home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Братья наши меньшие

 

Темнота ночного города милостливо скрывала троих людей, неспешно идущих по слабоосвещенной стороне улицы. Глубокая ночь еще не наступила, по дороге попадался припозднившийся народ, и наша троица пока не обращала на себя ненужного внимания стражи. Возглавлял процессию чародей Слурин, а два сопровождавших его воина играли роль телохранителей. Они не прятались, однако по возможности старались не привлекать к себе внимания. Придуманная на скорую руку легенда была не очень надежной, но пока работала — часто встречающаяся стража не обращала внимания на торговца с охраной, несколько дней назад официально въехавшего в город, при этом, как и положено, зарегистрировавшегося в магистрате, о чем свидетельствовала специальная бляха с печатью. Дела заставили почтенного торговца отправиться на ночь глядя для неотложных встреч с другими уважаемыми торговцами, что, впрочем, совершенно не интересовало хранителей городского спокойствия. Время еще было не настолько позднее, чтобы вызвать подозрения их прогулкой, но если поиски окажутся безрезультатными, придется использовать чародейские приемы и до утра стать "ночными тенями", рискуя вляпаться в какую-нибудь искусную гадость, обильно понапиханную в этой части города, и чутко реагирующую на чародейство. Сегодня, вопреки логике, Слурин решил осмотреть центральную часть города, где жили в основном аристократы и просто богатые люди. Именно это и являлось причиной наличия большого количества различных искусных защит из-за чего их "прогулка" становилась более опасной. Особенно, когда опасность имеет вид не ночного грабителя, как в более бедной части города, а чего-то неопределенно-эфемерного. Приходится очень напрягаться, чтобы создаваемые чародеем исследовательские конструкты-разведчики не вызывали срабатывание систем безопасности проплывающих мимо домов знати.

Предусмотрительность чародея уже не первый раз оправдывала себя — несколько раз их останавливал патруль городской стражи, исправно несшей службу в этой части города. Задав стандартные вопросы "Кто? Куда?", проверив бляху и наличие искусных печатей на мечах охраны, сопровождающей торговца, они продолжали свой обход. Каждый раз Слурин напрягался, в особенности при проверке печатей на оружии. Его раздражали местные правила — всем въезжающим в город вооруженным гостям в обязательном порядке необходимо запечатывать мечи и луки. Чародей считал, что это лишь дополнительный доход в городскую казну. Хотя, может, так еще делают для наиболее быстрого решения иногда возникающих конфликтов между приезжими и местными: как только запечатанный меч доставался из ножен или распаковывался лук, печать ломалась, оставляя на окружающих предметах множественные искусные метки, одновременно с этим подавая сигнал страже. И даже если нарушителю удастся скрыться, по этим меткам, зарегистрированным за гостем города, легко будет узнать кто это был, что существенно упростит его поиск. А напрягался Слурин из-за того, что у всех их воинов такие печати были фальшивыми. Вернее настоящими, но "обезличенными", что стоило просто огромную сумму денег. Подделки имело смысл применять лишь потому, что у уличных патрулей отсутствовали довольно дорогие амулеты идентификации, а использовались несложные, определяющие лишь наличие неразрушенной искусной печати.

Если и сегодня не удастся найти девчонку, придется бросить поиски и отправиться за город на встречу с основной группой, которая вместе с освобожденным узником ожидала оставшуюся в городе поисковую тройку — чародея с двумя воинами. Дальше испытывать судьбу становилось слишком опасным — после разрушения официальной резиденции коменданта неизвестным чародеем (сам Слурин весьма скептически относился к официальной версии, скорее всего активировали по ошибке какой-нибудь искусный амулет, а свалить все решили на оробосцев), стало слишком "жарко" от снующих повсюду сыщиков, филеров и прочей служивой нечисти.

— Стой! — шепотом скомандовал Слурин. Охрана мгновенно остановилась и перекрыла своим вниманием возможные направления нападения на группу. Чародей же хмурился. Один из исследовательских конструктов передал странную информацию. Нет, следы беглянки, на которые они были настроены, не нашлись. И это не был очередной прохожий, а что-то странное. А странное в их положении может как открыть что-то интересное, так и привести к неприятностям. Немного посомневавшись, чародей все-таки решил не пропускать мимо внимания то, что нашли его конструкты.

Проинструктировав охранников, Слурин взмахом руки отправил их в глухой переулок, который его так заинтересовал. Там, в разросшихся кустах колючего растения глармуны, вылезшего через ограду дома, и находилась найденная аномалия. Первый охранник, обнажив меч и надев на голову повязку с темным стеклом, закрывшим глаза, отправился вперед. За ним, на расстоянии в двадцать шагов — второй, и замыкал шествие чародей. Про себя Слурин благосклонно помянул добрым словом их командира, озаботившегося такими полезными искусными штучками как амулеты "ночного глаза". Как и где их достали заказчики экспедиции, ему было интересно, но вопросов он не задавал — и так было понятно, что никто ничего ему не скажет. Зато эти и другие искусные амулеты, выданные им, практически не отслеживались искусниками и позволяли не тратить чародею свои силы — многое в их походе ложилось на эти сложные амулеты. По сути, из-за них и вероятность успешного выполнения задания изначально оценивалась как достаточно высокая. Да и вообще, оно хоть и было трудным по исполнению, но предварительная подготовка, проведенная самими заказчиками, оказалась выше всех похвал — только приди и возьми. И то, что один из спасаемых пропал, было неприятно, но не смертельно — их вина в этом отсутствовала: просто кто-то успел его перехватить.

Римин, шедший первым, приблизился к кустам. Амулет окрашивал окружающее в непривычные зеленовато-красные тона. Расслабленно сжимая рукоятку меча правой рукой, левой он бесшумно отодвинул в сторону ветку. Куст был не настолько густой, чтобы там могли спрятаться хотя бы три человека, но пока никого не видно… Меч тут явно был бесполезным и Римин вложил его в ножны, взамен достав длинный нож. Затем, стараясь не производить лишнего шума, он "ввинтился" внутрь растительности и остановился. Ничего не видно… Ветви, листья… Что же тут почудилось чародею? Внимание воина привлекло какое-то шевеление. Неожиданно несколько "ветвей" своим движением выделились на фоне неподвижных кустов, и с легким испугом Римин понял, что буквально на расстоянии вытянутой руки видит человека. Или пародию на человека… Или… Он пригляделся… Скелет? Вот скелет сделал движение в его сторону… Тут же инстинкты выбили из головы все мысли, и Римин стал действовать, как его учили — сначала бей, потом думай. Удар ножом под ребра — лезвие лишь скользнуло по кости, не встретив плоти. Удар по шее лезвием клинка — сталь безрезультатно проскрежетала по позвоночнику скелета. А ведь этим ножом он на спор рубил железные прутья!

Римин выскочил из кустов и подбежал к чародею.

— Живой скелет!

— Кто? — Слурин внимательно поглядел на него.

— Живой скелет! — уже взяв себя в руки, спокойно повторил Римин. — И его не берет сталь.

— Ладно. — Не стал пускаться в бессмысленные разговоры чародей. — Тупик глухой, и, судя по всему, сюда не заглядывает даже стража. Но мало ли… Контролируйте вход, а здесь я сам справлюсь.

Проводив взглядом отошедших воинов, Слурин задумчиво пробормотал:

— Значит, живой скелет… Чудеса! — затем внимательно оглядел кусты и присмотрелся к ограде рядом. Для начала он создал защитные конструкты, стайкой закружившиеся вокруг него, как бы заключая чародея в замкнутый шар. Пара таких штук у него всегда была наготове, но тут Слурин решил перестраховаться и выпустил из специальных ловушек, расположенных в поясе торговца, их обычное боевое количество. Живых скелетов он еще не видел, хотя на големном турнире, говорят, редко, но попадаются такие. Кованную оградку, к которой прислонился чародей, конструкты не замечали и спокойно проникали сквозь нее и так же игнорировали каменные столбы ограждения. Однако, стоит только появиться какой-либо угрозе, маленькие охранники тут же начнут действовать: одни вцепятся в летящую стрелу или камень, разламывая их. Другие, влетев в тело напавшего врага, станут выжигать ему внутренности, а если у того есть искусная защита, то работать начнут третьи конструкты, проедая ее. А вот против чародейской защиты, такой, как у Слурина, нужны более сложные конструкты, но сейчас он не стал их создавать, резонно предположив, что в данный момент это будет лишним — вряд ли ему здесь встретится противник-чародей.

Вскоре все было готово, и чародей принялся за создание более сложных исследовательских конструктов. Это заняло больше времени — к такой работе Слурин заранее не готовился, и их пришлось создавать на месте. Слова Римина он все же принял всерьез — тот воин спокойный, рассудительный, обычно говорит только то, в чем уверен.

Наконец и эта работа была выполнена. Слурин вытер рукавом выступивший на лбу пот и несколько мгновений отдыхал, просто наблюдая, как последние конструкты буквально облепили куст, медленно кружа в завораживающем танце… Некоторые из них, неожиданно остановившись на мгновение, ныряли внутрь куста и спустя какое-то время, выныривали обратно. Сверху над облаком мельтешащих в чародейском зрении огоньков, висел конструкт, по размерам превышающий остальных в несколько раз. Именно он "руководил" простейшим первоначальным сбором информации, управляя своими мелкими собратьями. Примерно такой же находился и над головой чародея, обеспечивая контроль окружающего пространства дальше десяти шагов. Ближе этого расстояния защитные конструкты сами могли справиться с угрозой.

Слурин встрепенулся. Появилась первая информация. Так, что тут у нас? В основном растения, что естественно. Дальше… Земля и… кость. Хм… Может, действительно скелет? И откуда он только тут взялся? Ага, понятно, почему его разведчик обнаружил здесь "странное", что было вторичной его целью после поиска следов интересующей их девушки. Объект шевелился как человек, но у него отсутствовала аура.

Своими конструктами-разведчиками Слурин гордился по праву. Они были способны не только отличать движения животного от движений человека, шевеление кустов, листьев и травы под действием ветра или живого существа, но и находить слабые аурные следы, сообщать о приближении людей и много чего еще полезного. Часто бывает, что вычислить противника-чародея, можно только по таким вторичным признакам.

По мысленной команде чародея, большая часть конструктов скрылась в кусте, практически облепив скелет. Спустя некоторое время Слурин, получив результаты, пришел в возбуждение — найденный скелет оказался големом, но каким! Совершенно самостоятельным и без внешнего управления. Правда, о том, что это голем, говорило лишь наличие специфических следов — отпечатков эмоций создавшего его чародея. В остальном же, как с неудовольствием признался себе Слурин, он ничего не понял. То ли на скелете стоит мощная защита от чародейского взгляда или "нюха", то ли половины стандартных управляющих конструкций там попросту нет. Однако, как-то же он двигается? Спустя еще несколько мгновений чародей впал в шок — эмоции голема резко изменились, чего по определению просто не могло быть. Пусть даже голем находился под невидимым контролем, остатки эмоций чародея, наложившиеся на него при создании, должны перебивать любые другие эмоции, доходящие до голема при управлении им. Здесь же было полное ощущение, что в кустах сидит почти человек, который вдруг одним резким усилием проснулся и заинтересовался окружающими его конструктами. Что?! Он видит конструктов?! В мутном мареве расплывающегося изображения, получаемого чародеем от нескольких своих зрительных созданий, Слурин увидел, как скелет поднял руку и стал ею махать, пытаясь поймать носящиеся вокруг него сгустки энергий. Немного погодя, он попытался двинуться в сторону чародея, но несколько крупных ветвей, прошедших сквозь грудную клетку, этому эффективно препятствовали. По всей видимости для того чтобы выпутаться самостоятельно, голему не хватало соображения.

Еще раз осмотрев все внимательнейшим образом и удостоверившись, что внешний контроль над големом отсутствует, а так же чувствуя все тот же интерес к себе без малейшего намека на агрессивность, чародей глубоко вздохнул, проверил своих защитных конструктов и решительно вошел внутрь куста.

Римин с напарником контролировали подходы к тупичку, стараясь сильно из него не выглядывать. Уже несколько раз проходила стража, и Римин напрягался, готовый в любой момент перейти к активным действиям. Сегодня особенно много стражников шастает по улицам города, и если они тут обнаружат его с товарищами, вряд ли их легенда "торговец с охраной" будет достаточно убедительной. Но пока все обходилось. Наконец сзади раздались шаги Слурина и… Римин резко развернулся, поняв, кому может принадлежать цоканье по камням брусчатки, эхом сопровождающее шаги чародея. Он не ошибся — рядом с довольным чародеем (через амулет, все так же находившийся на лице воина, отчетливо была видна улыбка Слурина), шел скелет, которого Римин безуспешно пытался зарубить. Шатающаяся из стороны в сторону походка с периодическими остановками даже позабавила его. На язык просился вопрос — кто напоил скелет? И некая мрачность ситуации как-то сразу сгладилась. Тогда в кустах он, конечно, немного испугался, но с рождения крепкие нервы, постоянные тренировки и боевые столкновения с кордосцами, в том числе с искусниками, закалили его сущность настолько, что редкие эмоциональные всплески быстро сходили на нет. Если бы Римин знал, что каждому воину в их отряде в этом походе чародей подсадил в ауру специального контролирующего конструкта, то возможно не был бы так спокоен.

Слурин был доволен собой. Вряд ли бы другому чародею пришло в голову не подчинить себе голема, а "договориться" с ним. Поняв, что абсолютно ничего не может добиться управляющими конструктами, Слурин вместо того, чтобы уничтожить непонятное существо, смог заметить и понять реакцию голема на его эмоции, чем не преминул и воспользоваться. Излучая доброжелательность, чувство удовлетворения, легкого любопытства и надежды, вызвал ответную реакцию скелета — то же чувство надежды, поиска (этого Слурин не понял и проигнорировал), необходимости и… просьбы? Играя своими эмоциями, что такому опытному чародею, как Слурин, давалось не просто легко, а очень легко, он смог заставить голема следовать за собой.

Однако сегодня слишком много стражи. В таких сложных условиях Слурин решил не рисковать, а свернуть поиски пропавшей девушки, и покинуть город. Он не особо надеялся, что удастся найти беглянку, а потом еще каким-то образом справиться или договориться с тем неведомым чародеем, который с ней сбежал, но формулировка задачи заказчиком была однозначна: освободить узников, а если кто-то из них умер — раздобыть тело для перезахоронения на родной земле, если же и тела нет — то предоставить доказательства смерти. Поэтому деваться было некуда, командир сказал четко: пока есть возможность проводить поиски, ищите. Теперь же отпущенный срок практически вышел и пара часов ничего не решит. И Слурин отдал команду своим сопровождающим охранникам двигаться на базу. Предстояло еще довести голема незамеченным до их места базирования в городе, а потом как-то выбраться вместе с ним. Чародей решил приложить к этому все усилия, даже рискуя раскрыться, но "живой" скелет не оставлять. Слурин был восхищен мастерством неизвестного чародея, сотворившего такого голема. Еле ходит, но самоуправляем и с эмоциями! И с этим предстояло разобраться.


Толлеус. Настоящее искушение | Беглец | Ник. Побег.