home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 2

Доступно только для пользователейОткрыв глаза, Мойра произнесла:

— За это я с тебя кожу живьем сдеру.

Идиот-козел-ублюдок, что выстрелил в нее, аж подпрыгнул на своем стуле от удивления и выронил книгу, которая с грохотом свалилась на пол. Мойра уселась.

И чуть не рухнула обратно из-за накатившей волны головокружения. Тут же зажмурившись, Мойра принялась нащупывать край кровати.

— Дай только доберусь до тебя. Так и вижу, как ты будешь умирать, вопить от боли, корчиться в агонии. Долго-долго.

Похититель поднял книгу, а затем его прохладные ладони аккуратно опустили Мойру обратно.

— Тише, милашка. Этот транквилизатор просто с ног сшибает.

— Поверь мне, ты, тупица, псих, дебил, — сообщила ему Мойра, — Я тебе еще устрою настоящее сшибание с ног.

— Ты слишком рано проснулась, — продолжал успокаивать он.

Она перехватила его запястье и стиснула пальцы, ломая кости на сотни осколков, уже слыша вопли…

— Ну хватит, щекотно.

— Проклятье! И долго я буду беспомощнее младенца? — вместо оглушительного крика у нее вышел лишь жалкий сдавленный хрип.

— Наверное, весь остаток дня.

И у этого хама еще хватает наглости говорить таким извиняющимся тоном? После того, как он вломился в чужой двор, ударил девушку, а потом вообще выстрелил в нее?

— Зачем ты пробрался в поместье?

Открыв глаза, Мойра оценила обстановку с помощью зрения и нюха. Спальня в кремовых и белых тонах, окна выходят на юг, двуспальная кровать, шерстяное покрывало, полы, которые давно пора бы натереть, в шкафу — можжевельник от моли, а в кладовке — нафталин. И посреди комнаты, на единственном стуле — он, с книгой в руках («Возмездие для «Чайников») и с откровенным интересом во взгляде. В уголках внимательных темно-синих глаз морщинки — можно подумать, он когда-нибудь смеётся! Волосы распущены, и русые пряди касаются плеч.

— Хорошо, что ты спросила, — сказал он. К сожалению, Мойра уже забыла вопрос. — Это плохое место. Ты там работаешь? Тебя заставили? Впрочем, уже не важно. Тебе не надо туда возвращаться, милая.

— Спасибо, милый. — Брр. Этот болван должен о чем-то предупредить Уиндэма? Тревога слегка развеяла наркотический туман. — Майклу или Дженни что-то угрожает?

Выражение его лица осталось неизменным, но губы вдруг побелели. А его запах… он едва не обжег ноздри Мойры ядовитыми кислотными испарениями. Так пахнут опасность и ненависть.

— Как давно ты его знаешь? — последовал вкрадчивый вопрос. — Уиндэма?

Осторожнее, Мойра.

— Целую вечность, — коротко сказала она. — Он мой босс. — И не только, но тебе этого никогда, никогда не понять. — И если у него какие-то проблемы, ты должен мне сказать. А если ты — источник этих проблем, я тебя убью.

— Боже, ты такая красивая, — тихо произнес он, словно это было вполне нормальной реакцией на смертельные угрозы. — Видела бы ты себя сейчас, такую неукротимую. Уиндэм не стоит такой верности. Если бы ты только знала, кто он…

Если бы ты знал, кто я…

Вот теперь она вконец разозлилась. О, и почему полнолуние не сегодня! Мойру унижало не только то, что ее похитили практически с крыльца родного дома. Хуже всего было, что это с легкостью провернул самый обычный человек, без каких-то сверхъестественных способностей.

— Кто ты? — почти рявкнула она.

— Просто парень. Но мы говорим о тебе, сладкая.

— Нет, не обо мне. — Мойре хотелось спрыгнуть с кровати и просто-напросто выколотить из него информацию. — И ты не ответил на мой вопрос.

— Ну, — привел он просто убийственный аргумент, — ты тоже.

Ах, вот как? Думаешь, можешь меня перехитрить, козлёночек? Посмотрим.

— У меня челюсть болит, — протянула она, — ужасно. — Мойра распахнула глаза и с наивным видом похлопала ресницами. — Почему ты меня ударил? Я же ничего не сделала.

Козлёночку хватило воспитания отвести взгляд.

— Прости, — смущенно пробормотал он. — Я не хотел, чтобы ты подняла тревогу. Кроме того, зая, тебе не стоило там находиться. Там плохо. И будет гораздо хуже.

Мойра его не слушала. В голове постепенно прояснялось, хотя тело до сих пор казалось набитым ватой. Целый ряд тревожных фактов проносился через ее мозг.

Факт: этому человеку удалось незамеченным проникнуть в поместье и подобраться к Мойре практически вплотную.

Факт: он был умелым бойцом.

Факт: он пришел вооруженным.

Факт: он ее одурманил, похитил, и никто даже не почуял неладное.

Факт: ему не нравится Майкл.

Факт: ему, похоже, нравится Мойра.

Факт: она должна его остановить.

Факт: она ни черта не может сделать, пока ее силы не восстановятся.

Факт: она не может позволить ему уйти. Более того, она не может уйти сама, пока не поймет точно, какую опасность он представляет для Стаи.

Вывод? Пора раздеваться. Наверное, полностью. Он же мужчина, а у Мойры, откровенно выражаясь, грудь весьма выдающаяся. От одного взгляда на ее сиськи он наверняка забудет, как его зовут. Так она сможет выиграть время и выудить всю нужную информацию.

Обидно. Мойра могла по пальцам одной руки пересчитать, сколько раз за последние два года у нее случался секс, потому что она очень придирчиво относилась к выбору партнера. Или просто была «до жути холодной», как любил повторять ее друг Дерик. И вот теперь ей придется тратить драгоценную чувственность на то, чтобы соблазнить этого мужлана.

Мойра никогда не была легкодоступной женщиной… хотя нет, ее даже нельзя называть женщиной. Прежде всего она была волчицей. «Стая всегда и превыше всего» — именно эта истина определяла все мысли, слова и действия Мойры.

Когда вожаку грозила опасность, в опасности оказывалась вся Стая.

А если в опасности оказывалась Стая, то Мойра была готова на все.

— О моя голова, — прошептала она с легким придыханием.

— Что? — этот придурок склонился над ней.

С трудом сдержав вопль «Попался!», Мойра приблизила свои губы опасно близко к его уху и пробормотала:

— У меня тааааак болит голова... Пожалуйста, можно мне стакан воды?

— Да, конечно. Извини, я не… — Кретин отошел, а Мойра не смогла не окинуть взглядом ту исключительную картину, которую представляли собой его ягодицы, обтянутые джинсами. М-да, у первостатейного гада оказался первостатейный зад. Мойра переключила свои мысли в более деловое русло… а потом вспомнила, что эта задница играет далеко не последнюю роль в ее плане. По крайней мере, пока волчий метаболизм не выведет из организма остатки проклятого транквилизатора.

Идиот вернулся со стаканом воды, которую Мойра тут же благополучно пролила на свою блузку.

— Ой, холодно, — взвизгнула она и картинно вздрогнула, застонав про себя (Дерик надорвал бы живот со смеху, если бы видел это представление). Соски послушно затвердели от холода, и мистер-не-пожелавший-представиться, как раз помогавший Мойре усесться, едва не уронил ее обратно на подушку.

— Можно, я одолжу у тебя рубашку? — Она принялась возиться с пуговицами влажной блузки.

Когда Мойра наконец стянула мокрую ткань и показалась гладкая светлая кожа, Джаред моргнул. Он вдруг спросил себя, не было ли у пленницы жара. Или у него. Джаред знал, кем была эта маленькая конфетка. Пока она валялась без сознания, он снял у нее отпечатки пальцев, отсканировал их и час назад выяснил ее имя. Современные технологии многое позволяли.

Мойра Вольфбауэр. Домашний адрес: поместье Уиндэм. Место работы: поместье Уиндэм. Работодатель: Майкл Уиндэм. Джареду повезло, что сразу после колледжа она недолго поработала в социальной службе, поэтому к анкете прилагалась отпечатки. Мать умерла, отец неизвестен.

Джаред, потихоньку начав допрос, конечно же, сделал вид, будто не знает всего этого; и к своему огромнейшему неудовольствию обнаружил, что она всячески защищает Уиндэма.

Очевидно, малышка была неравнодушна к мерзавцу… и что это она замыслила? Минуту назад угрожала прикончить его, едва ли не кидалась, и вот — как ни в чем не бывало, принялась стягивать кофточку… а за ней — о да! — бюстгальтер (кружевной, сиреневый, в точности под цвет глаз).

Отлично.

Чтобы отвлечь его, потребуется нечто большее, чем какая-то мокрая блузка.

Он Джаред Рок, давно вынашивающий план мести. Он Джаред Рок, а у нее самая шикарная грудь, какую он только видел, молочно-белая, с сосками цвета шиповника. Он Джаред… эээ… Рок… и…

— Замерзла? — хрипло спросил он.

— Очень, — прошептала она, кладя руки ему на плечи и притягивая ближе; маленькие белые зубки впились ему в мочку, и острое ощущение прострелило его от уха до самого паха.

Джаред опустил руки, чтобы нащупать одеяло и укутать ее, но вместо этого его ладонь наткнулась на восхитительную крепкую грудь. Мойра выгнулась под ним, язык проскользнул ему в ухо, а его губы нечаянно нашли ее горло. Она потерлась о Джареда всем телом и опрокинула его на себя, а потом его рубашка вдруг слетела с плеч и спланировала на пол.

Извивалась искусительница умело: вскоре оба оказались обнаженными, а одежда — свалена в одну кучу на полу возле кровати. Мягкая кожа Мойры так эротично контрастировала с шерстяным одеялом, что Джаред замер, на какую-то секунду не в силах оторвать от нее взгляда. Огромные фиолетовые глаза господствовали на ее лице, золотые изогнутые брови придавали ее выражению легкий оттенок удивления. Короткие, такие светлые, что казались почти серебряными, волосы очаровательно растрепались; стройное тело было по-спортивному подтянутым. Джаред отметил про себя коротко, пожалуй, даже слишком коротко подрезанные ногти, и аналитический ум тут же подсказал ему, что она все время их грызет. Он спросил себя, о чем же так тревожится эта крошка? Ведь мужчины наверняка выстраиваются в очередь, чтобы оградить ее ото всех невзгод.

Но тут Мойра раскинула руки, и когда Джаред рухнул в ее объятия, все связные мысли растаяли. Впервые за долгие годы думы о мести покинули его, лишь стоило ему зарыться в эту сливочную мягкость.


предыдущая глава | Волчица Джареда | cледующая глава