home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



21

Дата/Время: 16.02.24 года Хартии. После полудня.

Место: Тихий океан, Галапагосы.

Учебно-боевой турбовинтовой штурмовик «Fantrainer» (made in Germany), яркая сине-зеленая птица, украшенная опознавательными знаками ВВС Эквадора, чуть снизив скорость, ушла в плавное пике над океаном.

— Чего ты опять дурачишься, Хусто? — буркнул штурман.

— Поверни репу налево, Саво, — весело ответил пилот, и через пару секунд тактично добавил, — Ну, что, болт уже смотрит на 22:30?

— Cojonudo… — восхищенно выдохнул штурман, — А давай сделаем облет на малой?

— Основание? — спросил пилот.

— Joder!.. Ну, мы это… Заподозрили возможность наркотрафика.

— Buenos idea, amigo, — легко согласился Хусто, — А ты не зевай, снимай на камеру! О, Матерь Божья! Вот это сиськи! Саво, ты видишь какие сиськи? А животик?…

— И ножки тоже классные! — со знанием дела добавил штурман, ловя в видоискатель камеры фантастически изящную фигуру Леле Тангати.

Девушка лежала почти в центре палубы среднего из трех сцепленных надувных катамаранов, заложив руки за голову, и эротично согнув левую ногу в колене. Ее сказочно-прекрасные большие миндалевидные карие глаза скользнули немного насмешливым взглядом по силуэту низколетящего штурмовика.

— Надеюсь, парень за штурвалом не забывает иногда смотреть на альтиметр?

— В эквадорской морской авиации толковые пилоты, — ответила ей Лакшми Дсеи, поудобнее устраивая голову на животе Ромара Виони.

— …Но очень заводные, — добавил Оури Хитуоно.

— Я тоже заводная! — объявила Чуки Буп, вскакивая на ноги.

Углядев в фиберглассовой мачте подходящий аналог шеста для стриптиза, она с энтузиазмом исполнила краткий, но зажигательный вариант этого популярного в определенных кругах танца. Разумеется, телосложение юной папуаски сильно проигрывало таковому у Леле Тангати (из-за угловатости и явно недостаточной объемности фигуры), но зато драйва было хоть отбавляй.

— Откуда такая техника? — поинтересовался Лю Тайпо.

— У нас на Никаупара любительский клуб американских танцев при салуне «Aquarata Cave», — ответила младший матрос, — Я еще умею break-dance и samba, но площадка маловата, а то бы я сейчас устроила — только держись!

— А и так хорошо получилось, — сказала Лакшми, наблюдая, как эквадорский морской штурмовик, помахав на прощание крыльями, уходит на северо-восток, к базе ВМФ, расположенной в 70 милях отсюда на маленьком острове Балтра.

Оури звонко похлопал ладонью по своему колену.

— Hei, foa! Мы с кэпом Каем правы: при наличии нормального воздушно-морского патруля, у пиратов тут не может быть активно функционирующих плацдармов. А разговоры про пиратские форты на Тортуге, Пинзоне и Санта-Фе, это деза.

— Не аргумент, — ответила Лакшми, — Сомалийские пираты на Африканском роге с прошлого века работают в зоне охвата трех баз ВВС: американской, британской и французской. Не заметно, чтобы это им сильно мешало.

— А ирианские охотники за рабами работали в зоне охвата индонезийского военно-воздушного полка, дислоцированного в Соронге, — добавил Лю Тайпо, — Это самая западная точка Новой Гвинеи — полуостров Чендравасих. Там нефть на шельфе, и индонезийские военные власти там реально действуют. Ромар не даст соврать.

— Ага, — отозвался Ромар Виони, — Из всей Западной Новой Гвинеи, индонезийский контингент по-настоящему оперирует именно там. А охотники за рабами спокойно таскали свою добычу мимо них, из портов Маноквари на севере и Факфак на юге.

— …Потому, что делились табашем, — добавил Лю Тайпо.

— …По ходу, здесь пираты делятся с эквадорскими форсами, — заключила Чуки.

— …Или не пираты, — сказал Ромар.

— Только не говори, что пираты это сами эквадорские форсы, — вмешалась Лакшми.

— Не то, чтобы сами… — ответил он, — В Ириане за рабами охотились тоже на сами индонезийские форсы. Там была, как бы, официальная организация по абсорбции туземцев. Они просвещали отсталых папуасов в области индонезийского языка и письменности, а также исламского гуманизма. При организации была легальная волонтерская милиция. Она-то и добывала рабов, а военная база Соронг ничего не замечала. Зато когда наши и папуасские волонтеры начали гасить эту милицию, они мгновенно заметили и закричали про нелегальные вооруженные формирования.

— Прикинь, — снова встрял Лю Тайпо, — Если мы за полдня вычислили три пиратских плацдарма, просто обработав на компьютере видеоряд с камер спай-дронов, то что мешало эквадорцам сделать то же самое, и раздолбать эти плацдармы на фиг?

Оури медленно и задумчиво помассировал пальцем кончик носа и положил рядом с Лакшми распечатанную на листе А4 карту-схему Галапагосов.

— Прикинь диспозицию. Вот остров Санта-Круз, центральный и самый населенный в архипелаге. С севера к нему вплотную примыкает островок Балтра, где база ВМФ. Казалось бы, пираты должны держаться отсюда подальше. Но вот их три плацдарма. Основный: островок Санта-Фе, в 8 милях к юго-востоку от Санта-Круз. И второй по значению: островок Пинзон в 6 милях к западу. От Балтры до любого из них — чуть больше двадцати миль. Почему пираты устроились именно тут, а не на периферии архипелага? Тут есть острова почти на сто миль в любую сторону от Санта-Круз.

— А что скажешь про плацдарм на Тортуге? — спросила Леле.

— Я скажу, что это полный идиотизм! Голая скала-подкова в 30 милях к юго-западу от Санта-Круз и в 4 милях от северного берега острова Исабела — самого большого в архипелаге, где почти тысяча человек, не считая туристов! Этот поселок, правда, на другом, юго-восточном берегу Исабелы, но туристы болтаются везде. Там недалеко.

— Слишком много херни, — твердо сказала Лакшми, — Это, скорее всего, значит: мы не понимаем чего-то важного.

— Или не знаем ключевого элемента info, — добавил Ромар.

Чуки Буп энергично почесала плоское брюшко примерно посредине между рельефно выступающими ребрами и верхушками бедренных костей и таинственно произнесла:

— Тортуга!!!..

— Что — Тортуга? — удивился Лю Тайпо.

— Тортуга! — повторила она, — Великая цитадель пиратов! Кино надо смотреть, бро!

— Хэй, гло, прикинь географию, — ответил он, — Та Тортуга находится в Атлантике, в Карибском море, а пиратской цитаделью она был только в XVII веке.

— Ты ни хера не врубился! — возмутилась она, — Это PR! Кого гребет география, если пиратская Тортуга есть в голливудских фильмах и в компьютерных игрушках!

— И история не гребет? — иронично поинтересовался он, — XVII век давно прошел.

— Блин! — воскликнула она, — Кино и игрушки не в XVII веке, а сейчас! Ну, как тебе объяснить, а? Эта Тортуга, она уже не в истории с географией, а в общих мозгах!

— Архетип, — помогла ей Лакшми, — Знаешь, Чуки, в этом что-то есть. Хэй, экипажи! Экстренная смена вахтенных! Надо, чтобы командир и помком это слышали.

На палубах трех сцепленных катамаранов (а также под палубами) произошло некое слаженное движение, и вместо Лю Тайпо появился Пак Ен, вместо Оури Хитуоно — Кайемао Хаамеа, а вместо Ромара Виони — Эрче Тороро. Как это ни смешно, если бы эквадорский патрульный «Fantrainer» снова пролетел над катамаранами, его пилот и штурман наверняка не заметили бы изменений. Девушки остались те же самые, а из мужчин один — монголоид, и двое — меланоиды. Суб-лейтенант Кайемао Хаамео был несколько ниже ростом и существенно массивнее, чем Оури или Ромар, но какой же летчик станет глазеть на мужчин, когда на палубе есть три симпатичные девушки…

Лакшми слегка толкнула Чуки плечом и подмигнула.

— Ну, докладывай, младший матрос.

Юная папуаска немного помялась, снова почесала брюшко, и объявила:

— По ходу, это PR, и вся фишка в Тортуге. Тортуга, это типа, пиратский брэнд. Как китайские тачки «Foton» и индийский пулемет «Maxim».

— Брэнд под что? — спросил Пак Ен, — Они же не предлагают на рынке услугу «крыша серого бизнеса», как китайско-малайское «Католическое братство моряков».

— Я так далеко не думала, — сконфуженно призналась Чуки.

— Брэнд имеет смысл, если под него есть бизнес, — наставительно произнес Ен, — Если существует товар и его реклама, адресованная сегменту потребительского рынка.

— Уау… Я что, совсем ерунду сказала?

— Нет. Это интересная мысль, но ее надо додумать. Надо вычислить интересанта.

— Рынок может быть и политическим, — заметил Кайемао, — «Tortuga» может оказаться удачным брэндом для террористической сети. Под брэнд «Al-Qaida», держатели этой марки собирали деньги более четверти века, хотя известно, что эта организация, как таковая, никогда не существовала, а ее номинальный лидер был убит в Афганистане примерно за десять лет до знакового теракта в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года.

Чуки радостно захлопала в ладоши.

— А еще помните, в позапрошлом году была тема с живым ископаемым нацистским преступником, врачом-убийцей Зигмундом Рашером? Он, как бы, жил на островке Такутеа, всего в сорока милях к юго-востоку от нашего Никаупара!

— Кстати, да, — согласился Пак Ен, — Сильный брэнд, созданный на пустом месте.

— Ребята! — сказала Лакшми, — Не забываем про похищение на «PBY Catalina»! В некотором смысле, тоже живое ископаемое… Техническое ископаемое.

— И тоже времен II мировой войны, как и доктор Рашер, — задумчиво сказала Леле.

— Да, это совсем шизоидный сюжет, — заметил Эрче, — Пираты на этой «Каталине» засветили три своих плацдарма, как будто специально: вдруг мы дебилы, и иначе не сможем найти. Приводнились на Санта-Фе, постояли там четверть часа, взлетели и приводнились на Пинзоне, постояли еще четверть часа, взлетели и приводнились на Тортуге. Я не верю, что у них нет мозгов. Значит, им очень нужно, чтобы их нашли.

Пак Ен закурил сигарету и отбил ладонью на колене какой-то старый марш.

— Значит, так… Леле! Судя по твоему personal-file, ты была чемпионом школы по управлению дронами — «platillo». Квалификация не потеряна?

— С чего бы? — удивилась та, — Я регулярно рублюсь в сетевых боях на «блюдцах».

— Очень хорошо. Слушай боевую задачу. Необходимо рассмотреть эту Тортугу в максимальных подробностях. Если мы при этом потеряем «блюдце» — плевать.

— Но командир, мы ведь тогда покажем противнику, что наблюдаем за ним.

— Кто «мы», девочка? Посмотри: Тортуга всего в 4 милях от берега, где болтаются туристы, а «platillo», как ты знаешь, может купить кто угодно, и за очень скромную сумму. Пираты, скорее всего, свяжут наш дрон с любопытством фотолюбителей. В худшем случае — со случайной активностью местной полиции. Так?

— По ходу, так, — согласилась она, — Мне приступать, кэп?

— Да. И я очень рассчитываю, что у тебя хорошо получится. Второй дрон подряд мы запускать не должны, иначе пираты действительно могут заподозрить неладное.


* * * | День Астарты | * * *