home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Репортаж о визите кардинала Жюста.

--------------------------------------------------------------------------

Только что советник Папы по науке и культуре, кардинал Бернар Жюст, прибыл на Реюньон, чтобы встретится с военными моряками базы ВМС Сен-Дени. Он опроверг анонимное сообщение о том, что самолет «Abrirador 11/3» авиакомпании «Mixin», на котором он летел из Коломбо, якобы, потерпел аварию. «Никакой аварии, – сказал монсеньор, – просто самолеты этой маленькой ланкийской авиакомпании летают на дальние расстояния с промежуточной посадкой». Как сообщалось ранее, монсеньор принципиально отказался от услуг арабской авиакомпании «Emirates», которая, как правило, обслуживает аэро-трафик VIP-персон в Шри-Ланке. О мало известной за пределами Шри-Ланки авиакомпании «Mixin», монсеньор Жюст сказал (дословно): «Конечно, на этом рейсе не было роскошного сервиса, но я в течение всего полета чувствовал, что штурвал в руках человека, которому можно довериться. Я получил настоящее удовольствие от полета. И я понял очень одну важную мысль, которую старался донести до читателя наш великий соотечественник, пилот Антуан де Сент-Экзюпери. В своей книге «Планета людей» он пишет: «Самолет – орудие, которое прокладывает воздушные пути – приобщает человека к вечным вопросам». Именно о вечных вопросах, о вопросах нашего выбора и нашей ответственности, я хочу сейчас поговорить с аудиторией этого инфо-канала». Далее, кардинал Жюст произнес очень жесткую проповедь о религиозном выборе. Полную запись можно услышать ЗДЕСЬ.

--------------------------------------------------------------------------



После отправки китайских стажеров шеф INDEMI строгим голосом произнес.

– А сейчас, Раоэ, превратись, пожалуйста, в зайчика часа на полтора.

– Aita pe-a chief, – ответила девушка, и через пару секунд на ней уже красовались пушистые наушники с антеннами, а сама она лежала за стойкой в надувном кресле, напротив TV-экрана.

– Вот так, – удовлетворенно прокомментировал Лаполо и повернулся к китайскому коллеге, – теперь можно в первом приближении считать, что мы общаемся tet-a-tet.

– Это всегда можно считать только в первом приближении, – заметил генерал и, без предисловий перейдя к делу, поинтересовался, – чем интересен французский поп?

– Он хороший индикатор, – лаконично ответил меганезиец.

Гихеу Зян всосал губами капельку самогона и понимающе улыбнулся.

– Вы загнали их корпорацию в угол. Или союз с шейхами против явно обозначенных стремлений своей страны и народа, или следование кажущейся политике страны и настроениям народа, что значит: острый конфликт с шейхами, которые сочтут себя коварно обманутыми. Ваша надувная субмарина оказалась замечательным оружием. Хорошая реализация «бумажного тигра», о котором упоминал Великий Кормчий.

– Мы стоим на плечах титанов, и председатель Мао – один из них, – ответил Лаполо.

– Правильные слова коллега, – согласился генерал. – Могу ли я спросить: как глубоко провалился французский католический официоз?

– Достаточно глубоко, чтобы платить за приход чужих коммандос в свою столицу.

– Вы не шутите, коллега?

– Возможно, я слегка утрирую, но ситуация такова… – шеф INDEMI положил на стол листок бумаги с дюжиной квадратиков, содержащих короткие фрагменты текста.

– Впечатляет, – негромко сказал Гихеу Зан, изучив документ. – Но справитесь ли вы с такой масштабной задачей контроля безопасности? Ведь, как бы то ни было, вам не позволят копировать Наполеона, который, как известно, в подобных случаях ставил артиллерийские орудия на перекрестках и стрелял вдоль улиц по толпе мятежников.

Жерар Лаполо трагически развел руками.

– Вопрос бы решили даже обычные скорострельные пулеметы, но нам и их не дадут использовать. Все должно быть более-менее тихо и не слишком заметно.

– Вам не справится с этой задачей, – констатировал генерал.

– Мы справимся, если нас поддержит дружественная агентура и её боевые группы. Я оцениваю её в 4 тысячи инфорсеров и 13 тысяч информаторов. Та помощь, которую желательно было бы получить, отвлечет лишь незначительную долю.

– По какой методике вы считали человеческий ресурс?

– Статистика, – ответил Лаполо. – В китайской общине Большого Парижа 400 тысяч взрослых. Обычное соотношение: один боец на сто сивилов, один шпик на тридцать.

– Весьма приблизительная оценка, но достаточно близкая к реальности, чтобы можно было опираться на эти цифры, – согласился Гихеу Зян. – Правда, надо учитывать, что отвлечение ресурсов от основной деятельности это определенные издержки.

– Да, и мы, разумеется, готовы это компенсировать.

Китайский генерал немного обиженно поджал губы.

– Что вы, коллега? Я сказал: учитывать, а не оплачивать. Мы сделаем все так, что для наших людей участие в этом проекте станет выгодным. Они получат более весомую поддержку с родины. А мы с вами решим эту маленькую проблему, по-товарищески разделив между нашими общественными фондами бонусы от проекта.

– От какого проекта? – Спросил Лаполо.

– От того, за счет которого вы были готовы компенсировать издержки.

– Ах того проекта…? А вы уже знаете, о чем там идет речь?

– Нет, – спокойно признался китаец. – Однако я твердо уверен, что французский поп приезжал не с пустыми руками, иначе бы он уехал отсюда ни с чем. Но он прибыл на Реюньон, окрыленный надеждами, а значит, он оставил вам нечто очень достойное.

Шеф INDEMI артистично изобразил смущение, и положил на стол копии описания будущего научно-исследовательский центра марсианского проекта ESA на атоллах Муруроа и Фангатауфа (на месте военно-морской базы и термоядерного полигона в бывшей Французской Полинезии). Гихеу Зян пролистал страницы, иногда поднимая брови в знак глубокого удовлетворения, а затем выразительно скосил глаза на свою дорожную сумку, стоящую рядом со столиком.

– Забирайте, – ответил Лаполо. – Я сделал эту копию специально для вас.

– Как приятно иметь дело с таким прозорливым и тактичным человеком, – произнес генерал, – Мне кажется, коллега, что размещение этого научно-технического центра далеко не случайно. Вы последовательно направляли лиц, принимающих решение, именно к этому географическому пункту. Я прав?

– Разумеется, вы правы, – подтвердил меганезиец, раскладывая на столе карту, юго-восточного Туамоту. – Тут обозначены объекты инфосоциальной обвязки будущего центра. С запада – исследовательский центр адаптационной биологии на Тематанги и Фетиамити, и далее – атоллы Элаусестере, тут комментарии не требуются.

– Не требуются, – подтвердил Гихеу Зян.

-… С севера турбазы фрирайдеров на атоллах Факамару и Ванавана.

Китайский генерал отпил ещё чуть-чуть самогона и понимающе кивнул.

– Куда же без ваших ребят.

– Конечно, я их задействовал, – подтвердил полковник. – С востока – жилой комплекс бывшей «атомной» каторги Актеон на четырех кольцевых атоллах. Сейчас там нечто вроде стойбища «deltiki». Так у нас называют диких авиационно-парусных туристов.

– Совсем диких туристов? – Спросил Гихеу Зян.

– Частично одомашненных, – уточнил меганезиец, – мы с ними работаем. Аккуратно, разумеется. Просто немножко помогаем в пределах, допускаемых нашей Хартией и бюджетом INDEMI. Это касается и баджао, первобытных морских бродяг, которые кочуют в этой акватории. Я добавлю, что и «deltki», и баджао базируются также на Западном Муруроа и Южном Фангатауфа, сильно изрезанных мелкими проливами и потому не вошедших в проект территории космического центра.

– Баджао есть и в нашей акватории, пограничной с Филиппинами, – заметил генерал.

– Наши баджао первобытны в разумных пределах, – сообщил Лаполо. – Их молодежь демонстрирует первобытное поведение, когда этого требуют обстоятельства.

– Завидую, – сказал Гихеу Зян. – Мы вот не смогли приспособить этот народ к делу.

Шеф INDEMI улыбнулся и пожал плечами.

– У нас получилось, потому что мы их любим. Это такая гуманитарная технология.

– Коллега, не надо агитировать меня за ваши анархически ориентированные методы работы. Лучше скажите: зачем этот шпионаж, если вы участвуете в самом проекте?

– Во-первых, – пояснил Лаполо. – Надо обеспечить европейскому персоналу защиту. Многим в мире не понравится, что юро выбрали для марсианского проекта атоллы в нашей акватории. Нам надо ликвидировать угрозы быстро, но без лишнего шума.

– Да, в этом смысле ваши меры разумны, – признал китаец.

– Кроме того, – продолжал шеф INDEMI, – мы участвуем не во всем проекте. ESA оговаривает себе область секретной интеллектуально-технической собственности.

Гихеу Зян полистал документ и понимающе кивнул.

– Да, они сохранили себе право темнить. Но смогут ли они реализовать это право?

– Не смогут, – ответил меганезиец, – но не будем их разубеждать. Зачем портить настроение гостям нашей страны? Конечно, для интегрального наблюдения и для абсорбции перспективного европейского персонала местной социальной средой, потребуется определенный объем инвестиций…

– И у вас, наверное, уже есть смета? – Проворчал генерал.

– Есть, но пока приблизительная. Могу сбросить её на ваш ноутбук.

– Ну, разумеется. Как же иначе? Мне придется отдать это на согласование в финотдел штаба. Надеюсь, я могу указать в пояснительной записке к смете, что наши эксперты будут включены в открытую часть проекта в качестве меганезийских?

– Да, безусловно, – Лаполо кивнул. – Мы нарисуем им наши биографии, а вы можете указать в пояснительной записке, что это услуга неявно включена в смету. По моему опыту, аудиторам нравятся вещи, похожие на коммерческие дисконты и бонусы.

– Наши аудиторы считают всех меганезийцев жуликами, – твердо сказал Гихеу Зян.

Лаполо вытянул губы трубочкой и обиженно выпучил глаза.

– Это с чего вдруг у них такое отношение к нашему почти что братскому народу?

– Не знаю, с чего у них, но меня вы обвели вокруг пальца с проектом «Ballista».

– У нас говорят: «вокруг буя», – проинформировал Лаполо, – но в данном случае, я не припомню, чтобы подбрасывал вам дезу.

– Вы представили дело так, – пояснил генерал, – будто у проекта только одна цель, и настолько убедительно поддерживали это наше заблуждение, что я поверил! Когда оказалось, что реализуется вариант «Эдем», я свернул аналитику по шести другим вариантам и чуть не упустил вторую, совершенно реальную цель. Теперь я уже не исключаю, что внутри этой второй цели сидит третья и четвертая.

– Вторая цель? – Удивился меганезиец.

– Осколки, – сказал Гихеу Зян.

– Осколки? Ну, разумеется, как же без них. А я разве говорил, что их не будет?

– Вы хитрая девятихвостая лиса, – объявил китаец и, вытащив из кармана рубашки обычный лист формата A4, развернул его и бросил на середину столика.

– Ах, вот вы о чем… – задумчиво протянул Лаполо, глядя на рисунок, выполненный авторучкой от руки. – Эта перспектива, безусловно, рассматривается.

– Не пора ли выложить карты на стол? – Предложил генерал. – Вам не поднять такие проекты в рамках вашего куцего космического бюджета. А я все равно отправляюсь в финотдел штаба. Как на счет ещё одной сметы?

– Да. Это предмет для обсуждения, – признал шеф INDEMI. – Начнем вот с чего…



Острова Чагос – Запад. Гранд-Атолл. | Драйв Астарты | Дата/Время: 16.04.24 года Хартии.