home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Комендант Инжи Лупаго, город Маркин, империя Кордос

 

Инжи Лупаго дочитал документ, отложил его в стопку по левую руку и откинулся на спинку кресла. Потер пальцами уставшие глаза и, посидев немного с опущенными веками, снова глянул на стол. Левая стопка была явно больше правой. В ней находились документы, по которым необходимо побеседовать с работниками, перешедшими к нему по наследству вместе с новой должностью.

Уже неделю Инжи Лупаго Конторас Ибиго Карнус исполнял обязанности военного коменданта города Маркин и прилегающей местности с несколькими деревеньками, выращивающими на солнечных склонах холмов самый лучший марафис, из которого изготавливают отличное вино и которое, как говорят, поставляют небольшими партиями даже к столу императора. Может и не врут, — думал Инжи: — Вино действительно шикарное, — в этом он успел убедиться лично. Но не ради охраны виноградников находился здесь Инжи. В непосредственной близости от города находилась главная жемчужина округа, то, что официально оправдывало наличие большого гарнизона — серебряный рудник. Хотя, если уж говорить откровенно, полутысячный гарнизон размещался здесь не ради этого драгоценного металла. Нет, разумеется, оно требовало повышенной охраны, но все же главной причиной была граница с империей Оробос, проходящая всего в ста лигах южнее Маркина. Лупаго поморщился. Его искренне раздражала наглость жителей Оробоса, называющих свою страну империей. Империя может быть только одна! Империя Кордос, в которой родился, вырос и которой всю свою жизнь служил Инжи. А Оробос… всего лишь толпа нуворишей, дорвавшихся до власти. Что это за империя без многовековых традиций? Выскочки, рвущие друг другу глотки за трон, пока тот не достается достаточно кровавому тирану, способному загнать под стол всех этих тараканов, накручивающих круги вокруг дворца. Но стоит очередному повелителю погибнуть, как тут же страна, оставшаяся без железной руки, развалится на множество мелких полунезависимых государств… Лупаго был искренне убежден, что в Кордосе в принципе ничего подобного случиться не может. Все возможные варианты смены власти давным-давно расписаны и взяты на заметку, начиная от жесткой системы наследования трона и заканчивая учетом влияния на жизнь империи всевозможных катастроф, будь то природные катаклизмы или войны. И все равно оробосцам неймется… Постоянно пробуют всех соседей на прочность, пытаясь то тут, то там оттяпать кусок территории. Разумеется, сталкиваясь с Кордосом, который, в отличие от Оробоса, вполне самодостаточен, и ему не требуется для своей стабильности постоянная экспансия, всегда терпят поражение…

С момента окончания последней войны прошло уже десять лет, но Инжи хорошо помнил события тех дней. Он принимал в боях самое активное участие и сумел несколько раз отличиться, пройдя путь от сержанта до командира полка. В мирное время он также исправно охранял рубежи Родины, показав себя хорошим руководителем. Теперь же, выйдя на пенсию, в счет прежних заслуг получил ответственный пост главы крошечного округа Миньен с единственным городом, одновременно являющимся его столицей. В принципе, ничего не мешало на накопленные за долгое время беспорочной службы деньги купить домик хоть в самой столице и припеваючи встретить там старость, но Лупаго знал, что такая жизнь ему быстро наскучит: друзья постарше уже столкнулись с этим, так что примеров перед глазами хватало. К счастью, император всегда оставлял право выбора тем, кто во время службы проявил верность и преданность, но чей возраст не позволял дольше оставаться в действующих частях. Ветераны могли уйти на пенсию или занять какую-нибудь "тупиковую" должность, требующую ответственного отношения к работе, но не сулящую карьерного роста. Преподавание в военных академиях, снабжение гарнизонов, управление городской стражей, да мало ли еще как. Причем в последнем случае пенсионное обеспечение так же возмещалось в полном объеме. Инжи по званию полагалось место поприличнее: должность военного коменданта в каком-нибудь небольшом городке. Ознакомившись со списком предложенных вакансий и тщательно взвесив достоинства и недостатки каждого места, он вполне осознанно остановил свой выбор на Маркине. К явным плюсам относилось то, что Лупаго сам вырос недалеко отсюда и иногда в годы службы вспоминал родню, ностальгируя по малой родине. Местность ему тоже понравилась: утопающая в зелени долина, а вдалеке возвышаются могучие пики гор — красиво. И, наконец, главное достоинство — это близкая граница. Конечно же, войны Инжи совсем не желал, просто где-нибудь в центре страны все его хлопоты сводились бы к шефству над весьма скромным гарнизоном из зеленых юнцов. Увы, но заботы военного коменданта в мирное время невелики. Здесь же, в небольших приграничных городках нет мэра, так что Лупаго надеялся, что хотя бы административные обязанности главы округа не дадут ему захандрить. Были, конечно, сомнения, что не хватит знаний или умений на этом поприще. Но, как говорится, не попробуешь, не узнаешь. Зато, чего уж греха таить, жалованье благодаря такому совмещению и большому числу солдат полагалось совсем другое. Хотя, правду сказать, исходя из своего опыта, Инжи считал такой контингент в этом месте чрезмерным. Здесь никогда не велись серьезные боевые действия — мощный горный хребет и непроходимые глубокие ущелья делали массовые столкновения крайне затруднительными. Основная война вылилась в борьбу с диверсионными группами оробосцев, вносившими смуту и пытавшимися разрушить рудник. Случалось такое и сейчас — воинственные соседи все никак не хотели успокоиться. Ну и контрабандисты порой протаптывали свои тропки в обе стороны, куда уж без них. Но возмущаться, разумеется, таким положением дел он даже и не думал. Будучи настоящим военным, Инжи просто принял исходные положения должности как данность.

Из глубокой задумчивости коменданта вывел резкий стук в дверь. Привычно погладив рукоятку именного офицерского кинжала, висящего на поясе и, несмотря на свой декоративный вид, являющегося в умелых руках очень опасным оружием, Инжи крикнул:

— Входи!

В дверь протиснулся адъютант. Судя по его взволнованному виду, случилось что-то экстраординарное для этой сонной местности.

— Господин комендант! — вытянувшись перед столом Инжи, выпалил Арни. — Южный дозор сообщил, что от границы с Оробосом в нашу сторону движется каменный голем!

— Что они там, перепились, что ли? — Инжи слегка удивился, но не самому голему, а тому, что это ходячее недоразумение появилось именно здесь. Зачем эти истуканы вообще нужны оробосцам в мирное время — загадка, однако чародеи их отчего-то очень любят. Зато эти ходячие человекообразные статуи просто созданы для битвы: они сильны и неуязвимы для стрел и мечей, не ведают страха и не чувствуют боли. Воинственные соседи давно стали использовать их в сражениях, но в случае с Кордосом хорошо отлаженная стратегия чародеев дала сбой. Боевые искусники легко разрушали связи, удерживающие камни вместе, и големы рассыпались бесформенными кучами. К тому же каждого истукана, точно куклу на веревочках, ведет големовод, который и создал его, и эта связующая нить тоже уязвима. Ранее чародеи-поводыри прятались где-то далеко в стороне от поля боя. Теперь же они попробовали изменить тактику — стали держаться рядом со своим творением, чтобы в случае необходимости восстановить над ним контроль или собрать заново. Но и тут кордосцы быстро нашли выход: искуснику достаточно было ударить по площади вокруг голема, чтобы зацепить и обнаружить невидимого чародея и его группу поддержки, а дальше оробосцу приходилось самому бросать свою куклу и либо вступать в навязанный бой, либо позорно отступать.

Автономные големы, лишенные многих недостатков своих управляемых людьми братьев, тоже бывают. Но, во-первых, умельцев, способных сделать такого истукана, очень мало, а во-вторых, эти каменные чудовища, несмотря на всю их силу и крепость получаются слишком тупые, чтобы представлять реальную угрозу. В общем, после нескольких крупных провалов чародеи практически полностью отказались от использования големов в войне с Кордосом, переключившись на другое оружие. И вот теперь спустя четверть века кто-то решил снова посмотреть, что получится из старой затеи. Лупаго не волновался: ничего путного у оробосцев не выйдет, если только они не придумали что-то новенькое. С этим они разберутся на месте. Пока же его волновал лишь один вопрос: какой голем пожаловал, с хозяином или без?

— И в чем проблема? — Спросил комендант, вытащил кинжал из ножен и стал ловко крутить его в руке. — Что, сами не могут уничтожить чародея-кукловода?

— Какого кукловода? — выпучил глаза Арни. Инжи поморщился. А ведь действительно, молодые солдаты наверняка не в курсе… Вряд ли среди них есть ветераны, и очень сомнительно, чтобы сейчас солдат обучали борьбе с таким экзотическим противником. Про големов, конечно, все слышали, но вот то, что их можно использовать в качестве оружия, пусть и малоэффективного — вряд ли. Кстати, позднее обязательно надо будет проверить уровень подготовки молодняка.

— Ладно, — Инжи встал, — сам посмотрю. Хорошо, хоть слово "голем" им известно. — Не скрывая иронии, проворчал он, и пристегнул к поясу ножны с мечом. — Прикажи седлать лошадей, вызови штатного боевого искусника, кстати, заодно и познакомлюсь с ним. — Инжи покачал головой: искусников гражданских специальностей по списку насчитывалось чуть ли не с полсотни, но боевой не столько по направлению Искусства, а именно побывавший на войне, был один. Других, не знающих запаха пота поддоспешника, он не считал за вояк. Лупаго оставил в памяти зарубку поднатаскать остальных искусников, чтобы при необходимости они могли хоть что-то сделать на поле боя… "Стоп! Какое поле боя?" — Инжи вздохнул, расстроенный инертностью своего мышления. Отдав необходимые распоряжения на время своего отсутствия, Лупаго направился к выходу.

Кроме адъютанта, коменданта в дороге сопровождал дежурный десяток солдат, боевой искусник Тарлос, а также жрец бога войны Сарса. Служителя звали Муэнко, что говорило о его северном происхождении, в седле он держался уверенно, да и выправкой больше походил на военного, нежели на проводника божественной воли. Тарлос и Муэнко умудрялись беседовать во время скачки, и Инжи периодически бросал на жреца заинтересованный взгляд. Интерес его тянулся из прошлого.

В самом конце войны к императору пришли служители Сарса и заявили, что тот услышал их молитвы и явил им свою силу. Видимо они предоставили достаточно доказательств благоволения бога войны, так как вскорости многие из них появились в войсках. Как-то однажды Лупаго своими собственными глазами видел работу такого жреца. Результаты его молитв слабо отличались от работы боевых искусников. Только площадь действий была во много раз больше, и внешнее проявление другое. Поле боя вдруг залил яркий мертвенно-белый свет, который плавно сошел на нет, враз уничтожив нападающих. На земле остались лишь их обожженные тела. Если боевым ударам полевых искусников чародеи более-менее могли противостоять, то против такого необычного оружия оробосцы не смогли придумать защиту, в результате чего, после нескольких проигранных битв, вынуждены были подписать мирный договор.

Сейчас Муэнко никто с собой не звал, он как-то вдруг сам оказался в отряде. Кажется, он пришел вместе с Тарлосом, и это удивляло. Обычно искусники недолюбливали жрецов, считая их выскочками и просто людьми, которым без особых трудов повезло получить могущество, сравнимое с Искусством. Взаимная нелюбовь наблюдалась и со стороны служителей. Хотя правильнее будет сказать "презрение". Ведь именно их, бесталанных в Искусстве, боги посчитали достойными проводниками своей силы и желаний. Так кто достоин большего уважения? В общем, как считал Инжи, ни к чему хорошему это привести не могло, однако вот уже который год держится шаткое равновесие, способное вылиться во что-то неприятное. Но, к счастью, императорские надзиратели, похоже, держат ситуацию под контролем. Вряд ли там сидят глупые люди, которые упустят из вида подобное потенциально взрывоопасное положение дел.

Через час сделали короткий привал, чтобы дать лошадям отдохнуть. Инжи, устроив искуснику и жрецу форменный допрос, остался доволен результатом. Тарлос действительно принимал участие в сражениях, пусть тогда он и был всего лишь учеником, но небесталанным, и смог проявить себя на поле боя. Тогда многие ученики искусников приняли боевое крещение, и оставшиеся в живых быстро пошли по иерархической лестнице вверх. Однако Тарлосу не понравилось работать в одном из больших городов империи — слишком суетно, и он сам попросился в более тихое место, после чего и попал в Маркин. Как он сказал, тишина и прекрасная природа лучше всего подходят для оттачивания своего мастерства в Искусстве.

Насчет Муэнко комендант тоже не ошибся. По странному стечению обстоятельств, до своего посвящения в жрецы бога Сарса тот был обычным сержантом в тяжелой кавалерии. По каким причинам бог отметил его, Муэнко и сам не знал, однако пришлось сменить форму кавалериста на рясу служителя. Тем не менее, посвящение никак не повлияло на его мировоззрение, поэтому Муэнко легко сходился как с военными, так и с искусниками, в особенности боевыми. Единственным раздражавшим Инжи моментом были постоянные попытки жреца обратиться к нему "брат мой".

— Я тебе не брат, — проворчал он, — обращайся ко мне "господин комендант" и никак иначе!

— Как будет угодно, брат… господин комендант! — ответил Муэнко и вытянулся перед Лупаго во фрунт. Инжи рассмеялся:

— Сработаемся!

— Господин комендант! Поступила информация от дозора! — подбежал адъютант. Инжи разрешающе махнул рукой, мол, говори. — Голем остановился в трех лигах от нас, сразу, как только дозор нагнал его.

— Что предпринимается?

— Дозорные не могут подойти, голем бросает в них большие камни, есть один раненый. Пока так и стоят друг против друга.

Лупаго потер переносицу: "Обычно по поведению истукана не сложно догадаться, ведут его, или он сам принимает решения. Но пока что не понятно — может быть по-всякому".

— Есть какие-либо мысли? — комендант повернулся к искуснику и жрецу.

Тарлос задумчиво побарабанил пальцем по искусному жезлу:

— Скорее всего, голема создали уже на нашей территории. Смысла нет проводить такую махину через ущелья и горы, гораздо проще обеспечить проникновение нескольких чародеев-диверсантов. Это явно военные Оробоса, контрабандистам просто незачем использовать здоровенного истукана.

— А военным зачем? — спросил Инжи. С выводами искусника он был согласен, но хотел дослушать его мнение до конца. — Провокация?

Тарлос секунду помолчал и неуверенно предположил:

— Возможно. Очень уж здоровая тварь. Она явно не предназначена для дальних переходов — сил не хватит. Впрочем, не знаю. — С этими словами он пожал плечами и посмотрел на Муэнко, ища поддержки. Тот повторил жест искусника.

— Непонятно, — проговорил комендант. — Особенно непонятно, зачем привлекать к себе внимание? — Немного подумал и обратился к стоящему рядом адъютанту: — Арни, свяжись с городом и передай дежурному офицеру, кто там сейчас? Карачес? Ага, вот ему передай мой приказ: пусть увеличит число патрулей в городе, усилит стражу у ворот и вышлет мобильные группы прочесать окрестности. Сдается мне, что этот голем — отвлекающий маневр. Слишком глупо тратить столько сил, чтобы только покидаться камнями. — Инжи задумчиво крутанул кинжал в ладони, ловко, одним движением вернул его в ножны и поднялся на ноги: — По коням! Недалеко осталось.

Инжи на мгновение выглянул за гранитный выступ скалы и тут же спрятался обратно: с той стороны немедленно ударил большой, в рост человека, каменный обломок. Скала загудела, а по ушам хлестнул резкий перестук разлетевшихся осколков. По привычке жестами он дал команду искуснику накинуть на них иллюзорное прикрытие, и когда мир вокруг слегка потемнел, означая появление маскировки, они пятеро — комендант, искусник, жрец, адъютант и старший дозора, дождавшийся их на месте, быстро пробежали сотню шагов до следующего укрытия. Только спустя пару минут Лупаго сообразил, что Тарлос четко отреагировал на его знаки — видать, действительно неплохо повоевал, раз еще помнит язык жестов.

Голем обосновался на небольшом, более-менее ровном пятачке между крупными обломками скал. Недостатка в метательных снарядах он явно не испытывал. И выглядел как грубое подобие человека — огромный камень в три человеческих роста, изображающий тело, маленькая голова, составные руки и ноги. Причина человекоподобного образа заключалась в том, что чародей-кукловод при управлении ассоциирует себя со своим творением, и как объясняли искусники, другая форма голема намного сложнее в управлении и поэтому почти не применяется. Не всякий чародей может не просто представить себя, например, змеей, а управлять телом и двигаться, как змея. То же самое касается и самоуправляемых големов: чародею трудно научить свое создание двигаться непочеловечески, чтобы оно не падало на каждом шагу.

Голем как будто потерял их из виду и стал бросать камни в другие цели — дозорных, к которым присоединился десяток коменданта. Они отвлекали внимание врага, периодически появляясь в поле его зрения и заставляя реагировать. Впрочем, Лупаго не обольщался: если рядом затаился чародей, то он вполне может их видеть и через преграды.

— Разобрался с управлением этого чурбана? — спросил Инжи у Тарлоса. Воины отвлекали на себя внимание голема и заставляли его шевелиться еще и по той причине, что искуснику надо было определить место, где спрятались оробосцы.

— Не совсем. — Покачал головой Тарлос. — Големовод есть — это точно, но его не так-то просто обнаружить. Чародеи не используют плетения. Вся их сила в создаваемых ими конструктах, которые…

— Не надо читать мне лекцию. — Недовольно перебил увлекшегося рассказом подчиненного комендант. — Мне прекрасно известно, чем отличаются чародеи от искусников. Любой пацан это знает.

— Прошу прощения. — Тарлос смущенно потупился. — Пока враги сидят на одном месте, я не могу их обнаружить — в моем жезле отсутствуют нужные плетения. После войны пришлось основательно почистить его содержимое. И поверьте, не по своей воле.

— Бюрократы, — презрительно сплюнул комендант. Что-то подобное он слышал, но не ожидал, что это правда. Боевик счел своим долгом пояснить:

— Видите ли, считается, в мирной жизни незачем ходить до зубов вооруженным искусникам! А то мало ли чего им взбредет в голову?

— А почему голем стоит на месте, а не движется вперед? — задал вопрос старший дозора. Опыта реальных столкновений у него не было, поэтому вещи, очевидные для воинов, прошедших мясорубку тяжелых боев, у него вызывали недоумение.

— Просто чародей-кукловод и его группа поддержки, скорее всего, из обычных воинов, прячутся под иллюзией, которую в принципе можно обнаружить при передвижении. Если на войне существует целый комплекс мероприятий по сокрытию небольших отрядов, то здесь вряд ли используется что-то такое же тяжеловесное. Просто прикрылись иллюзией, которая хорошо скрывает людей только в неподвижном состоянии. Вполне вероятно она также скрывает и тонкие возмущения, присущие чародейству и Искусству, так как я ничего не чувствую.

— А ты, Муэнко, можешь что-нибудь сделать? — обратился комендант к молчаливому члены команды.

— Вряд ли бог Сарс откликнется по такому пустяковому поводу, — с сомнением пробормотал жрец, — но я попробую. — Он уселся поудобней, прислонился спиной к скале, закрыл глаза и замер. С любопытством понаблюдав за ним некоторое время и не дождавшись результата, комендант поманил к себе искусника и, чтобы не мешать молящемуся, тихо проговорил:

— Попытайся вывести из строя голема, может, тогда оробосцы чем-нибудь выдадут себя.

Тарлос кивнул, вынул из специального футляра на поясе убранный было жезл искусника и выглянул из-за укрытия, стараясь сильно не высовываться. Минут пять не происходило ничего нового: жрец молчал, а голем продолжал кидаться камнями. Инжи даже заскучал, бестолку пытаясь вычислить, где окопался противник. Но слишком много было таких мест, где не то что пару человек, а целый десяток можно укрыть без особого напряжения. Комендант лениво перекатывал в голове ситуацию. Весь его военный опыт просто вопил, что происходящее абсурдно. Зачем поднимать голема на пустом месте? Пусть и против пограничников. От всего этого просто смердело бедой.

Неожиданно Тарлос, тяжело дыша, откинулся назад и стал массировать пальцами глаза, предварительно аккуратно всунув жезл обратно в футляр.

— Что? — Инжи вопросительно глянул на него.

— Это все, что я смог сделать — слишком хорошая там стоит защита, у меня просто нет против нее нормальных плетений. Будь мой жезл заполнен ими как на войне — про голема вообще можно было бы не беспокоиться. А так… — Он расстроено махнул рукой.

Инжи быстро выглянул и увидел, что в результате действий искусника у голема отвалилась часть ноги ниже коленного сочленения, что, однако, не привело к какому-то сильному изменению ситуации — истукан раскачивался, стараясь удержать равновесие, но рассыпаться или хотя бы падать явно не собирался. Неожиданно отвалившаяся конечность поднялась в воздух и встала на место. Голем тут же выровнялся и, как ни в чем ни бывало, продолжил бросать обломки скал.

— Гадство, — Инжи уже стал прикидывать дальнейшие действия, как вдруг о себе дал знать закашлявшийся жрец. Из носа у него брызнула кровь.

— Запрокинь голову! — Инжи придержал голову Муэнко и бросил адъютанту. — Сбегай за целителем, он у дозорных.

— Не надо, — покачал головой жрец, достал из кармана тряпочку и прижал ее к носу. — Я заслужил. Нельзя обращаться к богу с пустяковыми просьбами, когда сам можешь справиться с проблемой.

Инжи молча смотрел на жреца и радовался, что не ему выпала эта сомнительная честь — приобщиться к сподвижникам бога. Муэнко заметил взгляд коменданта и встал:

— Тем не менее, подсказка есть, — он высунулся из-за камня и под покровом маскировочного плетения долго разглядывал местность, пытаясь сориентироваться. Через пару минут он кивнул и подозвал коменданта:

— Они засели примерно вон там, — жрец показал на нагромождение камней, расположенных не далее двух полетов стрелы от голема. — Пятеро. Два чародея и три воина. Больше ничего не знаю.

— Отсюда достанешь? — спросил он у Тарлоса. Тот с сомнением покачал головой.

— Без накопителя — вряд ли. К сожалению, он у меня почти разряжен. — Искусник невольно погладил свой жезл. — Придется использовать и свою собственную ману. Надо подойти ближе.

— Ладно, — кивнул комендант и подозвал к себе старшего дозора. Совместными усилиями был выработан план нападения на противника.

Сценарий атаки удалось реализовать лишь отчасти. Неожиданный удар Тарлоса снес защиту противника, которая была явно искусной — видимо у врагов были кордосские амулеты. В маленькую группу людей, более не скрытых от взглядов иллюзией, тут же понеслись стрелы незаметно подобравшихся дозорных. В результате нарушители понесли первые потери. Трое обычных воинов погибли на месте. У чародеев же сработала личная защита и они, бросив голема, стали отступать. К сожалению, у оробосцев оказалось прикрытие — еще один чародей, спрятавшийся чуть в стороне. Он связал боем Тарлоса, успев выставить барьер из летающих конструктов между отступающими и пограничниками, в результате чего погиб один из воинов. К своему несчастию, он немного обогнал своих товарищей, при этом, не владея искусным зрением, приблизился слишком близко к стае. Тотчас один конструкт нырнул внутрь его тела и активировал свою боевую функцию — порвал в клочья все внутренности. Однако Таролос успел сформировать легкую пленку между оставшимися воинами и чародейскими творениями, которая дезориентировала их. Потеряв наводку на цель, она стали вести себя довольно пассивно, ни на кого не нападая. Не бог весть какая надежная защита, но пока работала. Искусник быстро выдохся и потерял сознание, но противник совсем не стремился продолжать бой. Инжи запретил преследование до тех пор, пока Тарлос не придет в себя, так как хорошо знал, что подобные группы практически всегда оставляют за собой чародейские ловушки. А действовал враг вполне профессионально, на уровне военных, а не каких-либо залетных бандитов. Единственное, в чем корил себя комендант, так это в том, что не подумал о возможном прикрытии основной группы противника, а ведь должен был!

В общем, преследования не получилось. Тарлос не приходил в себя около получаса, даже целитель не особо помог. Когда же искусник, наконец, очнулся, то сообщил, что полностью истощен. Пришлось отметить на карте место предполагаемого отхода диверсантов, и Тарлос пообещал позднее прислать сюда другого боевого искусника, разбирающегося в чародейских штучках и способного разрядить возможные ловушки. Дозорным вменялось в обязанность следить за указанным местом во избежание случайных жертв, а после завершения работы по обезвреживанию территории проверить маршрут отхода оробосцев и попытаться определить, как они попали на эту сторону гор. Единственными трофеями оказались три трупа, по которым комендант надеялся уже в городе получить хоть какую-то информацию, да глыбы камней, ранее бывшие големом. Своего погибшего аккуратно завернули в прочный плащ и привязали к лошади, чтобы доставить в Маркин и похоронить с почестями.

Но на этом проблемы коменданта не кончились. На полпути к городу им повстречалась сотня воинов, высланная заместителем Инжи, который оставался в городе и выполнял обязанности Лупаго во время его отсутствия.

— Господин комендант! По вашему приказанию первая сотня прибыла!

— По какому приказу? — Инжи подозрительно прищурился.

Молодой сотник, возглавлявший воинов, быстро достал из сумки конверт и передал его коменданту:

— Согласно этому.

Медленно развернув бумагу, Инжи надолго уставился в нее, иногда поглаживая текст пальцами, будто он должен был исчезнуть от таких прикосновений.

— Глянь, что, оказывается, я приказал. — Он протянул бумагу Тарлосу. Тот взял ее и сначала провел рукой по поверхности.

— Бумага оригинальная, искусные метки все на месте и аутентичные. Насчет вашей подписи ничего не скажу — раньше не видел. Так, — пробормотал он, начав читать текст, — "Приказываю в течение получаса выдвинуть сотню… так… полное молчание, амулетами связи не пользоваться..".. Хм… Ничего не понимаю.

— Зато я понимаю. — Инжи достал амулет связи и связался с заместителем. — Оказывается, я еще дал распоряжение выдвинуть две сотни на охрану рудника, — сообщил он, пообщавшись с помощником, — сотню на охрану казны, в которой находится большая часть уже добытого серебра, и вот эту сотню нам на помощь. Да еще мое лично указание по амулету, сделанное ранее, отлично легло на всю эту неразбериху.

— Непонятно, для чего это? — Тарлос помассировал себе грудь — неожиданно кольнуло сердце как следствие истощения личной маны.

— Как-раз-таки все понятно, в городе сейчас всего сотня солдат, если не считать стражи, которая только-только за порядком в богатых кварталах успевает присматривать. Населения не много — по последним данным без малого сорок тысяч, зато территория большая: делай, что душе угодно. Вот только что такого в нашем городе ценного, кроме серебра из рудника? А ведь именно на его охрану неизвестные доброжелатели от моего имени и отправили наши внутренние войска…

Ответ последовал с неожиданной стороны — через амулет связи с комендантом связался заместитель из города и доложил, что неизвестные лица прорвались во внутренний город и совершили нападение на тюрьму, левое крыло которой в результате нападения полностью разрушено. Оставшаяся в городе сотня воинов оперативно направлена к месту инцидента.

Все это Лупаго рассказывал уже на ходу — присланная неизвестным доброжелателем сотня под руководством коменданта срочно возвращалась в город.

— Кто содержится в тюрьме? — попади во внутренний город обычные оробоские диверсанты, они, скорее всего, сосредоточили бы свое внимание на уничтожении ратуши и других административных зданий. Инжи нутром чуял, что в заключении сидел кто-то важный, если ради его вызволения оробосцы затеяли такую сложную операцию. Ясно было: средства на ее реализацию, как финансовые, так и людские, брошены немаленькие. Не иначе, чтобы гарантировать положительный результат.

— Как обычно, — ответил адъютант Арни, — мошенники, воры, убийцы.

— Ты не путай, эта публика содержится в подвале под комендатурой. А маркинская тюрьма — для чародеев и искусников, совершивших преступления, — поправил Тарлос, крепко держась за луку седла — его шатало, но от помощи он оказался, чтобы не задерживать возвращение.

— Специальная тюрьма? — удивился Инжи.

— А вы разве не в курсе, что делают с пойманными чародеями и преступниками-искусниками?

— Что-то слышал, но никогда особо не интересовался.

— Все просто. Держать их в обычных клетках сложно и опасно. Академики Искусства посовещались и предложили хороший способ легко и просто содержать нашего брата в заключении, да еще и с пользой для общества. Людей со способностями заковывают в специальные кандалы, которые вытягивают из них ману и аккумулируют в городских накопителях вдобавок к остальным методам зарядки. И так по всей империи. Этот метод очень хорошо зарекомендовал себя. Особенно пригодились такие тюрьмы во время войны, когда в плен попадало много чародеев. Долго там не живут, но некоторые лет по двадцать возмещали Империи убытки, пока не умерли.

— И кто у нас там сейчас сидит?

Тарлос немного помолчал.

— Точно не знаю. Я не интересовался этим вопросом, просто как-то присутствовал при разговоре предыдущего коменданта с начальником тюрьмы. Кажется, там до сих пор содержится кто-то из чародеев-диверсантов, захваченных в конце войны. Вроде бы, тогда была попытка оробосцами сделать невозможной добычу серебра из нашего рудника… Еще, кажется, кто-то был из искусников, работавших с контрабандистами… Это все, что я знаю.

— Ладно, разберемся. — Инжи пришпорил коня.

Инжи Лупаго сидел в своем кабинете и знакомился с собранными донесениями, свидетельствами и показаниями. Целью нападавших действительно было освобождение заключенных чародеев, и им это удалось. Тщательные поиски сбежавших не дали результата. Инжи признался себе, что операцию неизвестные провели на высшем уровне. То, что это были оробосцы, не вызвало никаких сомнений. Блестяще сработанные действия по добыче официальных бланков администрации коменданта с его подписью. Вернее, подпись все-таки была подделана, но бланки — настоящие. Как это удалось, оставалось загадкой. Видимо, этому способствовала неразбериха во время смены власти. Затем отвлечение внимания големом. Инжи было непонятно, рассчитывали ли оробосцы на то, что он сам, лично, отправится за город. Может да, а может и нет. Скорее всего, у них было несколько вариантов действий. Но сработал именно этот. Грамотный ход по выпроваживанию большей части солдат за пределы города, хорошо хоть не всех, и великолепное по дерзости и реализации нападение на тюрьму, которая имела совсем не слабую защиту.

Копаясь в документах, Инжи к своему удивлению узнал, что тюрьма считается важным городским оборонительным сооружением. Существенная часть искусной защиты ближайших административных зданий подпитывается из тюремных накопителей. При нападении врага на внутренний город мана, поступающая от узников, составляет неплохое подспорье для обороняющихся. Конечно, есть версия, что целью оробосских диверсантов являлось снижение обороноспособности города. Ценнейшие артефакты и основные накопители маны полностью уничтожены. Но все-таки часть заключенных пропала, что свидетельствует в пользу первого предположения. Кроме того, тщательное расследование событий внутри тюрьмы выявило ряд интересных фактов. Из девяти заключенных пропало трое — двое действительно были диверсантами оробосцев. Как комендант узнал из отчетов, случаи, когда соседи предпринимали попытки освобождения своих граждан, случались и раньше, пускай не с таким размахом. Также было объяснение, почему ждали целых десять лет — чародеев перевели в Маркин в самом конце войны и, скорее всего, за границей их след затерялся. Однако, при тщательной проверке документов тюрьмы Лупаго с удивлением отметил некоторые нестыковки: по ним значилось, что диверсантов перевели сюда около десяти лет назад, однако по финансовым бумагам выходило, что средства на их содержание выделяли лишь последние два года. Комендант достаточно хорошо разбирался в финансовой отчетности, чтобы заметить это. От всего этого попахивало неприятностями. Инжи особенно не любил всякого рода интриги, хотя и разбирался в них и сам при необходимости мог закрутить какую-нибудь комбинацию. Но вот то, что нечто подобное связано с его городом, ему категорически не нравилось. Даже самый тупой солдафон понял бы, что из-за случившегося у него могут возникнуть проблемы, выходящие за рамки реакции на обычное ЧП.

С третьим заключенным все выглядело еще непонятнее. В самом начале войны его в бессознательном состоянии посреди леса обнаружили жители деревеньки Большие Моги, примерно в десяти лигах от Маркина. В тот момент проведение надлежащего следствия по понятным причинам было невозможно, а позднее забылось под грудой рутинных дел. Причем тогда так и не разобрались кто он и откуда. Понятно, что враг, раз шастает у границы без идентифицирующей метки, дальше дело пошло по этапу.

Вчитываясь в сухие строки старого отчета, Инжи пытался представить себе, что это был за человек и почему он оказался висящим на дереве на какой-то тряпке. Неудавшийся эксперимент оробосцев? Кто знает. Однако на тот момент ситуация была весьма острой: только началась война, недавно было отбито нападение на город, многие служащие погибли, всем было не до этого. Тюремный целитель определил у найденыша чародейские способности, и его, недолго думая, приковали к устройствам аккумулирования маны. Что-то с ним было не в порядке, и за все время нахождения в тюрьме, он ни разу не пришел в себя. Ну, никто особо разбираться и не стал: допросить все равно никак, ману производит исправно, и ладно. Коменданта же интересовал в данный момент один вопрос: ради кого было совершено нападение? Ради этого чародея, или все-таки из-за двух других пропавших заключенных?

Сам штурм тоже вызывал вопросы. В гостях у начальника тюрьмы в момент атаки находился племянник, недавно приехавший после окончания академии, где он изучал Искусство по боевому направлению. Он оказался очень сильным искусником (конечно, для своего возраста и уровня) — окончил обучение с отличием. Племянник быстро сориентировался, сумел подключиться к тюремным накопителям маны, и нападавшие на некоторое время были им остановлены во внутреннем дворе. Вот тут и начинаются загадки: левое крыло тюрьмы чуть позже буквально разорвало изнутри, причем уровень чародея, сотворившего подобное, был никак не ниже уровня Повелителя Чар, или просто Повелителя, как они себя называют. Отсутствие информации о нем в документах давало Инжи некоторые козыри в предстоящей проверке происшествия: после передачи информации о ЧП в столицу довольно быстро пришло сообщение о скором появлении в городе специальной комиссии по расследованию инцидента.

Лупаго тяжко вздохнул и тоскливо посмотрел в окно. Неприятно. Только заступил на должность — и тут такое… Ни следователи, ни искусники, задействованные в поиске сбежавших, не дали никаких результатов, что неудивительно, если один из них на самом деле был Повелителем. — Правда, есть маленькая вероятность, что беглецы временно укрылись в городе. В таком случае можно надеяться, что их найдут — стража как раз трясет весь преступный элемент города, который должен правильно понять, что от них хотят, и если что-то узнают — сообщить…

Инжи снова перескочил мыслями на тюрьму. Разрушения, конечно, сильные. Больше всего жаль потери нескольких чародеев, которые умерли от отключения системы защиты и при этом лишились целительской поддержки, встроенной в нее, а некоторых просто завалило разрушившейся стеной, не выдержавшей ярости чародейского искусства. Охрана же тюрьмы вообще несет какие-то небылицы об оборотнях. А племянник-искусник словил-таки какое-то чародейское заклятие, хорошо хоть не смертельное. Складывалось ощущение, что освобождаемые чародеи сыграли одну пьесу вместе с нападавшими и сами вырвались на свободу в нужный момент. Правда с этим категорически не согласен искусник-целитель Касандрос, который утверждает, что чародеи не могут сами освободиться из фиксирующих устройств — во-первых, у них просто маны на это не остается, а во-вторых, после стольких лет неподвижности хорошо, если ползать смогут, а не то что передвигаться на ногах. И тем не менее, факты налицо. Возможно, кто-то снабдил их силой или испортил канал откачки маны, и они смогли восстановиться и подготовиться к побегу. А это означает, что тюремщиков надо трясти: кого-то из них купили или еще каким-нибудь способом заставили предать империю… Вопросы, вопросы…

Инжи отвлекся, чтобы налить себе вина, задумчиво посидел в кресле, глядя в полный бокал, и позвал адъютанта.

— Так, Арни. Сходи в архив и собери все донесения, приказы, циркуляры, объявления, в общем, все документы, имеющие отношение к чародеям и искусникам за последние двадцать пять — тридцать лет. С самого начала войны и даже чуть ранее. Тащи все, что попадется, сам не думай, а то еще упустишь какую-нибудь мелочь. Надеюсь, справишься?

— Так точно, господин комендант!

Инжи отпил из бокала и прикинул примерный план расследования инцидента и как себя вести с проверочной комиссией…

 


Ник. Беглец | Беглец | Маркин. Тюрьма.