home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава двадцать девятая

Потрясающе!

Брайан Кокран складывал числа снова и снова, играя с ними, развлекаясь, точно он был жонглером, а они — чудесными игрушками, от которых нет сил оторваться. Ему не терпелось доложить о результатах брату Леону.

За последние несколько дней темпы продажи подскочили до небес. Именно так — до небес. Брайан даже чувствовал себя слегка хмельным от этих чисел — голова у него была легкой и немного кружилась.

Что же произошло? А шут его разберет. У этого крутого разворота, удивительного скачка, нежданного взлета эффективности торговли не было единственной причины. Однако свидетельства этой перемены не только лежали перед ним в виде цифр, но и наблюдались повсюду в самой школе. Брайан видел, как народ внезапно бросился торговать и как конфеты стали модой, повальным увлечением; так же было, когда в его другой школе, в начальных классах, все вдруг будто помешались на хулахупах, а еще через пару лет — на демонстрациях. Судя по слухам, Стражи развернули в защиту этого мероприятия особую кампанию. И это было вполне вероятно, хоть Брайан и не наводил дополнительных справок — он вообще старался держаться от Стражей подальше. И тем не менее он иногда замечал, как самые известные члены этой зловещей организации останавливают ребят в коридорах, проверяют, сколько они продали, и что-то угрожающе шепчут тем, кто не мог похвастаться серьезными результатами. Каждый день после уроков из школы выходили целые бригады, груженные коробками. Они заталкивали их в автомобили и разъезжались. Брайан слышал, что эти бригады буквально наводняют разные районы города, звонят и стучат во все двери подряд — массированный натиск, словно их всех наняли продавать дорогие энциклопедии за хороший процент с реализации. С ума сойти! Еще Брайан слышал, что четверым из этих энтузиастов удалось прорваться на одну из местных фабрик и загнать там за пару часов добрых три сотни коробок. Из-за всей этой лихорадочной активности Брайану вздохнуть было некогда: он собирал данные, а потом бежал вывешивать их на больших досках в актовом зале. Теперь здесь всегда было полно любопытных. «Эй, гляньте-ка! — завопил кто-то, увидев очередные списки. — Джимми Димере продал свои пятьдесят коробок!»

Это была темная сторона торговли — как общие поступления распределяются между отдельными школьниками. Брайан не знал, честная там ведется игра или нет, но брата Леона интересовали результаты, а не методы их достижения, и Брайан решил не копать слишком глубоко. И все же ему порой становилось не по себе. Всего несколько минут назад к нему в кабинет вошел Картер с полной пригоршней денег. Брайан относился к Картеру с подчеркнутым уважением — он был главой Стражей.

— На, держи, — сказал Картер, вываливая на стол все деньги, бумажки вместе с монетами. Это за семьдесят пять коробок — стало быть, сто пятьдесят долларов. Посчитай-ка.

— Сейчас. — Под пристальным взглядом Картера Брайан кинулся пересчитывать. Пальцы у него дрожали, и он предупредил себя: только не ошибись. Должно выйти ровно сто пятьдесят. — Тютелька в тютельку, — подтвердил он.

И тут произошло неприятное.

— Дай сюда список, — велел Картер.

Брайан протянул ему лист с фамилиями, напротив каждой из которых была клеточка для новых поступлений. Потом все это переносилось в основные списки на больших досках в актовом зале. Минуту-другую Картер разглядывал список, а потом велел Брайану раскидать выручку на несколько учеников. Под диктовку Картера Брайан принялся записывать: «Хьюарт — тринадцать… Делилло — девять… Лемойн — шестнадцать…» И так далее, пока все семьдесят пять коробок не были распределены между семью или восемью ребятами.

— Эти парни хорошо поработали, — сказал Картер, глупо улыбаясь. — И я хочу, чтобы они обязательно получили по заслугам.

— Ага, — сказал Брайан, понимая, что не стоит гнать волну. Разумеется, он знал, что ни один из выбранных Картером ребят не участвовал в продаже этой партии коробок. Но это его не касалось.

— Сколько народу на сегодняшний день уже выполнило норму в полсотни? — спросил Картер.

Брайан сверился с записями.

— Шестеро, считая Хьюарта и Леблана. С теми коробками, которые они добавили сейчас, у них получилось превышение. — Брайану удалось произнести это серьезным тоном, без тени ухмылки.

— Знаешь что, Кокран? А ты умный малый. Молодец. Схватываешь на лету.

На лету? Да они мухлевали с результатами целую неделю, и в первые два дня Кокран даже ни о чем не догадывался. Сейчас ему очень хотелось спросить Картера, действительно ли эти конфеты стали для Стражей важным делом, чем-то вроде заданий Арчи Костелло, но он решил на всякий случай смирить свое любопытство.

Еще через час-другой он собрал деньги уже за четыреста семьдесят пять проданных коробок — все чистоганом, — и львиную долю этой выручки привезли торговые бригады, которые возвращались в школу с бодрыми гудками, возбужденные успехом.

Когда пришел брат Леон, они вместе подвели итоги и выяснили, что всего на настоящий момент продано пятнадцать тысяч десять коробок с конфетами. Осталось только пять тысяч — или, точнее, четыре тысячи девятьсот девяносто, как подчеркнул брат Леон, по своему обыкновению придирчивый и щепетильный. Но сегодня Леона можно было не бояться. У него тоже, кажется, голова шла кругом — это было видно по его влажным глазам, которые искрились от удовольствия.

Он даже назвал Брайана по имени, а не по фамилии.

Когда Брайан спустился в актовый зал, чтобы опубликовать последние результаты, целая орава учеников приветствовала его рукоплесканиями и выкриками. Раньше Брайану никогда не устраивали оваций, и он почувствовал себя настоящим героем, кем-то вроде футбольной звезды.


Глава двадцать восьмая | Шоколадная война | Глава тридцатая