home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



76

Дата/Время: 19.03.24 года Хартии.

Хониара. База ВМФ и Преторианской гвардии

Невозмутимый и неулыбчивый преторианец отработанным жестом указал на дверь в светло-сером барьере, украшенном сверху двумя рядами колючей проволоки.

— Сюда, пожалуйста, сен Карпини.

— Благодарю вас, — сухо сказал агроинженер, толкнул дверь, прошел через короткий тамбур, толкнул вторую дверь и оказался в углу миниатюрного квадратного дворика, огороженного с трех сторон таким же барьером с «колючкой». Четвертую сторону занимал стеклянный павильон, оборудованный как single-room в недорогом отеле. На платформах, поднятых над углами дворика, виднелись фигуры часовых.


А потом Чубби, сидевшая на бамбуковой скамейке за бамбуковым же столом, под карликовым панданусом посреди дворика, отбросила журнал с яркой обложкой, порывисто вскочила, в два прыжка оказалась рядом и повисла у него на шее.

— Микки! Большой пушистый Микки! Я соскучилась!

— Я тоже, соскучился, маленькая глазастая Чубби.

Он обнял ее и уткнулся лицом в ее светлые жесткие волосы.

— А ты мне позавчера снился! — объявила она, — Представляешь, я видела длинный-длинный сон про то, как ты первый раз поил меня домашним вином из самоанского винограда. Помнишь, мы прилетели с тобой из Лантона, ты показывал мне ферму на Алофи, а потом предложил выпить стаканчик молодого вина?

— Я предложил не «стаканчик», а «капельку». Это не мера объема, а мера…

— О! Эта капелька так ударила по моим юным мозгам! — перебила Чубби, — Я осознала смысл своих действий только где-то под утро.

— Ближе к полудню, — уточнил он, — Ты проворчала, что сено колючее, и царапается.

— Между прочим, оно действительно царапалось! Оно каждый раз царапается. Ужас!

— Но ты говорила, что это тебя возбуждает.

— Да, но если бы оно научилось возбуждать меня не царапаясь, это было бы лучше!

— Любовь моя, ты когда-нибудь видела самообучающееся сено?

— Нет. Но мало ли, чего я не видела? Например, я до тебя не видела таких красивых, сексуальных, изобретательных мужчин. Это ведь не значит, что тебя не бывает?

— Я бываю, — ответил Микеле и бросил взгляд на двух охранников-преторианцев на вышках, — Симпатичные у тебя тут мальчики.

— Ага, — негромко подтвердила она и потерлась носом о его щеку, — Они специально отобранные. Знаешь, какой конкурс в преторианскую гвардию?

— Догадываюсь. А зачем здесь этот цирк-шапито с постами на вышках и стеклянной крышей? В вооруженных силах не хватает камер видеоконтроля?

— Наверное, судьи доверяют преторианцам больше, чем электронике. В этом есть своя логика. Никто никогда не знает точно, на кого работает некая компьютерная система.

— Как будто с людьми не то же самое, — фыркнул он.

Чубби совсем домашним движением взъерошила ладонью волосы на его макушке.

— Ну, милый, я же сказала: СВОЯ логика. Чуть-чуть извращенная, если на мой взгляд. Между прочим, я сижу в архитектурном памятнике эпохи Конвента. Он называется «Prison Solarium». До революции тут был частный зоопарк одного плантатора. Когда плантатор смылся, зоопарк национализировали и переделали для социальных нужд.

— А кого здесь держали? — поинтересовался Микеле.

— Плантатор держал крокодилов. Поэтому — бассейн и травка. А скамейку и столик тут поставили уже потом, по просьбе капитана Ланзара, командира стрелков Батакской Армии Сопротивления. Его тут держали два дня, в середине первого года Хартии, а на третий день — расстреляли по приговору трибунала, из пулемета вон с той вышки.

Микеле повернулся в направлении, куда она указала рукой. Пулемет (конечно, уже новый), стоял на том же месте. Рядом прохаживался невозмутимый преторианец…

— Шутки у тебя, любимая, как у бойфренда нашей Люси.

— Наверное, я от него заразилась, — предположила Чубби, — Кстати, как он тебе?

— По-моему, хороший парень, хотя, как выражается молодежь, немного стремный.

— А, по-моему, Люси такой и нужен, — заметила она, делая шаг назад и окидывая его внимательным взглядом, — А знаешь, ты здорово выглядишь. Даже хочется за тобой поухаживать. Садись на историческую скамейку, а я сварю тебе какао. У меня есть раритетный аккумуляторный электро-котелок. Наверное, это первый такой котелок в Океании. Судя по лейблу, он сделан партнерством «Ta-o-Vave» Тонга, 22 года назад.

Чубби метнулась в стеклянный павильон. Микеле видел, как она наливает воду в потускневшую от времени алюминиевую емкость и насыпает порошок из пакета.

— А я тут на днях имел удовольствие заниматься агротехникой на их современной продукции! — крикнул он, — Мини-трактор «Jirafa», что-то наподобие пластикового трехколесного детского велосипеда с моторчиком. Но работает, что характерно!

— Где это ты так отличился? — спросила она, возвращаясь с котелком в руках.

— На Тиморе, в Оекуси…

Едва он произнес эти слова, как из динамика, приклеенного к стволу пандануса, послышался гудок, а затем молодой спокойный женский голос:

— Сен Карпини, суд запретил обсуждать с Чубби Хок военно-политические темы.

— Какая, joder conio, военно-политическая тема! — взорвался Микеле, — Я копал агротехнические траншеи для водорослей навесным диггером мини-трактора! Вы понимаете разницу между мини-трактором и танком или бронетранспортером?

— Я понимаю разницу, сен Карпини. Я только напомнила вам о темах, которые суд запретил обсуждать с майором Хок, чтобы вы случайно не вышли за рамки.

— Успокойтесь! — рявкнул он, — Я не буду обсуждать с женой свое участие в боевых действиях на Тиморе и в разработке аграрно-экономической политики СРТЛ. Она спокойно может сама посмотреть это по TV. Вы развели тут дурацкие секреты, и…

— Я лишь напомнила вам о судебном запрете. Артикул 108 Великой Хартии…

— Не смейте меня перебивать! Я вам сейчас напомню Хартию! Назовите ваше имя и должность! Это — первое, что вы обязаны были сделать, когда открыли рот, чтобы предъявить какое-то требование к гражданину Конфедерации. Ну?

— Капрал Трин Маренго, 9-й спецотряд преторианской гвардии Верховного суда.

— Пригласите вашего дежурного офицера, капрал Маренго. Я намерен заявить ему о нарушении, допущенном его подчиненным. Официально заявить, вы поняли?

— Но сен Карпини…

— Что — но?

— Извините, я… Я, наверное, забыла…

Чубби улыбнулась и погладила Микеле по щеке.

— Пушистый Микки, Трин хорошая девочка, просто она немного нервничает. Тебе действительно так хочется, чтобы ее наказали? Ну, если честно?

— Ладно, — он вздохнул, — Трин, не приглашайте офицера. Проехали. Просто я тоже нервничаю. Давайте взаимно не будем осложнять жизнь. Мы поняли друг друга?

— Да, сен Карпини, — сказал голос из динамика и замолк.

Микеле снова вздохнул, глядя, как Чубби наливает какао в две армейские кружки.

— Знаешь, любимая, там, в Оекуси, безумно красиво. Чем-то похоже на наш Раиатеа. Зеленые холмы, скалы… Черт, у меня тут отобрали мобайл, я бы показал фото…

— Милый, я смотрела PASA-TV. Ради тебя, разумеется, а не ради природы, но природу тоже посмотрела. Как тебе тамошние девчонки, а?

— Встречаются очень даже… — он нарисовал ладонями в воздухе некую комбинацию выпуклостей и вогнутостей, — Разумеется, не такие красивые, как ты, но все же. Хотя, самую симпатичную уже успел склеить кэп Хэнк Худ с «Royal diamond». Она была в нашей агротехнической группе. Когда начался обстрел, она стояла слишком близко к топливному баку, а по нему как раз залепили в первую очередь. Хэнк вытащил ее… Кстати, если я не ошибаюсь, эту девушку тоже показывали по TV.

— Да, — подтвердила Чубби, — Правда, сейчас она не в лучшей форме.

— Еще бы, — Микеле отхлебнул какао, — У нее обгорела большая часть спины, сгорели волосы, и она сильно ударилась лицом, когда ее отбросила взрывная волна. Но, как утверждает местное светило медицины, она поправится довольно быстро. Тем более, бравый кэп Худ таскает ей охапки цветов и смотрит такими глазами…

Майор Хок улыбнулась и кивнула.

— Это существенное дополнение к обыкновенной скучной медицине. Ты, кажется уже успел подружиться с Худом? Я так поняла из TV.

— Еще бы! Мы с ним вместе выбирались из такой задницы… Ладно, не будем ставить хорошую девочку Трин в сложное положение. Я тебе в другой раз расскажу, ладно?

— Aita pe-a, — ответила она, — А что ты там затеял в аграрной сфере? Судя по TV, весь остров Атауро и вся провинция Оекуси уже по уши в этой флорелле.

— Это кажется, что по уши. Одной только транспортной компании Хэнка нужно будет несколько тонн топливного спирта в день. Он уже купил в рассрочку два трофейных корабля, их только надо привести в порядок и поставить новые движки. Папуасы ему помогут, они на этом морского ежа без соли съели. А корпуса кораблей отличные.

— Кэп Худ остается на Тиморе? — уточнила Чубби.

Микеле сделал еще пару глотков какао и утвердительно кивнул.

— Да. Во-первых, у него там такая девушка. Во-вторых, перспектива с бизнесом. А в-третьих, домой ему хода нет, он объявлен пособником Красных Кхмеров… И я тоже. Возможно, мне закроют въезд в Австралию, Аотеароа, США и ЕС. Жаль, конечно…

— Вряд ли, — ответила она, — Скоро им будет не до того. В мире многое меняется.

— Не будем о политике, — предложил Микеле, — Лучше, давай я расскажу еще про одну аграрную тему. Я вышел на это с подачи нашей Флер. Ты знаешь, что такое бальса?

— Легкое дерево, — ответила Чубби, — Из него строили плоты в Мезоамерике, а сейчас используют в авиамоделях и в чем-то еще.

— Примерно так, — подтвердил он, — Это быстрорастущее дерево, близкий родственник баобаба. Плотность древесины бальсы немногим более центнера на кубометр из-за крупноячеистой губчатой структуры…

— О! — воскликнула Чубби, — На счет губчатой структуры. Ничего, что я перебила?

— Ерунда, — он махнул рукой, — Так что?

— Пока я не забыла. Хаген устроил показательный скандал вокруг выполнения правил бытового обеспечения интернированных. У него в кармане была распечатка правил, утвержденных судом еще лет 10 назад. Там полтораста пунктов, и он заставил все их выполнить. Теперь у меня есть столик, ракетки и шарик для пинг-понга, мячик, восемь энциклопедий на ноутбуке, бумага для оригами и натуральная губка в ванной.

— Натуральная губка? А это принципиально?

Чубби пожала плечами и улыбнулась.

— Не знаю. Не исключено, что в этом есть какой-то смысл.

— Может, провести практический тест? — спросил Микеле.

— Мне тоже приходила в голову эта мысль, — сообщила она, — Но не было ассистента.

— Я бы мог попытаться ассистировать, — заметил он, — Пошли, проверим?


предыдущая глава | День Астарты | cледующая глава