home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31

Боль была настолько сильной, что, даже придя в сознание, я не отважилась открыть глаза. Я попыталась вдохнуть, надеясь хотя бы при помощи воздуха унять страшную боль, но оказалось, что во рту торчал кляп.

Страх заглушил боль – я оказалась в коробке теснее гроба. Зрение здесь было не нужно – спиной и боками я чувствовала доски. Я догадывалась, что надо мной места тоже нет и голову нельзя поднять.

Прежде всего нужно было восстановить дыхание и сохранить оставшийся кислород. Но я была скована паникой и не могла ничего сделать.

Медленно я все же открыла один глаз. Лоб пронзила острая боль, брызнули искры. Сверху действительно оказалась доска, точнее, доски, а между ними рейки, и сквозь щели сочился дневной свет.

Это было не подземелье. Меня не спрятали в грунте. По крайней мере, не воплотились мои два главных ужаса.

Я дышала носом. Воздух оказался промозглым, а доски подо мной сырыми и холодными. Я снова закрыла глаза. Светлые полоски перед глазами превращались в янтарные капельки и плыли поперек век.

Уличный шум, казалось, был рядом. Шуршали машины, выли полицейские сирены. Но от сирен было мало толку, они были слишком далеко. Рядом разговаривали женщины. Целая группа говорила по-испански. Они шли по тротуару прочь от моего временного гроба.

Снова послышались голоса. На этот раз мужские. Они шли с противоположной стороны. Мерсер Уоллес. Он звал меня по имени, хлопал дверьми. Должно быть, я находилась где-то в доме По.

Конечно, они с Майком вспомнят эти жуткие рассказы о замурованных заживо, один из которых вывел нас на след убийцы. «Глухой и быстрый стук сердца», – говорилось в том рассказе. Мне он казался оглушительным. Конечно, они перероют здесь все, прежде чем уйти из этого несчастного домишки. Как По описывал этот звук, не дававший убийце покоя? Похожий на стук часов, обернутых в хлопчатобумажную ткань.

Голоса и шаги по тротуару приближались. Я лежала на спине, кисти рук были связаны под бедрами чем-то мягким. Видимо, это был мой шерстяной шарф. Руки распухли от недостатка крови. Не было никакой возможности освободить их или хотя бы пошевелиться. Тогда я дернула правой ногой, стараясь коленом постучать по деревянной крышке. Но пространства оказалось недостаточно: я смогла поднять ногу всего на пару дюймов – колено потерлось о доски, не издав никакого шума.

Зато в голове шум стоял очень сильный, а шея напряглась. Я билась головой в доски, но волосы смягчали удар, и казалось, что он не сильнее стука сердца.

– Что там?

Это был голос Майка, и я чуть не рассмеялась от облегчения. Как же глупо с моей стороны поддаваться панике, когда рядом мои друзья.

– Ничего, – ответила Кэтлин Бейли. – Просто подвал.

Разумеется, я заметила эту покатую крышу небольшой пристройки справа от входа. С той стороны тоже была дверь. Она выходила на соседнюю улицу, где мы перед этим кружили на машине, чтобы припарковаться. Сооружение казалось не больше кукольного домика. Неудивительно, что по обе стороны от меня теперь были доски. Поперечины, державшие на себе пол.

Дверь надо мной открылась, света сделалось больше. Я мычала с кляпом во рту, но звук оказался слишком тихим. Разговор Майка и Кэтлин окончательно заглушил меня. Кто-то на мгновение заглянул, потом закрыл дверь и довернул задвижку.

– Она просто дура, – сказал Майк. – Увидела пацана и помчалась за ним. Пойду к патрульной машине – может, она в полицейском участке.

Шаги удалились. Майк отправился к полицейским, чтобы те связались с участком и разыскали меня там.

– Кажется, она выходила из дома следом за мной, – сказала Бейли. – Она могла выбежать за ворота. Но я не видела…

Низкий голос Мерсера еще доносился до меня. Он звал к себе Майка.

– Алекс быстро плавает, но я не поставил бы на нее в забеге по пересеченной местности, – озабоченно говорил он. – Подобные гонки не для нее.

«Не бросай меня, Мерсер, – молилась я. – Смейтесь надо мной, но это же все как у По – слово в слово! Полицейские стоят над спрятанным телом и шутят. Издеваются над моим кошмаром и ничего не слышат».

Я изгибалась в деревянной коробке. Одежда терлась о старые доски. Здесь это звучало как гром, но почему-то никто снаружи его не слышал. Я попробовала грызть кляп. От недостатка воздуха сразу же закружилась голова. Я приказала себе лежать спокойно, пока кто-нибудь снова не подойдет к подвалу. Я приказала себе поверить, что кто-нибудь подойдет.

Сырость пропитала брюки. Меня колотило. Я стала двигаться, пытаясь высвободить левую руку из-под бедра. Она вышла примерно на дюйм и попала во что-то скользкое, жирное и холодное. Это что-то ползло.

«Это подпол, – говорила я себе. – Я дотронулась до слизня».

Но это был подпол Эдгара По, и, скорее всего, это был тот самый червь-завоеватель, ждущий меня в могиле.

Почему меня затолкали в эту дыру? И что со мной сделают, когда полиция уберется отсюда?

На этот раз послышались звуки из смежной комнаты наверху.

– Проверьте все, – я слышала, как говорит Мерсер. – Откройте каждую дверь.

Несколько пар ног застучали по дому. Хлопали двери, гремела мебель.

Закрыв глаза, я подумала про кухонный сервант и попыталась представить комнаты, но не смогла вспомнить ни одного платяного шкафа ни в кабинете, ни в спальне.

– Камин, – сказал Майк, – потайные двери. Они сзади?

Кто-то стал подниматься по узкой лестнице на второй этаж. Я могла сэкономить им время – наверху иголку негде было бы спрятать.

Кэтлин Бейли помогала чем могла. Отвечала на вопросы. У нее спрашивали, не случалось ли здесь подобное раньше.

– Никогда. Ничего подобного.

– Как насчет фундамента? – спросил Майк.

Его голос словно бы доносился со стороны крыльца, от входа.

– Эта сторона из сплошного камня, – сказал Мерсер. – Я проверю решетку слева.

Я услышала несколько ударов, затем треск древесины. Скорее всего, Мерсер решил заглянуть под крыльцо.

– Ты смотрел здесь?

Незнакомый, но долгожданный голос был рядом со мной. Человек открывал задвижку на двери подвала. Я снова заерзала. Наверняка раздавила червяка. Стала мычать.

– Там уже проверяли, – ответил кто-то. – Пусто.

Дверь, которую почти открыли, снова захлопнули.

Все небо был истерто – от попыток избавиться от кляпа. При глотании чувствовался привкус крови. Майк и Мерсер теперь находились с другой стороны, рядом со ступеньками парадного крыльца.

– Проедусь по району, – сказал Майк. – Ясно, что ее здесь нет. Наверняка проводит воспитательную работу с маленьким психом, который набросился на девчонку на детской площадке.

– Я не поеду, – сказал Мерсер. – По мне, лучше перевернуть этот чертов парк вверх тормашками. Она не ориентируется в Бронксе. Говорю тебе, она никуда не убегала.

– Тогда что с ней могло случиться? – горячился Майк. – Нас не было меньше десяти минут. Она заводится с полоборота, но я не знал, что она настолько нетерпеливая…

– Делай, как хочешь. Только оставь здесь хотя бы двоих в форме.

«Останься со мной, Мерсер, – молила я. – Пожалуйста, останься со мной…»

Я услышала, как Майк уходит.

– Если нужна собака, дай знать. Или сам обнюхай полы в поисках ее чертовой «Шанели», или чем там брызгается.

Полы. Вот о чем ему надо подумать. Прекратить свои дурацкие шутки и вытащить меня.

Я насчитала пять ступенек, когда Мерсер поднимался к передней двери. Казалось, пауки и черви уже ползли у меня по брюкам.

Минуты тянулись, и холодная влажность пробирала теперь до костей. Вот опять несколько человек вышли на крыльцо, разговаривая между собой. Потом один из них стал спускаться по ступеням, и заговорила Кэтлин Бейли.

– Вообще-то мы его не используем, – послышался ее голос. – Там слишком сыро, чтобы хранить вещи. Там пусто уже многие годы.

Кто-то опять подошел и остановился у входа, потом пригнул плечи и вошел внутрь. Вероятно, это был Мерсер, но сквозь щель виднелась лишь подошва большого ботинка и темные брюки.

Я уперлась плечами в пол и толкнулась бедрами. Я помнила, что замок «молнии» моей лыжной куртки был расстегнут до пояса, когда мы вошли в дом, и я стала тереться о доски животом. Едва слышный царапающий звук. Я рыдала с кляпом во рту.

Человек, стоящий над моей головой, замер и прислушался. Потом повернулся, опустился на колени и приложил ухо к доскам надо мной. Я снова стала ворочаться и мычать, давясь слюной вперемешку с кровью.

– Я нашел тебя, Алекс, – проговорил Мерсер. – Держись, сейчас я тебя вытащу.


Глава 30 | Заживо погребенные | Глава 32