. Словно вытащенный на свет из мешка сказителя рукой настоящего мастера, этот рассказ прозвучал куда более впечатляюще, чем было на самом деле. Слушая Тома, Мэт едва не вообразил себя героем.

Однако едва Том подобрался к той части, где Туон произнесла слова свадебной клятвы, Мэт кашлянул и встрял в рассказ:

- И тут мы разбили Шончан, отступили в Муранди, и наконец-то встретили Айз Седай, которая через переходные врата доставила нас сюда. К слову, ты в последнее время не встречала Верин?

- Нет, - сказала Илэйн. Том весело покосился на Мэта.

- Проклятье, - произнёс Мэт. Был шанс воспользоваться её услугами, чтобы создать врата прямо к Башне Генджей. Ладно, об этом он позаботится позже. Он вынул из-за пояса папку, открыл её и вытащил бумаги Алудры.

- Илэйн, - обратился он к ней, - мне нужно с тобой поговорить.

- Да, ты упоминал в письме «литейщиков колоколов». В какие ещё неприятности ты влез, Мэтрим Коутон?

- Это совершенно несправедливо, - ответил он, раскладывая бумаги. - Я вовсе не из тех, кто влипает в разные неприятности. Если мне…

- Ты же не собираешься снова вспоминать о том, как меня схватили в Тирской Твердыне, не так ли? - закатив глаза, спросила она.

Он замер.

- Конечно, нет. Что было - быльём поросло. Я почти ничего не помню.

По комнате разнёсся её звенящий смех. Он почувствовал, что краснеет.

- Ладно, всё равно никаких неприятностей у меня нет. Просто мне нужны кое-какие ресурсы.

- Что за ресурсы? - спросила Илэйн, с любопытством следя за тем, как он раскладывает бумаги на столике рядом с её креслом. Бергитте наклонилась, чтобы их рассмотреть.

- Итак, - начал Мэт, потерев подбородок. - В городе есть три литейщика. Мне нужны они все. И ещё будут нужны кое-какие ингредиенты. Они перечислены на этой странице. И ещё… нам нужно немножко металлов, - он поморщился и передал ей ещё один лист с составленным Алудрой списком.

Илэйн прочла страницу и удивлённо моргнула:

- Ты свихнулся?

- Иногда мне тоже так кажется, - ответил он. - Но чтоб мне сгореть, я считаю, что овчинка стоит выделки.

- О чём ты? - спросила Илэйн, когда Бергитте передала ей один из просмотренных листов.

- Алудра называет их «драконами», - ответил Мэт. - Том утверждает, что вы с ней знакомы?

- Знакомы, верно, - ответила Илэйн.

- Так вот, речь идет о пусковых трубах, вроде тех, что используются для фейерверков. Только наши будут из металла, и крупнее. И вместо ночных цветков они будут запускать вот такие куски железа, размером с голову.

- Зачем кому-то может потребоваться запускать в небо какие-то куски железа? - всё больше хмурясь, спросила Илэйн.

- Не в небо, - ответила Бергитте, глаза которой расширились. - А в сторону чьей-нибудь армии.

Мэт кивнул.

- Алудра утверждает, что один такой дракончик может закинуть железный шар почти на милю.

- Все материнское молоко им в чашу! - воскликнула Бергитте. - Ты шутишь!

- Она не шутит, - ответил Мэт. - И я ей верю. Вам бы взглянуть на то, что ей уже удалось создать, и она утверждает, что следующие будут настоящим шедевром. Послушай, вот здесь она нарисовала, как драконы обстреливают стены города, располагаясь в миле от них. С пятью десятками драконов и двумя с половиной сотнями солдат она сможет пробить стену, подобную кэймлинской, за несколько часов.

Илэйн побледнела. Поверила ли она? Или сейчас разозлится за то, что он отнимает её время?

- Я считаю, что в Последней Битве ничто не будет лишним, - быстро добавил Мэт. - У троллоков нет стен. Но взгляни сюда. Я попросил её придумать, как произвести выстрел по целой шеренге троллоков на расстояние в четыре сотни шагов. И получается, что один дракон способен заменить пять десятков лучников. Чтоб мне сгореть, Илэйн, мы же будем в меньшинстве. Тень всегда может выставить куда больше троллоков, чем у нас есть солдат, а убить этих проклятых тварей вдвое труднее, чем человека. Нам нужно любое преимущество, какое сумеем раздобыть. Вот я помню, как…

Мэт оборвал себя на полуслове. Он едва не проболтался, что помнит Троллоковы Войны, а это было плохой идеей. Подобным образом можно вызвать ненужные слухи.

- Слушай, - продолжил он. - Может, это звучит немного возмутительно, но ты просто обязана дать шанс испробовать эту штуку.

Она взглянула на него и… снова расплакалась? Что он такого сделал?

- Мэт! Я могла бы расцеловать тебя! - заявила она. - Это именно то, что мне нужно!

Мэт моргнул:

- Что?

Бергитте рассмеялась:

- Сперва Норри, теперь Мэта. Тебе следует следить за собой, Илэйн. Ранд будет ревновать.

Илэйн фыркнула, снова посмотрев на планы.

- Литейщикам это не понравится. После завершения осады большая часть ремесленников хотела вновь заняться повседневным промыслом.

- О, я в этом не уверена, - ответила Бергитте. - В своё время я знавала парочку ремесленников. Хоть вслух они и жаловались о вынужденных льготах для Короны в военное время, но, поскольку им всё компенсировали, втайне они были счастливы. Стабильная работа всегда ценится. Кроме того, подобная штука их заинтересует.

- Нам нужно держать её в секрете, - сказала Илэйн.

- Значит, ты берёшься? - удивлённо уточнил Мэт. Ему даже не пришлось отвлекать её внимание заготовленной взяткой!

- Конечно, сперва в качестве подтверждения, нам потребуется один рабочий образец, - ответила Илэйн. - Однако, если эти устройства, эти драконы, работают хотя бы вполовину так хорошо, как обещает Алудра… тогда я была бы дурой, если бы не бросила все силы на их производство!

- Это очень великодушно с твоей стороны, - почесав голову, заявил Мэт.

- Что значит великодушно? - встрепенулась Илэйн.

- Построить их для Отряда.

- Для Отряда? Мэт, мы будем строить их для Андора!

- Опять двадцать пять, - сказал Мэт. - Это был мой план.

- А ресурсы мои! - ответила Илэйн. Она выпрямилась, внезапно став величественнее. - Конечно же, ты понимаешь, что Корона может обеспечить куда более надёжный и эффективный контроль за производством этого оружия.

Находившийся рядом Том широко улыбнулся.

- Ну, а ты-то чего такой веселый? - спросил его Мэт.

- Да так, - ответил менестрель - Твоя мать гордилась бы тобой, Илэйн.

- Благодарю тебя, Том, - ответила она, улыбнувшись в ответ.

- Ты вообще на чьей стороне? - возмутился Мэт.

- На обеих сразу, - ответил Том.

- Это никакая не треклятая сторона, - заявил Мэт, поворачиваясь обратно к Илэйн. - Мне пришлось потратить много сил и серьёзно пораскинуть мозгами, чтобы вытянуть эти планы из Алудры. Я ничего не имею против Андора, но я никому не доверю это оружие, кроме себя самого.

- А если бы Отряд был частью Андора? - спросила Илэйн. Внезапно до него дошло, что она говорит по-королевски.

- Отряд не принадлежит никому, - ответил Мэт.

- Всё это прекрасно, Мэт, - ответила она, - но такой порядок вещей превращает вас в наёмников. А я думаю, что Отряд заслуживает большего, лучшего. Имея поддержку со стороны королевской власти, вы получите доступ ко всем ресурсам и влиянию. Андор может дать вам широкие полномочия и сохранить ваше собственное командование.

Заманчивое предложение. Наверное. Но это не имеет значения. Мэт решил, что Илэйн со своим королевством будет совсем не в восторге, когда узнает о его связях с Шончан. Однажды он вернётся к Туон. Хотя бы только затем, чтобы понять, что та на самом деле к нему чувствует.

Он не собирался позволить Шончан наложить лапу на драконов, но и мысль отдать их Андору его не прельщала. С сожалением приходилось признать, что изготовить их в Андоре, не поделившись с государством, тоже не представлялось возможным.

- Не нужны мне никакие полномочия для Отряда, - ответил Мэт. - Мы свободные люди, и нам это нравится.

Илэйн выглядела встревоженной.

- Однако, мы могли бы поделиться с вами драконами, - ответил Мэт. - Часть нам, часть - вам.

- А что, если я сама сделаю всех драконов, - предложила Илэйн, - и они будут принадлежать мне, но я пообещаю, что использовать их будет только Отряд? И никакая другая армия их не получит?

- Мило с твоей стороны, - ответил Мэт. - Однако очень подозрительно. Прошу, без обид.

- Для меня будет лучше, если ни один из Домов их не получит, по крайней мере, сразу. Так или иначе, но они начнут распространяться, как всегда происходит с оружием. Я сделаю драконов и обещаю передать их Отряду. Не полномочия, а простой контракт о длительном найме. Можете уйти в любое время. Но если это случится, то драконы останутся.

Мэт нахмурился.

- Мне кажется, Илэйн, будто ты пытаешься посадить меня на цепь.

- Я всего лишь предлагаю разумное решение.

- В день, когда ты станешь разумной, я съем шляпу, - ответил Мэт. - Без обид.

Илэйн вскинула бровь. Да, она определённо стала королевой. Именно так.

- На случай своего ухода, я хочу оставить за собой право на несколько драконов, - продолжил Мэт. - Четверть нам, три четверти тебе. Но мы также примем контракт, и пока мы находимся на службе, все они - наши. Как ты и сказала.

Она нахмурилась сильнее. Чтоб ему сгореть, но она слишком быстро уловила сильные стороны этих драконов. Теперь он не может позволить ей медлить. Им нужно запустить драконов в производство немедленно. А ещё он не может позволить оставить Отряд вовсе без драконов.

Мысленно вздохнув, Мэт поднял руку и развязал шнурок на шее. Затем вытащил из-под рубахи знакомый медальон в виде лисьей головы. В ту же секунду, как он его снял, Мэт почувствовал себя более обнажённым, чем останься он без одежды. Он положил его на стол.

Илэйн посмотрела на медальон, и Мэт увидел в её глазах вспыхнувшее желание заполучить его.

- Зачем это?

- Чтобы подсластить сделку, - ответил Мэт, наклоняясь вперёд, поставив локти на колени. - Ты получишь его на один день, если согласишься начать производство первого дракона сегодня же вечером. Мне плевать, что именно ты станешь делать с медальоном: будешь изучать его, напишешь о нём треклятую книгу или станешь носить на себе. Но завтра ты его вернёшь. Дай слово.

Бергитте медленно присвистнула. Илэйн с самого начала, едва узнала о существовании у Мэта медальона, пыталась наложить на него руки. И, естественно, этого же хотела каждая встречная проклятая Айз Седай.

- Я получаю минимум годовой контракт с Отрядом, - сказала Илэйн. - С возможностью продления. Мы заплатим столько же, сколько вы получили в Муранди.

Как она об этом узнала?

- Вы можете его разорвать, - продолжила она, - если предупредите за месяц, но я оставляю у себя четыре дракона из пяти. И всякий, кто пожелает остаться на службе в армии Андора, должен получить такой шанс.

- Я хочу четверть, - ответил Мэт. - И нового слугу.

- Что? - переспросила Илэйн.

- Слугу, - ответил Мэт. - Ну, знаешь, чтобы следить за моим гардеробом. Ты справишься с выбором лучше меня.

Илэйн оглядела его наряд, потом подняла взгляд к причёске.

- Это, - ответила она, - я обещаю тебе вне зависимости от того, чем закончатся переговоры.

- Так что насчёт четверти? - спросил Мэт.

- А я забираю медальон на три дня.

Он поёжился. Три дня, а голам уже в городе. По её милости его прикончат. Остаться без медальона на день - уже смертельный риск. Но ничего другого для торговли у него не было.

- И что же ты собираешься делать с этой штукой? - спросил он.

- Сделать копию, - задумчиво ответила она. - Если получится.

- В самом деле?

- Не узнаю, пока не попытаюсь.

Мэт внезапно испугался, представив, что у каждой Айз Седай в мире окажется подобный медальон. Они обменялись взглядами с Томом, который был так же удивлён услышанным.

Но какое это имеет значение? Сам Мэт направлять не способен. До этого он беспокоился, что если Илэйн изучит медальон, то найдёт способ, как его обойти, чтобы повлиять на владельца Единой Силой. Но раз она всего лишь хочет его воспроизвести… что ж, он почувствовал облегчение. И интерес.

- Есть ещё кое-что, о чём я собирался упомянуть, Илэйн, - продолжил он. - Голам здесь, в городе. Он убивает людей.

Илэйн осталась спокойна, но, судя по тому, что она заговорила ещё более официально, новости её встревожили:

- Тогда я сделаю всё возможное, чтобы вернуть медальон в срок.

Мэт поморщился.

- Ладно, - ответил он. - Через три дня.

- Отлично, - сказала она. - Я хочу, чтобы Отряд поступил на службу немедленно. Скоро я Перемещусь в Кайриэн, и мне кажется, что они будут там куда полезнее, чем Гвардия Королевы.

Так вот ради чего это всё! Илэйн нацелилась на Солнечный Трон. Что ж, это отличное дельце для его людей, по крайней мере, пока они не понадобятся самому Мэту. Лучше это, чем оставлять их прозябать в лени и задираться с наёмниками.

- Я согласен, но с одним условием, - ответил Мэт. - Илэйн, Отряд будет волен принять участие в Последней Битве так, как пожелает Ранд. И ещё… Алудра должна лично следить за созданием драконов. У меня есть ощущение, что в случае ухода Отряда из Андора, она настоит на том, чтобы остаться здесь.

- Не имею возражений на этот счёт, - улыбнувшись, ответила Илэйн.

- Так я и думал. Но во избежание недопонимания: пока Отряд не уйдёт, мы будем контролировать драконов. Ты не можешь никому продавать технологию.

- Мэт, кто-нибудь всё равно скопирует их, - заметила она.

- Копии не сравнятся с подлинниками Алудры, - возразил Мэт. - Это я тебе обещаю.

Илэйн изучающее посмотрела на него - голубые глаза всё взвесили и измерили:

- И всё равно я бы хотела, чтобы Отряд стал подразделением Андора на полном довольствии.

- Знаешь, а я хотел бы иметь шляпу из золота, шатёр, который мог бы летать, и лошадь, которая испражнялась бы бриллиантами. Однако нам обоим придётся довольствоваться разумными желаниями, не так ли?

- Но разве не разумно будет, если…

- Нам пришлось бы следовать твоим указаниям, Илэйн, - ответил Мэт. - А я этого не допущу. В некоторых битвах не стоит сражаться. И мне решать, когда моим людям рисковать. Вот так-то.

- Мне не нравится принимать на службу людей, которые могут уйти, когда захотят.

- Знаешь, я не стану придерживать их только для того, чтобы насолить тебе, - сказал Мэт. - Я буду делать то, что правильно.

- То, что ты считаешь правильным, - поправила она.

- У каждого человека должен быть такой выбор, - ответил он.

- Мало кто пользуется им разумно.

- И, тем не менее, он нам нужен, - сказал Мэт. - Мы его требуем.

Она бросила едва заметный взгляд на разложенные на столе планы и медальон:

- Вы его получите, - ответила она.

- Замётано, - сказал он, поднимаясь. Плюнув на ладонь, он протянул ей руку.

Она помедлила, потом встала, плюнула на свою ладонь и протянула ему. Мэт улыбнулся и пожал её.

- Ты знал, что я могу повелеть тебе поднять оружие против двуреченцев? - спросила она. - Потому-то и просил о возможности уйти по собственному желанию?

Против двуреченцев? Зачем же, во имя Света, ей может это понадобиться?

- Тебе не нужно с ними сражаться, Илэйн.

- Посмотрим, на что меня вынудит Перрин, - ответила она. - Но давай не будем обсуждать это прямо сейчас. - Она взглянула на Тома, потом потянулась к столу и вынула из-под него свиток, перевязанный лентой. - Пожалуйста, я хотела бы услышать поподробнее, что с вами случилось по пути из Эбу Дар. Не согласитесь сегодня со мной отужинать?

- С большим удовольствием, - поднимаясь, ответил Том. - Не так ли, Мэт?

- Полагаю, да, - ответил Мэт. - Если только и Талманес приглашён. Иначе, если я не устрою вам встречу, Илэйн, он порвёт мне глотку. А, отужинав с тобой, он протанцует всю обратную дорогу до лагеря.

Это рассмешило её.

- Как хочешь. Я прикажу слугам показать вам комнаты, в которых вы сможете отдохнуть до назначенного времени. - Она передала свиток Тому. - Если пожелаешь, это будет обнародованно завтра же.

- Что в нём? - нахмурившись, спросил Том.

- Двор Андора нуждается в подходящем придворном барде, - ответила она. - Я полагала, тебя это заинтересует.

Том замешкался.

- Это большая честь для меня, но я не могу её принять. Есть дела, которые мне нужно доделать, и я не могу привязывать себя ко двору.

- Тебе и не нужно себя привязывать, - ответила Илэйн. - Ты волен приходить и уходить, когда пожелаешь. Но когда ты в Кэймлине, мне бы хотелось, чтобы всем было известно, кто ты.

- Я… - он принял свиток. - Я подумаю над этим, Илэйн.

- Превосходно, - она поморщилась. - Боюсь, сейчас у меня должна состояться другая встреча, с моей акушеркой. Увидимся за ужином. Я ещё не поинтересовалась у Мэтрима, что он имел в виду, называя себя в письме женатым человеком. Я ожидаю подробный отчёт! И без исключений! - Она с лёгкой улыбкой посмотрела на Мэта. - «Исключение», Мэт, означает «выброшенные подробности». На тот треклятый случай, если ты не в курсе.

Он надел шляпу.

- Я в курсе. - Как там это слово? Истечения? Свет, ну почему он упомянул о женитьбе в том письме? Он всего лишь надеялся заинтриговать Илэйн настолько, чтобы она захотела с ним повидаться.

Илэйн рассмеялась и махнула в сторону выхода. Перед уходом Том по-отечески чмокнул её в щечку, и хорошо, что по-отечески! Мэт слышал невероятные сплети об этой парочке, которым он не хотел верить. Ведь Том настолько стар, что в дедушки ей годится, не меньше.

Мэт отворил дверь, собираясь выйти.

- И Мэт, - на прощанье добавила Илэйн, - если тебе нужно одолжить денег, чтобы купить новый кафтан, Корона с удовольствием даст тебе взаймы. Учитывая твой статус, тебе в самом деле нужно одеваться получше.

- Я не треклятый дворянин, - ответил он, разворачиваясь.

- Пока нет, - сказала она. - Ты не настолько дерзкий, как Перрин, чтобы присвоить себе титул. Но я прослежу, чтобы ты его получил.

- Ты не посмеешь, - ответил он.

- Но…

- Послушай, Илэйн, - сказал он, когда Том присоединился к нему в коридоре. - Я горжусь тем, кто я есть. И мне нравится этот кафтан. Он удобный! - Мэт сжал кулаки, борясь с желанием почесать шею.

- Как скажешь, - ответила Илэйн. - Увидимся за ужином. Я приведу Дайлин. Ей очень интересно с тобой встретиться.

С этими словами она дала Бергитте знак закрыть дверь. Мэт мгновение возмущённо смотрел на дверь, потом повернулся к Тому. Талманес и бойцы поджидали в отдалении, где не могли подслушать. Дворцовые слуги угощали их горячим чаем.

- Что ж, прошло удачно, - решил Мэт, уперев руки в бока. - Я боялся, что она не клюнет, но, думаю, я её неплохо подсёк. - Однако проклятые игральные кости по-прежнему катились в его голове.

Том рассмеялся, похлопав его по плечу.

- Ну, что ещё? - спросил Мэт.

Том только усмехнулся, потом посмотрел вниз на свиток в руке.

- Это тоже неожиданно.

- Ну, Андору же не хватает придворного барда, - ответил Мэт.

- Да, - сказал Том, просматривая свиток, - но тут ещё приложено прощение за любые преступления, известные и неизвестные, которые я мог совершить в Андоре или Кайриэне. Интересно, кто рассказал ей…

- Рассказал о чём?

- Так, ни о чём, Мэт. Ни о чём. До ужина с Илэйн ещё пара часов. Что скажешь, если мы купим тебе новый кафтан?

- Ну ладно, - ответил Мэт. - Как думаешь, а мне одно из подобных прощений полагается, если, к примеру, я попрошу?

- А оно тебе требуется?

Идя рядом по коридору, Мэт пожал плечами.

- Подстраховаться не помешает. Кстати, какой кафтан ты хочешь мне купить, а?

- Я не говорил, что плачу я.

- Да, ладно, не будь таким прижимистым, - ответил Мэт. - Я плачу за ужин.

Кровь и кровавый пепел, Мэт знал, что так и выйдет.



* * * | Башни полуночи | Глава 20. Выбор