home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 41

Наша встреча закончилась к полудню. Я позвонила Мерсеру домой и предложила встретиться в Ботаническом саду в два часа. Надо было снова поговорить с Зельдином.

Потом я набрала мобильный Майка, но опять включился автоответчик. Мои соболезнования и озабоченность не срабатывали – он не отвечал мне, поэтому я решила испробовать другой способ и наговорила ему в бездушный прибор:

– «Любуйся, детектив Чэпмен, до чего ты меня довел. Теперь я получаю о тебе информацию через Эллен Ганшер и схожу с ума от ревности. Ты догадывался, что это произведет такой эффект, не так ли? Она так хорошо играет со мной в песочнице, что я собираюсь взять ее с собой сегодня. Посмотрим, как она проявит себя в саду. Скотти отвезет нас в Бронкс, туда же приедет Мерсер. Не подумай, что я соблазняю тебя, чтобы ты вернулся к работе. Просто я подумала, что если вы с Эллен теперь перезваниваетесь, то тебе, наверное, захочется прогуляться с ней по любимым фордэмским местам. – Я сделала паузу. Все это звучало довольно нахально. – Ладно, бывай. Но без тебя мне трудновато выуживать щук из омута».

Большая фигура Скотти Тарена стояла в моих дверях.

– Зельдин на месте. Я навешал ему какой-то бред. Вроде того, что надо обсудить пожертвования Гвиди и его связи. Мы заедем через задние ворота с улицы Машолу, главный вход сегодня закрыт.

– А я считала, что они закрываются только в понедельник.

– Обычно так и бывает. На этой неделе они хотят устанавливать шатер за теплицей, поэтому у большинства рабочих сегодня выходной – они все будут работать сверхурочно. А в пятницу вечером там будет мероприятие по сбору средств. «Зимняя страна чудес», как он ее назвал. Наши данные будут у охранника. Я сообщу Мерсеру.

Около двух часов дня Эллен, Скотти и я остановились у домика охраны. Ограждение из кованого железа окружало вход. Охранник опустил пластмассовое окно и сообщил, что Зельдин ожидает нас в главной теплице, в стеклянном дворце, главной жемчужине сада.

Мы припарковались в назначенном месте, однако Мерсера пока что не было – наша машина оказалась единственной в пустом парковочном ряду. Сильный февральский ветер сбивал с ног, и мы быстро прошли по пустынным дорожкам сада. Вдоль дорожек стояли электрокары для гольфа – ими пользовались для передвижения по саду. За парадными дверями массивного здания тоже никого не оказалось, поэтому некого было даже спросить.

Под семнадцатью тысячами стекол умещался целый акр земли. Здесь было тихо и безмятежно. Мы пробыли в оранжерее почти десять минут, прежде чем из коридора появился рабочий. Он вошел в полукруглый вестибюль, окруженный зарослями пальм Нового Света. Окружавшие водоем пальмы уходили под купол здания.

– Извините, вы не видели мистера Зельдина?

Человек просто махнул рукой в направлении знака позади. Это был вход в тропическую долину.

Скотти двинулся первым. Эллен и я пошли за ним.

– Снаружи у меня даже задницу прихватило, а здесь прямо как в трейлерном парке моей теши, – проворчал он. – У меня тут все плавиться скоро начнет.

Он расстегнул пальто и ослабил галстук.

Новенькая бетонная дорожка пролегала среди густо насаженных деревьев и кустарников. Если бы не она, можно было подумать, что мы в гуще бразильских джунглей. Кругом были листья и ветви, под которые то и дело приходилось подныривать. Единственный шум издавали наши шаги и машина, разбрызгивавшая за деревьями воду.

Скотти уже начинал раздражаться.

– Зельдин? Есть тут кто-нибудь?

Его голос отозвался эхом, и я услышала шаркающий звук в маленькой хижине с соломенной крышей, она стояла в конце дорожки впереди нас.

– Что у них там? – спросила я.

На указателе с фотографией темнокожей женщины, мнущей в руках листья, Эллен прочитала:

– «Дом целителя».

– Уж я дам что исцелить этому засранцу. Здесь для меня не слишком жарко, – проговорил Скотти, смахивая ладонью пот со лба. – У них тут что, есть и обезьяны?

Над нами послышался шум, все подняли головы. Там проходила лестница из металлической сетки, окрашенная в темно-зеленый цвет и невидимая среди листвы. Она тянулась вверх вокруг пустого древесного ствола – ступеней на пятьдесят. Лестница вела к переходу, а тот тянулся вдоль всего леса. Рабочий в пятнистом комбинезоне поднялся с коленей и стал обирать с зарослей коричневые побеги.

– Эй, приятель. Ты не видел Зельдина? – спросил Скотти.

Человек откинул голову и прищурился.

– No comprende, secor. No lo se.

– У меня такое ощущение, будто я, вашу мать, в Санто-Доминго. Как вы думаете, этот парень здесь в качестве экспоната или действительно работает?

Неожиданный поворот направо опять вывел нас к какому-то помещению, похожему на поместье в викторианском стиле. Уровень влажности здесь был ниже. Над прямоугольным водоемом раскинулась и словно парила лоза – здесь росло множество водяных папоротников и каких-то других растений, окружающих статую обнаженной богини.

Скотти нагнулся, обмакнул платок в темно-зеленую жидкость и вытер лоб. Я не успела его остановить – он приложил эту слизь к лицу.

Помещение закончилось. Вниз, мимо обомшелых валунов и стены, вела наклонная дорожка. В самом низу, казалось, не ступала нога человека, здесь даже не пахло привычной средой обитания. Это был тесный и мрачный тоннель, уродливо обшитый гофрированным железом, и мне сделалось не по себе – до сих пор ощущались сырость и теснота, в которых я недавно побывала. Остальным обстановка тоже не нравилась.

Когда мы вышли наконец из тоннеля и поднялись вверх, то неожиданно уткнулись в Зельдина в окружении сухой африканской пустыни.

Скотти остановился, переводя дух после подъема. Зельдин сидел в своем инвалидном кресле, и мы с Эллен направились к нему. Тот явно услышал шаги, развернулся в нашу сторону.

– Надеюсь, вы без труда нашли меня.

Мы с Эллен ответили вежливо, но Скотти что-то проворчал позади. Я представила их.

– Детектив сообщил мне, что у вас есть ко мне еще вопросы, – проговорил Зельдин, растягивая слова. – Давайте спрашивайте.

Из соседней аллеи вдруг послышался смех. Я посмотрела в ту сторону и увидела двух подростков, одетых в широкие джинсы и спортивные свитера с капюшонами. За ними гнался третий с бидоном в руке.

– Я подумала, что поговорим у вас в офисе, – заметила Эллен.

– Милая леди, вас здесь никто не побеспокоит.

– Эти дети. Это школьная экскурсия или что? – спросила она.

– Боже мой, нет. Это всего лишь местные ребята – они делают здесь простую работу. Я показывал им плотоядные растения в соседней комнате – их это просто заворожило, – с улыбкой проговорил Зельдин.

– Кто это там плотоядный? – спросил Скотти, подходя к нам и протягивая руку Зельдину.

– Дионея, сарацения, – ответил Зельдин, тронувшись в сторону шумящих ребят. – Они неопасны для людей, детектив. В буквальном смысле они не едят плоть. Их листья реагируют на насекомых, которые садятся на них, и ловушка захлопывается. Секреция растения убивает жучков. Они гибнут и разлагаются внутри или голодают в емкости с жидкостью, пока не растворятся. Не очень красивая смерть, правда?

– Я не видел красивых смертей, – отозвался Скотти.

– Если не возражаете, сэр, – проговорила Эллен, – я здесь не для экскурсии по растениям. У нас вопросы, и вам, вероятно, потребуется ваш архив.

На Эллен невозможно было положиться, в отличие от моих обычных партнеров – Майка и Мерсера. Зельдин немедленно насторожился.

– Архив? В сообществе «Ворон»? Я уже показывал его мисс Купер.

– Нет, – продолжала Эллен. – Мы хотели бы поговорить о Джино Гвиди и его отношении к этому месту, к Ботаническому саду. Возможно, о его финансовых пожертвованиях.

– А, значит, он рассказал вам о чистке реки Бронкс?

Эллен задавала вопросы, а я слушала – настолько меня измотали последние дни. Кроме того, я напряженно ждала сообщения на мобильник о результатах исследования ДНК Масуана.

Эллен взяли на загородную прогулку из-за снайперской меткости Гвиди и возможной связи его со стрельбой в Ноя Торми. Теперь, однозначно, имя Гвиди подводило ее к месту смерти доктора Ичико. Пусть старается. Это все равно никуда не приведет. Признание Гвиди о навыках в стрельбе скорее всего не имеет значения.

– Нет, сэр, он не рассказывал, – ответила Эллен.

– Уверен, вы обращали внимание на объявления на шоссе, что предприятия или частные лица осуществляют поддержание определенных территорий за свой счет.

Мы согласно кивнули.

– Мистеру Гвиди очень нравится лицезреть собственное имя. Я не обратил никакого внимания на это в день смерти доктора Ичико, но чуть позже, после вашего визита в дом Эдгара По, я вспомнил об этом. Кон Эдисон осуществляет поддержку территории садов вниз по течению реки, также несколько местных корпораций взяли под свою опеку те зоны реки, которые протекают через районы их офисов. А Джино Гвиди выбрал участок с водопадом, потому что играл там еще ребенком. То место ему хорошо известно, мисс Ганшер. Я забыл об этом, потому что на табличке значится название его фирмы, а не личное имя.

– «Провиденс Партнерс», – сказала я.

– Да, да. Я не вспомнил об этом, когда впервые услышал о смерти Ичико, – объяснял Зельдин, продолжая катиться в кресле.

– Поэтому я и хотела встретиться у вас в офисе. – Эллен пыталась теперь быть более агрессивной.

Лицо у Скотти Тарена было бледным как полотно. Он снова обильно потел, и я подумала, что ему нехорошо.

Он кашлянул пару раз и заговорил с Зельдином:

– Может быть, вы встанете с кресла и пойдете с нами?

Ответ Зельдина был громким и резким.

– Не смешите меня, детектив. Я не могу этого сделать.

Трое мальчишек перестали носиться, когда услышали тон Зельдина. Самый высокий из них вдруг направился в нашу сторону.

И тут меня прошиб пот. Может быть, это было из-за сильной жары или из-за того, что к нам уже шли эти подростки.

– Позовите Синклера! – прокричал Зельдин капюшонам. – Приведите мне мистера Фелпса немедленно!

Те трое переглянулись и заговорили по-испански, но до них было пока что далеко и разобрать было трудно.

Эллен ухватилась за ручки кресла.

– Прошу прошения, сэр. Давайте просто успокоимся и вернемся в…

– Уберите свои руки, дамочка, – оборвал он ее, повысив голос.

Скотти стал дышать со свистом и хвататься за грудь.

– Скотти? Скотти?…

Подхватив его, я стала искать скамейку, и в этот момент «детки» бросились к нам. Один подбежал к боковой двери и запер ее, вынул ключ и присоединился к остальным.

Один из них прокричал что-то Зельдину, пробегая мимо него. Другой схватил Эллен, оторвал от пола и бросил на ветвистый кустарник. Не останавливаясь, они пронеслись мимо нас и устремились через туннель к основному выходу.

Эллен визжала так, что ее крики могли бы разнести вдребезги все стекла в округе.

Оставив Скотти, я бросилась к ней – она лежала лицом вниз, словно ее там что-то удерживало.

– Эллен!

Она протянула ко мне руку и повернулась лицом. Оно было залито кровью.

Я сошла с дорожки на камни, окружавшие гигантское растение. Encephalartos horridus – так было написано на табличке об этом необычном оружии. Все эти длинные ветви были усеяны шипами, с корней до самых его кончиков. Лицо Эллен и тело было буквально прошито ими. С трудом я вытащила ее из середины растения. Шипы торчали у нее из кожи, как ржавые гвозди из старой шпалы.

Я усадила ее на землю и ждала, пока рыдания прекратятся. Позади меня Скотти бормотал извинения. Он был все в том же состоянии и ничем не мог помочь.

– Вызови 911, Скотти! Сможешь?!

Эллен принялась дергать колючки со лба.

– Не трогай, – сказала я ей. – Давай лучше я попробую.

Из-за сильной боли она срывала себе кожу, стараясь вытащить колючки. Натягивая кожу пальцами, я вынимала впившиеся иглы.

Я снова взглянула через плечо. Скотти прислонился своей массивной фигурой к какому-то дереву, пытаясь набрать номер. Давно потерявший физическую форму, полный и покрасневший, он выглядел так, будто его вот-вот хватит сердечный приступ.

Я выхватила у него из рук телефон и набрала 911.

– Это только стенокардия, Алекс. Она пройдет.

– Оператор?… Да, срочный вызов. Ботанический сад. Внутри основной теплицы.

Последовала череда идиотских вопросов.

– Нет, оператор. Я не знаю, какой там перекресток. Здесь плохо офицеру полиции. Двум офицерам, серьезно ранены. Нам нужна машина «скорой помощи» и полицейские.

– Я не понимаю, мисс. Это преступление или медицинский вызов? – спрашивала оператор.

– И то и другое, черт возьми. Мы теряем драгоценное время.

Я продиктовала ей нужную информацию и отключила мобильник. Потом набрала номер Мерсера.

– Где тебя черти носят?!

– Я перед административным зданием. Я только что приехал, но никого вокруг нет.

– Теплица! Хрустальный дворец, помнишь?! Возьми охрану и пробирайся сюда бегом! Должна подъехать «скорая»! Я объясню…

Я бросила телефон на землю и стала удерживать Эллен. Она продолжала выдергивать шипы, все больше раздирая лицо.

Вдруг мне пришло в голову, что Зельдин и рта не открыл, хотя мог бы предложить помощь. Я оглянулась, но его и след простыл.


Глава 40 | Заживо погребенные | Глава 42