home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 45

Пока что кричать было бесполезно. Я не хотела, чтобы он связал меня и засунул в рот кляп, пока была хоть какая-то надежда остаться в живых.

– Идите сюда. – Синклер Фелпс ткнул ружьем мне в спину. – Вы уже взрослая девочка, так что пара камней будет вам под силу.

Вот в чем его замысел. Это будет обвал. Меня завалило камнями в пещере – бежала сломя голову, бог знает от чего. Поддалась панике, отчаявшись дождаться помощи. Это сработает, если никто не сможет связать факты – как это сделала я с его жертвами.

Я нагнулась и подняла большой камень – должно быть, он весил больше двадцати фунтов – и медленно пошла к входу в пещеру.

– Проходите сюда. – Он подталкивал меня ружьем. – Все эти истории про летучих мышей – выдумки. Они очень робкие существа. В крайнем случае вцепились бы вам в волосы.

Я углубилась в пещеру на пару футов. Но Фелпс толкнул меня дальше и велел бросить первый камень. Сам он светил фонарем. Десятки мохнатых зверьков гроздьями свисали со своих насестов.

– «Кружит в ночном дозоре нетопырь». Откуда это, мисс Купер? Узнали?

Я покачала головой.

– «Колизей».[43] Не из самых известных.

Он смотрел, как я опускаю камень.

– Аврора Тейт тоже сама делала себе гроб? – спросила я.

Фелпс рассмеялся:

– Вовсе нет. Заманить Аврору в то логово было намного проще, мисс Купер.

– Вам, я думаю, стоило только пообещать ей, что там будет героин.

– Высшего сорта. Самый лучший. Она прибежала, будто ребенок за бутылочкой молока.

– Почему там? Почему именно в том здании? Потому что это был дом По?

– Идите, – хмуро проговорил он, понимая, что я оттягиваю время. Однако мои слова его зацепили: нынешняя работа не предоставляла возможности блеснуть интеллектом, образованием и познаниями в литературе. Теперь он захотел воспользоваться шансом.

– Именно, – сказал он. – Но вообще так уж удачно совпало. Вы знаете этот рассказ, «Амонтильядо»?

Я тащила следующий камень и хромала, притворяясь, что подвернула лодыжку при падении.

– Образцовый рассказ о мести, – ответила я. – Конечно, знаю. Вы хотите сказать, что это была случайность? Просто подвернулась работа в этом здании?

– У хозяина там всегда шла работа. Сто лет назад эта хибара, наверное, была совсем непригодна для жилья.

– Аврора поняла, что вы задумали?

– Она была не настолько трезва, как вы, мисс Купер. И не так начитанна. Ей показалось забавным, что я был на этой стройке разнорабочим. Она любила под кайфом смотреть, как я работаю. В то утро я раздобыл для нее дозу, и она отключилась – спасибо, избавила от хлопот. Я знал, что это произойдет. Но когда я взвалил ее на плечо, поставил ногами за кладку и прижал к стене, она уже стала приходить в себя. Вы не представляете, какой у нее был взгляд, когда до нее дошло, что я задумал.

Он ошибался. В этот момент мне казалось, что я могу его представить.

– Она совершила предательство и заслужила эти последние жалкие секунды своей жизни. Это из-за нее я был лишен того, что предназначалось мне с четырех лет. Эта сучка принялась тянуть деньги из моего… – Фелпс запнулся. Но тут же продолжил: – Из человека, который вырастил меня. Она испоганила все мое будущее, она обрекла меня на нищету.

Я тащила свой третий камень, а взгляд бегал по лесу – не идут ли мои спасители.

– С детства я только и делал, что угождал этому человеку, хотя не был ему нужен. Он взял меня к себе, когда умерла моя мать, – проговорил Фелпс.

Об этом я знала от Джино Гвиди. Если бы я призналась, что нам с детективами известно все его прошлое, – неизвестно, как бы отреагировал этот ненормальный.

– Для чего же он взял вас, если не хотел видеть подле себя?

– Откуда мне знать, я был всего лишь мальчишка. Мать была у него в домработницах. Женщина, которая потом за мной присматривала, тоже работала на кухне. Она рассказывала, что вначале он хорошо относился ко мне. Несчастья начались позже, когда мне было лет восемь. Он вторично женился, и новая жена хотела своих детей. Разумеется, ей не нужен был какой-то побочный сын, от прислуги.

– А кто он был, тот человек?

Я таскала тяжелые камни, которые должны были стать моим гробом. Фелпс прислонился к пещерному своду и не спускал с меня глаз. Под мышкой дробовик, куртка застегнута до подбородка. Еще шарф и шляпа, так что его сумасшедшая башка не мерзла.

– Фелпс, Синклер Фелпс. Его исключили из наследства и не признавали как члена семьи. Эдгар По тоже не был по-настоящему усыновлен.

– Он дал вам свое имя? – спросила я.

– Я взял его сам, мисс Купер. Перед тем, как с Авророй расстаться. Не думал, что пройдет целых двадцать лет, прежде чем ее найдут. Даже не надеялся, что смогу так легко ускользнуть – я ведь тогда кое-кому признался сгоряча, – проговорил он, ухмыляясь. – Сами виноваты, что не восприняли меня всерьез.

– А какое ваше настоящее имя?

– Теперь, я думаю, это не имеет значения. Если бы кто-то даже связал исчезновение Авроры Тейт со студентом, который что-то болтал о галлюцинациях, он зашел бы в тупик. Студент просто прекратил свое существование. Одним студентом меньше. Да от него вряд ли можно было ожидать, что он сделает вклад в науку. И меньше одним наркоманом… Синклер Фелпс? – продолжил он. – Как бы вы ни пытались – хоть лучший из лучших детективов, целый отдел по нераскрытым преступлениям… и даже, как это называется, – поиск в Интернете. Вы найдете только покойника без наследников по мужской линии, который за всю свою жизнь почти не выезжал из Нью-Гемпшира. Есть масса журнальных статей и архивов, в которых описывается благотворительная деятельность этого крупного производителя бумаги. А мелкий смотритель угодий вообще никому не известен. Я заново себя создал.

На дальней дороге под нами я вдруг заметила свет машины – она двигалась очень медленно. Маяк на крыше освещал бело-голубые борта.

Фелпс моментально развернулся, затолкал меня обратно в пещеру и, уперев ружье в щеку, прижал к стене.

– Они найдут нас, вы знаете. Они это умеют, – говорила я. – У них с собой поисковое оборудование.

– Кажется, пещеры помогали Бен Ладену. Я тоже надеюсь на пещеру.

– Но почему именно здесь? – спросила я. – Почему вы стали смотрителем угодий в этих садах?

– Вам не кажется, что это прекрасный вариант? Во всяком случае, долгое время это было так. Я люблю работать на свежем воздухе – меня это никогда не утомляло. И именно так в моем представлении должен бы жить Фелпс. Дом XIX века. Сотни акров земли и растений. У меня есть время для поэзии, рядом – Зельдин с его коллекцией Эдгара По. У меня к собранию «Ворона» круглосуточный доступ. Если уж приходится зарабатывать на жизнь, мисс Купер, то это место совсем неплохое.

Фелпс отодвинулся и снова велел мне таскать камни. Из машины нас не заметили.

– Вы сравниваете себя с По? – снова спросила я. Вообще-то для этого был специальный термин в психиатрии. Но я была слишком напугана, чтобы его произнести.

– Я не так глуп, чтобы думать об этом. Мои работы не могут сравниться с ним, но для меня он был, скажем, вечным вдохновителем.

– Он и есть причина, из-за которой вы убили Аврору?

– Вовсе нет. У меня были собственные мотивы. Он просто подсказал самый блестящий способ, каким можно это сделать. Меня до сих пор заводит, как вспомню ее предсмертный лепет – до нее дошло под конец, что ее живьем замуровывают.

Камень выскользнул у меня из рук. Мысли путались.

– Постоянно со мной что-нибудь случалось. Снова и снова – то от меня отказывались, то оскорбляли меня, то я терпел фиаско. И я утешал себя тем, что По пережил то же самое и даже больше. А потом он стал величайшим автором своего времени.

Действительно, жизнь По была с самого рождения полна трагедий. Были все предпосылки для того, чтобы душевные муки сделали из него монстра, серийного убийцу. Не зря Аарон Китредж считает, что По и был им. Глядя на Фелпса, мне казалось, что именно так и обстояли дела.

– Может, скажете что-нибудь в мое оправдание, мисс Купер? После смерти Авроры я, можно сказать, стал образцовым гражданином, причем надолго.

– Пока не убили Эмили Апшоу.

– Эмили знала слишком много, – Фелпс вздохнул. – Пресса проявила такой интерес к скелету – она бы все разболтала. Надолго бы ее не хватило.

– Она знала вас как Фелпса?

– Это имя я тогда не использовал, но она знала отчима – называйте его как угодно, она знала его, знала мою историю.

Так же попался и доктор Ичико, подумала я, кладя очередной камень. Наверняка у него была информация о бывших пациентах. Он мог вычислить, кто такой «Монти».

– А доктор Ичико? – спросила я вслух.

– Этот тип оказался дурачком. От информации никакого толка, пока не начнешь использовать ее с умом. Доктору Ичико просто не повезло.

– Вовсе не дурак, если нашел вас, – сказала я, убирая песчинку, которая попала мне в глаз.

– Он лишь нащупал направление и стал искать человека по имени Фелпс. Он знал о моем увлечении поэзией По – это входило в психологический портрет, как он любил говорить. Ичико и занялся собственным расследованием. Решил узнать, состоит ли в сообществе «Ворон» человек с моим именем, и позвонил в справочную. В справочнике Манхэттена этот номер относится к дому Зельдина, мисс Купер. Но если вы посмотрите в телефонный справочник Бронкса, то увидите, что тот же телефон принадлежит заводу. И когда доктор позвонил туда, совпало так, что ответил я. Услышав, о чем он спрашивает, я притворился великим Зельдином и пригласил его все обсудить. Он был так горд тем, что обнаружил какие-то факты, и совсем не продумал следующие шаги.

Обхитрив доктора, Синклер Фелпс уже не мог остановиться. Теперь он боялся, что кто-то опять может потревожить его в его убежище, как это сделал когда-то детектив Китредж или – совсем недавно – доктор Ичико с Ноем Торми. Это мог быть кто-то, связанный с Авророй или Эмили. Он мог разворошить его спокойную жизнь и доказать убийство Авроры Тейт.

– А ваши подручные? Зачем они напали на Эллен? Зачем это-то было нужно?

– Если откровенно, мисс Купер, у них был приказ напасть на вас. Не знал, что они посадят вас на эти ужасные крючки. Но они часто плохо себя ведут. Я сказал им, что женщина будет задавать вопросы – вечно пытливая Александра Купер, – проговорил Фелпс. – Теперь мне понятно. Сегодня вам было не до разговоров. Они перепутали вас с той дамой.

Камней уже было по пояс. Моя жизнь подходила к концу.

Я снова вышла из пещеры, надеясь увидеть кого-нибудь. Остановившись, я сунула руку в задний карман брюк и нащупала вязаные перчатки. Оказывается, они все время были там. Я даже уколола кончики пальцев, когда вынимала их.

Шипы прочно застряли в перчатках. Я сунула их в карман и совершенно про них забыла. Кроме этих перчаток в колючках, у меня ничего не было.

Зажав их в руке, я взялась теперь за камень поменьше. Фелпс, прислонившись к большому валуну, вертел в руках тряпку. Дробовик лежал на камне. Скорее всего, Фелпс уже готовил для меня кляп и веревку – рвал ткань на длинные куски.

Второго шанса у меня не предвиделось. Если я не буду действовать решительно, то это будут мои собственные преждевременные похороны.

Я подошла к пещере. Фелпс был сбоку от меня. Он что-то сказал. Я повернулась, отставила камень в левой руке, а правой ткнула его в глаз. Одним движением. Что было силы. Синклер Фелпс взвыл и согнулся – колючки сделали свое дело. Замахнувшись камнем, я с силой опустила его и услышала хруст – так могли хрустеть только кости. Никогда не слышала более мелодичного звука.

Псы вскочили и взмыли вверх.

Я схватила дробовик с валуна и несколько раз выстрелила поверх голов. Собаки испуганно заскулили, прижимаясь друг к другу. Десятки мышей снова вылетели из пещеры и кинулись в небо.

С ружьем в руках я опять неслась с холма во весь дух.


Глава 44 | Заживо погребенные | Глава 46