home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Лондон

Холли и Жеро, оставшись одни, сидели по разные стороны кровати. Жеро кутался в одеяло и молчал. Холли не поднимала глаз. Руки тряслись, колени дрожали. Постель была такая узкая, что девушка чувствовала тепло его тела. Жеро смущенно отодвинулся.

— Я не хотела… — вырвалось у нее.

— Конечно нет.

Это был какой-то неузнаваемый звук. Раньше Жеро говорил совсем иначе.

— Не хотела тебя бросать в огне, — поспешила объяснить она, невольно повысив голос. — Мои сестры не знали, что тебя ждет.

— По-моему, теперь уже все равно.

Он даже не повернулся. Холли помнила, как обнимала его широкие плечи, укутанные сейчас одеялом. Какими мягкими и теплыми были губы Жеро, какими настойчивыми они становились в минуты страсти. Стоило подумать об этом, и руки затряслись еще сильнее.

«Я так долго мечтала об этой встрече. Кто мог представить, что она будет такой? Я счастлива, что он жив. Так счастлива. Но… он больше меня не любит. Если вообще когда-нибудь любил. Я заставлю его любить! — в ярости думала она. — Я ведьма!»

Холли сжала кулаки, сопротивляясь искушению. Нет. Тогда это будет не победа, а поражение.

— Я… мы могли бы полечить твои шрамы, — предложила она.

— Держись от меня подальше, — прохрипел он. — Эдди и Кьялиш погибли?

— Да.

Она закрыла глаза, вспомнив, как Эдди кричал, на помощь, а на него надвигалось морское чудовище. Да, Холли сделала выбор — решила спасать Аманду, хоть и боялась, что та уже сгинула.

Молчание Жеро было хуже любых обвинений.

— Это все из-за нас, — наконец промолвил он. — Из-за моей семьи. Деверо.

Он произнес это имя, словно проклятие. Девушка подумала, что он недалек от истины.

— Холли, мой отец возглавит Верховный ковен. Он все для этого сделает. Не остановится, пока не сядет на трон из черепов сам или не посадит Илая. А для этого им нужен Черный огонь.

— Я знаю, — шепнула она.

— Ему плевать на всех. И на меня, — Жеро подался вперед, одеяло соскользнуло. Он спрятал лицо в ладонях. — Боже мой, я совсем раскис. Жалкий нытик!

— Нет. — Она положила руку ему на плечо.

Он вздрогнул и отшатнулся. Холли испуганно прижала к груди ладонь, подумав, что сделала ему больно.

— Прости, — прошептала она.

— И ты прости. — Он глубоко вздохнул. — Пожалуйста, Холли. Мне нужно побыть одному.

Время будто остановилось. Наконец Холли встала, пошатываясь, вышла из комнаты и прикрыла за собой дверь.


— Как ты себя чувствуешь, родная? — тихо спросил Филипп.

Они с Николь сидели рядом на диванчике. Остальные обсуждали, что видели Кари и Сильвана, и потихоньку готовили ужин. Холли ушла в спальню, где отдыхал Жеро, и до сих пор не появилась.

Николь медленно кивнула.

— Все в порядке. Ведь ты здесь. — Она удивленно посмотрела на него. — Ты и в самом деле пришел за мной.

Он улыбнулся.

— Я же обещал. А мы, Ковен белой магии, всегда выполняем обещания.

Он наклонился и поцеловал ее. Девушка заулыбалась. В поцелуе тоже было обещание, и она знала, что Филипп его сдержит.

— Я люблю тебя, — сказала она. — Только благодаря тебе меня не покинула надежда.

— А ты знаешь, что я тоже тебя люблю и сделаю ради тебя все?

Она счастливо кивнула.

— Да. Я это чувствую.

Астарта мяукнула и запрыгнула на колени к хозяйке. На глаза девушки навернулись слезы.

— Киса, — ласково произнесла она. — Милая моя.

Тут Николь осознала, что на самом деле плачет о Гекате. Астарта вскинула мордочку, положила на щеку девушки лапку и поймала слезу, будто все поняла. В ее движении было столько нежности! Николь погладила кошку и прижалась к Филиппу. Астарта замурлыкала.

— Она тебя очень любит, — сказал молодой человек.

Николь закрыла глаза.

— Да. — Она сглотнула. — Надо поговорить с Холли о Джоэле.

Филипп удивленно поднял бровь.

— Что?

Глубоко вздохнув, Николь встала. Ноги не слушались. Молодой человек поддержал ее.

— Спасибо. — Она помедлила. — Если хочешь, идем со мной.

— Конечно.

Они взяли друг друга за руки, и вышли из гостиной. Николь стало не по себе. Теперь она еще сильнее боялась Холли, пусть даже та рисковала ради нее жизнью.

Девушка тихонько постучала в дверь спальни.

— Можно?

Дверь открылась. Холли плакала. Она ничего не сказала, только раздраженно прищурилась.

— Что такое?

Николь смотрела мимо нее. Ее взгляд был прикован к Жеро. Вид страшных увечий завораживал, она не могла отвести глаз, будто бы кто-то приказывал ей: «Запомни и берегись». Деверо лежал, отвернувшись к стене и натянув покрывало до подбородка.

Холли словно почувствовала праздное любопытство девушки. Бросив на Николь тяжелый взгляд, она вышла, прикрыла дверь и скрестила руки на груди.

«Это же я», — вертелось на языке у Николь, но вместо этого она сказала:

— Мне было видение. О человеке по имени Джоэль… Кажется, он погиб.

Ведьма побледнела. Николь протянула к ней руку, поддерживая. Холли закусила губу и смотрела куда-то в пространство. Ее трясло.

— Что ты видела? — наконец спросила она.

— Он лежал на полу в своем доме. Дверь была открыта, в нее летел снег.

— Проверь, — приказала Холли Филиппу.

Он кивнул.

— Какой адрес?

— Я с тобой, — сказала Николь.

— Нет. — Холли покачала головой. — Ты остаешься.

Девушка нахмурилась.

— Но…

— Она права, — согласился Филипп. — Побудь здесь. Я лучше один.


Филиппа не было почти час. Когда он вернулся, Холли ждала в прихожей. Лицо у нее посерело, под глазами темнели круги. Раньше он и не замечал, как она устала. Бедняжка. В мешковатом свитере девушка выглядела совсем худой, брюки-капри на ней болтались. Она вообще хоть что-нибудь ест? Холли выпали непосильные испытания. Он не понимал, как она до сих пор не сломалась. Такой силой духа и смелостью нельзя было не восхищаться.

Холли взглянула на молодого человека и опустила глаза. По выражению его лица она все поняла. Джоэль и в самом деле погиб. Николь видела правду.

Ведьма долго молчала.

— Он исцелил меня, — наконец произнесла она. — Спас мне жизнь в той неоконченной битве. А я…

— Иногда приходится идти на сделку, — сочувственно сказал Филипп. — Если в этот раз тебе ее предложили, ты все сделала правильно. Ты — верховная жрица ковена, могущественная ведьма. От тебя многое зависит.

Она подняла голову. В глазах появился жесткий, холодный блеск.

— Если я такая вся из себя могущественная, почему же мне пришлось на сделку идти?

Холли немного смягчилась.

— Как ты поступил с телом?

Он ответил не сразу.

— У нас принято кремировать умерших. Но этого я сделать не мог. Просто вызвал полицию. Они решат, что у Джоэля был сердечный приступ, так что лишних вопросов не возникнет.

— Ты не стал их дожидаться?

— Non. Они меня не найдут. Нас не найдут, — поправился он.

— Хорошо. Спасибо.

Он кивнул.

— Не за что, Холли.

Девушка моргнула, не веря, что слышит в его голосе теплые нотки. Филипп еще больше проникся к ней сочувствием. Холли пожала плечами, словно показывала, что ее броню ему пробить не удалось, и вышла. Молодой человек остался в прихожей один.

К нему подошла Николь, обняла его и прижались лицом к груди.

— Все было как в моем видении? — спросу она печально.

— Да.

— Господи. Как же я это все ненавижу! Я так больше не могу.

Он погладил ее по голове. Пусть поплачет


7 ЯНТАРЬ | Наследие | Сан-Франциско