home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



83

Дата/Время: 25.03.24 года Хартии. День.

Море Сулавеси — Хитивао, Факфак.

Пума подпрыгнула с места, как кузнечик, мгновенно переходя из состояния глубокой печали к состоянию захлестывающего восторга. Еще какая-то доля секунды, и она, с пронзительным визгом, бросилась на шею Рону, повалив его на пол. Еще несколько секунд, и Ринго и Екико взбежали по лесенке, и шлепнулись на них сверху. А затем, раздалась серия выстрелов, и над катером «Думбо», который сейчас был соединен с «Малышкой» швартовыми, в небе вспыхнули яркие красные сигнальные ракеты.

— Это что за сюрприз? — проворчал Рон, придавленный тремя юными организмами.

— По ходу, этот господин Мо тоже беспокоился за Чубби, — предположила Пума.

— Там этот кекс пришел, — заметила Екико, перегнувшись через леер, чтобы увидеть с полубака грузовой трап, положенный вдоль швартовых, — типа, менеджер.

— Это Ван, — уточнил Ринго, — Который помогал перегружать к нам «Делосы».

Екико еще сильнее перегнулась через леер и сообщила:

— Упс! Два малайца тащат корыто со льдом, а там шампанское.

— Так, — сказал Рон, вскочив на ноги, — Мне пора проявлять капитанскую вежливость.

— На «Думбо» поднят желтый и красный вымпелы, — заметила Пума, — Тигра, это что?

— Это большая радость, Черная кошка.

— Типа, как у нас? — уточнила она.

— Типа того…

Визит господина Чен Мо (ничем не примечательного сорокалетнего толстенького китайца, одетого в снежно-белую рубашку и желтые шорты с множеством блестящих заклепок) был недолгим. Он выпил на полубаке «Малышки» по глотку шампанского с Роном, Пумой, Екико, Ринго и африканским лейтенантом Котто, а затем пригласил на борт «Думбо» Рона и Пуму (чтобы разделить общее счастье и немного поговорить о бизнесе). За пару минут решились процедурные вопросы. «Думбо» как и «Малышка», направлялся в Хитивао, в порт Факфак. Ничто не мешало им двигаться параллельными курсами. Рон торжественно нахлобучил на макушку Ринго свою капитанскую шляпу, Пума перевесила на шею Екико серебряную боцманскую дудку, и Батчеры, вслед за господином Мо переместились на «Думбо». Швартовы убраны, корабли расцепились, винты завертелись, «Думбо» с «Малышкой» набирают скорость. Курс South-East.

Капитанская гостиная «Думбо» в исходной планировке итальянского ударного катера «Sparviero» была боевой рубкой. Господин Чен Мо, не страдал комплексом нувориша, поэтому не произвел существенных переделок, а сохранил строгую военно-морскую эстетику. Добавились только мягкие пуфики, изящный чайный столик, качественный бесшумный кондиционер и телеэкран во всю стену…

Galaxy Police Flog. Trolley 1001

25.03.24. Дело о теории заговора INDEMI

Subtopic: Африка. Малавийская война.

Trolley-Jockey Элеа Флегг.


08:00 в Центральной Африке. Истек срок исполнения ультиматума, предъявленного правительствами Мпулу и Шонао правительству Малави. Колонна бронетехники в количестве до 4000 машин, вышла к северно-западной границе Малави (в бывшем северном самбайском округе Чамбеши, аннексированным Мпулу неделю назад). Штурмовая авиация Мпулу и Шонао уже находится в воздухе. По оценкам, сейчас к западной границе воздушного пространства Малави приближается до 5000 боевых самолетов и дронов. В Мзузу и Лилонгве — паника. Армия Малави (два пехотных батальона, в сумме до 3000 бойцов) отступила на юг, к городам Блантайр и Зомба. Авиация Малави (6 самолетов, и 7 вертолетов) не проявляет активности. Озерная флотилия переместилась к восточному берегу озера Ниаса. Только что поступило сообщение: Гражданский самолет, взлетевший с аэродрома Лилонгве, расстрелян в воздухе истребителями с эмблемами ВВС Шонао, в миле к востоку от города.

08.30. Авиация Шонао нанесла демонстративные бомбовые удары вблизи дорог и стратегических объектов на территории Малави. Пострадавших нет — бомбы были нацелены на безлюдные пустоши. Армия Малави отступила из Блантайр и Зомба в неизвестном направлении. Бронетехника Мпулу продвинулась на 5 миль, взяв под контроль малавийские города Читипа и Катумби, не встретив сопротивления.

09:00. До тридцати летающих канонерок ВВС Шонао приводнились на северо-западе озера Ниаса. Сопротивление партизан подавлено реактивной артиллерией, захвачены порты Каронга и Чилумба. По двум основным дорогам на юг движется мпулуанская бронетехника. Полста транспортных летающих лодок ВВС Мпулу высадили десант в порту Макокола, на юго-западном берегу Ниаса. Моторизованный десантный корпус продвинулся на запад до шоссе М5, отрезав Лилонгве от южного округа Блантайр.

09:30. Занио Умван, президент Малави, бежал из столицы. Перро Кумэ, мэр Лилонгве, отправил по факсу акт о безоговорочной капитуляции. Транспортные автожиры ВВС Мпулу доставили оккупационный контингент непосредственно в Лилонгве. Назначен военный комендант. Населению города предложено соблюдать спокойствие. Патрули военной полиции проводят аресты. Военнослужащим Малави предложено прибыть: армии — в Лилонгве, флоту — в Макокола для получения полугодового жалования (не выплаченного правительством Умвана), и продолжения службы. Бойцы ВВС Малави только что получили жалование в золотых солидах Транс-Экваториальной Лиги.

Господин Чен Мо коснулся губами рюмочки с коньяком и причмокнул.

— Удивительное время. Война длится полтора часа и страна захвачена. Немаленькая страна, 17 миллионов жителей. А в Мпулу всего 4 миллиона и в Шонао 1 миллион с четвертью, если справочник не врет. Вам не кажется, что мир быстро меняется?

— Мир всегда меняется, господин Мо, — заметил Рон, — И чем дальше, тем быстрее.

— Эти миллионы мало что говорят, да! — добавила Пума.

— Почему вы так думаете? — заинтересовался китаец.

— Я не думаю, я знаю! Вы сказали: 17 миллионов! У! Много! Но из них 9 миллионов моложе 14 лет. Еще 4 миллиона старше 30. Они думают так: Э, я уже совсем старый, скоро пора умирать. До 40 лет дожить очень сложно. Половина — женщины. У одной женщины двое детей подрастают, но работать пока не могут. Еще двое только учатся бегать. Еще один грудной, еще один в животе. Она сильная женщина, иначе бы уже умерла, но она занята только прокормом. Тяжело работать на поле вручную, но еду больше взять негде. Хорошо, если у нее есть мужчина. Если он здоровый, он может работать и защитить от воров. Но половина мужчин — без земли. Половина тех, что с землей — слабые, просто никакие. Итого: взрослых и деятельных всего полмиллиона.

— Вы родом из тех мест, не так ли? — спросил господин Чен Мо.

Пума быстро тряхнула головой из стороны в сторону.

— Не из тех. Миль 400 на юго-запад. Но жизнь почти такая же. Только там была война, меня рано продали в армию, и у меня сложилось по-другому. Теперь, я расскажу про Мпулу. 4 года назад там было то же самое только еще хуже, из-за войны. Там жило 2 миллиона. Из них, взрослых молодых сильных мужчин и женщин — по полста тысяч. Остальные — доживали, и думали: Э, надоело, когда же я сдохну? Это понятно?

— Вы очень хорошо и понятно объясняете, — без тени юмора ответил господин Мо, и бросил взгляд на Рона. Тот молчал, отдав своей vahine инициативу. Четверти часа хватило ей, чтобы рассказать о мгновенной гражданской войне, о стремительной триффидной агропромышленной революции, тотальном разделе земель, социально-демографической реформе и продукционной пост-индустриализации, о блицкриге в Конго-Лову, и абсорбции полутора миллионов молодежи из оккупированной зоны.

Господин Чен Мо отпил чуть-чуть коньяка и закурил тонкую манильскую сигару.

— Сколько же сейчас людей под ружьем в Мпулу? — спросил он.

— Полагаю, около двухсот тысяч, — ответил Рон, — плюс до полста тысяч в Шонао.

— Да… Сильная армия для Центральной Африки… А что за маленький контингент использовался вами в рейде на Сибуту? Они не похожи просто на элитный отряд.

— Это военные студенты. Учебная группа бригадных инструкторов.

— Они еще учатся? — поразился Чен Мо, — Куда дальше, во имя Будды Амитаба?

— Они учатся учить других бойцов, — пояснил экс-коммандос, — А это далеко не то же самое, что уметь воевать самому. Это требует другого уровня знаний и опыта.

— Вот! — сказал китаец, — Тогда я понимаю, почему у них такие умные глаза. Слишком умные для солдат, даже для элитных. Господин Рон, а насколько сложно подготовить такого бригадного инструктора? Сколько это занимает вашего времени и ваших сил?

Рон задумчиво почесал макушку, и Пума успела ответить первой.

— Смотря кого учить. Парней, что были в рейде, мы знаем больше трех лет. Они из бригады команданте Хена, отличного инструктора, даже лучше нас.

— Команданте Хена… — повторил Чен Мо, — …Принц Хенаоиофо Татокиа сын короля Фуопалеле с атолла Номуавау, лучшего командира спецназа во всей Океании.

— Вы прекрасно информированы, — заметил Рон.

— Это важная часть моего бизнеса, — скромно ответил китаец, — Честная торговля, увы, требует защиты, а защита требует информации. Когда верные люди сообщили, что в Западной Новой Гвинее, индонезийском Ириане, появился командир Сопротивления, которого зовут Акиа Офо, я спросил здесь и там. Так я догадался, что это — тот самый команданте Хена, который воевал в Африке. Значит, подумал я, скоро индонезийцам придется уйти из Ириана. Когда мне сообщили, что там есть еще командир Винни и командир Зорро, то я подумал: Это инструкторы Уфти Варрабер и Данте Пафимоту. Значит, скоро появится уважаемая Чубби Хок, ведь в мире есть устойчивые пути.

— Yo-o! — с нескрываемым восхищением протянула Пума, — У вас, как в INDEMI!

Явно польщенный господин Чен Мо, скромно улыбнулся.

— Я стараюсь учиться на лучших образцах. Доктор Хок замечательный образец. Наш старший брат, доктор Лян, говорит: учитесь у таких людей, и цените дружбу с ними.

— Вы знакомы с Чубби? — спросил Рон.

— О, да! Мы встречались в Тавао, на Калимантане в прошлом году. Доктор Хок тогда сказала замечательные слова: «У всех морей один берег, и у всех достойных людей, которые ходят по морю, в обычае дружелюбие и взаимопомощь»… Как это верно!

— Чубби классная! — авторитетно подтвердила Пума, — Хорошо, что все обошлось!

— К сожалению, суд не закончен, — заметил Чен Мо, — Доктор Хок еще не оправдана.

Пума решительно взмахнула рукой, будто сметая невидимое препятствие.

— Это все фигня! Ничего ей теперь не сделают!

— Почему вы так уверены в этом? — спросил он.

— Потому, что Lipo te Paoro. Нельзя голосовать ВМГС второй раз.

— Не совсем так, — вмешался Рон, — Хартия не запрещает суду повторно поставить этот вопрос, если открылись какие-либо дополнительные факты. Но, реально на это никто никогда не пойдет. Lipo te Paoro — не артикул Хартии, но… Как бы тут объяснить…

— Паоро это богиня судьбы у канаков, не так ли? — помог ему Чен Мо.

— Да. Если билль о ликвидации человека не прошел, то считается, что Паоро сказала магические слова, lipo, чтобы этот человек остался жить. Идти против так очевидно объявленной воли Паоро… Как минимум, это крайне, неосмотрительно.

— Я понял, — сообщил Чен Мо, — А применить другие санкции, не смерть, суд может?

— Да. Может. Паоро объявила только то, что касается жизни, а остальное…

— Насрать на остальное, — перебила Пума, — Подумаешь, каторга. По-любому, дальше Антарктиды не пошлют. А мы туда летали и, если что, снова полетим, только так!

Рон отрицательно покачал головой.

— Чубби не отправят в Антарктиду. Скорее, на какой-нибудь голый экваториальный островок размером с футбольное поле, и миль двести гладкого океана вокруг.

— Тем лучше, а то в Антарктиде холодно, — невозмутимо прокомментировала Пума.

— Счастлив человек, у которого есть такие друзья, — задумчиво произнес китаец, — Но, однако, три года назад, вы ушли из ее команды. Это ведь была не маскировка?

— Не маскировка, — подтвердил экс-коммандос, — У нас с Чубби оказались несколько разные взгляды на цели и средства. Я не думаю, что имеет смысл это объяснять.

Господин Чен Мо сложил ладони вместе и стал на миг похож на изваяние Будды.

— Да, я знаю. Вы — кошки, которые гуляют сами по себе. Так, кажется, у Киплинга?

— Вы действительно очень хорошо информированы, — ответил Рон.

— Значит, — продолжал китаец, — Нет смысла звать вас в мою команду, и нет смысла предлагать вам деньги. Хотите, предложу вам партнерство, как между равными?

— Благодарю, господин Чен Мо, но у нас с вами разные экономико-весовые ранги.

— Да, господин Рон, это проблема. Но ведь порой дружат люди с разными рангами.

— Вы предложили бизнес-партнерство, а не дружбу, — заметил экс-коммандос.

— А если бы я предложил вам дружбу? — спросил Чен Мо.

— Тогда я бы ответил вам: дружба — хорошая штука. Давайте взаимно присмотримся.

— Давайте, — Чен Мо кивнул и улыбнулся, — Я буду для вас выгодным клиентом. Меня интересует экономичное и эффективное стрелковое оружие, воздушный, морской и амфибийный рейдовый транспорт, системы тактической разведки и те специальные тренинги, которые вы проводите с перспективными молодыми людьми из Транс-Экваториальной Африки. У меня, господин Рон, всегда найдутся для этого хорошие НАТУРАЛЬНЫЕ полигоны с мишенями, которые соответствующими вашему вкусу. Думаю, вы можете это оценить по достоинству.

— Да, это действительно ценно, — согласился Рон.

— Мы поняли друг друга, — заключил китаец.


* * * | День Астарты | cледующая глава