home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава двадцать четвертая

— У тебя неприятности, — сказал брат Леон.

Это у тебя неприятности, чуть не ответил Арчи. Но сдержался. Раньше он никогда не говорил с братом Леоном по телефону, и бестелесный голос на том конце провода застал его врасплох.

— Что случилось? — осторожно спросил Арчи, хотя он, конечно, знал ответ.

— Конфеты, — сказал Леон. — Их почти перестали продавать. Все мероприятие под угрозой. — Дыхание Леона заполняло паузы между словами, как будто он пробежал несколько километров. Неужто он на грани паники?

— А конкретно? — спросил Арчи, уже успокоившись и выгадывая время. Ситуация была известна ему во всех подробностях.

— Хуже не бывает. Расчетный срок прошел больше чем наполовину, и первоначальный энтузиазм угас. А конфет продано меньше половины, и дело практически буксует. — Леон помедлил. — Пользы от тебя немного, Арчи.

Арчи покачал головой в невольном восхищении. Ай да Леон — его приперли к стенке, а он даже не думает переходить к обороне! Пользы от тебя немного, Арчи.

— Вы хотите сказать, с финансами плохо? — спросил Арчи, начиная ответное наступление. Для Леона это могло выглядеть как выстрел наугад, но такой вывод был бы ошибкой. Вопрос Арчи опирался на информацию, которую он получил сегодня после уроков от Брайана Кокрана.

Кокран остановил Арчи в коридоре второго этажа и поманил его в пустой класс. Арчи пошел за ним с неохотой. Парень вел книги Леона и был, возможно, его прихвостнем. Но то, что он сообщил, опровергло подозрения Арчи.

— Слушай, Арчи, по-моему, Леон крупно влип. Тут речь идет больше чем о конфетах.

Арчи покоробила фамильярность Кокрана, то, что он назвал его по имени. Но он промолчал: ему было любопытно, что Кокран хочет рассказать.

— Я подслушал разговор Леона с братом Жаком. Жак пытался загнать его в угол. Все повторял, что Леон вроде бы как превысил свои полномочия. Произвел перерасход школьных средств. Так он и выразился: перерасход. И в этом замешаны конфеты. Что-то про двадцать тысяч коробок и про то, что Леон заплатил за них вперед наличными. Всего я не слыхал… Удрал, пока они не заметили, что я околачиваюсь поблизости.

— И что ты про это думаешь, Кокран? — спросил Арчи, хотя ему и так все было ясно. Чтобы расплатиться со школой, Леону требовалось по меньшей мере двадцать тысяч долларов.

— Я думаю, Леон купил эти конфеты на деньги, которые ему не разрешалось использовать. Теперь продажа идет плохо, и он не знает, что делать. А брат Жак почуял, что запахло жареным…

— У Жака котелок варит, — сказал Арчи, вспомнив, как поступил учитель, получив его анонимную подсказку насчет слов «окружающая среда». В тот раз он всласть поиздевался над всем классом, и в том числе над Оби. — Хорошая работа, Кокран.

Услышав похвалу, Кокран расцвел. Вдохновленный, он извлек из книги, которую держал в руках, несколько листов бумаги.

— Взгляни на это как-нибудь, Арчи. Это данные по продаже, прошлогодней и нынешней. Сейчас все хреново. И Леон, по-моему, задергался…

Но Кокран плохо знает Леона, сообразил Арчи теперь, слушая вибрирующий в трубке голос учителя. Леон проигнорировал коварный намек Арчи на финансы и возобновил свою атаку:

— Я полагал, у тебя есть влияние, Арчи. У тебя и твоих… друзей.

— Это не моя продажа, брат Леон.

— Напрасно ты так считаешь, ох, напрасно, — вздыхая, сказал Леон. Это был фальшивый вздох, его обычная манера. — Ты же играл в свои игры с этим новичком Рено. Нет уж, ты сам заварил кашу, тебе ее и расхлебывать.

Рено. Арчи подумал о его отказе продавать конфеты, об этом нелепом бунте. Вспомнил о торжестве в голосе Оби, когда тот рассказывал ему о поведении Рено: а ну-ка, Арчи, поломай голову. Интересно, как ты теперь выкрутишься. Что ж, Арчи не привыкать — он выкручивался раньше, выкрутится и на этот раз.

И он принял решение.

— Минутку, — сказал он брату Леону. Положил трубку и принес из своей комнаты листки, вынутые Кокраном из учебника по истории США. — У меня здесь кое-какие цифры по прошлогодней продаже. Вы знаете, что в прошлом году еле-еле продали все конфеты? Ребятам уже надоело торговать. Тогда для того, чтобы заставить их продать двадцать пять коробок по доллару за каждую, понадобилась куча разных наград и бонусов. А сейчас у них по пятьдесят коробок на душу, за которые они должны получить по два доллара. Вот почему продажа буксует, а не потому, что кто-то играет в какие-то игры.

Дыхание брата Леона заполнило трубку, точно на другом конце линии находился не школьный учитель, а анонимный извращенец.

— Арчи, — сказал он угрожающим шепотом, словно информация, которую он хотел сообщить, была слишком ужасной, чтобы говорить о ней в полный голос. — Мне плевать на твои фокусы. Мне плевать, кто виноват — Рено, или твоя подпольная шайка, или общая экономическая ситуация. Я знаю только, что конфеты не продаются. А мне нужно, чтобы они были проданы!

— И как же, по-вашему, этого добиться? — спросил Арчи, снова пытаясь выиграть время. Странно: он ведь знал, что Леон сейчас в рискованном положении, и тем не менее всегда оставалась опасность недооценить учителя. За ним по-прежнему стоял авторитет школьных властей, а за Арчи была только его сообразительность да горстка ребят, которые без него ровно ничего собой не представляли. Чистые нули без палочки.

— Возможно, тебе надо начать с Рено, — сказал Леон. — Я полагаю, его следует заставить сказать «да» вместо «нет». Я убежден, что для тех, кто хочет провалить продажу, он стал своего рода живым знаменем. Симулянты, недовольные — они ведь всегда собираются вокруг мятежников. Рено должен продавать конфеты. И ты, и твои Стражи — да, я произношу это название вслух, — Стражи должны поддержать наше мероприятие всеми своими силами…

— Это звучит как приказ, брат Леон.

— Ты подобрал верное слово, Арчи. Приказ — именно так.

— Не очень понимаю, о чем вы говорите, брат Леон.

— Я объясню, Арчи. Если на продаже будет поставлен крест, на вас со Стражами тоже будет поставлен крест. Поверь мне…

Арчи подмывало ответить ударом на удар, заявить Леону, что он знает о его финансовых проблемах, но ему не дали такой возможности. Леон, этот сукин сын, повесил трубку, и Арчи в ухо ударили гудки отбоя.


Глава двадцать третья | Шоколадная война | Глава двадцать пятая