home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



49

Дата/Время: — 08.03.24 года Хартии

Место: Плавучий остров между Футуна, Нукуфетау и Ротума

Округ Тувалу включает девять атоллов, и самый южный из них — Ниулаките. Это — известный географический факт. Но через полтора века, в восьмидесяти милях к юго-востоку от Ниулаките, над водой появится десятый атолл — Лаеманау. В начале над поверхностью моря начнут появляться рифы его будущего западного берега, потом — длинный полумесяц, вытянутый с севера на восток, а потом — рифовый барьер вокруг сорокамильной лагуны. Ну, а пока Лаеманау — это мелководная коралловая банка, где хороший дайвер может кое-где добраться до живописного дна даже без акваланга. От островов Футуна-и-Алофи до этого будущего атолла примерно полтораста миль на северо-запад, а от острова Ротума — немного меньше двухсот миль на восток…

Утром, 8 марта, около 9 утра, Микеле Карпини завтракал вдвоем с младшей дочкой. Майор Чубби Хок прилетала домой на пару дней, и снова исчезла в тумане, а вчера вечером смылась Флер вместе со своим бойфрендом. В итоге, сегодня получился простенький завтрак в виде яичницы с беконом на две персоны. По сложившейся семейной традиции, на финальном этапе завтрака, Микеле сидел в любимом кресле-качалке с сигарой в одной руке и чашечкой кофе в другой, а Люси читала ему самые любопытные интернет-новости и крутила видео-ролики.

— Па! Смотри! Это же круто! Давай слетаем, все равно тебе сегодня нечего делать!

— Детка, — проникновенно сказал Микеле Карпини, — Из того, что у меня сегодня нет лекций и не намечено плановых мероприятий в ассоциации агро-инженеров, еще не следует, что мне нечего делать.

— Но ты ведь даже не спросил, что там!

— Хорошо, я спрашиваю: что там?

— Вот!!! — гордо объявила Люси, поворачивая ноутбук экраном к нему.

07.03, 22:00, ITV «Pulso de la Dia».


Как уже сообщалось, 2 марта закончился 10-летний срок каторжных работ известного гражданина Наллэ Шуанга с Нукуфетау (округ Тувалу). 3 марта он и его vahine, Эстер Блейз гражданка США из Финикс, штат Аризона, вылетели из Макасо (Республика Мпулу, Транс-Экваториальная Африка) и 4 марта прибыли в аэропорт Мотулало.

Это событие вызвало ажиотаж среди жителей Нукуфетау и окружающих островов, и первые три дня сен Шуанг был практически недоступен для представителей прессы. Только сегодня вечером корреспонденту «Pulso» удалось поймать Наллэ и Эстер в их новом fare на Мотумуа-ислет. Полную видеозапись можно увидеть по ссылке, а ниже представлены фрагменты, которые, на наш взгляд, наиболее интересны читателю.

Папуа.


Корреспондент: Наллэ, со времен событий десятилетней давности, в регионе Папуа — Новая Гвинея многое изменилось. Как ты оцениваешь эти изменения?

Наллэ Шуанг: Разумеется, позитивно, если я, в общем, за это и боролся. Я рад за тех людей, которые теперь свободны от физического и психического насилия со стороны религиозно-политических сил неоколониального типа. Я искренне обрадовался смене политической системы в Папуа в сентябре, а теперь радуюсь независимости Западной Новой Гвинеи — Хитивао. Конечно, есть и неприятные моменты, но это жизнь.

Корр.: Ты имеешь в виду акты насилия над определенными социальными группами?

Н.Ш.: Репрессии в отношении этих групп необходимы. Но не надо превращать их в геноцид. Надеюсь, что в Хитивао таких ситуаций будет меньше, чем было в Папуа.

Корр.: А как ты сейчас оцениваешь свою акцию, проведенную десять лет назад?

Н.Ш.: Я поступил так, как считал правильным, а суд сделал то, что сказано в Хартии.

Корр.: Но, в итоге, вышло по-твоему?

Н.Ш.: Знаешь, это не важно. Ты пытаешься упростить ситуацию, а жизнь никогда не бывает так однозначна. В ней часто оказываются правы и судьи, и осужденные.

Корр.: Или и те и другие оказываются неправы?

Н.Ш.: Да. Любая сторона всегда в чем-то неправа. Это жизнь, как я уже сказал.

Африка.

Корр.: А что ты скажешь о режимах в Транс-Экваториальной Африке?

Н.Ш.: Военные диктатуры. Другого там и быть не могло. Позитив в том, что это — прогрессивные военные диктатуры, а не регрессивные, как до войны 20-го года. Полковник Нгакве стал президентом Мпулу в ходе прогрессивного переворота.

Корр. А что позитивного в генерале Ндунти, который как был диктатором Шонао до войны, так им и остался после нее?

Н.Ш.: Силой обстоятельств, в ходе войны он встал на сторону прогресса.

Корр.: А если завтра, силой обстоятельств, он встанет на противоположную сторону?

Н.Ш.: Нет. Он понял, что прогресс — это сила. Объективная сила. Она не зависит от политической конъюнктуры. Где ты видел диктатора, который откажется от силы?

Корр.: Логично. Но эту объективную силу он направляет на завоевательные войны.

Н.Ш.: Да. В Центральной Африке уже пятьсот лет так: или ты жрешь, или тебя жрут.

Корр.: Это тоже логично, но Ндунти и его партнеры по Лиге — полковник Нгакве и зулусский король Тумери — уже переносят войну за пределы Центральной Африки.

Н.Ш.: Разумеется. Ведь это не их война. Она пришла к ним из Аравии и Европы.

Корр.: Ты хочешь сказать, что она туда и вернется?

Н.Ш.: (пожимает плечами): Ты сам это сказал. Мне нечего добавить.

Корр.: Эстер, а твое мнение? Ты ведь жила в Африке дольше, чем Наллэ.

Эстер Блейз: Несколько дольше. Я приехала в голодную, кошмарную бедствующую страну, где ни один человек не чувствовал себя в безопасности. А четыре дня назад я улетела из страны, где живут бедно, но… С драйвом. Там есть тяга к агрессии, и это печально. Но это неизбежная оборотная сторона того, что люди почувствовали себя людьми. Они теперь сыты, вооружены и могут постоять за себя и за свои семьи. Там, конечно, нет той демократии, которая у меня на родине, но там нет и унизительного рабства и бесправия, которое было до войны.

Корр.: Что-то вроде «Дикого Запада» из истории твоей родины?

Э.Б.: Я не думала об этом. Но сходство действительно есть.

Корр.: Ты будешь скучать по Мпулу, по своему дому в Макасо?

Э.Б.: Конечно! И по друзьям тоже. Сильно заскучаем — приедем туда в гости.

Н.Ш.: Точно! Тем более, мы всем обещали, что обязательно приедем.

Меганезия.

Корр.: Наллэ, какие у тебя ближайшие планы? Семья? Политика? Наука? Бизнес?

Н.Ш.: Во-первых, семья и дом. Во-вторых… Наверное, это ближе к бизнесу.

Корр.: Можно спросить, что — это?

Н.Ш.: Интересный проект, о котором мы говорили с Торресом, когда он приезжал в Мпулу. Тогда мы не могли его начать. Он был координатором, а я — каторжником. В прошлом году, когда Торрес вернулся в фирму «Magellan-XXI», он с Флэггом, своим партнером, и с моими родичами, при моем виртуальном участии, стал это развивать.

Корр.: Можно я снова спрошу, что — это?

Н.Ш.: Еще до каторги я занимался поселками на океанском мелководье, где глубина порядка двадцати метров. Тема удалась, как ты знаешь.

Корр.: Еще бы! Эти поселки сейчас называют «шуангеро», ты в курсе?

Н.Ш.: Да. Так вот, Торрес и Флэгг в это же время занимались расширением мелких островков, их достройкой плавучими газобетонными понтонами. Тема тоже удалась.

Корр.: Еще как! Их фирма «Magellan-XXI» на этом и поднялась!

Н.Ш.: Правильно. И мы решили объединить эти идеи. Сейчас фирмы, добывающие минералы в океане, поднимают на поверхность огромное количество измельченной породы, большая часть которой потом выбрасывается обратно. А ведь это готовый полуфабрикат для газобетона. Тысяча тонн породы — это пять тысяч кубометров газобетона, или три тысячи квадратных метров плавучего острова.

Корр.: И на какой стадии сейчас этот проект?

Н.Ш.: На стадии прототипа. Позавчера он был отбуксирован на коралловую банку Лаеманау, 300 миль к юго-востоку отсюда. Газобетонный плавучий атолл. Кольцо внешним диаметром четыреста метров и внутренним двести. Площадь 9 гектаров. Называется это: «Solar Iceberg». Да, разумеется, внутрь есть проход для катеров.

Корр.: А этот прототип будет открыт для публики?

Н.Ш.: Да, с завтрашнего утра. Но стартовый фестиваль там будет через неделю.

Фестиваль

Подробно о фестивале «Solar Iceberg», который официально откроется 15 марта, но неофициально начнет работать с завтрашнего дня, можно прочесть на сайте фирмы «Magellan-XXI», на личном блоге сена Шуанга а также на сайте самого фестиваля.

— Пожалуй, ты права, — сказал Микеле, — Это любопытно.

— Ну! Я же говорю: давай полетим сегодня, а то завтра туда прилетит толпа людей, там будут толкаться, наступать на лапки, и еще, расхватают все самые классные призы!

— Призы в бросалку, надо полагать, полагается выиграть мне?

— Ну, папа, тебе же не трудно!!!

— Детка, если я буду часто повторять этот фокус, меня перестанут пускать на ярмарки.

— Вот и ничего подобного! Туда даже Рона с Пумой пускают, хотя Пума там вообще хищнически себя ведет. Прикинь, это же для коммерсантов по-любому реклама!

— Тебе не говорили, что ты чудовищно-циничный ребенок?

— Конечно, говорили! А что я могу сделать?

— Пожалуй, ты можешь налить мне еще кофе, и одеться во что-нибудь, пока я его пью. Полагаю, ты не намерена лететь совсем голая?

— Ага! А ничего, если я еще позвоню одному парню?

— У тебя появился парень?

— Ну, не то, чтобы парень, — слегка сконфуженно ответила она, наливая кофе, — а так, хороший знакомый. Типа, по бизнесу.

— У тебя еще и бизнес появился?

— Ну, не то, чтобы бизнес, а так, хобби, но если повезет, то потом получится бизнес.

— По крайней мере, скажи, из какой это области.

— Чисто по технике. Всякие проекты летающих штучек.

— Проекты ладно, но если увижу тебя за штурвалом, то надеру твои красивые ушки. А теперь бегом одеваться. Я докуриваю, допиваю кофе, и мы летим.

По итогам этих событий, старый фиолетовый «Safari» с рисунком летучей рыбы на фюзеляже, простой и надежный, как каменный топор неандертальца (любимая флайка Микеле) взлетел с Футуна примерно в десять утра и через полтора часа приводнился в лагуне гигантского кольца, дрейфующего на месте будущего атолла Лаеманау.

Разумеется, плавучий атолл уже начали осваивать тувалийские бизнесмены. Простой ландшафт газобетонного кольца оживляли яркие разноцветные полусферы, конусы, пирамиды и кубики надувных шатров — кафе и мини-маркетов, и площадки обычных фермерских аттракционов типа «врежь молотом по наковальне», «залезь на гладкий столб» и прочее в том же роде. Приметную сикораку Хагена Люси разглядела еще с воздуха — она была припаркована к причалу, и владельца на ней уже не было. Далее сработала логика и психология — они подсказывали, что человек обычно ищет тот вид деятельности, который более всего соответствует его профессиональным навыкам.

Когда они добрались до аттракциона «зааркань зверя», искомый персонаж уже успел отличиться — он стоял с сигаретой в зубах, держа под мышкой огромную пушистую игрушечную панду.

— Ни фига себе! — воскликнула Люси, — Ух, какая классная! Кстати, привет! Папа, это Хаген с Ротума. Хаген, это папа Микеле.

— Aloha, сен Микеле, — Хаген отвесил легкий поклон.

— Iaora. Можно просто «Микеле», без церемоний. Я, знаешь ли, простой фермер.

— ОК, понял… Люси, держи, — он протянул ей выигранную панду…

— Ну ваще! Ура! Я буду впадать в детство! А ты не видел, где бросалка?

— Которая с бумерангом? — уточнил Хаген.

— Ну, да!

— Вон там, а что?

— Щас увидишь. Па! Пошли за призом!

Аттракцион «проскочи кольца» числится среди самых азартных. Пять стандартных гимнастических обручей, закрепленных на высоких столбах, расставленных по дуге, требуется пробросить классическим австралийским бумерангом, а стоять при броске следует перпендикулярно их осям. На это клиенту дано три попытки. Если бумеранг пролетит через одно кольцо, то призом служит что-нибудь вроде сувенирной чашки. Пролет через два кольца тянет на приличный компас или радиоприемник. И далее по возрастающей. Пробросить пять колец считается почти невозможным делом, так что призы тут уже на существенные суммы — несколько сот фунтов.

Микеле заплатил пятерку, взял бумеранг, взвесил его в руке, покрутил так и сяк, и небрежно метнул. Легкий планирующий снаряд описал в воздухе замкнутый цикл и вернулся ему в руки. Не было пройдено ни одного кольца, но окружающая публика заинтересовалась — такой бросок уже говорил о том, что играет не новичок.

Микеле снова покрутил бумеранг в руках и бросил. На этот раз получилась сложная восьмерка, завершившаяся в руках у игрока, но без результата. Мимо. Зрители слегка разочарованно загудели — они предполагали, что хоть одно кольцо будет пройдено.

Микеле покачался с пятки на носок и метнул бумеранг опять с той же кажущейся небрежностью. Снаряд взмыл высоко вверх, и начал полого пикировать, описывая длинную кривую… Зрители на секунду застыли… и разразились оглушительными воплями — потому что бумеранг спокойно пролетел сквозь все пять колец.

Распорядитель аукциона почесал в затылке и внятно произнес:

— Охуеть… В смысле, я хотел сказать, вы выиграли суперприз…

— Мне иногда везет, — доверительно сообщил ему Микеле.

Тем временем, Люси по-хозяйски окинула взглядом четыре возможных суперприза и ткнула пальцем в большую картонную коробку полутораметровой длины.

— Вот это!

— А оно в нашу флайку влезет? — подозрительно спросил Микеле.

— Влезет, если сложить заднее сидение, — уверенно сказала Люси.

— Пожалуй… А ты влезешь рядом со мной на переднее сидение вместе с этой фауной?

— Конечно, па, — она прижала к себе игрушечную панду, — Мы ведь с ней некрупные, правда, зверь? «Зверь», которому нажали кнопку на пузе, утвердительно заворчал.

— Ладно… — вздохнул агроинженер, — А по весу?

— Полцентнера ровно, — проинформировал распорядитель.

— Все ОК, — добавила Люси, — Мы с тобой вдвоем весим сто тридцать, а «Safari» по сертификату берет двести двадцать. Так что еще с запасом!

Микеле задумался, а потом махнул рукой.

— Уговорила. Берем.

Хаген крякнул, и взвалил приз на роликовую тележку (и где он успел ее раздобыть?).

— Люси! Показывай, куда везти.

— Туда! — она показала в сторону припаркованного в двух сотнях метров от них «Safari».

— Тебе помочь? — спросил Микеле.

— Нет, и так нормально…

— А хоть что это такое?

— Я тебе дома покажу, — выпалила Люси, прежде чем Хаген успел открыть рот, — А тут танцуют! Ну что вы оба тормозите? Давайте, уже быстрее грузим коробку, и пошли!!!


предыдущая глава | День Астарты | * * *