home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Тристис

 

Беда не приходит одна. Еще не успели улечься инициированные Тристисом последние дебаты, а с ними уже вышел на связь сам Тетектис, глава Императорского Сыска и затребовал немедленный и обстоятельный доклад по поводу всего происходящего в Маркине. Его интересовали не только итоговые выжимки, а все детали, факты, достижения в расследовании этого запутанного дела, а также основные версии следствия.

И все бы ничего, если бы не две вещи. Доклад он потребовал не только от главы комиссии, но и от Тристиса как от главного свидетеля и внештатного следователя при комиссии. Вспомнил про своего бывшего подчиненного, называется! Только очень уж не к месту вспомнил. Иммаген понимал, что от результатов этого дела зависит очень много, можно и место себе вернуть и в список врагов Родины попасть в качестве козла отпущения, к тому же слишком много знающего.

Сейчас, несмотря на долгую и обстоятельную возню, доложить можно было много про что, но явно не о достижениях комиссии. Фактов собрано немало, но в единую картину, хоть чуть-чуть претендующую на реалистичность, они до сих пор не сложились. Эх, подожди Тетектис со своим требованием денечек-другой, и все было бы куда проще!

Только сейчас начали поступать расшифровки данных артефакта допроса бессознательных узников, на который комиссия возлагала особые надежды. Параллельно разыскивались все, кто хоть как-то понимал язык, на котором Карина и Никос общались между собой. Вначале собрали всех, кто в той или иной мере знал даймонский или смартанский. Это были бывшие наемники, участвовавшие вместе с даймонами в отрядах, а также купцы и торговцы всех мастей. Однако вытащенные из памяти узников фразы Никоса строились очень странно и по впечатлению "переводчиков" как-то "слишком вычурно, нехарактерно для этих стран", что затрудняло их перевод. Ситуация сдвинулась с мертвой точки, когда удалось найти одного старого торговца, очень кстати оказавшегося рядом с городом. Он-то и смог распознать диалект. По его словам, Ник выражался подобно одной группе "даймонов", которые появились как будто из ниоткуда где-то лет пять назад, и уже прибрали под свой контроль или просто потеснили многие кланы. Сам торговец активно закупал в Кордосе разные искусные амулеты, чтобы потом перепродать их этим "новым даймонам", как прозвали тех за глаза.

И это обстоятельство представляло дело с еще более интересной стороны. Появилась ниточка к целой череде странных происшествий. Как рассказал Тристису Хомиус, возросшая активность даймонов стала основной головной болью Имперского Сыска (а вместе с ним и разведки) последние пару лет. Многократно возросшие цены на амулеты и любые артефакты древних на черном рынке, разбойные нападения на искусников с целью хищения жезлов, массовый вывоз амулетов за границу, регулярные стычки с непонятными экспедициями в перспективных для раскопок местах, появление диковинных товаров, переманивание талантливой молодежи и много чего другого, где незримо чувствовался третий глаз и рука с дополнительными фалангами пальцев. Не говоря уже о значительно возросшем влиянии трехглазых на мировой арене. Также имелись сведения, что даймонские кланы консолидируются, проводят крупномасштабные деловые операции, финансируют исследования и экспедиции. Причем никого нельзя было поймать за руку. Да, отдельных личностей удавалось брать на горячем, однако то были не более чем пешки и к гипотетическому даймоновскому тайному руководству отношения не имели. Причем из разных источников доводилось узнавать о каких-то пришлых даймонах, которые появились примерно пять лет назад как будто из ниоткуда и очень сильно отличались от обычных. То, что Никос, пролежавший до этого более двадцати лет в коме, говорил с Кариной на диалекте "новых даймонов", могло дать ниточку к тому, кто же они в действительности такие и откуда пришли. Этот же вывод можно было использовать и в обратную сторону, что давало интересные мысли для размышлений.

После подключения к делу старого торговца перевод расшифровок пошел очень споро, и можно было ожидать через денек-другой стенограммы со всеми беседами узников, проанализировать, сделать выводы и положить еще один кусочек мозаики на свое место в картине этого запутанного дела. Кроме переводов штаб комиссии активно работал над поимкой иллюзий. Также новая информация ожидалась от отряда СИ, только что отправленного за беглецами. Однако все эти результаты будут не раньше чем через несколько дней, а докладывать нужно уже сейчас. Зная характер бывшего шефа, Тристис предполагал, что Тетектис легко найдет способ прикопаться к нему тоже.

Впрочем, к аппаратным игрищам Тристис привык, поэтому прекрасно понимал, что в его отношении этот доклад мало на что повлияет. Хотя конечно было неприятно, что он так не вовремя. Несмотря на назначение его внештатным следователям при комиссии, ответственности за ее провалы он не несет, более того, если бывший шеф начнет распекать — это будет хорошим знаком, значит Иммаген еще для чего-то ему нужен, а не списан с баланса как человек, который слишком много знает.

Дождавшись, когда из комнаты-кабинки секретной искусной связи, вытирая со лба испарину, выйдет глава комиссии, Тристис прокрутил в голове план доклада и прошел вперед. Получив знак от искусника-связиста и услышав приветственную речь бывшего шефа, Иммаген по требованию Тетектиса начал последовательно излагать события, участниками которых он был, свои гипотезы, версии и их обоснования, отвечая на наводящие вопросы. На удивление, в отличие от членов комиссии, Тетектис серьезно воспринимал гипотезу Тристиса об уничтожении Никосом магистрата, хотя со стороны она должна казаться невероятной. Сыщик и сам бы посчитал ее чрезмерно смелой фантазией, но своим глазам он доверял. Это говорило о том, что бывший шеф знает что-то очень важное, неизвестное ни Тристису, ни членам комиссии.

Расспрашивал Тетектис довольно обстоятельно. Доклад или допрос мог бы продлиться еще не менее получаса, не случись нечто из ряда вон выходящее. Ни с того ни с сего Тетектис завел какую-то пафосную речь о преступлении и наказании, объявил Никоса чрезвычайным врагом Кордоса, назначил за его голову огромную награду и потребовал и далее отважно вести оперативно-розыскную работу, вскользь обмолвившись о достойном ответе оробосским диверсантам. В это же время в комнату в сопровождении охраны ворвался глава комиссии и передал Тристису бумажку с фразой, которую он должен был произнести в ответ. После чего сеанс связи прервали.

Ошарашенного Тристиса под ручку вывели в другую комнату, пару минут разворачивали в ней защиту от прослушивания и только потом объяснили, что же в конец концов произошло. Оказалось, что или оператор амулета связи что-то напутал или там просто что-то сломалось, но весь их доклад дублировался еще и по каналу общей экстренной связи. Этот канал был нужен для быстрого уведомления всех о чрезвычайных происшествиях и военных нападениях. И получается, что секретный разговор слушала если не вся страна, то как минимум искусники крупнейших центров связи Кордоса! И хоть бы одна сволочь оперативно среагировала и сразу же сообщила в Маркин или же в Главное Управление Императорского Сыска, чтобы те прервали соединение! Так нет же, все с упоением сидели у амулетов, вслушиваясь в интересные перипетии произошедшего и в тайне надеясь, что удастся ознакомиться c докладом до конца. Первую информацию о том, что беседа транслируется в общий эфир, Тетектис получил за пару минут до завершения сеанса связи. Пришлось, сделать хорошую мину при плохой игре. В Маркин по другому, текстовому каналу, передали фразы, которые нужно сказать Тристису. Одновременно с этим Тетектис резко сменил нить разговора, чтобы обосновать всем невольным слушателям, почему же об обстоятельствах расследования они говорят по общей экстренной связи. Единственным вариантом, пришедшим в голову начальству, было объявить Никоса врагом Кордоса номер один и предупредить население о возможной оробосской угрозе.

 


предыдущая глава | Беглец | Эклектус