home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава тридцать вторая

Внутреннее убранство султанского сераля выглядело настолько пышным, что Генрих не сразу разглядел самого владыку. Султан Абд Ахмед аль-Мансур разместился чуть поодаль от входа, словно специально укрываясь от входящих. На низком золоченом столике стоял серебряный кальян с колбой из цельного хрусталя, и масляная лампа, дающая тусклый рассеянный свет. Позади повелителя невидимой тенью притаился переводчик.

— Подойди, подойди, принц. Я позволяю присесть рядом со мной.

Евнух с готовностью подтолкнул мальчика вперед, а сам быстро скрылся с глаз всемогущего повелителя, настроение которого менялось так часто, что не успеешь и глазом моргнуть, как останешься без головы.

Генрих прошел вперед, обходя высокие китайские вазы из тончайшего фарфора, стоившие целое состояние. Он сел на подушку и затаив дыхание, готовясь услышать любую новость, даже самую неприятную. Но султан смотрел почти равнодушно, сверкая масляными глазками. Затем вынул изо рта длинный чубук трубки, выпустив облако дыма к потолку из кедрового дерева. Протянув чубук мальчику, султан предложил:

— Попробуй, принц. Наверняка у себя во Франции ты такого не испытывал!

Генрих с сомнением покосился на кальян. Он не то что не пробовал, но даже и не видал раньше подобное приспособление.

Посчитав отказ с первых же мгновений разговора невежливым, Генрих принял чубук и втянул в себя воздух. В кальяне булькнула вода, а в горло мальчика проник горячий дурманящий дым. Генрих закашлялся, чем вызвал одобрительный смешок у султана. Потом принца повело, комната закружилась, все быстрей и быстрей, пока глаза не сомкнулись. В голове замелькали картинки, одна интересней другой, словно кто-то вращал большой разноцветный зонтик, схожий с радугой в полнеба.

Султан невозмутимо дожидался, пока принц не придет в себя. А дождавшись, произнес:

— Слаб ты, совсем еще мальчик. С первой же затяжки потерял разум. А ведь собираешься править!

— И вовсе я не слаб! — воспротивился Генрих. — Я могу еще!

— Ладно, хватит уж. Я с тобой беседовать хочу, а не разглядывать, как ты спишь. Расскажи мне, как ты попал в мою страну. Я слушаю со вниманием...

— Великий султан... Я и сам еще не очень хорошо понимаю, как оказался в твоих владениях, — и принц принялся рассказывать... — Началось все в тот день, когда банда разбойников похитила меня из замка на морском побережье. Эти негодяи провезли меня в корабельном трюме на безлюдный остров, где продержали почти неделю. Потом по счастливой случайности я оказался на борту фрегата, что разыскивал меня. Бандиты получили выкуп и скрылись, а корабль отправился к берегам Франции. Я думал, что все завершилось, но налетел ураган. Я случайно упал за борт, меня подхватил смерч и унес в неизвестном направлении. И вот я оказался на берегу страны, название которой я тогда не знал. Меня и моих друзей приютили жители какой-то деревни. Наутро появились твои воины и привезли меня в этот город. Вот и вся история, что со мной произошло. А теперь я лишь надеюсь на твое великодушие...

Султан молчал, лишь потягивал кальян. Он внимательно слушал переводчика, но о чем были его мысли? Наконец кивнул и сказал, плавно растягивая слова:

— Увлекательная история... Ты много испытал и теперь знаешь, что кроме дворцов существуют и хижины. Будущему правителю надо беспокоиться о своих поданных, уж я это прекрасно знаю. Мои воины ни в чем не нуждаются! И ты сам можешь увидеть результат — неверные уже не один десяток лет пытаются завоевать Танжер или Сеуту, но мои храбрые алькаиды сражаются, словно львы! И если король франков пожелает вступить со мной в схватку, то потеряет свою армию всю, до последнего воина. Если ты попадешь домой, то передай отцу мои слова.

Генриха резануло это коротенькое «если» и он стиснул зубы. Султан продолжил:

— Сотник, что привез вас сюда, рассказал мне про забавное поведение твоего «брата», как ты его называешь. Он устроил целое представление, развлекая моих нукеров. Расскажи про этого мальчика и про то, как он спасал тебе жизнь.

— Великий султан... У этого мальчика есть некий дар предвидения. Он иногда может предсказать надвигающуюся на меня смертельную опасность. Трижды у него это получалось, потому я и жив до сих пор.

— Аллах наградил его или же это дар дэвов? Не знаю, не знаю... Странный мальчик... Пожалуй, я велю присматривать за ним получше. Что если он в силах насылать проклятия?

— Нет! В его сердце нет зла! Я готов за него поручиться!

— Ты еще слишком юн и вряд ли сможешь поручиться даже за себя самого... Ну да оставим это!..


Султан поднял ладонь кверху — по этому знаку в комнату бесшумно вошел слуга, унес кальян. Вместо него поставили на столик серебряный поднос с несколькими блюдами не слишком привлекательного вида. Генрих вспомнил сушеную саранчу и переглотнул. Султан взял с подноса одну тарелку, протянул гостю и сказал:

— Принц, отведай вот это лакомство. Это зерна граната, сваренные в меду. Очень, очень сладкие. Отведай!..

Генрих нерешительно принял легкую тарелочку. Как это есть, руками? Султан ждал, с легкой усмешкой наблюдая замешательство гостя. Мальчик вздохнул и обмакнул в тарелку пальцы. Зачерпнул немного мягких коричневых зернышек, поднес ко рту. И правда, приторно-сладкий вкус Генриху пришелся по душе, такого он еще не пробовал даже на роскошных пиршествах в Тюильри и Версале.

— Вижу, понравилось. Это блюдо будет еще вкуснее, если зазвучит приятная музыка. Эй, вы там, начинайте!


На этот приказ в комнату вошли четверо музыкантов в ярких праздничных одеяниях. Они разместились прямо на полу и полилась тягучая арабская мелодия. Генрих присмотрелся, его заинтересовали инструменты необычных для европейца форм. Один из них, rebab, нечто вроде маленькой примитивной скрипки. Музыкант поставил скрипку на бедро и водил по ней небольшим смычком. У второго инструмент назывался «пау», это косая флейта из тростника. Третий играл на инструменте, похожем на лютню с тремя струнами, а у четвертого между колен был зажат тамбурин.

Султан вновь еле заметно качнул ладонью и, повинуясь этому знаку, в комнату впорхнули разряженные в шелка девушки. Их лица прикрывала сиреневая вуаль, на плечи ниспадал полупрозрачный платок. Босыми ногами они плавно кружились в замысловатом танце, позвякивая блестящими украшениями. Обнаженный живот колыхался, словно прибрежная волна. Пупок украшал переливающийся драгоценный камень.

Едва Генрих увидел сей прекрасный танец, как у него перехватило дух. Щеки заалели, в груди разлилось одуряющее разум тепло. Мальчик был именно в том возрасте, когда ребенок превращается в юношу, а значит, любой намек на женскую красоту воспринимался им, словно кинжальная рана в сердце.

Султан ухмылялся, искоса поглядывая на принца. Неспроста он устроил этот небольшой праздник, неспроста... Хотел он смутить гостя, чтобы затуманенный гашишем и женскими чарами мальчик раскрыл какие-то секреты? Кто знает...

Но прошла минута, за ней другая, а затем Генрих перестал воспринимать происходящее — веки стали тяжелыми, непослушными. Мальчик откровенно зевнул, прикрывая пальцами рот.

Повелитель Марокко мановением руки отослал музыкантов и танцовщиц. Посмотрел на полуспящего принца, покачал головой.

— Эй, кто там! Возьмите его и отнесите в летние покои. Пусть его ночь будет светлой, во имя Аллаха!..

Вошел с поклоном евнух, принял мальчика на руки и унес в определенную гостям спальню.

И первая ночь во дворце была действительно тихой и спокойной, никто не смел потревожить сон наследника французского престола...


Глава тридцать первая | Лилия и шиповник | Глава тридцать третья