home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



БАННИК И ОБДЕРИХА


Русская народная мифология

И.Я. Билибин. Банник. 1934 г.

На задворках крестьянской усадьбы в зарослях иван-чая и крапивы стоит темная от копоти баня с маленькими окошками. Днем это место тихое и даже уютное. Над цветами иван-чая жужжат мохнатые шмели, мелькают стрекозы, столбом вьется мошкара. Это комары-толкунцы «ступу толкут». На старых, теплых от солнца бревнах выступила смола. По растрескавшимся ступенькам войдем внутрь бани, в небольшой предбанник. Здесь, в полумраке, по углам висят березовые, дубовые и можжевеловые веники. Приятно пахнет сухими листьями. У стены сложены деревянные шайки, из которых моются. Вдоль предбанника устроена широкая лавка. На ней удобно отдыхать после парной. А вот и низкая дверь в парную. Низкая для того, чтобы не выпускать лишнего пару, когда входишь в парную. Но сейчас баня не топится. В парной слева от двери сложена каменка — банная печь, обложенная большими камнями. Когда каменка хорошо натоплена, камни раскаляются. На них деревянным ковшом понемногу выплескивают воду. От раскаленных камней поднимается пар. Это называется «поддать пару». В каменку вделан большой котел для горячей воды. Рядом стоит бочка с холодной водой. Дальше, за каменкой, вдоль стены устроен полук — деревянный настил, поднимающийся к невысокому потолку бани в виде широкой лестницы из двух-трех ступеней. Когда баня натоплена, на самой верхней ступеньке полка скапливается самый горячий воздух. На нижней ступени полка пар не такой горячий. Если вы любите горячий пар, можно забраться повыше и там лежать, чувствуя, как вас охватывает благодатное тепло, как по расслабленному телу стекает пот, а вместе с ним — грязь, усталость и болезни. Нужно только не забыть заранее распарить березовый веник в шайке с горячей водой. Тогда можно не спеша попариться — слегка похлестать себя душистым веником по всему телу. Но не все могут выдержать горячий пар на верхней ступени полка. Для тех пригодится нижняя ступень, на которой удобно поставить шайку с мыльной водой, вымыть ребенка, постирать белье.

Раньше бани ставили на отшибе, подальше от жилья, поближе к реке или к озеру — чтобы было удобнее воду носить. Ведь никакого водопровода в деревне не было. Хочешь мыться — изволь сам воды из реки натаскать. Баня — место важное и страшное одновременно. Важное потому, что для крестьянина баня — главная лечебница. В ней не столько мылись, сколько парились. А хорошая парная любую хворь, любую простуду из человека выгонит. Знахари тамлечили людей от сглаза, вывихов и разных других болезней. В бане женщины рожали, и там же бабушки-повитухи сразу обмывали новорожденного младенца. В натопленной бане зимой чесали лен и пряли.

Но в бане нужно вести себя очень осторожно. Это место опасное, потому что «нечистое», неосвященное, в нем нет икон. Как раньше говорили, баня — «хоромина погана», «без креста». Поэтому в ней делали то, чего нельзя было делать в освященном доме. Там гадали, колдовали, играли в карты, вызывали нечистую силу. В бане иногда происходило посвящение в колдуны. В народе говаривали, что в бане по ночам парится нечистая сила, собираются на посиделки проклятые люди и плетут там лапти. Поэтому и приказывают родители детям с малых лет: не ходи в баню поздно вечером, а уж ночью — и подавно. Не ходи в баню в третий пар. В третий пар в бане моются черти или сам грозный и злобный хозяин бани — банник. А что такое третий пар? В большой крестьянской семье в баню ходили по очереди. В первую очередь, то есть в первый пар, шли париться мужчины. Потом, во второй пар, шли женщины с детьми. А уж в третью очередь, в третий пар идти нельзя. С этого времени баня не для людей, а для нечистой силы.

***

У нас Яков покойный шел как-то с гулянки в двенадцатом часу ночи и смотрит: в их бане кто-то моется. Да так буйно моются, поддают парку, веником хлещутся, плещутся. А из трубы искры сыплются и хвост коровий торчит. Ну, Яков-то был не робкого десятку, а тут струхнул. Пришел домой, разбудил мать, спрашивает: «Ктой-то, мамонька, у нас на ночь глядя в бане парится?» А мать говорит, что, мол, некому. Тогда Яков с пьяных глаз пошел в баню чертей гонять да так и не вернулся оттуда. Захлебнулся (Нижегородская обл., Корепова 2007, 59).

***

Стоит солнцу закатиться за горизонт, мало найдется смельчаков, которые бы решились не то что зайти в баню, но и просто подойти к ней близко. А тот, кто осмелится подойти к дверям бани в полночь, услышит чьи-то голоса, стук шаек, плеск воды, шелест веников. Люди в это время в баню не ходят. Кто же там хлещет вениками, поддает парку на каменку, плещет водой? Не дай бог любопытному сунуть в баню свой нос в этот час! Живым он оттуда уже не выйдет. В лучшем случае найдут его утром еле дышащего, захлестанного вениками, запаренного до полусмерти. В худшем — вынесут бездыханное тело. Так свирепо расправляется банник с дерзнувшими зайти в его владения в неурочное время.

***

Сын у одной женщины ушел в баню париться, и долго его не было. Мать ждала-ждала и пошла в баню, а он лежит и не дышит. Принесли его домой, положили. У него пульс работает, а не живой. Очухался парень утром и рассказал: «Залез, — говорит, — я париться, и заходит в баню старик с большой бородой и начал меня парить». Парил, парил, пока тог не сказал: «Да что это, Господи!» Тут старик последний раз стукнул его веником и исчез. Очнулся он уже на полу (Нижегородская обл., Корепова 2007, 58).

***

Банник — здоровый черный мужик, всегда босой, с железными руками, длинными волосами и огненными глазами; в бане сидит за каменкой или под полком. Впрочем, он может принимать такой вид, какой захочет. Хочет — покажется моющимся маленьким старичком с длинной бородой. Хочет — появится в виде большой собаки, белого зайчика и даже конской головы.

Ох и зол банник, ох и опасен он для людей. Особенно для тех, кто нарушает правила поведения в бане. О его свирепом нраве рассказывают страшные вещи. Мол, может он запарить человека до смерти, задушить его и затащить под горячую каменку, затолкнуть в бочку из-под воды и даже содрать с живого человека кожу.

***

Так вот нам старики говорили: «Ребятишки, если моетесь в бане, один другого не торопите, а то банник задавит». Вот такой случай был. Один мужик мылся, а другой ему говорит: «Ну чего ты там, скоро или нет?» Раза три спросил. А потом из бани голос-то: «Нет, я еще его обдираю только!» Ну он сразу побоялся, а потом открыл дверь-то, а у того мужика, который мылся, одни ноги торчат! Его банник в эту щель протащил. Такая теснота, что голова сплющена. Ну, вытащили его, а ободрать-то его банник не успел. Было это в одной деревне. Женщина одна пошла в баню. Ну а потом оттуда — раз — и выбегает голая. Выбегает вся в крови. Прибежала домой, отец ей: что, мол, случилось? Она ни слова не может сказать. Пока водой ее отпаивали… отец в баню забежал. Ну, ждут, час, два, три — нету. Забегают в баню — там его шкура на каменке натянута, а его самого негу. Это банник! Отец-то с ружьем побежал, раза два успел выстрелить. Ну, а видно, рассердил банника шибко… И шкура, говорят, так натянута на каменке (Восточная Сибирь, Зиновьев 1987,84).

***

Самое безобидное развлечение банника над моющимися — подпереть дверь и не давать им выйти из бани. Еще он пугает моющихся стуком в стенку, хохотом, окликает людей по имени, бросает в них мусор и камни. Очень любит подшутить над моющимися женщинами, храпя и воя за каменкой. Если баннику не хочется пускать людей в баню, он может вылить всю воду из бочек.

***

А вот в бане есть уже свой, не домовой, а бай-ник, хозяин бани он, там живет, тоже безобразит, говорят. Вот слыхивала, затопили баню, стали воду носить, сколько ни носят, принесут, нальют — вроде много. Пойдут еще, ан, а воды опять нет, будто выливает кто. И так пять раз носили, пока догадались: банный хозяин, видать, не хотел, чтоб сегодня мылись. В тот день праздник какой-то был, так ведь в праздник мыться нельзя. Ну, что делать, так и ушли, а баню-то зря топили. А вот тоже одна рассказывала. Муж ее мылся в бане, а она следом за ним пришла, разделась, пошла париться. Он-то оделся, ушел, а она выходит, глядь — а одежды ее и нет. Ну, думает, мужик мой, видно, пошутил, сейчас принесет. Ждет, все нет. Входит муж, а она ему: «Ты что, черт старый, глумиться надо мной вздумал! Куда дел одежду мою?» Сходил он домой, принес ей другую одежду. Утром она пошла в баню, а там одежда ее на лавке лежит. Вот как банник шутит над людьми (Новгородская обл., Черепанова 1996, 58).

***

Обычно банник ведет себя враждебно, если человек нарушает запреты. Чтобы не пострадать от банника, нельзя топить баню и ходить в нее на праздники, в святки (в период от Рождества до Крещенья), ночью, особенно в полночь, когда там моются черти или сам банник.

***

Ну вот ты в баню пойдешь, а в двенадцать часов ночи ты туда уж не ходи. Вот я помню хорошо, у нас баня была, а соседка говорит: «Я пошла ночью в баню — нужно было развесить пиджаки, знаешь, с озера пришли ребята». Так она как открыла дверь — а там моется на полке. «Я, — говорит, — закрыла, да унеси Господи!» Банник — он как человек (Вологодская обл., Белозерье 1997, 105).

***


Русская народная мифология

Лубок из "Повести о некоторой немилостивом человеке, любителе века сего"

По этой же причине нельзя мыться без молитвы, а после мытья спать в бане. Нельзя в последний пар (то есть в последнюю смену моющихся) ходить в баню одному.

***

А вот с моей подругой дело было. Старики ей говорили, что одной баню замывать нельзя (замывать баню — ходить в последний пар). А она то ли забыла, то ли посмеялась. Пошла в баню одна мыться последней. Зашла, голову намылила, за водой нагнулась, а под лавкой сидит маленький старичок! Голова большая, борода зеленая! И смотрит на нее. Она кричать — и выскочила. Нашли ее братья на снегу, еле откачали.

И в банях чудилось тоже. Значит, все перемылись. И напоследок пошли вдвоем мать с ребенком. Налила, говорят, воды, начинает мыть. А полок кверху подымается, и кто-то и говорит: «Ну, погоди, я тебя сейчас помою…» А баба та собралась, ребенка в пазуху — да нагишом из бани (Восточная Сибирь, Зиновьев 1987,84–85).

***

Перед тем как зайти в баню, нужно «попроситься» у банника. Тогда он сам не тронет и другим банникам тоже не даст. Перед уходом из бани оставляют баннику горячей и холодной воды и кусочек мыла, чтобы он тоже мог помыться. Тот, кто моется последним, не должен ничего крестить. Все сосуды с водой нужно оставить нараспашку и сказать: «Мойся, хозяин!»

Раньше, чтобы задобрить банника, ему приносили в дар кусок ржаного хлеба, посыпанного солью, или черную курицу. При строительстве новой бани баннику жертвовали черную курицу. Ее нужно было задушить (а не зарезать) и, не ощипывая, закопать под банным порогом. Закопав курицу, уходили от бани, пятясь задом и отвешивая поклоны баннику. Банник не любит, когда баню используют для сушки льна и пеньки.

У банника хранится шапка-невидимка, которую он раз в год кладет на каменку сушить. Если уловить момент, то в полночь ее можно забрать. Получить шапку-невидимку можно и другим способом: на Пасху во время заутрени необходимо прийти в баню и найти там банника. А он в это время обыкновенно спит. Нужно снять с него шапку и как можно быстрее бежать в церковь. Если успеешь добежать до церкви прежде, чем он проснется, значит, будешь обладать шапкой-невидимкой. В противном случае банник убьет смельчака. Сумевший получить у банника эту шапку становится колдуном.

У банника есть и «беспереводный целковый», то есть неразменный рубль. Это совершенно необычный рубль — он имеет волшебное свойство возвращаться к своему хозяину после каждой покупки. Чтобы получить такой рубль, нужно в полночь бросить внутрь бани спеленутую черную кошку и сказать: «На тебе ребенка, дай мне беспереводный целковый».

Раньше на святках девушки ходили к бане гадать о женихах. Делалось это следующим образом: гадающая девушка поднимала юбку и просовывала заднюю часть тела в приоткрытую дверь бани. Банник должен дотронуться до нес своей лапой. Если лапа была голая и когтистая, это означало, что ее жизнь в замужестве будет бедная, а свекровь — лютая. Если банник гладил девушку мохнатой лапой, она верила, что брак будет счастливым, а муж — богатым.

Русская народная мифология

Женская баня. Лубок, XIX в.

Не менее враждебен к человеку и женский дух бани — банница. Это не жена банника (сам банник одинок), а самостоятельная хозяйка бани, поэтому ее иногда зовут банной хозяйкой. Но чаще всего ее называют обдерихой за жестокость и крутой нрав. Она может задерать человека своими когтями и ободрать с него кожу. Она живет в тех местах, где нет банника. Сидит обдериха в бане под лавкой или под полком. Она похожа на женщину с широко расставленными глазами, длинными распущенными волосами и большими зубами. Если захочет, может показаться кем угодно: хоть кошкой, хоть обезьяной.

***

Раньше пугали: обдериха задерет в бане. Под полком живет, по-разному показывается. У нас мама была еще в девках, пошла в баню, а там девка в повязке лежит под передней лавкой. Не ходили в баню за полночь — обдериха задерет. Как-то к нам приехали знакомые и попросились в баню. А времени много — скоро двенадцать. Их предупредили: если кошка замяукает — выходите из бани. Кошка раз мяукнула, два мяукнула. Они третьего раза ждать не стали — выскочили. И роженицу с ребенком в бане не оставляли одних до шести недель после родов, и ребенка не оставляли — обдериха подменит (Архангельская обл., АА 1986).

***

У банной хозяйки тоже нужно было спрашивать разрешения помыться: «Баенна хозяйка, пусти нас помыться, погреться, пожариться, попариться». После посещения бани нужно поблагодарить «хозяйку»: «Банная хозяюшка, спасибо за парну байну. Тебе на строенице, нам на здоровьице». Если у банной хозяйки «попроситься», она не сможет причинить вред человеку, даже если формально он нарушил правила пребывания в бане.

***

Мужик сказывал, что пришел он в деревню, а спать негде, никто не пустил. Он пошел в баню, баня-то теплая. А сперва попросился у бани, чтобы пустила ночевать. Ночью слышит: полетели обдерихи на свадьбу и зовут его банную хозяйку: «Машка-Матрешка, полети с нами!» А она отвечает: «Не могу, гость у меня». Те говорят: «Так задери!» А она: «Нет, не могу, он у меня попросился!» (Архангельская обл., Черепанова 1996, 61).

***

Женщины раньше часто рожали в бане. Поэтому банные духи были очень опасны и для молодой матери, и для ее младенца. Строго-настрого запрещалось оставлять роженицу с ребенком одну в бане без присмотра. Ведь банник или обдериха могли похитить ребенка и обменять на своего безобразного детеныша. Обдериха появляется в бане только после того, как там обмоют новорожденного ребенка. Одни считают, что в бане столько обдерих, сколько в ней вымыто новорожденных младенцев. Другие полагают, что обдериха появляется в бане только после того, как в ней обмоют сорокового младенца.

***

Обдериха-то как кошка в бане появляется. Говорят, как в первый раз ребенка в бане вымоешь, так обдериха завяжется. Нельзя по одному в баню ходить. Родит женка, пойдет с ребенком в баню мыться, так кладет камешек и иконку, а то обдериха обменит и унесет, и не найдется ребенок. А вместо ребенка окажется голик (стертый веник). А бывает, что и ребенок окажется, но он не такой, как настоящие, — до пятнадцати лет живет, а потом куда-то девается (Вологодская обл., Белозерье 1997, 106).

***

Роженица, оставаясь в бане одна, должна быть очень осторожной, чтобы банная хозяйка ей не навредила. Не советуют ходить в баню с еще не окрещенным ребенком — обдериха задерет. Если же такая необходимость возникает, женщина должна защитить себя и ребенка с помощью креста и молитвы.

***

Вот у нас, в нашей деревне, как роженица родит ребеночка, ее в баню отводят. Натопят баню, и роженицу с ребеночком в баню. Там живет неделю, там к ней все ходят, еду носят. А, говорят, одной роженице нельзя в бане быть. Вот один раз был случай. Приходит к роженице соседка навестить. А эта, которая пришла, говорит: «Я за водичкой схожу для ребенка». А этой роженице говорит: «А ты ноги крест-накрест положи». Нога на ногу, чтобы крест был. Вот ома ушла. Роженица говорит: «Я глаза открываю, стоит женщина передо мной, во лбу один глаз, большущий глаз, и говорит: «Женщина, скинь ногу, скинь ногу!» Это чтобы креста не было. Она бы к ней подошла, может быть, что-нибудь и сделала, а раз крест положен — ей нельзя. «Со мной, — говорит, — сразу худо сделалось. Из памяти меня вышибло». Так потом сразу и пришла эта женщина, которая за водой-то ходила. Тут нечистый дух был. Баенница это, баенница: один глаз во лбу (Вологодская обл., Белозерье 1997, 106).


КИКИМОРА | Русская народная мифология | ОВИННИК, РИЖНИК, ГУМЕННИК