home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


3. Депортация Демьянюка в Израиль и его процесс

Сначала мы хотели бы познакомить наших читателей с некоторыми фактами биографии Демьянюка, взятыми нами из прекрасной документальной книги Ганса Петера Рульмана «Дело Демьянюка».373 Иван Демьянюк родился в 1920 году, был призван в Красную армию и в 1942 году попал в немецкий плен. В плену он сначала ремонтировал железнодорожные пути, а потом был направлен в лагерь для военнопленных в Хелме, на востоке Польши. После войны Демьянюк несколько лет прожил в Германии, женился на украинке и в 1952 году эмигрировал в США. Там он работал на автозаводе, получив в 1958 году американское гражданство.

Демьянюк жил в штате Огайо и принимал участие в работе антикоммунистической организации украинских эмигрантов. Это обстоятельство и оказалось для него роковым. Некий Михайло Ганусяк, сотрудник просоветской газеты News from Ukraine («Вісті з України»), регулярно публиковал статьи, очернявшие украинских эмигрантов как «нацистских коллаборационистов». В 1975 году под прицел Ганусяка попал и Демьянюк. Ганусяк обвинил его в том, что тот служил охранником в лагере Собибор.

О подоплеке преследования автомеханика рассказал израильский адвокат Йорам Шефтель, спасший впоследствии Демьянюка на Иерусалимском процессе от виселицы, в своей книге о процессе:

«С 1987 года, когда всем стало известно о моем вхождении в группу адвокатов Демьянюка, меня часто спрашивали, зачем Советский Союз решил оклеветать этого человека, который в 1976 году был простым рабочим на автозаводе «Форд» в Кливленде и вел жизнь самого обычного человека. Мой ответ таков: мишенью был вовсе не сам Джон Демьянюк. Мне представляется, что Советы стремились спровоцировать конфликт между еврейской и украинской общинами в Северной Америке. Несмотря на многочисленные болезненные воспоминания о напряженных отношениях между евреями и украинцами обе эти общины начали объединять усилия в антисоветской борьбе. Это сильно обеспокоило кремлевских вождей и их агентов в Северной Америке, особенно некоего Михайло Ганусяка […]. Потому Советы и решили удушить «еврейско-украинский сговор» в зародыше. Благодаря интриге против Демьянюка им удалось достичь оглушительного успеха. С самого начала Демьянюк торжественно заявлял, что он никогда не был охранником в лагере уничтожения, а советские обвинения в его адрес всего лишь подлая ложь. В результате большая часть украинской диаспоры объединилась в его поддержку. Как и ожидалось, еврейская община тоже большей частью объединилась — но на другой стороне: заявления Демьянюка о невиновности воспринимались ею как очередная ложь украинцев-антисемитов. Между общинами неизбежно возник глубокий ров, что и обрадовало Советы».374

Это объяснение представляется полностью логичным!

В 1976 году американское ведомство по иммиграции и натурализации начало расследование против Демьянюка. Гитта Серени сообщает:

«По делу Демьянюка иммиграционные власти США провели опрос двенадцати проживающих в Америке бывших узников Собибора, но никто из них не смог опознать Демьянюка. В апреле 1976 года власти отправили семнадцать фотографий Демьянюка в Израиль, включая его фотоснимок на визе 1951 года. […] Хотя и там никто из выживших узников Собибора не опознал Демьянюка, неожиданно некоторые бывшие заключенные Треблинки узнали в нем человека из своих кошмаров, который обслуживал в Треблинке газовую камеру, «Ивана Грозного». Еще через несколько месяцев, в августе 1976 года, Советы снова оказались замешанными в деле. Одна украинская газета [уже упоминавшаяся News from Ukraine] опубликовала свидетельство тридцатилетней давности бывшего охранника Собибора Ивана Данильченко, сделанное им на одном из советских процессов против военных преступников. Данильченко тогда заявил суду, что из всех людей в Собиборе он лучше всего был знаком с охранником Иваном Демьянюком, с которым он потом еще вместе служил в концлагере Флоссенбюрг».375

Доказательством Ганусяка являлось предполагаемое служебное удостоверение Демьянюка из учебного лагеря Травники, где в годы войны проходила подготовка охранников концлагерей из числа украинских и прочих восточноевропейских добровольцев. Согласно этому удостоверению, Демьянюк был направлен в Собибор 27 марта 1943 года; Треблинка в документе никак не упоминалась. «Оригинал» документа был предоставлен советской стороной израильской юстиции лишь в декабре 1986 года, когда Демьянюк уже отсидел восемь месяцев в иерусалимской тюрьме.

Дитер Ленер провел подробное исследование документа, убедительно доказав, что это грубая фальшивка.376. Интересующихся подробностями мы отошлем к его труду, а сами удовлетворимся лишь некоторыми самыми важными моментами.

1. С технической точки зрения в удостоверении присутствуют явные несовпадения:

«используются разные почерки и шрифты с разными внешними характеристиками. Знак «умляут» над немецкой буквой «"u» явно отсутствовал при печатании документа и был, очевидно, дописан позже. Линии бланка удостоверения, особенно на первой странице, не являются параллельными. «Рунический» эсесовский знак «SS» в разных местах имеет разные формы и размеры. Слова с немецкой буквой «ss» написаны не с ней, а только с двумя обычными буквами «ss».377

2. Согласно удостоверению, Демьянюк 22 сентября 1942 года был откомандирован в поместье Окзов (L.G. Okzow), а 27 марта 1942 года — в Собибор. Ленер заметил, что в этих графах не указано, когда закончились эти его «командировки». Была ли у него между этими двумя или после них еще и третья командировка — доказать невозможно. Из этого он делает вывод:

«Потому можно лишь предполагать, поехал ли Демьянюк после Окзова сразу в Собибор или сначала вернулся в Травники. Если правилен последний вариант, то возникает вопрос, когда охранник вернулся из Окзова, кто внес в его удостоверение отметку «Собибор» и почему там отсутствует отметка «Треблинка»? Если его якобы опознали свидетели из этого лагеря, то в командировочной части служебного удостоверения должна была стоять соответствующая отметка».378

Другими словами, с одной стороны — удостоверение было грубой фальшивкой, которую легко разоблачить, с другой — даже будь оно настоящим, в нем нет никаких указаний на пребывание Демьянюка в Треблинке.

Каким образом в КГБ, где всегда хватало опытных изготовителей фальшивок, смогли допустить такую грубую ошибку, остается загадкой, — а кроме советской секретной службы других подозреваемых в создании документа не могло быть.

Хотя в то время УСР могла опираться лишь на копию, да и само по себе удостоверение никак не доказывало пребывания Демьянюка в Треблинке, оно решило принять его как доказательство. После того как Демьянюка еще в 1981 году лишили американского гражданства, в феврале 1986 года его выдали Израилю — государству, которого во время существования Треблинки вообще еще не существовало!

Год спустя, в феврале 1987 года, начался процесс. Первоначально планировалось провести его на футбольном стадионе, но впоследствии израильские власти выбрали в качестве зала судебного заседания кинотеатр. Средства массовой информации неустанно раздували истерию вокруг процесса, а в израильских школах освещение хода процесса стало обязательным предметом.

Личность самого Ивана (Джона) Демьянюка сама по себе столь же мало интересовала израильтян, как и СССР. Прежде всего главной целью процесса было поддержание и усиление психоза преследования среди евреев вне Израиля и внутри него, чтобы побудить их к безоговорочной поддержке израильского государства, как единственной защиты всех евреев и гаранта от угрозы нового холокоста. Кроме того, открывалась прекрасная возможность отвлечь внимание мировой общественности от варварской политики Израиля по отношению к палестинцам. И наконец, показательный процесс идеально подходил для разжигания ненависти к украинскому народу, к которому, по словам тогдашнего председателя израильского Кнессета Дова Бен-Маира, у евреев были свои давние и до сих пор неоплаченные счета.

Эти «давние неоплаченные счета» восходят к середине семнадцатого века. Тогда казаки под руководством гетмана Богдана Хмельницкого восстали на Правобережной Украине против польского владычества и нанесли полякам серьезные поражения в двух битвах (в 1648 и в 1649 годах). Во время восстания произошли антиеврейские погромы. Причиной их было прежде всего то, что польские паны передали в руки евреев сбор податей с местного населения, что вызвало ненависть украинцев. Ревизионист Арнульф Ноймайер пишет об этом так:

«То обстоятельство, что монстр Треблинки должен был оказаться украинцем, могло быть обосновано историческим фоном, восходящим к временам, когда казаки освободили западную часть Украины от еврейских эксплуататоров и сборщиков податей. Ветхозаветные призывы к мести и инстинкты ненависти пережили века».379

Утверждение Ноймайера представляется нам справедливым. Ведь когда председательница организации «Американцы за права человека в Украине» в вежливом письме обратилась к председателю израильского парламента, выражая свою обеспокоенность действиями израильской юстиции в деле Демьянюка, Дов Бен-Меир ей ответил так:

«Вначале я вообще не хотел отвечать на Ваше письмо, потому что со времен Богдана Хмельницкого у еврейского народа есть давние счета к украинскому народу. […] Однако после некоторых раздумий, я решил, что такие просьбы, как Вашу, написанную американской гражданкой (даже если она украинского происхождения), нельзя оставлять без ответа. […] Вам и Вашим друзьям я советую каждый день, — а не только по воскресеньям, — ходить в церковь и на коленях, до тех пор, пока из них не пойдет кровь, просить прощения за содеянное Вашим народом по отношению к нашему». 380

К чести Израиля надо отметить, что не все его граждане одобрили примитивную расистскую ненависть господина Бен-Меира: резкой критикой, к примеру, на это письмо председателя Кнессета отреагировал писатель Аврахам Шифрин.381

Во время процесса в качестве свидетелей выступали бывшие узники Треблинки и рассказывали самые ужасные истории. Например, свидетель Элияху Розенберг под присягой дал следующие показания:

«Я видел его, когда он ежедневно работал на рампе, куда всегда прибывали эшелоны с партиями евреев, предназначенных для уничтожения. Я видел его, когда он стоял у газовой камеры, у входа в коридор, с инструментом для убийства в руках — обычно с маленькой железной трубой и кнутом. На его ремне висел пистолет. Не могло быть так, чтобы все инструменты убийства вместе… Я еще видел, что у него был кинжал, я видел его с этими убийственными инструментами, и как он у входа в газовую камеру избивал, бил плеткой, резал жертв. […] Мы привыкли к ударам. Но не к пыткам. Всемогущий Боже, зачем пытки? Зачем вырезать куски плоти из живых людей? Никто не приказывал ему так делать, он поступал так сам, по своему желанию. Я никогда не слышал, чтобы немцы приказывали ему так делать. […] Я был там на рампе. Мы убирали трупы из газовой камеры. Иван вышел из своей комнаты, он увидел, как я там стоял, место было полно трупов, и он сказал мне: «Сними штаны… ложись на них». […] Лефлер (один из немецких эсесовцев) стоял там. Он стоял и смотрел. Я подбежал к нему, вытянулся по стойке «смирно» и сказал ему (по-немецки): «Иван хочет, чтобы я занялся сексом с мертвой женщиной». Немец подошел к нему и объявил ему выговор. Иван тогда сказал мне (по-русски): «Я тебе еще покажу». И он показал, когда ему представилась возможность».382

Но лжецу Элияху Розенбергу не повезло. Вскоре выяснилось, что еще в 1947 году в Вене он дал письменные показания следующего содержания:

«День восстания был назначен на 2 августа 1943 года. […] В половине четвертого вечера все было готово к восстанию. […]

Тут в барак ворвался один из водоносов и закричал: «В Берлине революция!». Это был сигнал. […] Сразу после этого несколько человек ворвались в барак, где жили украинцы-охранники, среди которых спал и украинец Иван, и забили украинцев насмерть лопатами». 383

В апреле 1988 года израильский суд вынес ожидавшийся всеми сторонами смертный приговор, но он не был приведен в исполнение. Уже в то время вылезли наружу все белые нитки, которыми было «сшито» дело. Адвокат Йорам Шефтель (в 1988 году некий преступник плеснул ему серную кислоту в лицо спустя несколько дней после того, как другой защитник Демьянюка, Дов Эйтан, погиб, упав с многоэтажного дома) яростно сражался за своего подзащитного, разоблачая одну за другой фальшивки и махинации стороны обвинения. Наконец, Шефтель пришел к выводу, что «Иваном Грозным» был не Демьянюк, а некий Иван Марченко, пропавший без вести.

Сначала имя Марченко назвала одна из бывших проституток, проживавших на хуторе близ Треблинки. Во время войны многие украинские охранники, среди них и тот самый Марченко, были ее клиентами. Кроме того, Шефтель нашел и другой материал, — уже в Советском Союзе. Если верить советским судебным материалам, приговоренный в 1952 году к смерти за преступления в Треблинке и расстрелянный впоследствии украинец Николай Шелаев назвал этого Марченко «человеком, который обслуживал газовую камеру в Треблинке». Показания Шелаева были подтверждены несколькими бывшими охранниками Треблинки, было также представлено и удостоверение личности Марченко, оформленное в Травниках.

При таких обстоятельствах израильское правосудие никак не могло казнить Демьянюка. Оно предприняло еще одну попытку, обвинив его в преступлениях в Собиборе и Флосенбюрге, но для подкрепления этого обвинения не было ни одного свидетеля. Кроме того, в соответствии с американо-израильским договором о взаимной выдаче преступников, Демьянюка нельзя было обвинить в каких-либо преступлениях, совершенных в этих лагерях, раз уж выдача его состоялась исключительно ввиду обвинений, связанных с Треблинкой. Наконец, кассационный суд оправдал Демьянюка, и в сентябре 1993 года он смог вернуться в США, где ему было возвращено и американское гражданство.384

Самое пикантное в этом деле состоит в том, что УСР уже в 1979 году знало о невиновности Демьянюка. Репортер журнала «Дер Шпигель» Карлос Видманн отмечал:

«Официальные американские охотники за нацистами должны быть благодарны двум инстанциям за то, что на их совести не оказалось судебного убийства. Это украинские общины, собравшие миллионы долларов для защиты Демьянюка, и Верховный суд Израиля, который в конечном счете прислушался к здравому смыслу. Но эти благодарности вполне могли бы быть излишними. […] Те же самые охотники за нацистами, которые с 1976 года представляли израильтянам Ивана Демьянюка как садиста и убийцу, очевидно, знали правду намного раньше. Уже с 1979 года они располагали материалами из СССР, из которых однозначно следовало, что Иван Демьянюк ни в коем случае не мог быть Иваном Грозным. Но Управление скрыло этот материал от всех заинтересованных инстанций — от американского суда, лишившего в 1981 году Демьянюка гражданства США, от израильского суда, приговорившего его к смерти, и, разумеется, от защиты». 385


2.  УСР (Управление специальных расследований) | Собибор. Миф и Реальность | 4.  Очередное лишение гражданства и депортация Демьянюка в ФРГ







Loading...