home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Толлеус

 

Утром посыльный принес грамоту об увольнении Толлеуса из госслужбы в резерв. "По состоянию здоровья", как гласила формулировка. Даже назначили небольшой пансион "за длительную добросовестную службу". Старик не удивился — все шло к этому. Гораздо удивительнее было такое скорое решение его вопроса — особенно после разрушения комендатуры, где погибла добрая половина служащих. Очевидно, бумага была оформлена не вчера. И зачем только его заставили переться через весь город на прием, если уже все было решено? Одно радует — теперь никаких донорских дней, когда приходится безвозмездно сдавать ману на благо Великой Империи. Какая-никакая экономия.

Пока Толлеусу и без того есть чем заняться. Он уже набросал в голове схему будущего разрядника, который собрался встроить в свой жилет. Осталось реализовать. А еще обязательно надо сделать как в том видении — чтобы над искусными "смотрителями", которые улавливают тревожные симптомы, показывались наглядные цифры. Или даже к "смотрителю" еще "слугу" прикрепить, чтобы без посторонней помощи открывался нужный вентиль.

И ведь, в принципе, ничего сложного нет, чтобы сделать такое и встроить в систему. Трудности только в том, чтобы выбрать нужные параметры для наблюдения. Ну и самостоятельное срабатывание не так просто реализовать. Это чародеи могут думающих големов строить, чем и знамениты. Толлеус такого не умеет. Ну и ладно. Тут думать не надо. Можно просто настроить цепочки действий, которые "слуга" в нужный момент выполнит. Вот начнет сердце сильно биться — надо подать дополнительную ману на усмиритель. Можно даже точно рассчитать, сколько добавить. И как это такая простая идея не пришла ему раньше в голову?

Есть и другие дела на сегодня. Нужно сходить в искусную лавку, прикупить кристаллы для амулетов. Есть скупердяи, которые исхитрятся засунуть плетение в найденный на улице обломок подковы и потом будут мучаться с утечкой маны, чем заплатят несколько монет за хорошую амулетную заготовку. Толлеус предпочитал качество. Плохо только, что нужно брести аж в самый конец улицы. Искусник никогда не держал слуг, но иногда очень жалел об этом. Эх, вот бы заиметь такое же кресло, на котором разъезжал старичок из видений!

Гулко стукая посохом по дощатому полу, Толлеус подошел к лестнице на первый этаж. Ей он не пользовался. Давным-давно облегчил он себе жизнь, приспособив обычное колесо от телеги, которое свободно скользило вверх-вниз по натянутым от пола до потолка веревкам. По команде с посоха под колесом надувался и опадал защитный пузырь, поднимая и опуская эту импровизированную площадку и того, кто на ней стоял.

Оказавшись на первом этаже, искусник чуть-чуть задержался. Мысль о чудесном кресле все не шла из головы. Заприметив под лестницей пустую бочку, он выстрелил в нее плетением удара. Бочка опрокинулась и с грохотом откатилась к стене. Можно, никто не спорит, можно сделать самодвижущийся экипаж, но маны на него не напасешься. Неужели тот старичок такой богатый? Толлеусу он таким не показался.

Еще в одном из видений с битвой посреди города, где он любовался чудесным амулетом, была интересная штука, с помощью которой можно спускаться и подниматься на крыши домов. Устройство простейшее, но эффективное: по сути просто искусная нить, но способная растягиваться и сжиматься по воле хозяина. А ведь подобную нить создать не так и трудно, просто необходимости не было. Отчего бы не поменять громоздкую конструкцию подъемника, которая собрана дома у лестницы? Такой штукой можно пользоваться всюду, взбираясь где угодно и куда угодно, что весьма заманчиво!

Всю дорогу до лавки Толлеус думал над устройством нового подъемника. Нить-нитью — это только пол дела. Еще нужен крепеж для нее, чтобы каждый раз вручную не выискивать подходящую надежную опору, а также нужен какой-нибудь захват для себя: не в руках же держать конец. Эдак сорвешься и разобьешься.

Вернувшись домой, Толлеус, засучил рукава, с юношеским энтузиазмом принялся экспериментировать. Вопрос с удержанием своего тела решился быстро: конструкция из обычных искусных нитей, сплетенных в постромки. Старик достаточно быстро собрал плетение, которое в одно мгновение заключало его в некое подобие кокона, бережно укутав немощное тело. Направление работы нити — вверх или вниз, решалось элементарно с помощью искусного "толмача". Исходя из длины самой нити, он сам определял, что с ней делать: растягивать или сжимать. Проблема была лишь с ее креплением, а точнее с поиском подходящей для крепежа опоры. Хорошо если сверху каменный потолок, а если нет? Или захват соскользнет, когда поднимаешься, или из кладки вырвется какой-нибудь булыжник и упадет на голову. Опасно. Все-таки тут плетению доверять нельзя — это работа для человека — находить надежную опору. На случай, если что-нибудь сверху все-таки ненароком обрушится, хорошо бы в процессе подъема и спуска прятаться в защитный пузырь. Он и падение в случае чего смягчит, хотя очень рассчитывать на это не стоит. Лучше просто сделать много захватов: если один или два сорвутся, то другие удержатся.

По отдельности вроде бы ничего сложного, осталось только собрать все в единое плетение, чтобы активировать одним взмахом. Забыв об обеде и ужине, Толлеус работал и работал. На улице певчие птицы еще не проводили последние лучи Солнца, а Толлеус уже был готов перейти к практическим испытаниям. Пустой пузырь исправно поднимался и опускался, настала очередь самого искусника. Он, встав возле лестницы, уверенно перенастроил плетение на себя и закачал ману. Ничего не произошло, но в истинном зрении старик увидел, как все его тело оказалось заключено в кокон, и как натянулась подъемная нить. Очевидно, мало маны, поэтому плетению не хватает сил, чтобы оторвать его от пола. Пожав плечами, старый искусник попробовал еще раз. Его резко подбросило кверху, припечатав об потолок. Там он и остался висеть, словно приклеенный. От удара, смягченного, но полностью не погашенного защитой, сбилось дыхание, но принудительная вентиляция легких справилась на отлично. А вот от звона в голове у старика ничего не было. "Эх, а не подумать ли над защитой головы, а не только тела?" — мелькнула запоздалая мысль.

В принципе, подъемник работал и потреблял умеренно. Полевые испытания вскрыли несколько проблем, решаемых дополнительной настройкой. Во-первых, начальную подачу маны, как Толлеус только что убедился на собственном горьком опыте, нужно было рассчитывать не на глазок. Любое плетение оприходует столько маны, сколько подашь. Делается это вручную — линейки в голове нет. В результате плетение получается чуть мощнее или слабее. Обычно это не важно, но только не тогда, когда рискуешь собственным здоровьем и даже жизнью. Во-вторых, нужно сделать всегда постоянную скорость. Сейчас, как и работа "толмача", она тоже зависит от длины нити. Это не правильно: в случае большой высоты можно полететь со скоростью стрелы, что явно не закончится ничем хорошим. Ну и в-третьих, как-то старик не подумал на тему того, как он собирается сойти на площадку, когда окажется на нужной высоте. Тут надо подтолкнуть себя в спину, чтобы раскачаться на нити, или еще как, а то смешно получается.

В общем, обязательно нужно настроить плетение так, чтобы все надежно работало само по себе, без присутствия искусника. Следовательно, помимо "толмача" и пары "слуг" нужен еще "смотритель" для контроля за скоростью, и "сторож", который не пропустит лишнюю ману.

Никакой отсебятины: "толмачи", "смотрители", "сторожа" и "слуги"! — Такой девиз вынес старый искусник из этого урока.

Старик закончил встраивать в жилетку разрядник. Пришлось перековывать раму и менять компоновку амулета, отчего жилет стал еще массивнее и тяжелее. Неизбежное зло. Правда, внутри появилось свободное место — Толлеус справедливо решил сделать задел на будущее. Некоторые "смотрители", а также запас "сторожей" и "слуг" уже были внутри, но подключать их пока было рано — не рассчитаны таблицы порций. Да и перечень параметров для наблюдения представлялся весьма условно. Пока искусник поставил контроль только за температурой и количеством сердечных ударов. Нужно было хорошенько настроить работу над-плетений. Вроде бы работа по специальности, но она вызвала неожиданные сложности. Цифры, чтобы их прочитать, нужно на чем-то рисовать. Как устроена искусная картина из видений, на которой двигались нарисованные фигуры, Толлеус понятия не имел. Тут нужно было подумать. Пока что температуру можно было оценить по положению камешка в колбе. Если камешек завис в центре — норма, поднялся — жар, опустился — озноб. Результат такой же, как если просто положить руку на лоб. Но искусник прекрасно понимал — все это только для эксперимента.

С сердцем, как сначала казалось Толлеусу, он придумал хорошо. На каждые десять ударов в жилетке раздавался тихий щелчок. А если динамика щелчков менялась до опасных значений, начинал звонить бубенчик. Правда, уже через пару часов постоянные щелчки стали безумно раздражать, и их пришлось отключить.

Целый день старик ломал голову, озабоченный проблемой, как в наглядной форме представить состояние своего здоровья. В принципе, худо-бедно получалось чертить искусным щупом знаки не песке. Даже теоретически можно было заготовить плетения по количеству букв и, активируя их в правильной последовательности, писать "слова". Но это было очень сложно в реализации и требовало пространства для размещения всех амулетов размером с сундук. Не говоря уже о том, что песок — крайне неподходящий объект с точки зрения практики. Обычные же чернила не подходили с точки зрения Искусства. Как, скажите на милость, научить щуп обмакивать перо в чернильницу, стряхивать капли, периодически проводить заточку пера, а потом убирать чернила обратно с дощечки? Самое обидное, что императорские указы писали искусники, причем совсем не чернилами. А еще в Кордосе целыми стопками выпускались книги. Но как — Толлеус не знал.

Идею подсказали светлячки, когда старик, мучимый бессонницей, вышел на балкон. Сделать светящуюся точку — не проблема даже без жезла. А если сделать много таких точек, то из них можно сложить букву и даже слово. Правда, опять дело стопорилось в количестве плетений и, как следствие, в размерах амулета.

Еще одну идею Толлеус подсмотрел тут же, на балконе — у упавшей звезды. Кто сказал, что надо выстраивать изображение точками? Точку запросто можно растянуть в линию! С неожиданным волнением искусник попробовал начертить в воздухе светящийся круг, и у него получилось. Правда, нить тут же исчезала, как только старик переставал ее подпитывать, так что книгу так не напишешь, но так не для того и делается! Были и другие ограничения. Нить нельзя было разрывать — иначе для следующей буквы нужно было создавать вторую и так далее. Но это мелочь — можно писать слитно, не отрывая символы друг от друга. Может быть, не так красиво, но и не критично. С увеличением длины нити увеличивалось потребление маны, но опять-таки не книгу он писать собрался! Если чертить чуть-чуть, то затраты ничтожны.

Это было хорошо — Толлеус чувствовал, что на верном пути. Оставался буквально один шаг — как-нибудь уменьшить количество амулетов. Ведь если брать их количество по числу букв, то это только-только поднять сил хватит. А старику хотелось иметь за собой контроль всегда, а не только дома. Пришлось усложнять. Десятки простых односимвольных плетений Толлеус попытался было объединить, предусмотрев отдельный вывод для каждой буквы. Тогда его можно было бы поместить в один амулет. Ничего не получалось: четыре-пять символов еще удавалось наложить, а потом старик безнадежно путался в мешанине из нитей. В конце концов, старик схитрил и написал полный алфавит на обычной дощечке, а потом попросту соединил отдельными нитями каждую букву с "толмачом", откуда протянул связку на плетение своей чертилки.

Теперь, имитируя последовательность сигналов от "смотрителей", Толлеус вызывал активность нужных нитей, и светящаяся линия послушно повторяла контуры букв. Красиво!

Какое-то время старик развлекался как ребенок, составляя разные надписи.

Только когда он, набаловавшись, собрался состыковать жилет со своим новым творением, выяснилась одна неучтенная проблема. Как "смотритель" должен понять, какую букву активировать? Тут ведь слово составлять надо, а не написать его за раз при совпадении со значением параметра. До этого была простая аналогия уровня сигнала с одним из трех результатов: меньше, норма или больше. Но тут-то не пропишешь ассоциацию на каждое значение! Беда! — Толлеус погрустнел. Промучившись до полуночи и ничего не придумав, он лег спать.

Уже через минуту старик слезал с постели, торопясь к оставленным на столе амулетам. Он слишком старался следовать своим видениям. Конечно, слова и числа — это очень удобно. Но ему-то важна не красота, а результат! Так почему бы просто не отобразить показания "смотрителей" длиной светящейся палочки? А для удобства можно еще нарисовать шкалу — статичную шкалу, ни от чего независящую.

И заработало! Теперь никаких раздражающих щелчков, никаких камней в банках: на маленькой дощечке, закрепленной на жилете, красовались две шкалы, показывающие весьма точные значения в реальном времени. Весь остаток ночи Толлеус настраивал новые "смотрители" и рисовал шкалы: на толщину ауры, на ее цвет, однородность, искривления… Теперь, наблюдая, он сможет найти закономерности между показателями и своим самочувствием и окончательно определит, что нужно отслеживать. Напоследок он добавил запоминание уровня минимального и максимального значения каждого сигнала. А также предусмотрел возможность раскрашивать свои искусные надписи в разные цвета — для наглядности.

Под утро Толлеус со вскриком проснулся. Вытерев холодный пот со лба, искусник в недоумении проверил показания амулетов. Вроде бы все в порядке. Странно. Может, что-то приснилось? Обязательно надо вспомнить! — Ко снам искусник всегда относился очень внимательно: когда сознание дремлет, нередко приходят образы разных событий — далеких и близких. Как будто неведомый информатор докладывал старику, что случается в Мире. Это могло быть важным. Как, например, начало давешней войны с Оробосом.

Нынче не провидческий сон разбудил его. — Толлеус ощутил в голове присутствие бога. Опять! Как он устал от бесконечных Искушений! Теперь даже в своем доме, вдали от храмов. Похоже, небесные обитатели решили взяться за него серьезно.

— Я не бог! — раздался голос, и старый искусник принялся судорожно озираться, выискивая его обладателя.

— Я не требую службы. Я предлагаю сотрудничество! — продолжал голос, и старик понял, что слова звучат у него прямо в голове. Толлеус слыхал, что чародеи умеют вселяться в людей, подавляя их волю и отбирая контроль над телом. Очень похоже, что именно это с ним и происходит. От волнения недобро забилось сердце. Невидимый собеседник продолжал:

— Если ты добудешь интересующую меня информацию, то получишь достойное вознаграждение. Это могут быть знания, а может быть исцеление — на твой выбор. По твоей ауре я вижу большие проблемы со здоровьем…

Толлеус не смог сдержать кислой мины: — Что боги, что не боги — все одинаковы. Все чего-то хотят и сулят мечту. Или наказание…

— Через несколько дней я снова свяжусь с тобой, — упорно гнул свою линию голос. — Слушай внимательно: разузнай все, что каким-либо образом касается разрушения комендатуры и…

Толлеус вспомнил тот день: гроза, мытарства по кабинетам, летящие во все стороны камни, Искушение, оробосский чародей с девушкой на плече…

— Мысленно представляй, что рассказываешь это мне, а не просто вспоминай! — оживился притихший голос, пока искусник снова переживал недавние события. — Иначе картина мутная получается. Хорошо! Половину работы ты уже сделал. Но это еще не все: меня также интересует разрушение тюрьмы!

Снова старик невольно окунулся в воспоминания: наладка защитного контура, атака оробосцев, бесчувственный пленник, переполненный маной…

Толлеуса затрясло от нахлынувшего страха: сейчас бесплотный голос все узнает и про древний амулет, и про манокристаллы… Перехватило дыхание и в груди разлился огонь. Стало не до воспоминаний. "Смотритель" исправно зафиксировал критическое изменение ритма, посылая сигнал "слуге", который в свою очередь активировал разрядник. Встряска помогла и на этот раз — изношенный кровяной насос заработал.

Пришел откат. Тяжело дыша, старик откинулся на подушку. На лбу в свете Мунары засверкали бриллиантами капли пота. Стало не до чародеев.

Вдруг Толлеус почувствовал, как от темени струятся волны тепла, растекаясь по телу. Сразу стало легче дышать, появились силы.

— Вот аванс за твои сведения — ветерком пронеслись слова в голове. Старику почудилась в них торопливость. — Я хочу знать больше. Сейчас мне пора, но я скоро свяжусь с тобой вновь. Осторожнее с целительскими амулетами!

Ощущение чужого присутствия исчезло.

 


Карина | Беглец | Эклектус