home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Ник

 

Ну что ж… Я с некоторой долей неуверенности смотрел на горы, что лежали на нашем пути. Говорят, горы не любят фраеров, но, надеюсь, это утверждение не относится к магам, к коим я имею наглость себя причислять… Двигались мы легко, не напрягаясь — непосредственно до самих гор нам еще было топать и топать своими ножками по дну плато, приютившего нас с Кариной. Девушка будто превратилась в маленькую девочку — скакала как козочка, то забегая вперед, то отлучаясь куда-то в сторону, и ее лицо просто излучало свет, а улыбка никак не желала покидать ее соблазнительные губы. Да… Мое отношение к Карине несколько поменялось, да и как без этого? После того, как мы сблизились в физическом плане, она все больше и больше стала мне открываться и, как я надеюсь, доверять. Приятно, когда есть кто-то, кому ты небезразличен, однако, при этом появляется ответственность перед доверившимся тебе человеком, а это часто тяжело. Иной раз начинаешь думать, а нафига эти сложности? Не проще ли быть одному? Никому ничего не должен, нет проблем, не надо беспокоиться ни о ком и ни о чем… К сожалению, от подобных мыслей нельзя избавиться полностью, их появление напрямую зависит от настроения, душевного состояния и того, насколько хорошо варит твоя голова. И такие мысли, на мой взгляд — норма. Если сомневаешься, то начинаешь оценивать себя, свое отношение к окружающим… Это хорошо, но главное всегда делать правильный выбор…

Оторвав если не взгляд, то мысли от того, как красиво и плавно двигается женское тело, я сказал:

— Карина, а создай-ка какой-нибудь конструкт…

— Зачем? — девушка чуть не споткнулась от моего неожиданного вопроса.

— Мне надо понять, что представляет собой чародейство, в частности конструкты.

Карина пожала плечами и легко и непринужденно сформировала то, что я просил. По ее ауре пошли легкие волны-переливы энергии, сконцентрировались в одном месте, и от ее ауры отделился небольшой сгусток энергии, который поплыл ко мне… Я слегка отпрыгнул в сторону, чтобы он не задел меня, но тот, словно самонаводящаяся ракета тут же изменил курс и снова поплыл в мою сторону. Карина заразительно рассмеялась.

— Ладно, ладно. — Буркнул я и решил посмотреть, что будет. Коснувшись моей ауры, конструкт завис в ней и затаился, не предпринимая никаких действий.

— Это пустой конструкт, — пояснила Карина, — без зарядов, только несущий каркас.

Я покивал головой, глядя как на этого незваного гостя набросился мой симбионт-страж, а спустя некоторое время уже целая ватага их просто разорвала конструкт в клочья. Забавно, при слиянии аур они никак не реагировали на контакт, а тут видимо или концентрация чужой ауры большое на единицу объема, что симбионтами воспринимается как аномалия, или какие-то флюктуации конструкта вызывают такую реакцию у моих медицинских защитников. Это хорошо, но слишком много времени заняло это действие.

— Еще! — попросил я Карину, обиженно надувшей губы за то, как я поступил с ее творением. Но возражать она не стала и, спустя полчаса, я подобрал оптимальное количество постоянно активных симбионтов, которого вполне хватало на практически мгновенное разрушение попавшего в мою ауру конструкта. Ну что ж, вполне неплохо для первой и довольно простой защиты от возможного нападения чародея, если он неожиданно попытается как-то мною управлять, типа как Карина там, в тюрьме поступила с человеком в черном шлеме. С физическим воздействием не все так просто… Ну да ладно, разберемся…

Я огляделся. Наш путь постепенно вел вверх, под ногами шуршали то камни, то зеленая трава. Попадались даже небольшие деревца, но чем выше мы поднимались, тем меньше и меньше становилось зелени. В принципе я примерно представлял, куда идти — раскинутая сеть давала смутную картинку нескольких мест, где присутствовали проходы в скалах или ущелья. Но издалека было не понять.

Через три часа мы сделали привал. И я, и Карина к этому времени слегка устали, и это несмотря на помощь и поддержку дракончиков! Все-таки отсутствие опыта хождения по горам сказывается на самочувствии не лучшим образом.

— Жаль покидать долину, тут было хорошо. — Карина сидела на расстеленном одеяле и, медленно прожевывая пищу, смотрела на оставленное нами место.

— Ага. — Я тоже посмотрел назад. Красиво. Но сколько таких мест я уже оставил позади? Не сосчитать. Жаль, бадди-компа нет, чтобы сфоткать на память. — Сделай еще конструкт, а?

Карина поморщилась. За время пути я уже достал ее такими просьбами — мои эксперименты уже сгубили много этих аурных тварюшек. Зато я более-менее разобрался, что это такое, как можно противодействовать им, пусть и вчерновую. Вот только как они работают, так и не понял. Даже с помощью биокомпа с его дизассемблером. Там просто не было плетений в том виде, который я знаю. Просто какие-то сгустки аурной энергий, их течения и излучения. Ну и, конечно, немного обычной магической энергии — куда уж без нее. Строение в принципе я понял, а вот то, куда и как закладываются алгоритмы их работы — нет. Как и их воздействие на физический мир.

— Я устала.

— Ладно, пока хватит, — вынужденно согласился я. В принципе, кое какая информация у меня накопилась, и мне надо ее осмыслить и довести до ума хотя бы пару приемов защиты. Пока самый простой вариант, найденный мною (кроме симбионтов) — это слабый защитный купол в энергетической форме, который вибрирует с определенной частотой. Эту частоту удалось подобрать довольно быстро — я просто двигал условный ползунок настройки колебаний снизу вверх и где-то посередине такой же условной шкалы тестовый конструкт стал разрушаться при соприкосновении с энергетической поверхностью. Самый прикол в том, что я не смог выяснить эту частоту в цифровом выражении, так как она была найдена чисто практическим образом без использования бадди-компа. Честно говоря, это сильно меня раздражало: я ведь привык к "точным наукам", а тут опустился на уровень местных магов, путем экспериментов пытающихся подтвердить свои умозаключения.

Через полчаса, подкрепившиеся и условно полные сил, мы двинулись дальше. Я умудрился настроить биокомп на то, чтобы он сообщал об усилении к нам внимания, то есть о повышении уровня напряженности какого-то там слоя реальности уже при двадцати процентах. Правда вначале выставил пять, но тут же пошли ложные срабатывания, и только на двадцати все устаканилось. В основном этим я преследовал цель отследить, не могут ли действия, вернее подсасывание инфомагической энергии из инфосети нашими амулетами-дракончиками привлечь ненужное к нам внимание.

— Ты представляешь, в каком месте Оробоса мы выйдем к границе?

Карина отрицательно покачала головой и, оглянувшись, проверила положение парящих за нами вещей. М-да… И ведь насколько легче становится путешествовать таким образом! Но, боюсь, в Оробосе придется отказаться от такого вида транспортировки, чтобы не привлекать к себе ненужное внимание.

— Ладно, на месте разберемся. — Недовольно буркнул я, и пнул попавший под ноги камень. После того, как мы отправились в путь, мое настроение неуклонно стало падать. Непонятно почему. Я и так и эдак анализировал свое состояние, но ничего криминального не обнаружил. Организм с явно не божьей помощью удалось привести в порядок, и даже бекапы моей ауры не понадобились, так что чувствовал себя я просто замечательно, а вот настроение было не того…

Еще открылась мне замечательная вещь — чародеи умеют вытягивать из живых тварей жизненную энергию. Это по моим понятиям вообще что-то запредельное! Круче даже магии. Но здесь у чародеев это наоборот не считается чем-то таким особенным. Немного поспрашивав Карину, понял почему. Если у нас в фантастике писалось, что "выпив" энергию человека, можно не хило омолодиться, да и вообще поиметь кучу сил, то здесь, то есть на практике, оказалось, что ничего подобного. Даже человеческой жизненной силы, если ее полностью откачать из жертвы, хватит лишь на достаточно неплохое ускорение регенерации, придание сил, совсем легкое омоложение, в общем-то, и все. Молодой организм, приняв такую дозу, лишь почувствует бодрость, уйдет усталость, правда ненадолго, да быстрее раны заживут. При этом он возьмет только необходимое количество энергии, остальное отторгнет. Гораздо лучше эта штука себя проявляет, если человек уже пожилой. Сильного омоложения не будет — старик так и останется стариком, правда, бодреньким, даже если будет потреблять такую энергию регулярно. Но зато можно прожить на десяток-другой лет подольше. Да и здоровье будет получше: болезни, которые так любят цепляться к ослабленному организму, пройдут стороной. Еще такие вещи используются боевыми чародеями, сильно помогая при ранениях или перед битвой, чтобы взбодриться — своеобразный допинг. Ну и последний штрих — воспользоваться накопителями жизненной силы могут лишь чародеи: просто у них есть способности и соответствующие знания, как это делать. Обычному же человеку самому воспользоваться этими средствами не получится. Разве что чародей поможет. Поэтому, кстати, и стали строить санатории недалеко от живодерен, дабы старенькие чародеи могли напитать свои косточки живительной силой. Да и сами скотобойни не несут в себе такого мрачного смысла — животных умерщвляют без мучений — просто они засыпают без жизненной энергии, не загрязняя энергетику места выбросами страданий. А жизненную силу, кстати, продают в специальных накопителях. Вот такой вот забавный кусочек мозаики из жизни оробосского общества поведала мне Карина.

А вот и нужный нам разлом в скале. Я остановился и поднял голову. До него метров пятьдесят почти вертикальной стены. М-да…

— Как бы поточнее узнать, стоит нам туда лезть или нет? — задумчиво пробормотал я. С помощью воздушного элементаля это сделать легче легкого, однако элементали сейчас для меня — табу. Ладно, сейчас прикинем, что у меня есть из магического запаса…

— Я могу проверить. — Вклинилась в мои мысли Карина, услышав мое бормотание. Я хлопнул себя по лбу. Точно! Ведь ее конструкты спокойно могут летать. Правда, на какое расстояние, Карина и сама точно не знает, но тут не далеко.

— Делай. — Кивнул я и снова с интересом стал наблюдать, как формируется конструкт в ауре девушки, как он отрывается и, повисев некоторое время рядом, то втягивая в себя ложноножки, то выпуская их на всю длину — резко устремляется в сторону разлома. Карина с закрытыми глазами медленно опустилась на землю и замерла, сев в позу лотоса. Ну, почти лотоса — без зацепов ступнями. Скорее даже по-узбекски. Подсмотрела у меня, попробовала и взяла на вооружение. Почему-то мне раньше казалось, что женщинам так неудобно сидеть, но Карине даже не пришлось напрягаться — как всю жизнь провела в такой позе.

Однако, спустя пару минут Карина вдруг несколько смущенно посмотрела на меня и произнесла:

— Не получается. Наверно я устала. — И отвела глаза в сторону.

Не, я конечно понимаю, что полная искренность, отраженная в ауре, является как бы доказательством правдивости сказанного, но я ведь и не лопух полный. Вот посмотрела бы она мне прямо в глаза и не делала такое плутовато-искреннего выражения лица, поверил бы.

— И что ты предлагаешь? — Я привалился плечом к основанию скалы и вопросительно посмотрел на нее. Карина вдруг сделала вид, что ее осенило, и она повернулась ко мне всем телом:

— А ты можешь снова сыграть какую-нибудь музыку? Мне это очень сильно помогает, ты ведь знаешь! — Я кивнул. И действительно после того, как я пришел в себя, мы немного поэкспериментировали, и Карина обнаружила, что разные типы мелодий облегчают и ускоряют вхождение в определенное состояние, причем при этом ей стали удаваться чародейские конструкты, некоторые из которых она раньше только в теории знала, как создавать. Про себя я улыбнулся, видя такую слабоприкрытую ложь, и в то же время это меня немного напрягло. Насколько я понимаю, лицедействовать чародеи учатся с детства, причем вызываемый ими эмоции должны быть натуральными, иначе работа не пойдет… А тут вдруг такая наивная попытка убедить меня в чем-то… Или она специально играет для меня так неопытно, или и по жизни она такая вот… Но тогда, если верен второй вариант, как она попала во внешнюю разведку?

Я про себя вздохнул. Ну ладно, хочет она поиграть в эти игры — поиграем. В принципе, я уже продумал вариант плетения, воспроизводящего музыку. Правда, пока самый простой вариант, как патефон. Чисто, чтобы проверить работоспособность. Все у меня по кускам уже было в наличии — модуль, воспроизводящий звук; модуль с записью, которую я использовал в плетениях еще на том континенте и значительно улучшил здесь; куча музыки у меня в голове — жаль только, что только та, которую я когда-либо слышал, и биокомп с его магическим дебаггером, позволившим мне все это вместе красиво связать. Можно было даже варьировать громкость и направленность звука — последнее для того, чтобы при небольшой громкости доставить звук прямо в уши. Играть со слуховой улиткой, как это делал Умник, я не рискнул, дабы случайно не заработать тугоухость. И как Карина узнала про все это? Или просто догадалась, когда я несколько раз пробовал звук еще при движении сюда? А я ведь не прерывал с ней разговора — мне снова удавалось выходить на два потока сознания, причем новое достижение — я смог работать сразу над двумя задачами — этим типа патефоном и исследованием конструктов. Ну вот, этот аппарат в принципе работал, только для каждого музыкального произведения надо формировать свое плетение вручную, почти как делать грампластинку, что по понятным причинам не есть хорошо… Ну да ладно, еще будет и на нашей улице праздник с автоматизацией всего этого процесса. А ведь еще есть иллюзии и куча просмотренных мною фильмов, да и фантазий в голове вполне реалистичных куча…

— Ладно, шантажистка, говори, что тебе надо. И давай уж сразу на все случаи жизни сделаем тебе музыку, то есть под разные твои чародейские заморочки.

Карина радостно вскочила и начала загибать пальцы:

— Сначала ту, под которую я танцевала в первый день, не помню ее название — это мне для боевых конструктов — раз. Два — ту грустную, ты говорил, что придумал ее чародей Бетховен, кажется — это для конструктов наблюдения, и еще две-три такого же плана, чтобы не надоедали, ну, например, которую пела труппа Муз? Мьюз? — она вопросительно посмотрела на меня. Я кивнул — Карина все время спрашивала меня, кто придумал, кто исполнил то, что я демонстрировал ей, вот кое-что и запомнила. — Кажется там был "Конец мира"…м.м.м… Апо… Апкал… — Она попыталась выговорить незнакомые ей слова.

— Апокалипсис, — вздохнул я и сделал себе еще пометку. По ходу лучше мне самому составить подборку. — Я понял, понял. Через полчаса сделаю, а ты все-таки посмотри, что там в проходе. — Я укоризненно покосился на девушку, давая понять, что ее уловка раскрыта. Карина смутилась, но совсем немного и буквально через пару секунд вверх устремился рой уже из трех однотипных конструктов наблюдения, которые и не думали растворяться в воздухе из-за якобы усталости их создательницы.

Пока Карина занималась разведкой, я прошелся по округе, оглядывая каменные россыпи. Ничего подходящего не нашел, поэтому вернулся и достал один из накопителей, стыренных в оружейной лавке. Держать-то магическую энергию он держит прилично, практически без утечек, но вот внедренные плетения в нем рушатся. Немного поэкспериментировав и рассмотрев его со всех сторон с помощью маго-дебаггера, понял почему — сплошной стеклоподобный материал плотно оплетен нитями, захватывающими буквально каждый кристаллический узел вещества (хм… стекло вроде аморфное?) и связывающими все это в плотную структуру, цель у которой только одна — хранить внутреннюю энергию и максимально минимизировать потери от излучения. Поняв в чем дело, я аккуратно убрал эти нити с внешнего слоя накопителя, умудрившись ничего не разрушить — на самом деле это было не сложно: плетение состояло из множества однотипных связок, и своими действиями я лишь слегка ослабил его. При этом немного увеличился магический фон накопителя, то есть он стал чуть-чуть терять энергию, но я компенсировал это маго-насосом, внедренным во внешнюю оболочку. И там еще осталась куча места для музыкальных плетений, которые я, не теряя времени, и внедрил. У меня не раз мелькала мысль, что если усовершенствовать маго-насосы, то можно было бы обходиться и без накопителей, но немного поразмыслив, понял, что хоть идея и не плохая, но система становится зависимой от внешнего магического фона, у нее нет "запаса прочности". Ну, в общем-то, это обычное технологическое решение — иметь и внешний подвод энергии и внутреннюю "батарейку", желательно самозаряжающуюся. Ну и просто чтобы не сильно напрягать местных магов лишними непонятками, буде мой плеер попадет в чужие исследовательские руки. Потому и инфомагию не использовал. Неожиданно встала проблема выбора заложенной композиции для воспроизведения. Можно было бы отметить кучу магических точек на накопителе, воздействие на которые включит определенную музыку, но мне это показалось неинтересным. Я вдруг вспомнил, как в какой-то фантастике читал об устройстве, которое само подбирало мелодию в зависимости от настроения человека или его желания. Ну что ж, решение лежит на поверхности — аура. В ней отражаются все эмоции и чувства. Все основные точки этой человеческой оболочки, отвечающие за разные состояния человека, у меня есть — благо в свое время я ими интересовался, не отдал все на откуп Умнику, потому теперь и могу в памяти восстановить. Осталось только сваять переходник, который в зависимости от совокупного значения этих параметров подберет мелодию.

Полюбовавшись на готовое решение, вдруг понял, что осознанно выбирать композицию смогут только чародеи с их возможностью управлять эмоциями, обычный же человек, если вдруг амулет попадет ему в руки включенным, сможет услышать только то, что лежит у него на душе. Я пожал про себя плечами, и решил, что это не баг системы, а такая вот фича. И даже улыбнулся от этой мысли.

— Пробраться вроде можно. — Не открывая глаз, вдруг произнесла Карина. — Узковатый проход, много камней — как бы ноги не переломать, но пройти не проблема. Разлом длиной около лиги, дальше виднеется чистая полоска неба: видимо там спуск, но уже плохо видно. Больше ничего сказать не могу. — Она открыла глаза и потерла их пальцами, будто смотрела ими, хотя на самом деле визуальные образы формировались сразу у нее в голове, минуя зрительные органы.

Ну, раз так, значит идем сюда. Тем более, что это ближайшая расщелина, ведущая примерно в нужном нам направлении, а топать несколько десятков километров до следующего возможного прохода как-то совсем не тянуло. Интересно, не является ли такое легкое решение без особо сильной аргументации первым признаком фраера, того самого, которого горы не любят?

— На, дарю. — Я протянул бывший накопитель, а теперь плеер, девушке и по-быстрому объяснил, как его включать, выбирать композицию, устанавливать громкость и как задавать направление звука. Чтобы последняя функция работала правильно, плеер надо было повесить на шею — примерно посередине… хм… промеж ушей, м-да… и при активации этой формировалось два плетения, расходящихся от амулета по сторонам головы примерно на высоте слуховых каналов, направляя звук к ним и гася его по сторонам. А что, вполне неплохо получилось. А можно было сделать и так, чтобы звук формировался вокруг амулета — тогда и окружающие могут послушать, причем его качество было вполне и вполне на уровне современной мне техники.

Пока обрадованная донельзя девушка бросилась тестировать девайс, я подошел к стене и попробовал закинуть нити на край расщелины. Как и предполагалось, они просто не долетели. Слишком высоко, да и на высоте примерно двадцати-тридцати метров их сносило в стороны, то есть точность была крайне невысокой. Значит надо делать какие-то зацепы. Итак, есть несколько вариантов — сделать типа стрелы, скажем из того же защитного полога в физическом воплощении, чтобы можно было гравитационным импульсом стрельнуть. Стрела полетит вверх, при соприкосновении с камнем ее передняя часть переходит в энергетическую форму, входит в камень и снова твердеет, "вплавляясь" в него. Красиво, но сложно с расчетами, да еще висеть на такой высоте… Бррр… Второй вариант — растянуть одно хитрое, но простое гномье плетение до нужной высоты с углублением в камень и разрушить его, тем самым сделав ступеньки. Уже лучше, но как-то глобально, что ли, для такой мелкой цели, хотя ничего сложного… Так, что еще? Еще можно сделать уплотнения из того же полога на руках, коленях, ногах, действующего по тому же принципу — куча формирующихся иголок, входящих в камень, там уплотняющихся, а потом, когда надо — снова переходящих в энергетическую форму, тем самым расцепляясь с камнем… Хм… В общем, варианты есть, и их можно комбинировать.

— Ну что, полезли? — спросил я у Карины, наводя последние штрихи в своей свежесозданной амуниции.

— А как… — девушка недоуменно посмотрела на меня, потом на стену, потом снова на меня, будто только сейчас сообразила, что никто нас не будет поднимать. Да в общем-то понятно — все это время она балдела от новой игрушки, предоставив заниматься нашими заботами мне.

— А вот сейчас и проверим, как. — Пробормотал я и подошел к стенке. Дракончик по максимуму уменьшил мой вес. Я почувствовал необычайную легкость, будто нахожусь на Луне, а не на грешной Лунгрии. Приложил ладони к скале. Тут же активировалось несколько сотен нитей в тонком невидимом силовом слое, обволакивающем мои руки, и заходящем в рукава, а дальше покрывающем все тело. Иголки впились в камень на глубину десятка сантиметров и тут же затвердели. Я попробовал оторвать руки — фигушки! Ладно, попробуем дальше. Проделав обратную операцию с иголками на правой руке, я перекинул ее выше, уцепился, поднял колено — оно прилипло к стене. Подтянулся, переставил левую руку, потом ногу, затем с камнем сцепилось тело на уровне пояса, и я расслабился, тестируя работу плетения и крепость связки. Ну, что сказать — работает! Удостоверившись в надежности системы, я быстро пополз вверх. А что, удобно! У меня даже настроение поднялось. Я развернулся вверх тормашками, как паук, и посмотрел на запрокинувшую голову Карину.

— А рот, можно и закрыть — некрасиво для леди. — Усмехнулся я. Карина прижала ко рту руки и покачала головой.

— А я как? — Спросила Карина, ничуть не обидевшись.

— С тобой проще — я просто тебя подниму, так быстрее. — Я снова спустился вниз, закрутил вокруг пояса девушки и по груди крест-накрест силовые ленты, которые плотно прижались к ее телу, не причиняя никаких неудобств. На всякий случай приказал дракончику Карины подпитывать их, хоть и так магии должно было хватить, прицепил к ним силовые нити и снова полез на стенку. — Жди, — напоследок распорядился я.

Забраться до самого обреза расщелины не составило никакого труда, хотя в одном месте почти на самом верху у стены оказался отрицательный наклон, но в данном случае это было только на пользу — Карина, когда будет подниматься, не станет шкрябаться о стену. Забравшись в расщелину, я оглядел ее. Ничего особенного — это реально разлом, сужающийся под острым углом к низу и стоять тут неудобно, а тем более идти. Но вроде ничего сложного — только под ноги смотреть, чтобы не переломать их, и все.

Отцепив от себя нити, что уходили вниз к Карине и, заглубив их на глубину с метр внутрь скалы, я запустил в них процесс сжатия, а сам снова нырнул вниз на стенку, чтобы проконтролировать подъем девушки. В принципе, надо и ей сделать такую же амуницию, а то по горам по ходу еще долго идти, не хочу тащить за собой балласт — пусть лучше рядом со мной идет помощница и напарница.

Рука Карины с легким хлопком как в замок дужка, легла в мою ладонь, я сделал последнее усилие, и девушка оказалась наверху, рядом со мной. Ее аура ничего не выражала (даже сейчас она ее инстинктивно контролировала), но бледность в лице и закушенная нижняя губа говорили о многом. Я поцеловал ее:

— Молодчина. Хорошо держишься. — Карина вяло улыбнулась.

— Сделай так, чтобы и я могла лазить по скалам, как паук — болтаться на невидимой веревке, скажу я тебе, очень неприятно.

— Сделаем. — Кивнул я. — Ты пока отдохни, а я разведаю путь.

— Хорошо. — Карина неудобно привалилась к стене, предварительно подальше отойдя от обрыва, и прикрыла глаза, успокаиваясь.

Я же немного прошел вперед. Попался камень — я прыгнул на стену, зацепился ногой, оттолкнулся и чуть не навернулся — зацепы не успели отпустить стену ущелья. Тихонько матерясь про себя и промокнув рукавом глубокую царапину на щеке — тиранулся по камню, попробовал снова прыгнуть на нее. И опять свалился, но уже без особого вреда для здоровья. Меня переклинило, я все бросил и начал решать эту проблему. Слегка покумекав, уменьшил глубину проникновения иголок и снова прыгнул на стену. Ура! Получилось оттолкнуться. При этом я отлетел к противоположной стене, прилепился к ней спиной, снова оттолкнулся ногами и прилип к первой стене. Потом посмотрел вниз и понял, что валяю дурака — внизу вполне спокойно можно пройти… Вздохнув, я спустился и, уже не отвлекаясь на всякую фигню, двинулся вперед. Правда один раз все-таки еще пришлось перебираться прыжками через завал, но тут я уже использовал не только свои зацепы, но и нити, которые выстреливал на выступающие камни выше себя. К противоположному выходу разлома я добрался только через полчаса, хотя идти там напрямую от силы десяток минут…

С этой стороны природа была намного унылее — серые скалы, редкие пыльные ростки какого-то кустарника. Но даже это природное нагромождение булыжников, камней, разломов, чем-то трогало внутреннюю струнку души, отвечающую за эстетическое чувство прекрасного. У самого края прохода дул сильный ветер, видимо его потоки долго блуждали среди скал, тыкаясь во все щели, прежде чем найти выход из каменного лабиринта. Я бы мог поставить защиту от него, но мне было приятно, как он резкими рывками спутывает мои волосы, как то погладит по щеке, то даст сильную пощечину; как его руки обхлопывают меня, будто ищут запрещенные к проносу сквозь этот рубеж предметы. И я ничего не делал — просто стоял, прислонившись к стене, и молча впитывал в себя окружающий вид. В такие моменты у людей часто происходит переоценка ценностей, просто из-за того, что человек остановился и задумался, а природа подтолкнула его к нужному решению. Иногда человек решает все бросить и круто изменить свою жизнь, а порой просто набравшись душевных сил, он снова с полной отдачей погружается в работу… Я же просто отдыхал.

Спуска как такового не было. Все тот же обрыв, разве что метров на тридцать-пятьдесят длиннее. Насколько хватал глаз — идти придется по бездорожью в самом худшем смысле этого слова — по камням и разломам, ломая себе ноги.

В принципе дело шло к вечеру, поэтому, чтобы не переться по пересеченной местности в темноте, пусть и с "кошачьим глазом", и несмотря на отсутствие усталости, я решил пока остановиться на ночь в этом разломе. На первый раз мы вполне достаточно прошли, и лучше места мы вряд ли найдем.

Когда пришла Карина, мы не торопясь обустроили место ночевки, благо времени было вдоволь. У выхода расщелина немного расширялась, я натаскал камней, чтобы хоть как-то выровнять поверхность. Однако вскоре почувствовал, что все равно неудобно — то там камень в бок воткнется, то в другом месте. Карина тоже вертелась, и что-то бормотала про себя. Толстый слой из лишней одежды и одеяла не помогал. В конце концов, я разозлился, сгреб все наши вещи вглубь разлома и мрачно взглянул на почти обустроенную площадку. Вот это "почти" и бесило больше всего.

— Отойди подальше на всякий случай. — Буркнул я. Карина послушно встала за моей спиной, но так, чтобы можно было выглядывать и не упускать из вида того, что будет происходить на площадке.

Давно хотел попробовать, но все как-то не получалось — то времени нет, то забуду. Сейчас же я сформировал очень тонкую плоскость моей универсальной палочки-выручалочки — защитного полога, в виде клинка, перевел его в физическое состояние и провел им по стене. Раздался противный скрип, на камне я ничего не увидел, а плоскость, кажется, немного сточилась. Все-таки толщина в несколько микрон, а может и того меньше, глазом не схватывается. Взяв камень в руку, попытался отрезать от него верхушку — я отчетливо почувствовал давление на него, но продавить не смог, режущее движение тоже не пошло — лезвие по ходу застряло. Если я формировал плоскость внутри камня, то она сплавлялась с ним, и вытащить ее оттуда не получалось. Ладно, тогда попробуем в энергетической форме. В принципе та же бесполезная хрень. Резать не режет, давление чувствуется, но слабее. Однако более-менее сработал такой вариант: в энергетической форме сформированная уже внутри камня плоскость, которой я опять же методом подбора выставил какую-то частоту колебаний, с громким щелчком смогла развалить камень пополам. Вернее разорвать молекулярные, кристаллические и прочие связи этих двух половинок. Частоту я запомнил. Магической энергии было потрачено не много, примерно как получасовое использование обычного защитного полога.

— Ну-с… Попробуем, — пробормотал я, заинтересованно наблюдающей за мной Карине. Так… площадка примерно полтора метра на три. Полностью накрываем ее от стены до стены мелкоячеистой сетью, вернее вертикальными плоскостями на глубину сантиметров тридцать, сверху горизонтально земле ставим еще один полог для безопасности. Так… Что еще? Ага, по любому у нас будут утечки магоэнергии, так вот, чтобы ее не заметили, я сверху повесил с десяток магонасосов, настроенных строго на гномью магию — именно ею я собирался работать, а такие насосы получались проще. Вроде все. Я оглянулся на Карину:

— Что-нибудь видишь?

— Вижу, но совершенно ничего не понимаю. Даже глаза заболели — так все тут сложно.

— Да, в общем-то, тут как раз все просто. — Я почесал затылок.

— Давно хочу попросить тебя — расскажи мне о своем… — Карина запнулась, пытаясь подобрать слова. Устав стоять, она присела на тюк с одеждой. — Я немного знаю об Искусстве, но больше теоретически. Однако то, что мне ведомо, совершенно не похоже на то, что ты делаешь. Вроде бы внешне выглядит как Искусство, но жезл ты не используешь, такое ощущение, что сам создаешь плетения. Такое могут только… Академики. — Последнее слово девушка сказала с некоторой опаской, наверное, боясь, что это может оказаться правдой.

— Я не Академик. Помнишь, я говорил, что потерял память?

Карина махнула рукой:

— Может и так, но мне кажется, что ты просто не хочешь говорить на эту тему. Но все же… Расскажешь?

Я задумчиво посмотрел на слабо мерцающую сеть, подергал себя за мочку уха и активировал конструкцию. Вот заработали плетения, формирующие от поверхности каменной площадки энергетические плоскости, уходящие вглубь скалы. Вот запустился генератор, задавший им вибрацию с найденной мною экспериментальным путем частотой. Над площадкой поднялась пыль. Зубы заныли от вибрации, каким-то образом передавшейся нам то ли через ноги, то ли через воздух — но явно частота колебаний пока дошла до нас, изменилась, что меня несказанно порадовало, ведь может быть и такое, что что-нибудь и в организме разладится. Я хватил Карину за руку и увлек ее вглубь разлома на десяток метров. Сразу стало легче. В воздухе стояла тишина — полог, накрывший действо, не пропускал звуков. Небольшие выбросы энергии неплохо поглощались магонасосами и по тонкому каналу передавались обратно мне.

— Что ты делаешь?

— Готовлю нам удобную площадку для отдыха.

Ровно через три минуты все закончилось. Мы вернулись, и я стал смотреть, что получилось. А получилось в принципе не плохо — крупные камни развалились на кучу мелких, но все-таки результат был не совсем тот, что я ожидал — крупняк тоже попадался, как-то все неоднородно вышло. Я снова накрыл площадку защитным пологом, сформировал под ним три гравитационных плетения и активировал их. Земля слегка дрогнула, еще раз взметнулась пыль, а когда она осела, дно расселины покрывал серый слой мелкого-мелкого щебня. Не песок, конечно, но уже и не булыжники. Пришла запоздалая мысль — надо было попробовать сразу гравиударом, а не придумывать всякое разное, однако наверно без резрезающей сети результат был бы все-таки скромнее.

Когда мы снова обустроились, теперь уже с удобствами, Карина вернулась к своей просьбе. Честно говоря, она поставила меня в тупик. Ну вот как скажите, объяснить человеку, например, гуманитарию, технические принципы работы какого-нибудь прибора? Кстати, о секретности или о том, что мои слова могут как-то быть истолкованы превратно или против меня, я совсем не думал — вряд ли такое возможно с Кариной. Я вполне понимал, что мы сейчас очень близки друг к другу и в данный момент будем помогать и защищать напарника, не щадя своей жизни. В то же время я прекрасно осознавал, что когда мы попадем в Оробос, и Карина окажется в своей родной среде, то она вполне может вернуться своим поведением, мыслями и намерениями к тем, что были вложены в нее воспитанием там задолго до моего появления. Но даже в этом случае я не видел особой опасности, а друзей надо искать и приобретать. Карина — мой шанс, во-первых, более-менее легально обосноваться в Оробосе. И даже если я там не останусь, кое-какая база мне нужна. А во-вторых, как я сказал, друзьями не разбрасываются. Эти мысли у меня надолго не задержались в голове, и я сосредоточился на том, как и что я могу рассказать Карине.

Некоторое время Карина внимательно слушала меня. В ее глазах плескалось напряжение от попыток понять, что я ей втуляю. Наконец я заметил, как она расслабилась, явно потеряв нить моей мысли.

— Вижу, что непонятно объясняю. — С сочувствием в голосе произнес. — По-другому я вряд ли смогу.

 


предыдущая глава | Беглец | Карина