home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава восемнадцатая

Неведомы причуды природы... То ли солнце стало пригревать сильнее, то ли мальчишки уже привыкли, но холодный полумрак пещеры показался им чуть более светлым и чуть более теплым. Перестал колотить неприятный озноб, растворился и исчез страх перед будущим.

Разбойники им не угрожали гибелью, и не досаждали особо. Правда и не кормили толком, но смерть от голода тоже пока что не грозила.

Реджинальдо все же приказал своим людям подстрелить пару-тройку бакланов или чаек, кто попадется. Это было не так уж сложно — один выстрел в гущу галдящих и мелькающих по каменистым склонам птиц убивал без промаха — только иди и собирай. И вскоре, уже через час, на костре аппетитно поджаривалась ощипанная тушка.

Ароматный горячий кусок мяса достался и пленникам. Жаль только, что слишком маленький.

А потом и вовсе повезло — в очередном походе за яйцами Жан-Мишель отыскал крохотный ручеек, больше похожий на струйку воды из не заткнутой бочки. Но и этого хватило с лихвой, чтобы заполнить бочонок и опустевшие бутылки из-под вина.

Жизнь потихоньку налаживалась...


Негритенок-найденыш оказался необыкновенно живучим. Ко всеобщему удивлению он стал поправляться буквально на глазах. Ночь прошла беспокойно, но уже утром он приподнял голову, огляделся вокруг и что-то пролепетал, еле слышное и непонятное.

Генрих пытался разобрать сказанное, но этот язык был ему неподвластен.

Реджинальдо, пребывающий после сытного жаркого в хорошем расположении духа, невзначай бросил:

— Вытащите вашего утопленника на солнце, пусть позагорает! — и сам же первый рассмеялся.

Шутка про «загорающего негра» насмешила не только остальных бандитов, но даже принца и Жан-Мишеля.

Впрочем, мальчишки последовали совету и вынесли негритенка из пещеры. Осторожно положили на проплешину из мха, присели рядом.

Мальчик тяжело дышал. На темном круглом лице ярко сверкали белки глаз, казавшиеся просто белоснежными. Он что-то пытался сказать, уже более отчетливо, но по-прежнему непонятно.


— Что он там бормочет? — заинтересовался подошедший Реджинальдо.

— Мы не можем понять, — ответил Жан-Мишель. — Должно быть, это какое-то африканское наречие.

— Ну-ка, занятно. Эй, парень, повтори! — сказал бандит негритенку.

— Нгеле малибо, нгеле...

— Да... И правда, не разобрать. Может, он испанский знает?

— ?Ti qui'en? ?De donde ti? (Ты кто? Откуда ты?)

Все тот же недоуменный взгляд и непонятный ответ.

Вокруг собрались остальные — все были рады хоть как-то поразвлечься, нещадно донимала скука.

— ?Toi qui? ?D'o`u toi? Du wer?


Ни французкий, ни немецкий не достигли цели.

— Тьфу ты, дьявол! Нет, он только что из джунглей, определенно! — в сердцах сказал Реджинальдо и отступился.


Генрих дал мальчишке напиться.

— Жан-Мишель, как думаешь, долго еще нам здесь торчать? — в голосе принца прозвучали тоскливые нотки. — Если бы хоть один корабль подошел, мы бы на него и вплавь бросились! Правда?

— Да, Анри... Мне очень хочется вернуться во Францию, хоть у меня и нет там дома.

— Ты ошибаешься... Я даю тебе слово, что теперь твой дом — весь Лувр.

Жан-Мишель усмехнулся и кивнул:

— Остались мелочи — в этот Лувр вернуться.


Негритенок словно прислушивался к их разговору. Потом приподнялся на локтях, посмотрел, далеко ли бандиты и поманил принца склониться пониже.

Генрих наклонился и мальчик зашептал ему в самое ухо:


— Я знать франчи... Я учить франчи там, в дом... Но я не хотеть говорить, это плохой люди, нехороший, злой... Я не хотеть, чтобы они слышать мой франчи...

— Ты понимаешь французский? — переспросил Генрих, не доверяя собственному слуху.

— Да, понимать... Я четыр месяц учить. В наш деревня был миссионер, он учить меня. Я ему служить, помогать.

— Как же ты попал сюда, на остров? — спросил Жан-Мишель.

— В наш деревня приходить охотники за рабы, они всех хватать, всех. Мой отец, мать, мой вождь. Старики убивать, всех. Детей забирать, в цепи. Вот, — негритенок протянул вперед руку. На ней четко были видны рубцы от наручников. И на лодыжках такие же натертые до крови отметины.

Генриха это нисколько не покоробило — он вполне разделял современные нравы и не был против работорговли. Но в сердце закралось сочувствие и жалость к этому мальчишке.

— Ну, а дальше-то что? Ты убежал? — нетерпеливо спросил Жан-Мишель.

— Нет. Не сразу. Нас посадить на корабль, а потом приходить большой буря. И весь корабль утонуть. Все, все утонуть!


Негритенок смолк. Круглые глаза заблестели еще сильней, он зашмыгал носом. Тяжелые воспоминания заставили его отвернуться.

Генрих понимающе ждал, когда тот сможет продолжить рассказ. Впрочем, продолжать-то было и нечего. Мальчишка вытер слезы и закончил:

— Я залезть в разбитый лодка и плавать, долго. Потом я ничего не помнить, я прийти здесь, на этот пещера.

— Лодка... Нам бы сейчас эту лодку... — вздохнул Генрих.

Громкий возглас прервал их печальную беседу:

— Эй, мошенники! Так-то вы встречаете своего атамана?

На тропинке показалось смеющееся и довольное лицо Витторио Брюльи. Он поднимался, пыхтя и отдуваясь.

— Ну и высоко же вы забрались! Не могли вырыть пещерку пониже?

— Да это же наш атаман! — развел руки в приветствии Реджинальдо. — Как же мы прошляпили твой корабль?

— За это я еще с вас спрошу, а сейчас принимайте груз.

Цепочкой, один за другим, по тропинке поднимались прочие члены команды, с ящиками и бочонками на плечах.

— Складывайте все у пещеры, там и так места маловато, — распорядился Реджинальдо.

— А где наш драгоценный пленник? — прищурился атаман. — Только не говори, что он помер!

— Что ты, Витторио, да мы с него здесь пылинки сдували. Вон он, со своей компанией.

— А, да, уже вижу. Здравствуйте, ваше Высочество! Как изволили почивать сегодня?

Брюльи сорвал шляпу и отвесил величавый поклон, по всем правилам этикета.

Генрих нахмурился.

— Вы собираетесь вернуть меня во Францию, не так ли?

Брюльи просто покатился со смеху:

— Браво, ваше Высочество! Лучшей шутки я не слыхал со дня своего рождения!

— Так какого же дьявола вы собираетесь делать? Вся королевская гвардия уже на ногах. Со дня на день здесь будет весь флот!

— Так, хватит болтать, — отрезал Брюльи, прекратив веселье. — Сейчас всем отдыхать, а завтра на рассвете выходим в море. Нам предстоит дальний путь.

— Куда? — спросил Реджинальдо.

— Пусть разведут костер. Вам ведь не мешает подкрепиться, не так ли? Вот за обедом я и изложу свой план. Да не сводите глаз с принца. Не хватало еще, чтобы он сбежал в последний миг.


И бандиты радостно захлопотали в предвкушении сытного пира.


* * * | Лилия и шиповник | Глава девятнадцатая