home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Комендант

 

Да… давненько он не попадал в ситуации вроде сегодняшней. Если честно, в столь сложное положение — никогда. Да и как можно сравнивать противостояние с подобным тебе противником, когда понятно, что от него ждать и что ты сам можешь предпринять, с этой ситуацией? Искусник непонятной силы, и собственное беспомощное положение… Несмотря на то, что сказано было всего ничего, Инжи чувствовал, как тяжело ему вести этот разговор в манере, которую избрал собеседник. Коменданта выручало только то, что в последние годы вместе с повышением в звании ему все чаще приходилось общаться с людьми, облеченными властью, и опыт подобного общения пусть и не большой, позволял надеяться на благоприятный исход. Он отчетливо осознавал, что главным его оружием сейчас является не подобающая офицеру честная сталь, а язык и словесные кружева болтуна-интригана. Потому что, как бы это ни было неприятно признавать, но собеседник мог легко прихлопнуть Инжи в любой момент как муху, несмотря на кинжал на поясе и годы боевого опыта. Сейчас только правильное поведение могло выручить коменданта. Заговорить, убедить в возможности сотрудничества, потянуть время, попытаться спровоцировать конфликт со жрецом, чтобы тот призвал на помощь своего бога — глядишь, и удастся выкрутится.

Последняя фраза незнакомца наконец-то позволила коменданту полностью взять себя в руки: до этого Инжи хоть и хранил внешнюю невозмутимость, хоть и готов был ее потерять в любой момент, а сейчас… Только подумать, этот наглец смеет угрожать империи! Тоже мне, величайший из Искусников! Видимо, эти два артефакта слишком много для него значили, если желание вернуть их побыстрее туманит ему разум и делает неосторожным в высказываниях. Понимание целей этого загадочного человека принесло Инжи некоторое облегчение, хотя легкость, с которой тот высказывал угрозы Империи, заставляла усомниться в его разумности. Не стоило ему говорить такое в присутствии жреца, оказавшегося еще и искусником. Всем известно, что даже высказанная в сердцах словесная угроза в адрес Кордоса придется не по душе любому искуснику, ведь на них держится империя. По сути, они и есть Империя, и только наивные люди могут считать, что искусники находятся на службе Империи, а не наоборот. Кстати, тот факт, что жрец оказался искусником, весьма озадачил Лупаго. Как-то так получилось, что самым распространенным или внедряемым в умы жителей Империи мнением было то, что искусники отдельно, а жрецы — отдельно. А оно вон оказывается как бывает… Что бы это значило?

 


предыдущая глава | Беглец | cледующая глава