home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Ник

 

Спуск прошел нормально, если не считать подавленного настроения Карины. Насколько я понял, у нее сбились внутренние настройки, позволявшие ей чародействовать. Ничего страшного я в этом не видел, так как сомневался, что вбитые в детстве и постоянно тренируемые навыки можно вот так вот с полпинка забыть. Но Карина думала по-другому. Хорошо хоть она не считала меня виновным в произошедшем, так как сама потянула на себя мое одеяло знаний и опыта. Хотя я бы и не удивился такому обвинению — женщины. Логика их порой совершенно непонятна. Не всегда, конечно, но частенько выводы, сделанные женщиной из пустячных фактов, просто поражают своей нелогичностью и абсурдом. Тут стопроцентно подходит фраза "высосаны из пальца". На мои слова Карина реагировала вяло и, кажется, просто не воспринимала их.

Спустившись вниз, я напоследок оглянулся на расселину, из которой мы вышли. Там одиноко стояла фигура гнома, глядящего нам вслед. Его борода развевалась на ветру, а поднятая рука желала удачи. Кивнув ему и дождавшись того, чтобы он опустил руку, я повернулся спиной к оставшемуся позади каменному боку скалы и отправился по ранее запланированному пути. Карина медленно пошла за мной. К ее пробуждению я убрал все иллюзии, но после того, как мы начали спускаться, оставил в расселине закладку, сработавшую аккурат к нашему спуску. Мне было приятно осознавать, что проход будет "охранять" дорогой мне челове… хм… гном. Чувство, испытываемое мною при этом, было как в детстве, когда закопаешь в землю очень ценную с детской точки зрения вещь, типа клада, и поставишь игрушечного солдатика его охранять. Какое-то сладкое чувство тайны и ностальджи…

— Скажи, Карина, а у вас в империи делают кареты? — Издалека начал я.

— Делают. — Неохотно ответила девушка.

— И что, удобные для путешествия?

Карина пожала плечами.

— Конечно.

— Наверно, внутри оббитые мягким материалом, подушки под задницы, дабы не набить синяков, рессоры да выученные лошади, чтобы аккуратно тянуть… Да?

Кивок.

— А вот скажи, — я перепрыгнул через неведомо как и кем занесенный сюда сухой ствол дерева, — пешком люди путешествуют?

— Бывает. — Карина невольно заинтересовалась моими вопросами.

— Хорошо… Тогда скажи, кто с точки зрения путешествий более надежен — тот, кто ходит своими ногами, тот, кто путешествует в карете или же тот, кто делает кареты?

Карина задумалась, пытаясь понять логику моих вопросов.

— Если предполагать различные трудности в пути, то конечно тот, кто ходит сам.

— Да. — Я кивнул. — Но можно предположить, что тот, кто делает кареты, распланировав такой поход и учтя все варианты, сделает несколько карет для разных условий или одну универсальную и на некоторое время превратится в того, кто путешествует в карете, так?

Девушка кивнула.

— Чем отличается просто путешественник в карете от того, кто их делает?

— Наверно тем, что второй знает, как устроена карета и может ее починить? — Она вопросительно посмотрела на меня.

— Верно. — Кивнул я. — А еще он может при желании и при наличии времени сделать карету из подручных средств. Предположим, что лошади — не проблема. И вероятно он сможет продолжить путешествие с комфортом. Конечно, не очень удачный пример, но мысль ты поняла?

Карина пожала плечами. Нет, все-таки я слишком мутно объясняюсь. Какой еще пример придумать? Пока я раздумывал, девушка, наморщив лоб, о чем-то усиленно размышляла. И не успел я продолжить свои наводящие вопросы, как Карина сообразила, о чем я ее спрашивал. Все-таки не зря я наблюдал за нею, ее аурой и поверхностно ментальным телом — примерно догадывался, о чем она думает, и мои вопросы ложились точно в нужное место, чтобы заполнить пустоты пазла.

— Ты хочешь сказать, что путешествующий пешком — чародей, тот кто в карете — искусник, а тот, кто делает кареты — еще кто-то, чьим представителем являешься ты? — От этой мысли она даже остановилась и удивленно посмотрела на меня.

Я, улыбаясь, смотрел на нее и молчал.

— Ты хочешь сказать, что ты Древний?

Я поморщился.

— Не такой уж я и древний. Есть магия, а есть люди, которые так или иначе, тем или иным способом ее используют. Или часть ее. Я уже понял, что тут раньше была другая цивилизация, люди которой владели магией. В принципе, исходя из тех амулетов, которые я видел, и которые явно принадлежат древним, они владели ею на довольно высоком уровне. Особенно в области амулетостроения и конструирования. Но особо выдающегося я пока ничего не встретил. Интересное — несомненно, но ничего такого, что выходило бы за пределы моего понимания.

— Тогда остается последний вариант. — Задумчиво произнесла Карина, все так же не сводя с меня взгляда. — Я только сейчас поняла. И та твоя карта подтверждает — ты с другого континента, и там осталась магия древних. — Ее взгляд стал вопросительно-ожидающим.

— Ну… — Протянул я. — Отрицать не буду насчет другого континента. Насчет магии древних — не знаю, все-таки мне кажется, что тут эта наука шла своим путем, хоть общего много.

— Магия… — будто пробуя на вкус, медленно произнесла Карина. — А что насчет чародейства? — С проявившимся интересом спросила она. В ее ауре явно появилось напряжение — она опасалась услышать что-то нелицеприятное про чародейство. Вдруг я скажу, что это какая-то боковая слабая ветвь этой магии? Эти мысли так четко читались по ее лицу, ауре и слабым отражениям в ее ментальном теле, что не требовали подтверждения словами.

— А вот это интересно. — Я с воодушевлением принялся рассуждать. Как раз попалось довольно ровное место без нагромождения камней, я подал руку Карине, и мы медленно продолжили свой путь. Думаю, если бы кто-то сейчас нас увидел, то долго тер глаза — странная парочка со следующими за ними по воздуху вещами, прогуливающаяся среди гор в неподходящей для такого променада одежде, и мирно беседующая на темы явно не прикладного характера.

— Так вот, на мой взгляд, чародейство — совершенно иной способ оперирования окружающим миром. В основе своей и в отличие от магов, чародеи, используя резервы организма, генерируют определенного рода энергии, или энергетические структуры, чтобы воздействовать ими на реальность. То есть основа — энергетическая составляющая организма, не мана, не магия. Это ты знаешь получше меня. Не будет магии — чародеи останутся. Непонятно сказал? Я еще сам смутно понимаю глубинные различия магии и чародейства, но как тебе вот такой пример: маг пропускает свою деятельность через сознание, а чародей сознанием только задает/направляет вектор производимого деяния. Грубо говоря, когда мы идем ногами, мы не управляем работой мышц. И вообще обычно не задумываемся, что нас несут ноги. Хм… Ладно, пока замнем для ясности. — Улыбнулся я Карине, сосредоточенно пытающейся понять мои словесные кружева, их логику. А я продолжил. — Несомненной заслугой чародеев является подключение магических источников к своей энергетической структуре и использование их для усиления конструктов. То есть свои способности чародеи усиливают внешней составляющей — магией, пусть и в скрытом виде. На самом деле я восхищен таким подходом! — Моя мимика и экспрессия в голосе не оставили Карину равнодушной, и она с явным интересом слушала меня. — По сути, чародейство во многих областях имеет преимущество перед обычной магией. Если для мага, например, чтобы вылечить человека от определенной болезни, надо создавать очень сложные плетения, работать в комплексе с аурой и телом, учитывать много параметров, что очень не просто, выделять для исцеления определенные потоки магии для повышения коэффициента полезного действия — не все из них годятся для этого. Чародею же достаточно сформировать лечебного конструкта, который, во-первых, обладает примитивным интеллектом, во-вторых, он уже настроен на энергетику реципиента и, в-третьих, ему легче вмешиваться в энергетическую работу организма, нежели магии. При этом, так как конструкт обладает кое-каким разумом, то в большинстве случаев при лечении не требуется наличие чародея, а ведь почти каждый случай болезни — уникальный.

Ну, во многих местах, я конечно, приукрасил — магия, развитая до определенного уровня, тут не уступает чародейским конструктам, а то и превосходит, но в целом не отходил сильно далеко от правды. Основные преимущества чародейства перед магией — это то, что его основа не магия, а энергетические поля человека, и второе — то, что почти каждый конструкт — примитивный ИИ. Тем не менее, после моих слов в глазах Карины появились признаки прежнего задорного блеска. Кроме того, мои рассуждения пока отодвинули на задний план сам факт того, что я с другого континента. Вопросы на эту тему еще будут, но сейчас девушка занята совсем иным.

— По сути, для того, чтобы стать сильным магом, надо настолько развить свой мозг в сторону абстрактного мышления, что для человека нетренированного оно (мышление) может показаться абсолютно неприемлемым. Если очень далеко уйти путем магии, то можно добиться очень большого могущества, возможно, оно будет намного сильнее чародейства, но уверяю тебя, таких магов не очень много — порой для достижения подобного уходит не одна сотня лет.

— То есть? — Карина от неожиданности остановилась. — Как это — не одна сотня лет?

Я ухмыльнулся:

— Насколько я знаю, некоторые индивидуумы дотягивали и до тысячи лет. Но можно ли их считать людьми? Не знаю. Кстати, на мой взгляд, у чародейства в этом отношении потенциал выше, поэтому я удивлен, что у вас среди чародеев такая невысокая продолжительность жизни. До двухсот лет, кажется, ты говорила, да?

Карина задумчиво кивнула.

— Я не знаю, сколько живут Повелители Чар. Вполне возможно, что и больше.

— Так вот, у меня абстрактное мышление развито очень хорошо, поэтому больше не пытайся вытянуть из меня какие-то знания, когда и если мы еще будем заниматься передачей информации подобным образом. Просто тебе это непривычно и может привести к печальным последствиям. Договорились?

Карина явно расслабилась и облегченно кивнула.

— По сути сказанного — я очень надеюсь попробовать овладеть чародейством. — Я покосился на удивленную Карину. — Да-да. Причем на серьезном уровне. Надеюсь на твою всемерную помощь. Согласна стать моим "личным другом"? — С улыбкой спросил я. Карина покраснела и смущенно отвела взгляд. Забавно, что в первую очередь ей в голову пришло не самое распространенное значение этого понятия, а именно постельные отношения. Но все же она кивнула и сразу перевела разговор в другое русло, вернее вернулась к моему примеру, где я сравнивал чародеев и искусников:

— Я всегда считала, что искусники могут только на чужих каретах ездить и ничего особенного из себя не представляют. — Злорадно произнесла она и повернулась ко мне за подтверждением своих слов. В принципе, было бы правильнее для психического здоровья девушки в данной ситуации ее поддержать в этой мысли, но подобное потом может привести к большим проблемам. И недооценка искусника, особенно в бою, может стоить жизни. Поэтому я печально вздохнул и продолжил свои аналогии:

— Вот представь, ты всю жизнь ездишь в своей карете. Изучила ее от спиц в колесах и до мягкой подушки внутри. Знаешь, как управлять ей и на каменистой дороге, и в болотистой местности, как она ведет себя на высокой скорости, при резких поворотах. То есть в любых условиях ты знаешь, как ею пользоваться оптимально. Кроме того, допустим, ты сама управляешь ею: в сложных ситуациях ты не будешь задумываться, где притормозить, чтобы не отлетело колесо, где ускориться, чтобы наверстать упущенное время и так далее… А тот, кто делает кареты, ездит в них только от случая к случаю, да и то, постоянно что-то в основном подкручивает, меняет… Скажи, сможет в таком случае мастер карет соперничать с тобой?

— Нет. — Нахмурилась Карина.

— Может. — Улыбнулся я. — Например, хоть ты всю жизнь и проездила в карете, но не знаешь, что если одновременно закрыть два окна и топнуть ногой, то карета лошадям даст пинка, и те поскачут быстрее.

Карина не смогла удержаться от улыбки.

— В общем, тут много факторов, в основном зависящих от самого человека. Искусника или чародея, не важно. Например, при определенных условиях, я уверен в этом, против их обоих вполне может успешно выступить обычный воин. Так что, ко всем, владеющим магией, искусством или чародейством, надо относиться с определенной долей настороженности, потому как нельзя с уверенностью знать, что он из себя представляет, насколько развиты его способности и умения. Когда-то давно, один воин не-маг, сказал, что если ты владеешь всего лишь одним приемом, но владеешь им в совершенстве, то у тебя есть все шансы победить воина, владеющего большим количеством приемов, но не доведенных до подобного уровня мастерства.

— Понятно… — Протянула Карина и на некоторое время задумалась. — А неужели способности искусников позволяют им научиться чародейству? Вот ты сказал, что хочешь изучать его.

— Ну… Во-первых, я не совсем искусник. Вернее даже совсем не искусник. Я — маг и это звучит гордо. — Улыбнулся я. — В каком-то смысле маги могут являться эдакой смесью искусника и чародея. Возможности мага очень широки. Не всех конечно, — поправился я, — я — некий универсал в этом плане. И с аурой умею хорошо работать, и с внутренней энергией. Но все же, настолько развитых чародейских приемов там, откуда я прибыл, безусловно, нет.

Говорить о том, что совмещение конструктов в качестве примитивного искусственно интеллекта и магических плетений, сулит большие выгоды, я не стал. Слишком для меня накладно использовать разум вроде моих дракош-амулетов в качестве расходного материала в каких-нибудь одноразовых акциях. Да и жалко — это же не бездушный компьютер, а существо с чувствами. Правда и здесь еще надо будет разбираться, как конструкты реализуют влияние на физический мир без плетений, но это дело, как я надеюсь, недалекого будущего.

— Но постой! — Карина даже остановилась. — А как же фамилиары?

— Какие фамилиары? — Не сразу понял я.

— Ну, мой Шустрик. Твой дракончик. Это же из области высшего чародейства!

— Да? — Я задумчиво потер подбородок. — И все-таки, наверно это разные вещи. Возможно похожие по конечному результату, но все же созданные другими способами, и если сравнить мои амулеты-дракончики с вашими подобными фамилиарами, то их строение явно будет отличаться.

— Я уже поняла, что способы эти магические. Но ведь они живые! Разве можно создать жизнь с помощью плетения?

— Хороший вопрос, — я кивнул. — Вынужден тебе признаться: сам я такого не умею. Этот мир населяют разные невидимые существа, которых при определенной сноровке можно использовать в своих целях. Именно с их помощью мы с тобой летали — помнишь? Я всего лишь смог изловить парочку и чуть-чуть изменить, заключив в эти картинки, и получились дракончики, — я приласкал своего Драко, от чего он довольно завозился. Я, конечно, немного слукавил — просто так ей будет понятнее, нежели начни я сейчас вдаваться в подробности про Дронта и элементалей.

— Изменение живых существ — это тоже область чародейства! — уперев руки в бока, воскликнула Карина, которая явно не собиралась угомониться. Настала моя очередь удивляться:

— Правда? — спросил я. — Интересно. Но, думаю, и здесь возможности чародеев и магов различаются.

— Ну ладно. — С сомнением покачала головой Карина. — Тогда скажи, кто такие дракончики? И что означает это слово "дракон" — ты постоянно его используешь.

Я улыбнулся. Разговор свернул в сторону легкой болтовни, и не надо взрывать себе мозг, придумывая понятные ответы.

— А это интересный факт из жизни другого континента. Там живут несколько рас и не все из них являются людьми. Драконы — обособленная разумная раса пресмыкающихся. Кстати, владеют своей драконьей магией и насколько я знаю, против нее не выстоит практически ни один обычный маг. — Разумеется, говорить про то, что, скорее всего, мне удастся подобное, я не стал. Незачем.

— М-да… Как все интересно! А скажи…

— Интересно, что это там такое? — Прервал я Карину и приложил ладонь козырьком ко лбу, посмотрев вверх на небольшую гору, находящуюся как раз у нас на пути. Там что-то виделось, слегка отличающееся цветом от серого камня. Карина тоже попыталась рассмотреть, что там такое, но по понятным причинам не смогла этого сделать, и тогда она автоматически, не рассуждая, сформировала два конструкта, отлетевших от нее в сторону непонятного образования.

Ну вот и все. Я мысленно вытер пот со лба — все-таки получилось хоть немного вернуть Карину на ее чародейские рельсы. На самом деле ничего интересного на горе я не увидел — мой возглас был чистой провокацией. А то мне совсем не улыбалось путешествовать с существом, у которого самооценка и способности ниже плинтуса. Да и расспросы ее меня изрядно утомили. Удивило, правда, то, что конструкты она сформировала почти мгновенно — обычно на это у Карины уходит от нескольких секунд до минут, но пока акцентироваться на этом не стал.

 


Карина | Беглец | cледующая глава