home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



В небесах (сыщик и комендант)

 

— Ну и дела! — Инжи с опаской глянул вниз, стараясь не подходить близко к краю куска бывшего пола его комнаты, на котором они в данный момент находились. Сейчас этот фрагмент висел немного выше полуразрушенного здания резиденции. Хоть и не высоко, но спуститься без посторонней помощи вряд ли возможно. Инжи обернулся на звук, раздавшийся за его спиной. Тристис, еще не отошедший от ступора, поставил рядом два стула, волею судеб достойно перенесших катаклизм вместе с людьми, и взмахом руки предложил коменданту присесть.

— Эх! Жаль, выпивки нет! — Инжи со вздохом уселся на предложенное место и с легким стоном наслаждения вытянул ноги. Еще пять минут назад он лежал на пару с сыщиком, в шоке выпучив глаза на происходящее. Но теперь он почти пришел в норму. Чудеса чудесами, а жить и работать надо. Сколь бы ни было странным произошедшее, но сейчас оно четко вписалось в картину мира: один очень сильный чародей схлестнулся со жрецом, попутно разнеся вдребезги целое здание. Конечно, не все так гладко и понятно, но былой вояка надеялся, что старая добрая выпивка быстро вправит мысли на место и избавит голову от заморочек. Осталось только ее найти. Вдруг, заметив среди каменных обломков бокал, который посетивший их чародей создал на глазах у всех присутствующих, Инжи наклонился и, дотянувшись, поднял его. Сейчас, без жидкости внутри, он почти не чувствовался в руке — настолько был легок. И как только уцелел?

— Это легко исправить, — отвечая на высказывание Инжи, подал голос сыщик и, достав из внутреннего кармана плоскую фляжку, плеснул ее содержимое в бокал коменданту, пролив пару капель мимо: рука Тристиса ощутимо дрожала. — Не совсем вино, да и крепость маленькая. Это специальная настойка вина на разных полезных травах, здорово бодрит. Ее рецепт мне поведал один благодарный целитель, когда мне удалось разыскать его пропавшего помощника. — Пробормотал сыщик, затем поднял фляжку, комендант в ответ — бокал, и они выпили.

— Действительно неплохо! — Инжи удовлетворенно улыбнулся, чувствуя, как по жилам растеклось приятное тепло, а из тела медленным ручейком стала уходить усталость и ломота. — Кстати, благодарю за помощь! Насколько я понимаю, если бы не твои действия, меня бы размазало по стене еще там, внизу. Так?

— Пустяки, — отмахнулся Тристис. Знал бы комендант, что от защиты ровным счетом ничего не зависело, разве что от осколков уберегла. Окажись они с ним на полметра правее, размазало бы их несмотря на полностью заряженный жезл. Сыщик с легким любопытством глянул на улыбающегося коменданта. — Позвольте спросить… Я не вижу беспокойства на вашем лице. Вас не тревожит все это? — он обвел руками окружающее, как бы намекая на их опасное положение, разрушение резиденции, но больше на последние события.

— Беспокоит, но не сильно. — Комендант пригубил настойки и продолжил: — случившееся превышает уровень компетенции простого коменданта. Проблемы у меня, конечно, будут, но не настолько большие, как если бы было, не приди тот чародей, а на мне висело бы лишь нападение на тюрьму. Нападение — явно действия оробосцев, и мне могут вменить в вину плохую организацию внутренних служб города, допустивших подобное. С другой стороны, я тут новенький, еще не успел провести нужные реорганизации, что снимает с меня часть вины, но не до конца, ведь я УЖЕ отвечаю за происходящее в городе. Понимаешь?

Тристис с толикой уважения и зависти глянул на собеседника: хорошо тому, бывшему вояке — объяснил себе как-то произошедшее и не заморачивается. Впрочем, спокойствие и рационализм коменданта достойны всяческого уважения — мало кто способен рассуждать здраво после подобного. Сыщик медленно кивнул:

— Хорошо, что вы понимаете это. Могу добавить, что приоритет приезжающей комиссии — да, я знаю о ней — явно будет смещен в сторону последнего события, в котором вам могут поставить в вину только ваше поведение с неизвестным чародеем, хотя там вряд ли можно за что-то зацепиться. Могу вас уверить, что со своей стороны буду свидетельствовать в вашу пользу.

Только легкий ответный кивок отметил благодарность коменданта, но Тристису этого было вполне достаточно. Что может быть лучше благорасположенности властей? В особенности приобретенной в трудных условиях. Может, на этой волне удастся чуть изменить свою жизнь, а то надоело уже расследовать криминальную мелочевку. Пора снова начать карабкаться наверх, шаг за шагом отвоевывая утерянные ранее позиции. Впрочем, оптимизм быстро выветрился из головы сыщика, как только он подумал о том, как могут воспринять власти то невероятное, что творилось в городе и что могут захотеть сделать с невольными его свидетелями. Будущее очень непросто, и куда оно повернет — вверх или вниз, пока никто не скажет.

Неожиданно сыщика выдернуло из построения планов на будущее крепкое ругательство коменданта. Бокал, в котором еще находилась толика напитка, растворился в воздухе, а жидкость, более не удерживаемая стенками сосуда, пролилась на руку и ноги сидящего мужчины.

— Почему это случилось? А, Тристис? — глядя сквозь залитую руку, спросил Инжи. В его голосе проскальзывали нотки обиды. Неужто пролитое вино волновало его куда больше, чем разнесенное вдребезги здание?

— Это элементарно. Закончилась мана в создании искусника.

— Я не об этом, — хмыкнул Инжи. — Я о ситуации в целом. И, кстати, почему ты называешь его то чародеем, то искусником?

— На последний вопрос ответить легко. Такое, — Тристис кивнул на мокрую руку, намекая на пропавший бокал, — чародей создать не может. Управлять же стихиями не сможет искусник.

— А чародеи могут? — полюбопытствовал Инжи.

— Их Повелители Чар могут, — уверенно ответили сыщик, и чуть не добавил — "сам видел", но вовремя остановился. Совсем не хотелось ворошить свое прошлое и раскрывать его кому бы то ни было. Хоть Тристис и ответил утвердительно на вопрос коменданта, однако то, что он когда-то видел, мало походило на недавние события. Тогда даже Повелителю пришлось изрядно выложиться, чтобы вызвать шквал ветра и дождя. И после этого он был совершенно беспомощен. Посетивший же их чародей сделал подобное как-то легко, походя, что наталкивало на определенные мысли. Однако данных пока было мало, чтобы делать конкретные предположения. — А на первый вопрос… — Тристис ненадолго задумался. — Мне кажется, чародей чем-то спровоцировал жреца на то, чтобы тот обратился к богу. Потому что, когда я вошел в комнату, то заметил, что он возносит молитвы. Вряд ли бы в простом разговоре жрец решился обратиться к своему покровителю свыше. — Сыщик вопросительно посмотрел на коменданта. Инжи кивнул головой:

— Чародей стал угрожать империи. Правда, мимоходом, но, видимо, этого нашему искуснику-жрецу было достаточно.

— Тогда понятно. Не стоило ему такое говорить искуснику, даже в шутку.

Сыщик не стал говорить еще об одной версии, что чародей мог просто не знать о жрецах и их могуществе, так как был найден в начале войны, когда оные еще не успели проявить себя в полной мере, а искусника посчитал слишком слабым. Конечно, тогда странным выглядит поведение девушки, не предупредившей напарника об опасности. Впрочем, вспоминая, как она чуть ли не смотрела тому в рот, сыщик заключил, что она просто чрезмерно полагалась на него и считала, что он знает, что делает. Немного подумав, сыщик решил эту версию откинуть, слишком уж со знанием дела говорил чародей про то, зачем боги используют людей, наверное, он все-таки провоцировал.

— Я не очень силен в религии. Почему бог наблюдал через жреца, а не сам?

— Что бы там ни говорили, — хмыкнул сыщик, — боги не всесильны. Я как-то интересовался этим вопросом, — Тристис задумчиво потер подбородок, — разговаривал с некоторыми жрецами, теми, которые согласились ответить на мои расспросы. На эту тему они неохотно говорят… Да… Так вот, я пришел к выводу, что прямое присутствие богов у нас, так сказать "во плоти", несколько затруднительно, хотя и возможно. Поэтому они находят людей с определенным складом ума или способностями, которые и становятся жрецами.

— А почему люди соглашаются? От этого есть польза или выгода лично для жреца? — полюбопытствовал комендант. Рассказ сыщика, проясняющий многие вопросы, его очень заинтересовал. После проигрыша жреца Инжи стало как-то неприятно вспоминать об обращении к тому за помощью. Стыдно сказать, до этого у него даже мелькнула мысль о принятии веры, если бы Адамус через бога смог решить его проблемы. Слабым же поклоняться нельзя — в этом комендант был уверен однозначно. Зачем надеяться на защиту того, с кем может справиться чародей или искусник?

— Отказаться-то можно. Только к каждому человеку можно подобрать ключик. Кто-то хочет жить долго, у кого-то есть проблемы…

— И что, боги помогают в этом?

— Не знаю, — виновато улыбнулся сыщик. — По мелочам-то точно помогают, а вот в остальном… Сами понимаете, никто из жрецов на эту тему говорить не будет, это всегда глубоко личное… Так вот, — продолжил Тристис, — жрецы являются людьми, посредством которых бог может наблюдать за нами, влиять на нас, наш мир. Видимо, им так проще. Исходя из своих умозаключений, я считаю, что напрямую общаться с нашим миром или с нами для богов несколько затруднительно (иначе зачем жрецы, кроме как для привлечения новой паствы?), но я не исключаю возможности, что при особой необходимости эти сложности богов не остановят. — То, что к такому выводу он пришел только после поединка чародея со жрецом, сыщик решил не уточнять.

— Ну, а мы им зачем нужны?

Тристис пожал плечами.

— Для того, чтобы это понять, достаточно вспомнить, что они требуют взамен.

— Вера? — удивленно спросил Инжи. — И всего-то?

— Скорее всего, — снова пожал плечами сыщик. — Но вполне возможно, что это лишь первый этап, когда больше дают, чем требуют. Сменится два-три поколения, и присутствие богов станет вполне естественным и правильным, а их требования, к тому моменту скорее всего сильно возросшие — справедливыми и единственно верными.

Оба мужчины некоторое время молчали, оглядывая окрестности.

— А красивый у нас город! — комендант, прищурив глаза от лучей солнца, смотрел по сторонам.

Тристис огляделся.

— Мне кажется, или мы немного опустились?

— Похоже на то. — Согласился Инжи.

— Так вот, — продолжил прерванный минутой молчания разговор сыщик, — по-видимому, бог какое-то время присутствовал при нашем разговоре с чародеем. Первый выпад чародея в сторону империи заставил жреца вызвать бога, но тот только появился и никак себя не проявлял. Все-таки бог — не безотказный исполнитель желаний и просьб и по идее должен реагировать только по необходимости. Иначе никакого почтения к нему не будет. А вот когда чародей походя покусился на то, что считается прерогативой богов… Вы же помните, какого бога был наш жрец?

Инжи кивнул.

— Такого покушения на свою власть бог и не потерпел… Хорошо, что я понял, к чему все ведет, и я благодарен чародею, что он поверил моему слову и вернул власть над "жезлом", — Тристис постучал пальцем по поясу.

— А почему ты не предупредил чародея? Может быть, удалось бы избежать разрушений…

Интересную позицию все же занял комендант, — подумал сыщик. Во время разговора было явно видно, что он надеялся на жреца и его победу. Похоже, наверх комендант поднялся не просто так — у него в крови чувствуется склонность занимать сторону победителя.

— Я не самоубийца, — хмыкнул Тристис. — Кто я такой, чтобы влезать в разборки между богом и Повелителем Чар? Да и интересно было посмотреть. — Последнее он пробормотал очень тихо, почти про себя.

— Ладно. — Комендант встал и снова выглянул за край обрыва. — Как будем выбираться отсюда?

— Придется своими силами. — Сыщик о чем-то думал, поглаживая пояс.

— Может, подождать? Пусть нам закинут веревку.

— Лучше не ждать, — выглянув за край и что-то прикинув, сказал сыщик. — Не знаю, что за силы держат в воздухе наше место заточения, но они могут уйти в любой момент. К тому же веревка у нас есть, и ее длины сейчас должно хватить…

Инжи с удивлением увидел, как сыщик отцепил от пояса декоративную бляшку, на деле оказавшейся легким и крепким креплением со скрытым внутри крючком, и потянул за нее. Изнутри пояса потянулась очень тонкая веревка, вернее, даже не веревка, а нить. Заметив заинтересованный взгляд коменданта, Тристис пояснил:

— Мне несколько раз довелось побывать в ситуациях, когда было сложно без веревки, поэтому я заказал у одного глухого кузнеца это устройство. Глухой-то он глухой, но его руками явно водил бог.

— Какой?

— Не знаю. — Тристис улыбнулся. — Не удивлюсь, если вскорости мы узнаем, что у нас появился новый бог, покровитель искусств и ремесленников. А здесь мне все равно пришлось самому поработать над веревкой, чтобы она выдерживала вес человека: все-таки она слишком тонкая, но мой — держит. — Он взглядом смерил фигуру коменданта. — Да и ваш выдержит.

— И что, ты постоянно таскаешь с собой веревку?

— А почему нет? — пожал плечами Тристис. — Практически ничего не весит, неудобств не доставляет, а понадобиться может в любой момент.

Инжи только пожал плечами, оставляя без комментариев причуду сыщика.

Дальше все прошло довольно быстро, что говорило о большом опыте сыщика в подобных делах. Обернув один конец веревки за торчащий кусок стены и закрепив ее металлической поясной бляшкой, он надел пояс на коменданта.

— Оберните руки тряпкой, а то порежетесь о нить.

Комендант кивнул и, не найдя ничего подходящего, отрезал рукава своей рубашки, намотал их на ладони и встал у края, взявшись за неощущаемую руками веревку. Тристис напоследок что-то отцепил от пояса и оставил себе, а нить под действием веса Инжи стала медленно вытягиваться из механизма, скрытого в поясе. Сыщик убедился, что процесс спуска идет нормально, и еще раз оглядел окрестности. Внизу суетились люди, отряд стражи уже ожидал коменданта, а примерно в квартале от бывшей резиденции Тристис разглядел лежащие фигурки других жрецов бога Диса. И это были явно не те жрецы, что сопровождали Адамуса, так бесславно отдавшего свою жизнь во имя бога, которому он служил. Быстро отбросив все маловероятные версии, Тристис оставил одну, пусть и спорную, но единственно объясняющую наличие других жрецов. Эта версия говорила о том, что при необходимости бог может использовать всех своих жрецов одновременно. И, скорее всего, их использование дает ему бОльшую свободу действий. Эта версия подтверждала предыдущий вывод сыщика, что через жрецов богам проще и удобнее работать с тварным миром.

Тристис про себя вздохнул. Ему еще предстояло потратить немало времени, чтобы зарядить маной полностью разрядившийся поясной жезл, который с успехом противостоял отголоскам безумства закончившегося боя, да и личных запасов почти не осталось… А это трата времени и сил.

Убедившись, что комендант благополучно спустился, Тристис присоединил к нити, ведущей вниз, заранее отстегнутый от пояса специальный держатель. Тщательно проверил его сцепление с нитью и, бросив прощальный взгляд на приютившую их с комендантом площадку, спрыгнул, надеясь на то, что успеет спуститься до того, как держатель слишком сильно разогреется от трения. Сейчас, когда сил осталось всего ничего, появление ожогов было крайне не желательно.

 


Дешика | Беглец | Толлеус. Настоящее искушение