home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Последствия выхода в инфосеть. На другом континенте

 

Степь. Ночь стремительно теряла свою черноту под действием наступающего утра.

Тишину нарушали лишь легкие пофыркивания лошадей, не очень далеко отведенных от места орочьей стоянки, да тихое позвякивание железа. Этот звон был хорошо знаком во всех пограничных поселениях, которые степные воины удостаивали своим вниманием во время набегов. Рождался он своеобразными украшениями, свидетельствующими о мужестве, ловкости и силе хозяина шатра, над входом которого они висели. С виду ничего особенного: к пучку из перьев степного орла подвешены на кожаных ремешках обыкновенные железные кольца. Они, ударяясь друг о друга, и производят мелодичный перезвон, вселяющий ужас в сердца мирных жителей. Потому что кольца эти не простые — каждое означает поверженного врага.

Сейчас лошади не неслись во весь опор, встряхивая железные свидетельства чьей-то смерти — лишь неугомонный ветер игриво перебирал эти небольшие обручи. Где-то колец было несколько десятков, что говорило о большом опыте и силе воина — эти украшения не замолкали практически никогда. У других шатров висели только сиротливые пучки перьев, причем таких "пустых" повязок в этом стойбище было большинство. Неудачи военной кампании объединенного войска орков несколько десятилетий назад уже подзабылись, а молодыми вообще воспринимались как нечто давнее, далекое и не стоящее упоминания не то, что в разговорах, а даже в своей памяти. Горячая кровь, воинские понятия о доблести, впитываемые с молоком матери, побуждали юных воинов пробиваться по иерархической лестнице старыми добрыми методами — набегами на близкие и не очень территории в поисках славы и добычи. Это была последняя остановка сборного войска орочьей молодежи с несколькими опытными воинами, отправившимися с "сосунками", чтобы присмотреть за ними, а может и помочь добрым советом в нужное время. Завтра, вернее уже сегодня, начнутся: слева — земли гномов, справа — людского приграничного баронства. И куда повернуть голову лошади походного вождя, выбранного из опытных воинов, зависит от результатов разведки высланной вперед пятерки лазутчиков. На ночевку остановилось шесть десятков степных волков…

Внезапно забеспокоились лошади, стали вырываться, громко ржать. Ноги им не опутывали, так как каждая лошадь была приучена не отлучаться далеко от своего хозяина, да и не бывало такого, чтобы животные, испугавшись ночных хищников — шакалов, будучи в табуне, убегали. Скорее тем не поздоровится, если они найдут в себе решимость приблизиться к скакунам степи… Но сейчас два охранника ничего не смогли сделать — сорвавшись с места, табун с громким ржанием, будто пытаясь о чем-то предупредить своих хозяев, поскакал обратно в степь. На шум из шатров стали выскакивать или подниматься от почти погасших костров орки. Разосланные опытными воинами разведчики в разные стороны (пешком — увы, ни одна лошадь не пожелала остаться со своим хозяином), не обнаружили никакой опасности.

Ловчий сокол вождя неожиданно сорвался с насеста и попытался улететь. И это несмотря на клобучок, закрывающий ему глаза! А ведь в таком виде ни один сокол никогда не снимется с места. Улететь ему не дал должик, привязанный к лапам. Так птица и билась на земле, запутавшись в нем. После этого явления, ставшего последним камешком, брошенным в огород решимости вождя, он отдал приказ, бросив все, сняться с места. Но было уже поздно. Слишком близко орки подобрались к небольшой горной гряде, прикрывающей проход в сторону гномьей территории. Лагерь располагался на вроде бы ровной местности, но в нескольких десятках метров под землей находилось большое водное озеро, прикрытое длинным каменным языком — продолжением скального массива. Лошади первыми почуяли напряженность камня, легкие потрескивания разрушающихся связей внутри него и сделали свой выбор. Орки же были обделены тонким слухом, если кто и мог почувствовать что-то странное, то только шаман, и то лишь в момент слияния с духами степи. Но времени у него не осталось… Не успели воины сняться с места, как бывший ранее нерушимым монолит, не выдержав веса земли, развалился на множество кусков. И вся эта махина провалилась на многие метры вниз, в подземное озеро. В воздухе стоял грозный рокот, крики заживо погребаемых орков, шелест смещающихся пластов земли. Некоторое время спустя в лучах наконец выглянувшего солнца засверкало новорожденное озеро. Его волнующаяся рябь долго не могла успокоиться, то набрасываясь на высокие берега со стороны горной гряды, то выплескиваясь обратным ходом на равнину, при этом образуя ручьи, в скором времени соединившиеся в небольшую речку, берущую начало из появившегося буквально ниоткуда водоема у края вечной степи…

 


предыдущая глава | Беглец | cледующая глава