home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


д) Голландские евреи в Литве. Дневник Германа Крука

В 2002 году под заголовком The last days of the Jerusalem of Lithuania. Chronicles from the Vilna Ghetto and the camps 1939–1944 [ «Последние дни литовского Иерусалима. Хроники из вильнюсского гетто и лагерей 1939–1944 гг.»] был издан английский перевод написанного во время войны на идиш семисотстраничного дневника. Автором его был еврей из Варшавы Герман Крук.348 После ликвидации гетто в Вильно (Вильнюс по-литовски) в сентябре 1943 года Крука отправили в рабочий лагерь Лагеди в Эстонии, где он погиб 18 сентября 1944 года. Его дневник был найден в Вильнюсе после отступления немцев. Здесь мы приведем несколько особенно интересных отрывков, касающихся нашей темы:

16 апреля 1943 года:

«Я узнал, что за две последние недели в Вильно прибыли два поезда, в каждом по двадцать пять вагонов, полных вещей, вероятно, принадлежавших голландским евреям. […] Сегодня прошел слух, что в Виевисе [маленьком литовском городке] находится примерно девятнадцать тысяч голландских евреев» (стр. 518).

Крука никак нельзя заподозрить в том, что он сам выдумал историю о приезде голландских евреев в Виевис, и поэтому мы рассматриваем этот отрывок как доказательство того, что «убитые газом» нидерландские евреи действительно переселялись в оккупированные немцами области на востоке. Со 2 марта по 6 апреля 1943 года из голландского города Вестерборка в Собибор было направлено шесть эшелонов, которые доставили в лагерь в общей сложности 7 699 человек.349 (Седьмой эшелон покинул Вестерборк лишь 13 апреля и к 16 апреля, дате из процитированного отрывка из дневника, еще не прибыл в Литву.) Учитывая все это, самым разумным выглядит предположение, что эти евреи из Собибора были депортированы дальше в Литву.

Откуда Крук взял цифру в девятнадцать тысяч находившихся в Виевисе голландских евреев? Можно назвать два варианта. Прежде всего не исключено, что человек, сообщивший Круку это число, просто не обладал точной информацией. Но более вероятно, что в Виевисе были еще и голландские евреи, депортированные в Литву через Освенцим. С 17 июня 1942 года по 25 февраля 1943 года в общей сложности 42 533 еврея были депортированы из Голландии в Освенцим, из которых, если верить литературе о холокосте, 30 413 человек были «убиты газом без регистрации»,350 — а это означает, что они на самом деле попали на восточные территории. Если часть их была направлена в Виевис, то их общее число на 19 апреля 1943 года действительно могло составлять девятнадцать тысяч человек.

В маленьком городке Виевисе, который находится между Каунасом и Вильнюсом, был рабочий лагерь, о котором существует много сообщений. Бывший житель гетто в Каунасе Аврахам Тори, написал в своем дневнике 2 июля 1943 года:

«Условия в рабочем лагере в Виевисе жестче, чем в гетто [в Каунасе]. […] Время от времени больных из лагеря отправляют в нашу больницу в гетто. Заключенные из лагеря довольно часто приходят сюда, чтобы попросить помощи при одной или другой проблеме. Мы со своей стороны стараемся им помочь».351

В вышедшем в 2007 году сборнике воспоминаний «выживших жертв холокоста» можно прочитать о некой «Марии» из гетто в Вильнюсе.

«Когда [в сентябре 1943] они увидели, что приближаются последние дни гетто, Адаму [брату Марии] удалось добиться перевода в лагерь Жежмаряй, где он работал для немецкой строительной организации «Тодт». Он был там лагерным врачом, а Мария осталась в гетто. Незадолго до большой акции ее брат вместе со своим другом из организации «Тодт» приехал в гетто и спас ее. Тогда она попала в лагерь Виевис. Примерно через месяц ее направили в Милейганы, а оттуда в лагерь Жежмаряй».352

Это однозначно доказывает, что Виевис был не только рабочим, но и транзитным лагерем.

19 апреля 1943 года Герман Крук оставил в своем дневнике следующую запись:

«Европа будет очищена от евреев. Евреев из Варшавы направляют для уничтожения в Малкиню недалеко от Львова или недалеко от Замосця [Малкиня находится недалеко от предполагаемого лагеря уничтожения Треблинка]. Евреев из Западной Европы везут на восток, их переселение продолжается». (стр. 519).

Последняя фраза невольно повторяет дважды примененную Освальдом Полем в его докладе для Гиммлера от 15 сентября 1942 года формулировку о переселении евреев на восток!

20 апреля 1943 года Крук снова упомянул голландских евреев:

«Мы уже писали о депортации 130 000 евреев из Голландии и об их последующей отправке на восток. Мы также упоминали, что вагоны с вещами голландских евреев стояли на вокзале в Вильно. Теперь произошло то, что все объяснило. Сюда привезли красивую старую мебель, чтобы наши столяры в мастерских ее отремонтировали. В ящиках люди нашли голландские документы, включая датированные декабрем 1942 года, что означает, что голландцев депортировали на восток, очевидно, не раньше января или февраля. Таким образом, евреи не знали, что их уничтожат. Богатые голландские евреи брали с собой даже столы для игры в бридж, на тот случай, если — не дай бог! — такие вещи им не удастся достать у отсталых восточных евреев. Теперь ясно, что их перебили. […] По нашей области рассредоточены десятки вагонов, набитых еврейским барахлом, остатками имущества былого голландского еврейства». 353

Откуда Крук знал, что голландских евреев «перебили», из его дневника понять невозможно. Зато по ходу он приводит доказательство того, что у депортированных в Собибор вовсе не отбирали все вещи. Если местное население в ящиках находило голландские документы, то не может быть никаких сомнений в происхождении этих депортированных, ведь говорящие на идиш жители гетто наверняка могли отличить немецкий язык от нидерландского.

23 июня 1943 года Крук записал в своем дневнике:

«В минском гетто сейчас живут три — четыре тысячи евреев. Вблизи этого гетто есть еще другое гетто. В первом живут евреи из Минска, Слуцка, Барановичей. Во втором содержатся всего полторы тысячи немецких и чешских евреев».354

Эта запись тоже очень интересна. Она доказывает — упоминавшийся и в официальной историографии — факт депортации евреев из Рейха и Протектората на оккупированные немцами территории СССР. А кроме того, она доказывает, что этих евреев не уничтожили.

Самое пикантное, что дневник Германа Крука очень хвалили два видных еврейских историка холокоста. Для Йегуды Бауэра это «уникальный и очень ценный дневник»,355 а Саул Фридлендер пишет о нем:

«Дневник Германа Крука представляет собой один из самых важных источников, находящихся в нашем распоряжении, о жизни и смерти евреев в Вильно во время холокоста».356

Оба знаменитых исследователя холокоста либо просто не читали расхваленный ими труд, либо изначально не рассчитывали на то, что дневник Германа Крука, наносящий сокрушительный удар по официальной версии событий, когда-либо попадет в руки критически настроенным читателям.

Наверняка дневник Крука читал еще один видный еврейский историк холокоста Ицхак Арад, который, кстати, весной 1943 года был бойцом в партизанском отряде, действовавшем как раз в районе Вильнюса.357 В своей вышедшей в 1980 году книге «Гетто в огне»358 он цитирует опубликованную в 1961 году на идиш оригинальную версию дневника (Hurbn Vilne, «Разрушение Вильны») как раз в качестве источника (сноски 25, 26 на стр. 369). Так как сложно поверить в то, что отрывки о пребывании голландских евреев в Литве прошли мимо внимания Арада, он не позднее 1980 года уже должен был знать о настоящем месте назначения этих евреев. Но эти знания отнюдь не помешали просвещенному ученому в вышедшей семь лет спустя «классической книге» о Белжеце, Собиборе и Треблинке359 рассказывать сказки о «газовых камерах».


г) Доказательства присутствия французских, бельгийских и голландских евреев на оккупированных советских территориях | Собибор. Миф и Реальность | е) Вопрос: где же остались западноевропейские евреи? Наша гипотеза







Loading...