home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Интерлюдия

Молоденький танкист сидел на броне, свесив ноги и задумчиво жуя травинку. На войне он был вот уже целых три дня – некоторые и меньше бывали. Но повоевать не успел – до фронта их танк добраться не смог. Да и танкто… одно название, что танк. «Т70». Кто в курсе, тот поймет, ага… Мотор забарахлил, пока ковырялись в двигателе, колонна уже ушла. А летучка техников гдето застряла. И деловто всего было, что фильтр сменить. Забило пылью летних белорусских дорог.

Экипаж отправился до города с какимто женским именем, не то Оля, не то Катя… а, Лида! А зеленого новобранца оставили сидеть, так сказать, на посту. Танк сторожить. Хорошо хоть пожрать оставили и воды полфляги. После килограммового «второго фронта» вполне ожидаемо задремалось на солнышке, поэтому танкист проснулся лишь тогда, когда ктото рявкнул прямо над ухом:

– На посту спим, боец?

Парнишка едва не свалился с брони, где прятался от солнца в куцей тени граненой башни. Перед ним стоял, покачиваясь с пятки на носок, краснолицый очкастый военюрист с погонами полковника на плечах. За спиной полковника пофыркивала пыльная «эмка».

– А вот если немцы идут, а ты спишь?

– Никак нет, товарищ полковник!

– Молчать! – заорал офицер в ответ. – Расстреляю!

Танкист понял, что полковник в стельку пьян. Перегаром шибало так, что листья вяли. А когда начальник пьян, лучше с ним не то что не спорить, а даже и не разговаривать. Все равно виноватым окажешься как минимум в продаже Родины по ценам Торгсина.

– Эй! – обернулся полковник к своей машине. – Всем ехать в штаб. Доложить там генералу, что полковник Белогубов остался задерживать немецкое наступление. Задержу до выяснения, а там посмотрим!

– Товарищ полковник, – из машины донесся умоляющий голос водителя.

– Исполнять! Расстреляю! – и офицер вытащил из кобуры «ТТ», направив его на машину. Водитель, видимо, хорошо знал нрав своего хозяина, а потому без разговоров выжал газ и исчез в клубах поднятой машиной пыли. Полковник удовлетворенно улыбнулся и обернулся к парнишкетанкисту.

– Ну что, сынок, повоюем? Заводи своего коня полупедального.

– Товарищ полковник, у него фильтры забило, командир в Лиду отправился, за летучкой и все такое. Я вот на посту стою…

– Личною волей снимаю тебя с поста, – вальяжно махнул рукой полковник.

Парнишка, конечно же, знал Устав и помнил, кто такие разводящие и караульные. Но свойто автомат он оставил в танке, а у пьяного полковника был пистолет, которым тот размахивал так, что случайно сбил дулом муху.

– И не спорь с прокурором дивизии! А то у меня – ух как! – и полковник показал кулак. Волосатый такой. Танкист и не думал спорить. Только головой кивнул.

– Значит, будем делать из танка ДОТ. Я полезу от фрицев отбиваться, а ты танк окопай.

Полковник с трудом забрался в машину. Бог, как известно, хранит пьяных, иначе бы прокурор обязательно сломал себе шею. Особенно когда упал с танка во второй раз – фуражкой вниз. Ну и головой, соответственно, тоже…

Фуражку парнишка бережно поднял, отряхнул от пыли и спрятал под днище. Проспится полковник, в себя придет и спросит, а где, мол, моя фуражка? А фуражечкато вот она! И скажет товарищ полковник танкисту: молодец солдат, бережешь военное имущество! Как фамилия?

Больше танкист ничего подумать не успел. Полковник, оказывается, вовсе не уснул в башне, хотя тишина и стояла весьма подозрительная. Он просто нашел в боеукладке снаряды, зарядил сорокапятимиллиметровку и кудато выстрелил. А потом заорал:

– Смерть немецким оккупантам! Ведь в бой идут советские юристы!

И так стрелял, пока не угорел от пороховых газов и не уснул на полу, облевавшись. Единственным ущербом героической стрельбы полковника Белогубова стала коза, внезапно оказавшаяся на линии выстрела. Да еще несколько кубометров леса.

На суде полковник клялся, что даже не представляет себе, как танк внутри устроен. К чести бывшего прокурора, солдатика он за собой не потянул и в штрафбат ушел один. А тот солдатик, получив взыскание и массу нарядов, свою медаль получил. И не одну. Но это уже другая история…

* * *

Иванов вернулся совершенно ошалевший:

– Граждане командиры, это надо самим видеть.

– Что видеть? – не понял Крупенников. А Лаптев и Харченко переглянулись.

– ЭТО, – многозначительно ответил им разведчик. – Увидите – сами поймете…

– Да что этото, мать твою?! Объясняй почеловечески!

– Да наши без потерь прошли! Фрицев, как капусту, нашинковали, а потерь нет! Только легкораненые.

– Хм… – издал неопределенный звук Харченко.


Глава 4 | Штрафбат в космосе. С Великой Отечественной – на Звездные войны | Глава 5