home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



9 ХРИЗОЛИТ

Все мы — прах и в прах уйдем —

Вот наш мир и судьбы в нем.

Нас веди, Рогатый Бог,

Повелитель всех дорог.

О Луна, услышь наш зов!

Дай свободу от оков,

Обнови и возроди,

В сердце радость посели.

Холли окончательно вымоталась, нервы были на взводе. Как же она не хотела покидать Сан-Франциско! Разлука с городом далась еще тяжелее, чем год назад. При виде родных мест ее охватили мир и покой, хотя она и понимала: это лишь кажется. И все-таки, закрывая глаза, Холли не могла поверить, что события прошедших месяцев — правда, а не кошмарный сон.

Все ушло. Осталось позади вместе с домом, гулом большого города и туманом, который плотной завесой отделял ее от мира. Теперь вместе с тетей Сесиль и Дэном они пыталис тайком переправить в Сиэтл Барбару Дэвис-Чин и дядю Ричарда.

«Странно! Мы ведь только что его оттуда увозили…» — думала Холли.

Дядя Ричард стал другим. Таким она его никогда не видела. Он хоть и боялся, зато был полон сил и решимости встретить любую беду лицом к лицу.

С Барбарой дела обстояли гораздо хуже. Когда Холли сообщила, что собирается забрать ее из больницы, врачи почти не возражали. Женщина пролежала в коме больше года, и они не знали, как ей помочь.

В Сиэтле кругом подстерегала опасность. Тройственному ковену пришло время показать, чего он стоит. Оставалось надеяться, что вместе они сильнее, чем порознь. Иначе как же им выстоять против Илая, Джеймса и Майкла?

Ехать оставалось минут десять, не больше. Холли казалось, что машина еле ползет, но девушка понимала: если Дэн поедет быстрее, то лишь привлечет ненужное внимание обычных людей и магов.

Со времени отъезда в Сиэтле, похоже, ничего изменилось. Не отъезда, а бегства, поправила себя девушка, вспомнив панику в аэропорту. Городом все еще правил хаос.

Да, Майкл Деверо бросил вызов, и дальнейшие действия тройственного ковена целиком зависели от Холли, но сначала нужно было позаботиться о безопасности и вылечить Барбару.

Холли с опаской взглянула в окно: нет ли соколов? Небо заволокли низкие, отяжелевшие от влаги тучи. Близился очередной потоп. Никаких птиц видно не было. Тетя Сесиль бормотала заговоры, поддерживая Барбару. Ричард настороженно смотрел по сторонам.

Холли тоже начала читать заклинания, чтобы усилить защитные чары и скрыть ковены от посторонних глаз. Вдруг на нее будто ледяным ветром повеяло. Майкл! Она нутром это чувствовала. Колдун знал, что она близко! Девушка вздрогнула. Высоко в небе замаячила одинокая птица. Она плавно, кругами снижалась все ближе и ближе к машине.

За окном вспыхнул синим светом магический покров. Холли затаила дыхание. Сокол повисел над машиной и взмыл в небо. Девушка с облегчением откинулась на спинку. Вскоре они остановились у дома Картера.

Навстречу вышли Арман и Филипп.

— Это ты спрятал нас от птицы? — спросила Холли последнего.

Тот покачал головой.

— Пабло увидел, что вам грозит беда, а покров сотворили Арман и Саша.

Все стало ясно. Уж что-что, а защитные чары в Материнском ковене умели делать. Холли была очень благодарна и Арману с Филиппом, и Пабло, хотя ее и смущал телепатический дар юноши. Ведьма изо всех сил старалась оградить свой разум от Пабло, который хранил суровый и непроницаемый вид — не поймешь, известно ли ему что-то или нет.

Аманда и Николь бросились на шею отцу. Сильвана обняла тетю Сесиль, а Кари поздоровалась с Дэном. Все вокруг плакали от счастья. Холли была за них рада, и все же сердце кольнула обида. Ее саму никто не встречал. Жеро стоял поодаль, в глубокой задумчивости, недвижный, словно изваяние.

— А мы уже начали волноваться, — сказала Аманда.

— Я и сейчас волнуюсь за всех, — ответила Холли. — Похоже, Майкл знает, что мы тут.

Николь побледнела. Мысль о Джеймсе повергала ее в ужас — и не без причины. Холли отлично понимала, каково ей.

— Пока он только догадывается, — тихо сказал Пабло.

Холли встретила его взгляд, и по спине побежали мурашки. Нет. Сейчас надо было думать, какую пользу принесет юноша им всем, а не о том, как он опасен для нее лично.


Ричард еле сдерживался, глядя, как разрушают его город. На своем веку он повидал достаточно и знал, что такое война. Только вот здесь действовали совершенно загадочные силы. А ведь Сунь Цзы правильно писал: «Знай врага, знай себя, и всегда одержишь победу».

Ричард смотрел в окно. Он снова стал прежним солдатом. Понимал, в чем его слабость, а в чем — сила. Враг оставался тайной, но старый вояка изучал его понемногу.

При мысли об Аманде и Николь сердце старого воина сжалось. Когда умерла их мать, он дочек не поддержал, а теперь любой ценой был готов искупить свою вину. Холли сказала, что девочки живы и здоровы, но разве мог он поверить в такую радость, пока не увидит их своими глазами и не обнимет? Он вздохнул. Надо потерпеть.

Наконец машина остановилась перед каким-то домом. Оттуда выбежали два незнакомца. Ричарду они понравились, особенно тот, который заговорил с Холли: волевой парень с твердым взглядом, и голову высоко держит.

Они быстро вошли в дом, и тут Ричард увидел девочек. Аманда и Николь подбежали к отцу, и по щекам у него покатились горячие слезы. Дочки были целы и невредимы, но что-то в них переменилось. Такими он их не помнил. Ричард прижимал девочек к груди и все повторял: «Милые мои. Родные».

Больше он их не подведет. Ни за что.


Пока все обнимались и разговаривали, Дэн подошел к Холли.

— Думаю, тебе надо в парильню. Восстановить силы и подумать.

Она благодарно кивнула.

— Точно. Спасибо!

Девушка незаметно улизнула. Она разделась и вошла в тесную комнатку. Дэн уже развел огонь в жаровне, и воздух наполнился священным дымом и жаром. Холли села, закрыла глаза, медленно вдохнула, очищая разум от мыслей.

Спина у нее словно окаменела. Кулаки не разжимались. Ведьма попробовала расслабиться, но совершенно забыла, как это делать. Привыкла, что в жизни есть только два состояния: усталость и тревога.

«Я все время жду, что сделает враг, — подумала она. — А надо составить план. Понять, как с этими гадами справиться».

По коже заскользили капельки пота. Она отодвинулась подальше от дыма, стала следить за дыханием.

Холли вдруг почувствовала, что не одна. Она вздрогнула. Кто-то тронул ее за руку. Жеро.

— Ты? — шепнула девушка.

Он приложил палец к ее губам, и каждая клеточка ее тела сосредоточилась на этом прикосновении. Холли открыла глаза и в кромешной темноте представила Жеро таким, каким он был раньше: красивым и чувственным. Она протянула к нему руку. Жеро словно увидел это. Он поймал ее ладонь и прижал к груди. Его сердце бешено колотилось. Она вспомнила шум соколиных крыльев и подалась к нему, беззвучно моля о поцелуе.

— Жеро…

Холли вдруг оказалась одна.

— Ой! — вскрикнула она и поводила перед собой руками.

Жеро пропал. Неужели это был сон? Девушка осторожно поднялась на ноги, нашарила выключатель. Вот жаровня, вот полотенце. Холли стыдливо завернулась в него и засеменила к двери.

В коридоре никого не было. На другом конце появился Дэн.

— Ты закончила?

— А где… — Холли осеклась и кивнула. — Огонь еще горит.

— Я все уберу. Прими душ.

Он ушел, чтобы не смущать ее. Холли шмыгнула в ванную и закрыла дверь. Руки тряслись. Она встала под прохладные струи.


Николь открыла глаза. Рядом спал Филипп. Было так хорошо чувствовать рядом его теплое, сильное тело. Прежде чем уснуть, он подарил ей самый страстный из поцелуев и даже сейчас не выпускал из объятий.

Что же ее разбудило? Она мысленно прощупала остальных, стараясь не потревожить Филиппа. Холли с Амандой проводили какой-то ритуал. Николь чувствовала, как пульсирует в ней самой магическая энергия. Ведьма закрыла глаза. Сила, наполнявшая тело и пространство вокруг была такой знакомой и вместе с тем непривычной.

Николь тянуло к сестрам. Она встала и пошла к двери, еще не осознав до конца, что делает. Ее звала кровь. Та самая ведовская кровь, что текла в жилах сестер. Попытка забыть о ней принесла Николь столько страданий! Разве могла она такое представить?

Когда Николь проходила мимо другой спальни, из темноты на нее взглянул Пабло. Его глаза по-кошачьи светились в темноте. Юноша кивнул и снова уронил голову на подушку. Николь тихонько пошла дальше.

Настало время принять свой дар. Наследие. Судьбу. Николь вошла. Сестры взглянули на нее. Пламя свечей отбрасывало причудливые отсветы на их лица.

В глазах Аманды сияли радость и прощение. Николь вдруг поняла, как недооценивала сестру.

«Она не сдается, — подумала девушка. — Поддерживает Холли. И меня».

Во взгляде Холли светилась мудрость, словно она читала самые сокровенные мысли Николь.

«Холли — огонь, согревающий всех нас. Она ведет, озаряет нам путь, — сказала себе Николь. — Как там было в старой пословице? Пламя что горит ярче всех, быстрее сгорает».

Силы верховной жрицы были на пределе, Николь это чувствовала. Сегодня она впервые посмотрела Холли в глаза.

Свечи стояли, образуя треугольник — могущественный символ. Перед каждой из вершин сидела девушка. Пустовало лишь одно место.

«Мое», — подумала Николь.

Она опустилась на пол и взглянула на дрожащий огонек. Вот где ей следовало быть! Только с ней сестры обретали настоящую силу. Больше она их не предаст.

Свечи одновременно вспыхнули. Раскаленные добела огоньки вытянулись к потолку.

— Мы втроем предстали перед тобой, Богиня, — начала Аманда. — Возьми же мою душу.

— Возьми мое сердце, — продолжила Холли.

А что могла предложить Николь? Только то, что всегда скрывала.

— Возьми мои помыслы.

— Посвящаем себя тебе и никому больше. Мы — духовные сестры и ведьмы по крови.

— Я — рот, что говорит правду, — сказала Аманда.

— Я — глаза, что видят врагов издалека, — произнесла Николь.

— Я — рука, сокрушающая тех, кто поднимет против нас меч, — объявила Холли.

Перед каждой девушкой бесшумно появилась кошка. Баст и Фрейя приняли Астарту. Николь мысленно помолилась за Гекату, свою погибшую спутницу. В этот миг она увидела кошку так отчетливо, словно это происходило наяву. Геката сидела у ног прекрасной женщины — самой Богини.

У Николь гора упала с плеч. На глаза навернулись слезы. Она так долго винила себя за то, что бросила помощницу. Геката этого не заслужила. Правда, взять ее с собой было бы невозможно. Но все обстояло гораздо хуже — Николь и не хотела ее брать, ведь кошка напоминала о магии, о той жизни, которую так хотелось поскорее забыть.

— Мир, — прошептала Аманда и махнула рукой над свечкой.

Николь поспешила сделать то же самое и повторила одновременно с Холли:

— Мир.


Аманда знала, что сестра придет, и все-таки невольно улыбнулась, увидев Николь на пороге. Хорошо, что они снова вместе. Когда сестра уехала, она словно забрала с собой всю злость и плохие воспоминания.

Теперь Николь вернулась, и, забыв обиды которые годами копились в сердце, Аманда наконец поняла, как любит ее. Богиня давала им второй шанс, и Аманда благодарила ее за это. Ведь все могло кончиться по-другому.

Взять, к примеру, маму и дядю Даниэля. Они много лет не общались. Холли даже не знала, что у ее отца есть сестра.

Может, время и правда все исцеляло, но Аманда знала точно, что настоящая перемена произошла в ней самой. За год она повзрослела, перестала по-детски соперничать с Николь, поняла, что такое семья.

Николь тоже стала другой. Судя по всему, жизнь в Европе была для нее сущим кошмаром. Ее сделали женой Джеймса Мура. Поверить невозможно!

Аманда покачала головой. Даже когда она думала, что ненавидит сестру-предательницу, все равно не пожелала бы ей такой участи. Теперь, когда Николь стояла напротив, Аманда наконец чувствовала — сердце у нее на месте.


Девушки высоко подняли свечи. Пахнуло горячим ветром, и язычки пламени вытянулись, подпрыгнули и слились в огненное кольцо над головами трех ведьм.

— Неважно, какие таланты у каждой из нас, вместе мы намного сильнее! — восхищенно прошептала Аманда.

Николь кивнула, Холли слабо улыбнулась. Хорошо, что они снова вместе и что сестры видят в этом источник сил. Она любила обеих, но пропасть между ними росла. Все боялись Холли, а потому она никогда не сказала бы Аманде и Николь, что она в одиночку создала кольцо огня. Пусть думают, что это итог их общих усилий, магия трех.


Кари так долго смотрела в монитор, что глаза заболели. Девушка сидела в крошечном кабинете Дэна. Одну стену полностью занимали полки с книгами о шаманизме. Повсюду висели ловцы снов и лежали мешочки с травами.

В доме заскрипели полы. Кто-то уже проснулся. Может быть, колдовал. В горле пекло, и девушка сглотнула, прогоняя тошноту.

«Сейчас только одну вещь уточню, и все», — пообещала она себе.

Кари не знала, куда пойдет. Главное — подальше отсюда. Черт бы всех побрал! Надо же, какой она пережила пожар, а никто даже не спросил, как она себя чувствует. По щеке покатилась горячая слеза.

Накануне Пабло сумел на миг проникнуть мысли Барбары. То, что он описал, показалось Кари знакомым. Недаром же она столько лет изучала мифы, религии и мистику. Девушка помнила кое-что о верованиях австралийского континента, поэтому знала, с чего начать.

Она зашла в Интернет, но не стала тратить время на популярные сайты. Кари искала страницы, где хранились тайны, доступные только посвященным, людям, которые знали, что искать.

Наконец Кари с торжествующим вздохом откинулась на спинку стула и помассировала глаза. Теперь она поняла, что случилось с Барбарой и что нужно сделать, чтобы ее спасти. Впрочем, докопаться до правды было не так уж трудно. Впереди ждала задача посложнее.


31 мая 1889 года, два часа пополудни | Наследие | ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ОСТАРА