home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Объект E

Об этом объекте профессор Кола пишет так:

«Объект Е представляет собой остатки длинного деревянного барака, длина его примерно шестьдесят метров, ширина шесть метров (по археологическим раскопкам точные размеры установить нельзя). Его продольная ось проходит приблизительно по направлению север-юг. Хотя ареал раскопок в южном направлении неоднократно расширялся, конец здания найти не удалось. Исходя из результатов бурений, в южном направлении этот барак предположительно мог продолжаться еще на 20–25 метров. Северный конец барака переходит во второй, стоящий поперек, меньший барак размером примерно четырнадцать на четыре метра. След обоих — полностью снесенных — бараков даже сегодня хорошо виден по впадинам в светлой песчаной почве, которые сейчас заполнены темным песчаным гумусом, пропитанным неустановленными органичными фрагментами.

Нижние части объекта Е находятся на уровне 70–80 см под поверхностью земли, и на всей плоскости размещены горизонтально. Только в некоторых местах котлован, размещавшийся под бараком, опускается до 120–130 см. Оба барака были построены из дерева. В зоне раскопок не были обнаружены следы кирпичей, раствора, щебня и подобного строительного мусора, зато было найдено много следов древесного угля или сожженных деревянных досок и балок. В некоторых местах, особенно в центральной части большого барака, в песке обнаружены следы вертикальных столбов. Итак, можно предположить, что деревянный пол барака крепился на деревянных опорных столбах высотой 60–70 см.

Кроме того, в некоторых местах под нижней линией бывших бараков были обнаружены неглубокие выемки непонятного назначения глубиной 30–50 см. На плане они овальной формы, их диаметр от пятидесяти (Nr. 5) до ста десяти сантиметров (Nr. 1), их максимальная глубина достигает примерно шестидесяти сантиметров (Nr. 3); сравните с планом объекта Е.

В структуре меньшего барака (в северо-западной части объекта Е) непосредственно на песке были найдены две большие деревянные балки длиной двести десять сантиметров, установленные в песке вертикально на глубину около девяноста сантиметров. В их верхней части находится длинный ряд отверстий диаметром пять — шесть сантиметров. В некоторых отверстиях торчат деревянные штифты. […]205 Около балок мы нашли два деревянных несущих столба барака, установленных горизонтально и закопанных в песок примерно на сорок сантиметров.

В тех слоях объекта Е, где обнаружились сделанные руками человека предметы, были найдены вещи, принадлежавшие жертвам или персоналу лагеря III. Эти предметы находились почти сразу же в верхнем слое земли и встречались повсюду на объекте Е. Среди них были: заколки для волос и расчески, пуговицы от одежды и белья, оправы и футляры от очков, ложки, вилки и столовые ножи, ножницы, запонки и подтяжки, пряжки, зажигалки, металлические коробочки, остатки бритв и бритвенных станков, корпуса и механизмы от часов, кнопки манжет, бутылочки и упаковки с лекарствами, остатки маленького зеркала, карманный ножик и т. д. Внимания достоин тот факт, что на объекте Е, в средней части маленького барака, на площади примерно в дюжину квадратных метров было найдено много пуль от винтовок «Маузер» и Мосина (около 1 830 штук), попавших в землю и потому деформированных. Там же нашлись гильзы от пистолетных патронов (9 штук), гильзы от винтовки Мосина (3 штуки) и одна пистолетная пуля. Итак, в этом здании расстреливали лежащих людей, возможно больных или обессиленных.

В свете вышеназванных находок возникает вопрос о предназначении такого большого барака. В его северной пристройке (маленький барак) несомненно расстреливали людей из винтовок. Наличие столь большого числа пуль на такой маленькой площади однозначно указывает на то, что тут стреляли в лежащих людей, в противном случае (горизонтальная стрельба) пули, прошедшие сквозь тела, были бы рассеяны на куда большее расстояние. Но как известно, основным методом убийства в немецких лагерях уничтожения была казнь в газовых камерах. Так было и в Собиборе в лагере III, как нам известно из воспоминаний выживших заключенных из лагерей I и II. Не могла ли другая, б'oльшая, часть объекта Е служить газовой камерой? На нынешней фазе поисков мы не можем дать однозначного ответа на этот вопрос. Расстояние от этого барака до ближайшей братской могилы составляет шестьдесят метров, до центра зоны захоронений — сто метров. Трупы расстрелянных в маленьком северном бараке людей могли, таким образом, переноситься на это расстояние. То же самое могло быть и с жертвами газовых камер, если они действительно находились в этом бараке. Впрочем, нужно заметить, что при бурении в зоне массовых захоронений мы натыкались на остатки сооружений, но более подробное их изучение требует дополнительных раскопок. В свете того, что нам известно на данный момент, все это производит впечатление того, что большой барак, остатки которого — причем не полностью раскопанные — мы обозначили как объект Е, скорее всего выполнял функцию раздевалки или склада для одежды и личных вещей жертв. Последняя рабочая гипотеза, конечно, требует уточнения путем дальнейших раскопок, находящихся вне зоны могил участков лагеря III».

Это большое здание длиной не менее шестидесяти, а возможно и восьмидесяти метров ставит перед историками холокоста ряд неразрешимых вопросов:

Это Т-образное здание ни в коем случае не могло быть «зданием для проведения казней с использованием газа», даже если профессор Кола и намекает на такую возможность (а впоследствии сам же ее отвергает). Во-первых, его б'oльшая часть намного длиннее, чем здание для газаций, описанное свидетелями; во-вторых, его ширина — шесть метров — слишком мала, чтобы уместить в нем коридор и два ряда газовых камер размером четыре на четыре метра каждая. А в-третьих, оно построено из дерева, тогда как «газовые камеры» официальной истории были изготовлены из бетона.

Гипотеза профессора Колы о бараке для раздевания или «складе для одежды и личных вещей узников» тоже противоречит официальной версии, по которой заключенные в третий сектор лагеря попадали уже полностью раздетыми.

Так что как ни крутите, объекта Е по официальной истории вообще не должно было быть! Но он есть, и господа историки холокоста не знают, что теперь с ним делать. (Напротив, ревизионистам это известно, и в одной из следующих глав мы представим нашу интерпретацию назначения этого барака)

То, что в маленьком бараке было найдено большое количество деформированных пуль, можно, к примеру, объяснить тем, что там хранились стреляные или учебные боеприпасы. Разумеется, нельзя отрицать возможность расстрелов людей в этом лагере, потому что расстрелы в Собиборе вне всякого сомнения были. Когда свидетельница Зельда Метц рассказывает о том, что группа заключенных, которых отправили в соседнюю деревню за водой под надзором одного украинского охранника, убила его и сбежала, а затем была поймана и расстреляна, то нет никакого повода не верить этому конкретному свидетельству.206 Точно также можно с уверенностью утверждать, что пойманные эсесовцами узники, сбежавшие после восстания 14 октября 1943 года, тоже были расстреляны. Что произошла резня оставшихся в лагере или добровольно вернувшихся после побега заключенных, — в этом тоже, увы, трудно сомневаться.

В конце концов, нельзя исключить и возможность того, что психически больные или страдающие от инфекционных болезней евреи были подвергнуты в Собиборе принудительной «эвтаназии». Среди 150–170 тысяч депортированных, разумеется, было определенное количество таких людей. Если версия ревизионистов верна и Собибор действительно был транзитным лагерем, то с точки зрения СС представлялось совершенно бессмысленным отправлять больных заразными болезнями евреев дальше на Восток — на оккупированную немцами территорию. Как известно, в самом Третьем Рейхе «эвтаназия» была прекращена после протестов католического епископа графа Клеменса Аугуста фон Галена и евангелического епископа Теофила Вурма. Но в Польше можно было не обращать внимания на подобные протесты. Хотя если, как мы предполагаем, в Собиборе практиковалась «эвтаназия» названных групп заключенных, то логичнее предположить, что таких людей убивали все же смертельными инъекциями, а не путем расстрелов.

Кстати, с точки зрения официальной истории расстрелы в лагере III вообще не имели смысла. Зачем нужно было отделять из общей массы узников людей с психическими или заразными болезнями и расстреливать их, если все равно все без исключения попавшие туда узники были обречены на смерть в газовых камерах?

После этого необходимого отступления давайте вернемся к профессору Коле, его группе археологов и результатам их исследований. Профессор Кола, компетентность которого как ученого-археолога не может подвергаться ни малейшему сомнению, хотел найти остатки «здания для проведения газаций» в лагере III, но не нашел его. Вместо этого он нашел там то, чего не могло быть в этом секторе согласно официальной версии. Большой Т-образный барак, о котором не рассказывал ни один свидетель, сооружение с большой печью и угольным складом и кучу туалетных принадлежностей, которые в таком количестве никоим образом не могли принадлежать персоналу лагеря, — зачем охранникам женские расчески и бутылочки с духами?


Объект D | Собибор. Миф и Реальность | 4.  Прилежное трио раскопщиков







Loading...