home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Толлеус Алициус Хабери Рей.

 

Необъятных размеров старик с закрытыми глазами сидел в потертом, но мягком кресле. Это кресло, дубовый стол да одинокий шкаф — вот практически и все убранство спартанского вида комнатки без окон, если, конечно, не считать наставленных друг на друга сундуков с разным искусным барахлом в углу. Со стороны могло показаться, что старик убаюкивал свой посох, словно малое дитя, да и сам уснул. Однако тюремные стражники прекрасно знали, что если уж Толлеус на своем месте, он работает. Проверяет ли заряд артефактов, али настраивает систему безопасности — это уже домыслы. Дело в том, что штатный тюремный искусник поспать может и дома, он живет всего в квартале отсюда. Пускай это не по правилам, но старик частенько отлучался с рабочего места. Он отвечает за обслуживание амулетов и манонасосов. Если все работает нормально, безвылазно сидеть рядом с ними нет смысла. Стражников, конечно, мучает зависть: им-то приходится денно и нощно бдеть в своей будке. Однако кто они такие, чтобы пенять искуснику, который работает здесь дольше, чем они вообще живут на свете? И они это прекрасно понимают. Другой штатный искусник — тюремный целитель — тот всегда на посту. Не по необходимости, а по неопытности. Только-только из Академии, соображает еще туго.

Толлеус тем временем открыл глаза, закончив перебирать искусные нити, которые тугими пучками змеились по всей стене. Это только человеку несведущему кажется, что комната пустая. А если здесь доведется оказаться искуснику, то в истинном зрении он сразу же увидит огромное количество управляющих концов, наполняющих помещение.

Система безопасности была в порядке: никто не тревожил защиту, никто не менял настройки. "Полдела сделано, теперь к манонасосам", — наметил себе путь старик и тяжело, со вздохом поднялся. Центр управления маносбором по каким-то неведомым причинам располагался в другом месте. Хотя, скорее всего, дело было в том, что эти два центра проектировали разные люди в разное время. Ведь тюрьма не всегда была таковой.

Настройщик медленно побрел полутемными коридорами, согнувшись под тяжестью лет. Он не стал освещать себе путь, который выучил наизусть. Темнота не смущала его, а вот пара лестниц, поджидающих впереди, по-настоящему пугали. Дома у Толлеуса сделан подъемник на второй этаж. Но в казенном заведении устанавливать искусные приспособления, да к тому же еще собственной разработки, не положено. Приходится каждый раз мучить старые больные ноги.

Открыв личной печатью невзрачную, но великолепно защищенную плетениями дверь, искусник вошел в святая святых тюрьмы. Система безопасности важна, но только в пределах стен охраняемого здания. Другое дело — мана. Это ресурс государственной важности. Само существование Империи зависит от него.

Кроме настройщика сюда, в эту комнату, больше никто не имел права входить. К сожалению, здесь не было удобного кресла — только крохотный табурет. На него-то старик и взгромоздился, от чего дерево протестующе заскрипело. Высоко на стене в специальном зажиме висел маленький светляк, в любое время дня и ночи освещая комнатку тусклым светом. Достаточно, чтобы не споткнуться. А большего и не требуется. Тут не было такого количества плетений и искусных нитей, как в центре безопасности. Зато здесь хранились амулеты. Не те поделки, которых целый мешок можно купить в любой искусной лавке, а настоящие сокровища — древние артефакты столетия назад сгинувшей архейской империи, найденные в раскопах. Такие так просто не купишь — каждый найденный экземпляр — это собственность Кордоса. Нашел — изволь сдать немедленно! Каждый искусник хотел бы приобрести такой: по своим возможностям эти амулеты почти как посохи. В них можно хранить огромное количество заготовок плетений, причем не только хранить, но и тонко настраивать их работу. Там, где понадобится целый сундук простых амулетов, достаточно одного такого, из раскопок. К тому же обычные амулеты еще нужно правильно соединить, что весьма и весьма не просто и далеко не каждому искуснику по силам. Все-таки древние были выдающимися искусниками, не чета нынешним… Старик вздохнул и зачем-то погладил себя по груди.

С манонасосами, конечно же, все было в порядке. Однако Толлеус прилежно проверил работу каждого: все по инструкции. Теперь полагалось скрупулезно проверить мощность потока исходящей маны от каждого пленника, сравнить ее с замерами предыдущих дней, а также с данными из усредненной таблицы, сделав предварительно поправку на возраст и состояние здоровья. В довершение всего нужно замерить суммарное количество того, что уходило за стены тюрьмы, и сравнить с предыдущими результатами. А потом, провозившись до вечера, с сумасшедшей круговертью цифр в голове, составить отчет для архива. Когда-то давно Толлеус так и делал, однако годами наработанный опыт внес поправки в эту долгую и утомительную процедуру. Хитро прищурившись, искусник сделал только финальный по списку замер. Надо сказать, к делу он подошел со всем старанием, трижды последовательно проверив объем маны, произведенный тюрьмой за последние сутки.

— Вот и все! — тихо прошептал он в пустоту. И действительно, новичков в последнее время не поступало, так что исследовать по большому счету некого. По словам искусного целителя, состояние здоровья всех заключенных без изменений. Теперь достаточно посмотреть записи вплоть до момента, когда последний раз менялась численность узников. И результат будет за минимальными отличиями тот же. А значит, и все остальные замеры остались такие же. Была, конечно, малюсенькая вероятность, что кто-то из пленников буянил целый день, и лежак высосал у него больше положенного, при этом другой человек ухитрился отключиться от своего насоса. Но только с момента внедрения в повсеместную практику подобных заведений по сбору маны такого никогда не случалось. Вот если бы были отличия в итоговой цифре, тогда и проверять все нужно с чувством, с толком, с расстановкой. Но сейчас отклонения невелики и в пределах нормы. Значит, можно смело готовить архивный отчет, подставив туда выдуманные, но на самом деле правильные цифры. Искусник тут же, не сходя с места, по памяти сформировал в маленьком амулете нужные значения. Готово, можно сдавать! Вот только осталось еще одно дельце: сегодня пришло время собирать урожай.

Примерно раз в месяц шарик размером с ноготь, похожий на диковинную ягодку, и в самом деле "созревал", а точнее наполнялся маной. О "спелости" плода наглядно свидетельствовал его цвет. Чем светлее, тем лучше. Толлеус, выкинув из головы скучные цифры, снял маскирующее плетение и тут же увидел небесно-голубой манокристалл. Сейчас он был заботливо подключен к одному из каналов, что соединяют ложа узников с основным потоком. М-да, раньше все-таки цвет получался белее. Уже второй кристалл не полный. Похоже, в самом деле, начался необратимый процесс, и человек совсем скоро заснет по-настоящему вечным сном. Ох, не хотелось бы. Это будет ужасной, невосполнимой потерей… Странно, что Касандрос — тюремный целитель ничего не замечает. Или он тоже не в полной мере выполняет свои обязанности, делая анализ аур заключенных раз через раз? Зелен он еще для этого, опыта никакого. Кроме того, болезнь может случиться с каждым в любой момент — тут недогляд непозволителен! Месяц назад Толлеус уже пытался мягко поговорить с ним об этом, но парень попался упертый. Стоит на своем: все с заключенными в порядке, и точка! А больше ничего, вроде как, толстяк и сделать не мог…

Как бы там ни было, причин задерживаться здесь дольше не осталось. Конечно, можно подождать недельку, когда манокристалл наполнится полностью, но большой необходимости в этом не было. Сноровисто отсоединив шарик, искусник с задумчивостью покатал его между пальцев, любуясь им, словно бриллиантом. Потом, словно очнувшись, старик пошарил в кармане и выудил точно такой же кристалл, но иссиня-черный, и тут же установил на освободившееся место.

Теперь, когда дела сделаны, можно было спокойно отправляться на все четыре стороны. Закрыв за собой дверь и тщательно запечатав ее, искусник тяжело вздохнул, покачав головой, и отправился в обратный путь.

 


предыдущая глава | Беглец | cледующая глава