home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



17. Отец циников, пошляков и космополитов

Ночью Виктору Сергеевичу приснился чудный сон. Будто он налаживает для какойто небольшой фирмы аппаратный файрвол для доступа в Интернет из локальной сети по вебинтерфейсу. И все получается, кроме доступа одной проги по UDP по порту 55555. Виктор Сергеевич перепробовал все способы, чтобы это обеспечить, и даже все порты временно пооткрывал, чтобы понять в чем дело, а файрвол все пакеты по этому порту отбрасывает. И он бился и както вдруг сделал так, что появился коннект, даже сам не зная как, но после включения и выключения файрвол снова стал отбрасывать пакеты по порту 55555, и надо было начинать все сначала.

Вот такой красивый сон про настоящую жизнь.

Ранним утром в номере воздух был пропитан все тем же запахом брэнда «Пятая авеню». Джейн безмятежно дремала, чуть приоткрыв во сне свой манящий ротик; сейчас, со стертым макияжем (за исключением ногтей – лак снимать было некогда) она казалась совершенно беззащитной. ТТ валялся на тумбочке. Пострелять из него так и не пришлось, о чем Виктор совершенно не жалел. Если визита в Белый дом придется ждать долго, можно напроситься съездить на какоенибудь служебное стрельбище, типа потренироваться…

Постепенно его стали одолевать угрызения совести. Как ни крути, а получается, что с Джейн он сошелся по заданию империи. Както не почеловечески выходит. Хотя, с другой стороны, с учетом грозящего в случае войны геноцида, смысл его поступка был в сохранении своего рода.

«Альтеншлоссер был бы доволен… Высшее проявление долга гражданина в рейхе. Постель ради служения нации. Для продолжения рода нужно совсем другое… Хотя нет, для продолжения рода именно это и надо. Както по дворянски все получается, делить ложе ради интересов родового имения. Неудивительно, что эти графы и бароны портили крестьянок… Идиотизм, глупости! На войне людей будут убивать и калечить, а ты, как рефлексирующий шестидесятник, снова роешься в своих личных комплексах. О других надо думать, а не о себе.»

Виктор посмотрел вокруг, его взгляд остановился на молчащем приемнике. Нет, включать рано, пусть Джейн выспится. Через окна доносился приглушенный шум улицы и клаксоны.

«Хватит ковыряться в себе, надо анализировать. Если это все запланировано, надо понять, в чем смысл. Версия первая – компромат. Только вот в России всем наплевать, с кем здесь писатель Еремин. Немного дешевой популярности и не более того. И Даллес наверняка это понимает. Тогда что? Ночью меня не пытались споить и ни о чем не спрашивали. Может, это с дальним прицелом, как госдеп США подкидывает политикам своих жен? Оженит, будет обрабатывать незаметно, изо дня в день. Правда, разговора о брачных узах пока не было, но это может быть впереди. А ведь Ступин стопудово подкинул Краснокаменной жениха. Он появился сразу после разговора о Сахарове и Боннэр. А Лена является через пару минут после разрыва с Краснокаменной и мы с ней что? – весело идем проводить вечер в летний сад под видом исследований меня, любимого. Лена совсем даже не против, у нее куча планов, как извлечь из будущего брака выгоду. Кстати, и у расчетливой Джейн куча планов, так что не будем исключать вариант три – личную инициативу. Ну и, наконец, вариант четвертый, как во второй реальности, биопробы… почему нет? У них есть свои биологи. И в России есть, что же я об этом варианте там не подумал?»

Зазвонил телефон на тумбочке со стороны Джейн – белый забавный аппарат с круглым, приплюснутым, как ватрушка, корпусом и трубкой на «рогах». Виктор приподнялся, чтобы снять трубку, но Джейн моментально очнулась и опередила его со своим голливудским «Хэллоу?».

– Через полчаса приедут большие люди. Надо все это быстро… Боже, моя прическа! И надо еще успеть сделать лицо.

– Главрыба?

– Нет, мельче. Хорошо, в сумочке вчера ничего не разбили. Под твою встречу правительство оплатило шикарную косметику. Да, надо послушать прогноз погоды.

Она щелкнула ручкой приемника и перевела настройку на местную волну.

«Почему она говорит, что косметика казенная? Обычно этим не хвастаются.»

– А в США принято рассказывать, если косметика за счет бюджета?

– Ты можешь подумать, что я трачусь на слишком дорогую косметику.

– И что?

– Ты же вырос в стране комми! А там негативное отношение к богатым и роскоши. Некоторые комми против того, чтобы носить галстук и шляпу. Ты их тоже не носишь.

– Так ведь жарко, вот и не ношу! И такого в советское время у нас уже не было. То есть, культа богатства не было, но и культа бедности тоже. Многие джинсы покупали за две сотни в переводе на доллары…

– С бриллиантами?

– Нет, просто фирмовые. Левайс, Ли…

– С ума сошли.

– А разве не странно использовать дорогую косметику и тут же рассказывать, что это «ту экспенсив»?

– Здесь это называют «имидж». Как бы тебе объяснить…

– Я знаю.

– Это имидж страны.

– И это тоже имидж страны?

– Ай! А ято думала, ты не похож на американцев с их пошлыми шутками.

– ОК, остаюсь Рашн. Даже согласен быть комми и вступить в партию.

Из приемника послышался томный голос Алисы Файе, неспешно выводившей прошлогодний хит Ирвина Берлина «Согрей меня, моя любовь». «Я скину с плеч пальто, перчатки прочь отброшу, к чему одежда мне в огне страстей? Все выше пламя любви, что сердце гложет, Я стану бурею твоей.» Хорошо бы сейчас никуда не спешить…

– Слушай, Жень, мне краситься не надо, так что иди в ванную первая, а я пока застелю кровать.

– Ты всетаки комми. В отеле кровать стелит горничная. Слушай, если будет прогноз и не пугайся – температура у нас по Фаренгейту. Завтрак уже заказали, успеем перекусить.

Но прогноза не было. Алиса Файе перешла на шуточный «Круиз по трущобам» из какогото то ли мюзикла, то ли фильма. «Они все жить могут в этой вони, чем мы хуже их?..»

…Он быстро вошел в номер, и не успел Виктор произнести дежурное «Good morning», как этот человек подошел к нему и порывисто пожал руку. Человек относительно высокий, лет сорока, темный, начинающий седеть, с аккуратными французскими усами и высоким открытым лбом, хитрой, но добродушной улыбкой и чуть прищуренными глазами за стеклами очков в тонкой блестящей оправе. Очень похож на довоенного Сергея Михалкова.

Аллен Уэлш Даллес.

Будущего шефа ЦРУ Виктор знал в основном по эпизоду в «Семнадцати мгновениях весны» и по «Плану Даллеса». В исполнении Шалевича Даллес выглядел намного старше. Что же касается «Плана Даллеса», то на одних сайтах писали, что он был, на других – что его не было, потому что он впервые появился в художественном романе «Вечный зов» в словах какогото эсесовца. Хотя Виктор не понимал, почему бы писателю Иванову не вложить вольный пересказ Даллеса в уста другого персонажа, который их, несомненно, будет разделять. Например, если помнил цитату не дословно: какие претензии к выдуманному персонажу? Главное, что по сути верно. «Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов…» Ведь сделали! Зайдите на любой форум, и там такие найдутся. Циничные и пошлые личности для которых все равно, каких размеров их Родина, найдутся на каждом форуме! Значит, неважно, кто и как говорил. Так сделали. Есть факт реализации плана.

– Я очень рад видеть вас в Вашингтоне. Мне доложили о ваших мужественных действиях вчера во время нападения. От лица УСС я уполномочен выразить вам искреннюю благодарность за ваш смелый поступок и сообщить о том, что мы оформили на вас представление к «Серебряной медали за спасение жизни», – сказал человек, которого Виктор считал крестным отцом циников, пошляков и космополитов.

– Переведите мистеру Даллесу, что я весьма признателен за столь высокую оценку моего скромного вклада в национальную безопасность США, – отвестил Виктор, – то, что произошло вчера, показывает, что только совместными действиями люди России и Америки способны остановить нацистскую угрозу человечеству.

– О, – улыбнулся Даллес, – я рад найти в вас единомышленника. Но в России, кажется, говорят «В ногах правды нет»? Давайте присядем за стол. Хотите коктейль?

– Можно, – согласился Виктор, – молочный. У нас в России не принято спиртное с утра.

– Здесь делают хороший фруктовый. Не возражаете?

– Нет.

– Сегодня в одиннадцать вас примет президент Соединенных Штатов. Чтобы беседа была максимально плодотворной, мне поручено обсудить с вами некоторые второстепенные вопросы, и, если вы дадите мне ответы, заведомо устраивающие президента, их можно не касаться на встрече. Кроме того, у меня есть несколько незначительных вопросов к вам. Как вы смотрите на такой план нашей в сами беседы?

Через охранника передали коктейли. Тот, что выбрал Виктор, действительно оказался безалкогольным, но бодрил и прогонял остатки сна; сделан он, похоже, был из соков цитрусовых, да и на фужере ребром была пристроена половина кружка лимона.

«Наверное, во второй реальности их и содрали для витаминбаров. А этот жук хочет чтото предварительно выведать. Ну, оно понятно: очкото не железное, надо ему хотя бы представлять, что этот русский ляпнет у Главрыбы».

– Только положительно. Меня всегда восхищала рациональность и эффективность американского делового стиля.

Даллес выдержал которткую паузу.

– Вчера вы расшифровали ЮЭсЭс как «Юнайтед Сикрет Сервис». Не могли бы вы сказать, почему? Мне весьма любопытно.

«Странно, что он грузит такими пустяками. Запутывает, рассчитывает на потерю бдительности?»

– Такая служба существовала во второй реальности.

– Судя по названию, она объединяет различные спецслужбы?

– Вероятно да, поскольку я не слышал о других спецслужбах НАУ… то есть Норт Атлантик Юнион, обьединяет ЮЭсЭй энд Грейт Бритн.

– То, что вы рассказываете, весьма интересно. Как бы вы смотрели на создание сейчас в Америке правительственного учреждения, которому бы были подчинены другие разведывательные и сыскные службы? Это не подорвет основы демократии?

– Полагаю, в условиях надвигающейся войны это очень разумное и эффективное решение. Народ должен понимать, что для спасения Америки необходимо менять некоторые представления об общественном идеале.

«Пусть они у себя свою демократию полностью придушат. Не будут выпендриваться.»

– Весьма здравая точка зрения… К сожалению, ваш вылет из Москвы оказался омрачен некоторыми неприятными событиями.

«Это еще о чем? Сейчас какойнибудь сюрприз выдаст».

– Возможно, вы знаете, что Россия и Германия ведут на нашу страну пропагандистские передачи. Возможно, это случайность, но в день вашего отлета тон московских передач изменился. Если раньше пропаганда была направлена против президентского курса, правительства, то теперь она направлена на подрыв общества, как такового. По радио идут проповеди асоциальности и люмпенизации. Пропагандируется пренебрежение к закону и судам, к демократическим ценностям, завоевание независимости США от британского владычества объявляется безумием, а Гражданская война – бессмысленным братоубийством, затеянным англофранцузским капиталом. Стремление быть богатым и знаменитым высмеивается, вместо этого проповедуется созерцательное безделье под флагом возвращения к МатериПрироде. Сеется скепсис и диогеновский цинизм, объявляется устаревшим институт семьи. Молодежь завлекают новой электромузыкой «рокстиль», основанной на африканских примитивных ритмах. Церковь уже осудила эту музыку. Так вот, скажите честно – не является ли начало такой пропаганды подготовкой Россией войны на уничтожение американской нации?

«Это что, Россия первой начала реализацию „плана Даллеса“?»

– Вы видите в этом новую национальную угрозу? Но ведь в демократическом обществе всегда будет определенное число людей – носителей таких взглядов, и они будут пользоваться правом их высказывать. Или же такие взгляды будут поставлены вне закона?

– Это две разные вещи. Когда данные взгляды стихийно высказывают группы маргинальных лиц – это одна ситуация. Когда ведется организованная пропаганда подобных воззрений, когда ученые работают над тем, чтобы деструктивные идеи укоренялись в мозгу населения – это совсем другая вещь. Эфирное радиовещание в нашей стране – это динамичная сфера бизнеса, как и производство радиоприемников. В ближайшем будущем жизнь американца будет зависеть он наличия у него радиоустановки, сетевой или батарейной, по которой он узнает все – погоду, биржевые котировки, счет в игре любимой команды, цены и рекламу. Поставить под правительственный контроль американский радиоэфир нереально – возможно, это удастся нам в отношении телевидения, которое делает еще первые шаги. Если Америка сделает тот же шаг в отношении России, то это не даст сейчас столь же сильного эффекта. В России интенсивно развивается проводное вещание, контролируемое властями, и закон преследует прослушивание пропаганды. Вот почему ситуация с эфирным вторжением русских серьезно беспокоит президента.

– Полагаю, – ответил Виктор, – что если великие державы смогут договориться между собой о неприменении друг в отношении друга новых видов стратегических вооружений, то это возможно и в отношении информационной войны.

– Даже так? – удивился Даллес. – Вы предлагаете нам договориться? Но не могли бы вы сообщить, с какими людьми вы связаны в России, насколько они влиятельны и имеете ли вы от них полномочия на ведение таких переговоров?

– Я предлагаю президенту действия, после которых другие страны будут вынуждены идти на официальные переговоры с США. Как у нас говорят – «Было бы болото, а лягушки найдутся».

Еще одна короткая пауза.

– Разумно, – наконец произнес Даллес, – полагаю, президента это устроит. Также нас интересует ваше мнение, насколько сильны в России антиамериканские настроения.

– Я вообщето недолго в этой реальности и не успел глубоко изучить общественное мнение.

– Ничего. Нас интересует ваша субъективная точка зрения.

– Как вам сказать… Я подозреваю, что для среднего российского обывателя Америка – это такая далекая экзотическая страна, вроде Сиама, где в лесах живут индейцы. Я повторяю, я могу ошибаться. А что, с моим отлетом в России началась антиамериканская кампания?

– Она должна была начаться?

– Не видел к этому никаких оснований. Вы так говорите, что чтото произошло?

– Нет. Вы можете не волноваться. У вас есть еще какиенибудь вопросы к мне?

– Только один: в каком настроении президент?

– Он умеет делать себе настроение. Если у вас нет возражений, мы продолжим наш разговор уже в Овальном кабинете.

– Никаких возражений.

Они раскланялись и Даллес удалился, перед выходом в коридор еще раз взглянув на Виктора. Галлахер сиял улыбкой Чеширского Кота.

– Все идет великолепно, Виктор, вы даже сами не представляете. Не хотите ли стаканчик для пущей уверенности?

– Я чегото должен бояться после вчерашнего?

Приемник изза двери спальни весело наигрывал «Все зависит от тебя» в стиле регтайма.

«Когда же они начнут превращать меня в своего агента влияния? Или уже превращают, но я не замечаю?»

– Кстати, насчет вчерашнего, – заметил Галлахер. – Я должен заранее извиниться за неудобства, но перед визитом к президенту ваше оружие придется сдать Таков порядок после покушения 1936 года. Вы, наверное, о нем уже слышали?

– Да, я рассказывала об этом, – вставила Джейн.

– Друзья уговорили Босса надеть под одежду недавно подаренную ему гибкую кирасу фирмы Баррат, какую носят особые агенты Скотленд Ярда. Это и спасло его от пули сорок пятого калибра. С тех пор людей, что заходят к нему, тщательно проверяют. Кстати, мне уже рассказали, у вас был какойто особый способ ношения оружия?

– Надеюсь, вы не считаете меня зомбированным камикадзе?

– Простите, кем?

– Если не ошибаюсь, – подсказала Джейн, – Камикадзе – японское название тайфуна, который в тринадцатом веке уничтожил корабли монголов у берегов Японии, а зомби, это из фильма Виктора Гальперина, старринг Бела Лугоши, помните, что Дракулу играл?

– Уфф… Трудности перевода… Короче, я не чокнутый вроде Гаврилы Принципа.

– О, теперь понятно.

– Да и способ неэффективный и устаревший.

– Есть новые?

– Надо когото убрать?

Борис громко рассмеялся.

– О, нет, конечно. Вы уже прошлись по Вашингтону? Как вам показался город?

«Что же случилось? Както странно и грубо сработал Сталин, так, что Даллес сразу догадался. Тоньше надо было, незаметнее… Хотя кто сказал, что Сталину надо было незаметнее? А если он рассчитывал, что Даллес догадается и воспримет это, как угрозу? Зачем? Зачем провоцировать? Зачем блефовать, делать видимость угрозы? Хотя информационная война – это не видимость угрозы, и Даллес это понимает. Угроза, угроза… Ну да, это угроза, на которую Америка симметрично ответить не может. А чем она может ответить асимметрично? Послать флот? Пусть сначала с японцами разберется. Грозить бомбой? Ну так нету у нее сейчас этой бом… Правильно. Бомбы нету, вот Сталин и создает угрозу, чтобы Лонг ответил ядерным проектом. Загнать в угол. А достать Америку Россия может только удаленным доступом, через эфир.»


16.  «И развеет ветер дым…» | Задание Империи | 18.  Оральный кабинет