home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Двойная белая ночь. Солнце и Лабысло.

=======================================

Доктор Фрэдди Макграт вышел на середину открытого стадиона-дансинга – весьма своеобразного сооружения у Упернавикских озер. Рассудив, что спортивные игры на открытом воздухе обычно происходят днем, а танцы, обычно, вечером, упернавикцы изобрели новшество в муниципальной экономике, объединив две функции в одном объекте. Итак, доктор Макграт вышел на середину, и оглядел расставленные вокруг динамики, микрофоны, экраны и видеокамеры. Поднял глаза к небу и полюбовался обоими светилами: Солнцем над горизонтом и Лабыслом почти в зените. Выбрав микрофон поудобнее, дунул пару раз, проверяя звук.

Фредерик Макграт: Фф. Фф. Отлично. Я себя слышу в динамике, значит, и вы меня слышите. Я не готовился к выступлению сегодня. Так что, я просто буду отвечать на вопросы. Сектора будем считать равноправными. Откуда спросят, туда я и отвечу. Демократия. Ну, поехали. Кто первый?

Вопрос из сектора колледжа: Док Макграт, а когда можно будет жить на Венере? И скажите, там будет какой-нибудь конкурс, или экзамен? Как туда можно записаться?

Фредерик Макграт: Жить в смысле, как здесь, на Земле, строить там обычные дома, дышать тамошним воздухом, пить воду из венерианских водоемов, выращивать там кукурузу или, например бананы – это лет через десять, не раньше. А находиться на поверхности Венеры без скафандра, с одним только кислородным аппаратом, можно будет ориентировочно в январе будущего года. В венерианском заполярье, примерно соответствующем земной широте, на которой мы сейчас находимся, температура уже упадет до 50 градусов Цельсия, а давление – до 3 атмосфер. Но кислород для дыхания появится позже. Венерианский воздух в январе ещё будет состоять, в основном, из углекислого газа, как и сейчас. Доля кислорода начнет расти только после того, как акклиматизируются фито-псевдобионты, простейшие искусственные растения. О них можно поговорить подробнее, если будут вопросы… Теперь, о том как записаться. У объединенного штаба проектов «Ballista» и «Astarta» есть сайт, туда можно прислать резюме… Там все время требуются волонтеры, но в основном не астронавты , а… В общем, лучше зайдите туда, сами увидите. Я уверен, вам это будет интересно.

Вопрос из сектора прессы: Доктор Макграт, а насколько можно контролировать эти космические технологии?

Ф.М.: А ни на сколько. Как и атомные, химические, биологические, и все прочие. Как только какая-то технология оказывается востребована достаточно большой группой достаточно решительных людей, так все запреты летят ко всем чертям.

Продолжение вопроса: … Но согласитесь, доктор Макграт, это же ненормально! Это значит, что жизнь человечества висит на волоске.

Ф.М.: Нормально или ненормально, но такое положение дел существует с 60-х годов прошлого века. У человечества нет, и никогда не будет, независимого института для контроля над технологиями.

Реплика из зала: … А Организация Объединенных Наций?

Ф.М.: Про это есть сайберская поговорка: Кто девушку ужинает, тот её и танцует.

(Смех на трибунах).

Вопрос из сектора прессы: Док Макграт, какова на ваш взгляд, вероятность, что из-за бесконтрольных технологий, человечество окажется, говоря полицейским языком: «в состоянии, несовместимом с жизнью»?

Ф.М.: Из-за новых технологий у человечества проблем нет и не будет. Технологии не создают проблемы, а решают их. Проблемы создают политики и ещё некоторые… Не вполне адекватные люди. И пока в их распоряжении даже такая простая штука, как водородная бомба типа «Cuzco Nomad», эквивалентная полста мегатоннам тротила…

Реплика из зала: … Не «Cuzco Nomad», а «Kuzkina Mat», док!

Ф.М.: Да, разумеется. Так вот, пока она есть у политиков, которых мы сейчас можем наблюдать на заседаниях ООН, жизнь человечества зависит от остроты их паранойи.

(Смех на трибунах).

Ф.М.: … С другой стороны, я могу утверждать, что без развития новых технологий, человечество окажется «в состоянии, несовместимом с жизнью» с вероятностью сто процентов. Любое изменение климата, любой серьезный катаклизм, и мы, с нашим сегодняшним уровнем технологий, вымрем к чертям собачьим, как динозавры. Чем быстрее мы развиваем технологии – энергетические, космические, биологические и прочие – тем более мощный катаклизм потребуется, чтобы нас угробить. Если мы технологически дорастем до колонизации планет в других звездных системах, то вероятность пасть жертвой какого-либо катаклизма, упадет для нас почти до нуля. Перспектива проста: человечество или технологически развивается, или умирает.

Вопрос из бизнес-сектора: Док Фрэдди, можно три вопроса подряд?

Ф.М.: Можно, если они интересные.

…Из бизнес-сектора: Вы упомянули проект «Astarta», о котором до сих пор никто не говорил публично. Ходили слухи о неизвестном спутнике Венеры, на котором будет построена огромная орбитальная база. А что на самом деле?

Ф.М.: Секретный раздел проекта «Ballista» с самого начала назывался «Astarta». Это альтернативное имя Венеры. Потом, в ходе шпионских игр, родилась версия на счет спутника, которого, тогда ещё не существовало.

Реплика из зала: … А теперь существует?

Ф.М.: Да. Несколько небольших спутников, как и предполагалось, возникли в ходе взаимодействия осколков Тлалока с Венерой. Самый перспективный из этих мини-спутников вращающийся по орбите, сильно наклоненной к плоскости эклиптики, напоминает грушу полкилометра длиной. Наши астронавты, обнаружив этот объект, назвали его «Lingam». В общем, логично. Рядом с Венерой должен быть Лингам…

(Смех на трибунах)

Ф.М.: … Но называть этим словом следующую фазу международного космического проекта… Я бы не возражал, но… Так или иначе, решили: раз проект использования спутника Венеры известен широким кругам, как «Astarta», то пусть все так и остается. Большой венерианский проект сохранил исходное наименование «Ballista» а проект освоения Лингама получил наименование «Astarta».

…Из бизнес-сектора: Какие направления инвестиций в большой и малый проекты вы считаете наиболее перспективными?

Ф.М.: Это вопрос, скорее, к штабу проекта, а на мой взгляд, там все перспективно, за исключением заведомых глупостей. Ну, например, я знаю, что кто-то в обход штаба проекта уже продает на Венере земельные участки. Не покупайте. Потеряете деньги.

…Из бизнес-сектора: А кто распоряжается Венерой? В чьей она юрисдикции?

Ф.М.: Не знаю на счет юрисдикции, но распоряжается штаб проекта. Разумеется, вам никто не может запретить полететь туда на чем-нибудь, но вы не получите доступа к орбитальной инфраструктуре, а что вы будете без нее там делать? Фото на память?

…Из бизнес-сектора: Но, вроде бы, есть какие-то международные законы о космосе.

Ф.М.: Может быть, и есть, но штаб проекта твердо пообещал их игнорировать. Я вам советую иметь дело со штабом, у которого есть реальные возможности для контроля ситуации вокруг Венеры. Там идет открытая игра, все карты на столе.

… Из бизнес-сектора: А правда ли, что одна из государственных корпораций Китая совсем недавно вложила очень крупную сумму в венерианские проекты?

Ф.М.: Я же сказал: карты на столе. На сайте штаба выложены данные об уже начатых инвестициях. Кто стоит за кем из инвесторов – это уж вы сами выясняйте.

Вопрос из зала: Когда пыль рассеется, Венера не нагреется обратно?

Ф.М.: Нет. Это кратко. А если подробно, то с пылевым облаком и с температурой на поверхности Венеры будет происходить следующее. В первый период, на орбите и в стратосфере столько пыли, что Венера получает меньше солнечной энергии, чем Титан, спутник Сатурна. Температура и давление на Венере достаточно быстро упадут до значений, приемлемых для человека. Значительная часть газов (в частности, двуокись углерода и пары серной кислоты) окажется связана химическими реакциями, которые станут возможными из-за охлаждения. За счет этих реакций там появится некоторое количество жидкой воды. Потом, стратосферная пыль осядет, а часть орбитальной пыли рассеется или будет захвачена атмосферой и сгорит, но на стабильной орбите останется экранирующее пылевое облако, которое будет снижать инсоляцию до значений, недостаточных для разогрева. Следующие 10 тысяч лет, давление и температура на Венере будут стремиться к равновесным значениям – 0,9 атмосферы и 27 градусов Цельсия. На Земле давление около 1 атмосферы, а средняя температура 15 градусов.

Реплика из зала: Док, а сколько на Венере воды?

Ф.М.: Могу сказать, что гораздо меньше, чем на Земле. Некоторое количество воды появляется при абсорбции и нейтрализации кислотной атмосферы, которая до удара «Баллисты» прочти в сто раз плотнее, чем атмосфера Земли. По оценкам, мы получим около пяти миллионов кубических километров воды. Это примерно как Северный Ледовитый океан. Для планеты этого мало, но на первое время хватит. Дальше, вода понемногу будет накапливаться за счет вулканических извержений. Водяной пар это основной компонент вулканических газов и на Венере и на Земле, но вулканическая активность на Венере сейчас в миллионы раз выше вследствие удара. Есть надежда получить ещё один небольшой океан воды. Два океана это уже неплохо, верно?

Вопрос с удаленного терминала: Мистер Макграт, насколько правдивы слухи, что на орбите Венеры будет собран целый город из модулей вроде «Диогеновых бочек»?

Ф.М.: Скорее, поселок примерно на сотню жителей. Это существенная часть проекта «Astarta». Сейчас первая «бочка» выводится на орбиту Лингама и начнет обращаться вокруг него на расстоянии около мили. Вторая и третья бочки отправлены туда же. Я полагаю, что очень скоро мы увидим человека, гуляющего по Лингаму…

(Смех на трибунах)

Вопрос с удаленного терминала: Мистер Макграт, а правда ли, что все жители этой колонии, по местным законам, обязаны будут ходить голыми?

Ф.М.: По-моему, это бред. Где вы такое услышали?

… С удаленного терминала: Но на всех трансляциях видно, что астронавты в бочке постоянно ходят голые. Это ведь не просто так?

Ф.М.: Им так удобнее. Они этнические туамоту-элаусестерцы. Они и на Земле ходили голые. Но никто специально это не оговаривал. У нас были более серьезные дела, чем обсуждать наличие штанов.

… С удаленного терминала: А пишут, что в проекте этой колонии не предусмотрена одежда, и все, кто прилетит туда работать, будут вынуждены обходиться без нее.

Ф.М.: Человеку, которого это так беспокоит, нечего делать в космосе. А на Земле есть несколько регионов, где вопрос штанов считается главным. Пусть он работает там.

(Смех на трибунах)

Вопрос из сектора колледжа: Док Фрэдди, а на Ктулху есть жизнь?

Ф.М.: Я так и знал, что дело дойдет до Ктулху. Мы сможем ответить на этот вопрос, только когда физически доберемся до системы Немезиды. Space-drone «L-Sailer» отправлен 8 марта, и должен оказаться там в конце августа. Подождем фото с малой дистанции. Обещаю прокомментировать эти фото в день их появления.

Вопрос с удаленного терминала: Доктор Макграт, а когда к Немезиде можно будет отправить человеческий экипаж? Хотя бы приблизительно?

Ф.М.: У нас пока нет опыта сверхдальних полетов. До Немезиды – более тысячи А.Е., двести миллиардов километров. Давайте посмотрим, что получится с пилотируемым полетом «Каравеллы» на Марс. Во время противостояний, от Земли до Марса около шестидесяти миллионов километров, в триста раз ближе, чем до Немезиды. Но пока к Марсу летали только дроны, а на его поверхность ступали только колеса роботов.

Вопрос из сектора прессы: Мистер Макграт, вы сказали про Марс и «Каравеллу». А вообще, как вы оцениваете марсианскую программу ESA, и выбор атолла Муруроа в Меганезии в качестве центра развития этой программы?

Ф.М.: Атоллов Муруроа и Фангатауфа, если быть точным. Мне там понравилось.

…Из сектора прессы: Вы там были?

Ф.М.: Да. Меня пригласили в программу – я согласился. Правда, сейчас я был на этих атоллах просто в порядке экскурсии. Там развитая техническая инфраструктура, там хорошие природные условия, и там у проекта есть перспективы стать по-настоящему международным. Кроме того, в Меганезии нет проблем с алармистами. Для проекта, связанного с космосом и новыми технологиями, это важно.

…Из сектора прессы: И когда полетим на Марс?

Ф.М.: Спросите у меня в сентябре, и я постараюсь назвать вам реальную дату.

Вопрос из сектора мэрии: Док Макграт, вы сказали про алармистов. Для нас это тоже проблема. Мы подвергаемся критике из-за лабысла. Что вы об этом скажете?

Ф.М.: У вас здесь отличное лабысло. Если кто-то скажет вам обратное, то у него или дурной вкус, или никуда не годное образование, или ему просто заплатили.

(Смех на трибунах)

Ф.М.: …Если говорить об алармизме вокруг лабысла, то есть четкий ответ любому недоучке или платному крикуну. Солнце освещает четверть миллиарда квадратных километров поверхности Земного шара. Это площадь полушария, она есть в любом справочнике. Альбедо Земли – примерно 36 процентов. Это значит, что 64 процента падающих лучей поглощаются и переходят в тепло. Альбедо нашей планеты легко меняется в зависимости от множества факторов, в пределах одного – двух процентов. Вулканические извержения, мощные экваториальные циклоны, сезонные изменения растительного покрова, масштабная деятельность человека – все это влияет. Какая суммарная площадь лабысл эквивалентна обычным колебаниям альбедо? Около двух миллионов квадратных километров. Но мировая потребность в лабыслах, взятая по верхней оценке, это всего триста тысяч квадратных километров. О чем разговор?

…Из сектора мэрии: Алармисты ссылаются на вторичные эффекты таяния полярных льдов в зонах действия лабысл. Они говорят, что таяние льдов понизит альбедо, и мы получим высокое поглощение света, ещё большее таяние льдов и всемирный потоп.

Ф.М.: А почему их не беспокоит понижение альбедо полярных ледников из-за сажи, которая выбрасывается при сгорании нефти и газа, и оседает на лед? Спросите их, и посмотрите, как вытянутся их физиономии. Вам сразу станет ясно, кто им платит.

…Из сектора мэрии: Вы не шутите, доктор Макграт?

Ф.М.: Пусть полиция проверит их связи на Ближнем Востоке. Вот будет шутка.

Вопрос из сектора прессы: Мистер Макграт, как вам кажется, увлекаясь освоением Венеры, Марса, и совсем далекой Немезиды, вообще – космоса, мы не забудем про старушку – Землю? Не есть ли это бегство от нерешенных проблем на родине?

Ф.М.: Это не бегство, а расширение границ. Мы ищем новые возможности в космосе, чтобы эффективнее решить наши проблемы. Античный полис только тогда считался состоявшимся, когда корабли из его гавани начинали отправляться в походы к новым землям. Здесь тот же случай. В нашем земном полисе много проблем, но, с опорой на новые космические территории, эти проблемы можно решить лучше и быстрее.

Вопрос из зала: Док Фрэдди, а это правда, что вы поете?

Ф.М.: Да. ещё, я играю на гитаре. И то и другое получается у меня просто ужасно.

… Из зала: А можно послушать?

Ф.М.: Рискните. После лекции я пойду пропустить рюмку виски в «Комете Мумми-Тролля». Хозяин заведения обещал дать мне гитару. Смелый парень, черт возьми!

Несколько позже. Кафе «Комета Мумми-Тролля».

You'll never know how much I really love you.

You'll never know how much I really care.

Listen! Do you want to know a secret?

Do you promise not to tell…

Макграт отложил гитару, сделал пару глотков эля и спросил:

– Ну, как, Ингрев? Очень страшно?

– Нет, док, – хозяин «Кометы Мумми-Тролля» качнул головой, – Вот, на той неделе заходили парни с исландского траулера. Их штурман по струнам попадал через раз, а голос у него вообще, как скрип гусеницы трактора. Так что, док ты нас не напугаешь.

– Хм… – Макграт повернулся к Жанне, – Слушай, я не понял, это Ингрев сделал мне комплимент, или он так надо мной издевается?

– По-моему, – ответила Жанна, – и то и другое.

– Ингрев ни фига не понимает в «Beatles»! – вмешался Гисли Орквард, выпятив свою бочкообразную грудь, выпучив глаза и взмахнув широкими лапами, – Сейчас забыли хорошую классическую фольк-музыку. Теперь везде сплошное техно-диско…

– Не морочь людям голову, – перебил Скалди Турсен, – у нас отличный гренландский фольк-арт! Не хуже старо-британского. А у британцев сейчас наоборот, стагнация.

Хелги Сонстром утвердительно кивнула, и при этом добавила:

– Вся сила гренландского музыкального фольк-арта, в эскимосском бубне.

– Ну, – не вполне уверенно произнес Ингрев, – Бубен, кстати, у меня тоже есть.

– Давай, – лаконично отреагировала Норэна Кииклик.

– А у меня тоже кое-что есть, – сообщил Отто Хаземан, и жестом фокусника извлек из кармана рубашки пластиковую флейту, – конечно, это не настоящая, деревянная, но я приспособился. Между прочим, флейта даже демократичнее гитары.

– Капелла, блин… – пробурчал Ингрев, и положил на стол перед Норэной бубен, явно сувенирный, но сделанный по образцу настоящего эскимосского, – А ты фре, правда умеешь на нем играть, или просто бум-бум-бум?

– Я выросла в стойбище, – гордо сообщила девчонка, – Правда, сейчас я переселилась в кампус, потому что учусь в колледже, но это уже не влияет. Ясно?

Хозяин «Кометы Мумми-Тролля» издал носом короткое гудение, и сообщил:

– Если ты по-настоящему сыграешь на бубне, то с меня дюжина эля.

– Лучше фрэш-оранжа, – сказала Норэна, – Мне нет 16-ти лет, так что эль мне…

– …Договорились, – перебил Ингрев.

– …Между прочим, – добавила она, – именно я придумала влепить бубен в sound-track «Stjarna drakkar». Отто вспомнил, что на драккарах был бубен, чтобы задавать ритм гребцам, и мне пришло в голову… В общем, можно считать это наша общая идея.

– Это студенческий фольк, док Фрэдди, – пояснил Отто, – песенка к сагам «Паруса прадедов», и к ней клип в комп-графике. Гисли одобрил.

– Я не одобрил! – вмешался Орквард, – Я ревел от восторга. Дьявол! ещё один шаг, и получится кино!.. Ну, не один, а больше, но главное: движение в нужную сторону.

Доктор Макграт глотнул ещё эля и сообщил:

– Знаешь, Гисли, я тебя тоже немножко двинул. Я включил в пособие для студентов термин: «Орквардизация сферы Шкловского». Отто не даст соврать.

– Угу, – юниор энергично кивнул, – Это в плане осенних факультативов.

– Орквардизация? – переспросил немало удивленный Орквард.

– Ага, – Макграт улыбнулся и энергично кивнул, – Сфера Шкловского, как мы знаем, охватывает полсотни ближайших к нам звезд и имеет радиус 15 световых лет. Как я понимаю твой художественный драйв, ты собираешься запустить свои виртуальные нейтронные драккары ко всем этим звездам. Это и называется «орквардизация».

– Космическая программа на ближайшие триста лет? – поинтересовался Скалди.

– На ближайшие три года, – ответил Макграт, – Разумеется, мы не сможем построить замечательные, хотя и слегка нереалистичные нейтронные драккары, но space-corns, скорее всего, сделаем. Поясняю: это маленькие зернышки, микро-роботы, которых разгоняют лазерным лучом до субсветовой скорости. Мы рассеиваем их в заданных направлениях, через четверть века они долетают до самых дальних звезд сферы Шкловского, и ещё через 15 лет, мы получаем их рапорты. Через сорок лет, сфера Шкловского орквардизирована. А о ближайших звездах мы получим информацию примерно через 10 лет после запуска space-corn.

– Допустим, что получим, – отозвалась Хелги, – Допустим, микро-робот нашел около, извиняюсь, Альфа-Центавра, очень симпатичную планету, наподобие Земли. Просто, сказочно-замечательную планету, прилетай и живи. И что дальше?

– Не извиняйся, – сказал Макграт, – Отбросим предрассудки, связанные с тем, что эта звезда зверски замучена НФ-деятелями. Если мы найдем около Альфа Центавра или около любой другой сравнительно близкой звезды, такую планету, то сразу появится четкий смысл постройки звездолетов. Вряд ли это будут нейтронные драккары, но…

Орквард возмущенно фыркнул.

– Фрэдди, а обязательно каждый раз меня подкалывать?

– Не обязательно, – ответил канадец, – Но, я злой парень, и не могу удержаться.

– Пиратскую песню для Фрэдди! – потребовал Орквард, ударив кружкой по столу.

– Запросто! – отозвался Отто, и сыграл короткую музыкальную фразу на флейте.

Норэна гулко отбила ритм на бубне. Скалди, завладев гитарой, провел ногтями по струнам, так что они издали звук, напоминающий визг разъяренной кошки…

We’re pirates sailing on our ship. Will you come along?

We’re pirates sailing on our ship. We’re so brave and strong.

We have a map of where our treasure is. It’s hidden well.

But who will find this bottle. We can never ever tell.

Yo ho ho! Hoist the Jolly Roger, let’s set sail…

Хелги похлопала в ладоши, а потом грустно вздохнула.

– Пиратские песни – это романтика. Звездолеты тоже должны быть романтикой, как у Гисли. А на проверку, получается старая дрянная идея ковчега Ноя. Достойные люди летят на чистую новую Землю, а недостойные попадают во всемирный потоп.

– Стоп! – сказала Жанна, – Идея звездолета-ковчега известна лет сто, но почему к этой ерунде приписывают названия реальных проектов и имена специалистов?!

– Для убедительности, – предположил Скалди, – чтобы телезритель поверил.

– Эта убедительность, – сообщил Фрэдди, – дорого им обойдется. Я сразу им сказал, что денежная компенсация и опровержение из пяти слов меня не устроит. Я хочу крови.

– Правильно! – одобрил прислушавшийся к разговору Ингрев, – а то гонят по TV всякую муть, а потом бла-бла-бла мы допустили маленькую неточность.

– Давай подробности! – потирая руки, потребовал Орквард.

Доктор Макграт придвинул к себе вторую кружку эля, несколько секунд созерцал плотную шапку пены, потом сделал глоток, и торжественно произнес:

– В Гренландии, на заполярной базе Анноаток, в полной секретности, идет постройка звездолета «StarWind», который доставит 500 человек на планету около звезды в ближайшем от нас скоплении Центавра. Управляет проектом известный канадский ученый Фредерик Макграт (см. биографическую справку). «StarWind» должен быть отправлен очень скоро: раньше, чем на Землю обрушатся астероиды, возникшие при безответственной бомбардировке планеты Венера. Отбор 500 пассажиров, которые переживут катастрофу и создадут новое человечество, происходит в тайне. Нашему репортеру удалось сделать несколько фото «StarWind», стоящего на стапеле…

– Что? – удивился Скалди, – они нарисовали звездолет и вмонтировали в фото?

– Фото настоящие, – ответил Отто, – я фотографировал Норэну на фоне «StarWind».

– Клевые фото, – добавила Норэна, – Я их повесила на свой блог. Я сейчас покажу.

Девчонка вытащила из бокового кармана маленький плоский ноутбук и…

…На фото была, разумеется, она – крупным планом на ослепительно-белой снежной равнине, под ярким солнцем, одетая в ярко-оранжевую штормовку с алой надписью «Transpolar Air-Space». За её спиной виднелся огромный серебристый каплеобразный объект, метров двести длиной, установленный на длинной сетчатой опоре. На борту объекта было яркими зелеными буквами было написано название: «StarWind».

– Гм… – Скалди сосредоточенно почесал в затылке, – …И что это за штука?

– Это стратосферный дирижабль для запуска малобюджетных спутников, – ответил Макграт, – За счет него мы рассчитываем ещё в несколько раз уменьшить среднюю стоимость вывода 1 килограмма груза на орбиту. «StarWind», это очередной шаг в ценовой гонке воздушных стартов. Очень динамичный рынок, понимаешь?

– А зачем было строить его в Анноатоке, в глубоком заполярье? – спросила Хелги.

– Его там никто и не строил, – ответил канадец, – Его там только надули для запуска суборбитального зонда через Северный магнитный полюс, на Инувик-бэй, Канада…

Орквард почесал пятерней свою широкую рыжую бороду, и заключил:

– Порубить гада-репортера мясницким топором и скормить белым медведям!

– Пока что, – сообщил Макграт, – Мы требуем, чтобы этот телеканал показал наш информационный получасовой ролик о «StarWind», в prime-time, а если нет, то мы вытащим это в суд, и потребуем, чтобы репортера и продюсера передачи закрыли на полгода в каталажку за клевету и за нелегальное использование частных фото.

– Ясно, – Хелги кивнула, – Только, почему-то это касается лишь частных случаев, а в общем случае, и ты, Фрэдди, и многие другие хорошие парни из аэрокосмического бизнеса, не говорят ни слова в опровержение сказок о звездном Эдеме. Почему?!

– А почему мы должны убирать чужое дерьмо? – спокойно спросил Макграт, – Ты не будешь отрицать, Хелги: сказка про Эдем изобретена и распространена не учеными, а церковниками. Люди, подверженные церковной пропаганде, ищут этот Эдем в каком-нибудь параллельный мир, или на Альфе Центавра. Это уже частности.

– Нет, Фрэдди! – возразила она, – Это не частности! Параллельный мир – сказка, а вот Альфа Центавра и Эпсилон Индейца, это реальность. И проект экспедиции к Эпсилон Индейца, тоже вполне реален. Он будет финансироваться из бюджета ESA, верно?

– Что это за тема, Фрэдди? – спросила Жанна.

– Я расскажу после музыкальной паузы, – ответил он, и взял гитару, – Про драккар вам споют юниоры, а я спою про желтую субмарину.

So we sailed up to the sun, Till we found the sea of green,

And we lived beneath the waves, In our yellow submarine…

Доктор Макграт снял с головы воображаемую шляпу, и раскланялся на три стороны в ответ на аплодисменты слушателей, после чего вернулся к вопросу.

– …Итак, Эпсилон Индейца, это звезда в дюжине световых лет от нас, по ряду свойств похожая на Солнце, и имеющая как минимум, две землеподобные планеты. В смысле, планеты, больше похожие на Землю или Марс, чем на Юпитер или Сатурн. С августа прошлого года ESA финансирует проект подготовки экспедиции к этой звезде. Я знаю научного лидера проекта, доктора Гастона Дюги из французского агентства CNES. Он отличный специалист по нехимическим реактивным двигателям…

– Сбор анкет звездолетчиков-волонтеров – это его идея? – перебила Хелги.

– Это просто социальное исследование, – заметил Макграт, – мсье Дюги не ожидал, что откликнется полмиллиона претендентов на «one way ticket» на Эпсилон Индейца, но отказаться от такого инструмента выбивания денег из бюджета было бы глупо, и он заказал дополнительно интернет-опрос. Хотите ли вы переселиться на другую планету, похожую на нашу Землю, но ещё не заселенную? 10 процентов ответили: «Хотим!».

– Но это же просто жульничество! – возмутилась Хелги.

– Почему же? – возразил канадец, – Ведь Дюги не обещал респондентам этот полет.

– Да, не обещал, но вопрос неявно предполагает, что это возможно.

– Скорее всего, Хелги, это действительно возможно. Так или иначе, в результате этих опросов, CNES получит финансирование этого проекта, и сможет доработать новую модель плазменного двигателя для межпланетных кораблей. Такой двигатель можно поставить и на звездолет… Теоретически. Хотя, практически, я бы не рискнул.

– А Дюги рискнет? – поинтересовалась Жанна.

– Ему не придется рисковать, – ответил Макграт.

Скалди от удивления остановил руку с кружкой, движущуюся ко рту.

– Почему это не придется?

– Потому, – сказал канадец, – Что за него рискнут или не рискнут те люди, которые занимаются политикой вокруг таких проектов. Возьмем оптимистический вариант. Прошло 5 лет. Условный звездолет построен и готов к ходовым тестам…

– Почему условный? – перебил Орквард.

– Подожди, Гисли, сейчас все будет понятно. Он готов, и готовы данные о планетах Эпсилон Индейца. Эти данные другая группа ESA намерена получить с достаточной точностью с помощью известного вам орбитального телескопа «Hubble-Query». Ну, допустим, одна из этих планет пригодна для жизни, и полет может состояться. Нам остается отобрать 40 астронавтов. Дюги достает из рукава требования к экипажу…

– У них должно быть по шесть рук и по две головы, – предположила Норэна,

– …А если меньше, то автор не отвечает за последствия. Так? – добавил Отто.

Макграт негромко похлопал в ладоши.

– Ребята, вы угадали по смыслу, но не по методу. Количество рук и голов обычное. Необычны требования к психике. Необычны, но, подчеркиваю, выполнимы.

– Тогда в чем проблема? – спросил Скалди.

– В том, что ESA и CNES никогда не согласятся на такой экипаж.

– Требования, которым соответствуют только элаусестерцы? – предположила Жанна.

– Точно! – Макграт кивнул, – И возникает пат. Руководство ESA обращается к своим штатным психологам, и те отвечают: Подготовить таких людей на базе европейского контингента нереально. Тогда руководство просит Дюги смягчить требования, но он непреклонен. Требования полностью обоснованы. Руководство ESA, конечно, может смягчить их, но только под свою ответственность. Отто правильно описал ситуацию. Вероятно, никто не возьмет на себя ответственность, и в остатке получится отличный корабль, который может совершить множество нормальных, возвращаемых рейсов в пределах Солнечной системы, где есть достойные объекты. Так, например, спутники планет-гигантов. Или, возможно, малые планеты за орбитой Нептуна…

– А как же планеты в системе Эпсилон Индейца? – разочарованно спросил Орквард.

– Они будут крутиться, – Макграт улыбнулся, – …В ожидании нейтронного драккара.

Возникла короткая пауза, потом Хелги резко дернула головой, как будто стряхивая наваждение.

– Фрэдди, я не понимаю! Ты хочешь сказать, что все пожмут плечами и откажутся от реального межзвездного полета к уже известной, и полностью пригодной для людей планете? Откажутся из-за каких-то дурацких политических предрассудков?

– Нет, – канадец покачал головой, – Начнем с того, что степень пригодности будет нам известна только через 5 лет. Пока это под очень большим вопросом.

– Хорошо, – Хелги кивнула, – А если ответ будет строго положительным, то что?

– Я уже сказал: проект будет приостановлен до появления нейтронного драккара. В смысле, до того, как будут построены корабли, действительно подходящие для такой экспедиции. Да, тот корабль, под который группа Дюги получит финансирование, в принципе, способен долететь до Эпсилон Индейца. Но это авантюра, примерно как пересечь океан на 3-метровой надувной лодке под парусом. Через 5 лет, когда уже появится некий минимальный опыт освоения Венеры и Марса, все порадуются, что межзвездный старт отложен. А сейчас многие воспринимают космос через призму героического фэнтези с инопланетными феями. Я ничего не имею против романтики космических полетов, но романтика не должна затмевать реальное положение дел.

Орквард отрицательно покачал головой.

– По науке ты, наверное, прав док Фрэдди, но по психологии все иначе. Надо переть в атаку, пока есть драйв. Драйв ждать не будет. Он улетучится, и станет неинтересно.

– На Луну, – ответил канадец, – в 1969-м люди поперли на голом драйве. Что из этого вышло? Несколько лет славы, а потом – апатия и отступление. Ты прав на счет атаки, Гисли, а что потом? Это не футбол, где потом все расходятся до следующего матча. В случае межзвездного проекта все усугубляется…

– …Временем, – договорил Отто, – Ничего, что я встрял, док Фрэдди?

– Нормально, – сказал Макграт, – Но если встрял, то давай, объясняй.

– Да. Я попробую. У этого корабля проектная скорость ноль-семь световой. 11 лет до Эпсилон Индейца по корабельным часам, и 17 лет по земным часам. Если все ОК, то сообщение об этом дойдет до Земли ещё через 12 лет, или через 29 лет после старта. Гисли уже сказал: драйв не будет ждать. Станет неинтересно.

– Это же не 29 лет перерыва! – возразила Хелги, – Я плохо помню эти парадоксы Эйнштейна по поводу времени, но они, вроде бы, не мешают поддерживать связь с летящим кораблем. Это могла бы быть хроника реалити-шоу о полете.

Жанна легонько похлопала её по плечу.

– Слушай, мы с тобой обе работаем в mass-media. Ты не хуже меня знаешь. Никакое реалити-шоу не продержится на одной теме даже 10 лет, а тут 29. Вернее, оно может продержаться на определенной теме, но это не устроит европейских политиков.

– На одной теме, это на сексе? – предположила Норэна.

– Да, – Жанна кивнула, – Сорок астронавтов с Элаусестере, это секс-взрыв.

– О! – Скалди кивнул, – Евро-цензура запретила прямой эфир с «Диогеновой бочки». Правда, европейцы все равно смотрят через меганезийский спутник «Rokki-TV»…

– …И евро-TV теряет аудиторию, – добавила Жанна, – Евро-политики недовольны.

– Черт! Черт! – Хелги импульсивно отхлебнула эля из кружки, – Надо искать выход!

Скалди подмигнул ей и с легкой иронией напомнил:

– Насколько минут назад, радость моя, ты ругала этот эпсилон-индейский проект, и называла это жульничеством. Я не уловил, когда ты развернулась на 16 румбов.

– Ты вредничаешь! – объявила она, – Лучше бы помог мне, как правильный викинг!

Доктор Макграт постучал по столу кружкой, как председательским молоточком.

– Минуту внимания! Я напоминаю: это была сказочная ситуация, которая могла бы сложиться, если бы телескоп «Hubble-Query» нашел на планетах Эпсилон Индейца кислородную атмосферу, воду, горы попкорна, озера йогурта со свежими фруктами, гейзеры шампанского и цветущие яблони. А реально, специалисты не рассчитывают обнаружить там ничего существенно более привлекательного, чем наш Марс. Марс гораздо более типичная планета, чем Земля. Гисли, чтобы ты не слишком огорчался, я добавлю: эти планеты могут оказаться массивнее Марса. Атмосфера будет достаточно плотной для существования жидкой воды на поверхности, а гости смогут ходить там в кислородных масках без скафандра. Это реально-вероятный удачный вариант.

– Док всех обломал, – констатировала Норэна.

– Я просто реалист, – возразил Макграт, – Наше Солнце – желтый карлик, а Эпсилон Индейца – оранжевый карлик. её масса меньше на четверть, температура ниже на 1500 градусов, а светимость слабее в 7 раз. Странно ожидать там существование планеты – двойника Земли. Впрочем, как я уже сказал, проект делается вовсе не для того, чтобы лететь к этой звезде. Проект затеян ради постройки межпланетного корабля нового поколения. Звездная тема, это для PR. Людям интереснее слушать про Эдем.

– Судя по тому, как легко ты об этом говоришь, – заметила Жанна, – это не тайна.

– Да, – он кивнул, – Но люди верят TF-1 и CNN, а не профессиональным каналам.

Хелги печально вздохнула, и покрутила на столе свою кружку.

– Выходит, Фрэдди, что не видать человечеству звезд, как своих ушей. Обидно.

– Я не говорил ничего подобного! – возмутился канадец, – Наоборот, звездолеты это совершенно реальная штука. Начнем с нейтронных драккаров Гисли. Конечно, в их описании полно физико-технических ляпов…

– Это потому, что консультанты ленятся, – вставил Орквард.

– Это не важно, – Макграт махнул рукой, – Ляпы там есть, но основные физические принципы соблюдаются. Драккар движется относительно звезд со скоростями 99 процентов световой, корабельное время замедлено относительно них в 7 раз, и для экипажа межзвездные перелеты занимают год – другой, примерно как путешествия древних мореходов. То, что на планетах проходит в 7 раз больше времени, экипаж воспринимает как привычную данность, и психически адаптируется к этому.

– Какая-то не очень аппетитная данность, – заметил Скалди.

– Ну, если ты такой капризный, то летай со сверхсветовой скоростью.

Скалди фыркнул, как не очень крупный, но очень рассерженный морж.

– Знаешь, док, я, все-таки проходил физику по фейнмановским лекциям.

– И что? – поинтересовался Макграт.

– Тело, обладающее массой, нельзя разогнать до скорости света, – пояснил Скалди.

– Нельзя, по одной из теорий, – уточнил канадец, – Эта теория обычно используется в релятивистских расчетах, и неплохо себя показала, но она не согласуется со многими наблюдаемыми фактами. В частности, с фактом наблюдения множества массивных объектов, которые движутся друг относительно друга быстрее света.

– Упс… – произнес Скалди, – это где же они наблюдаются?

– На небе, – ответил Макграт, – Галактики, отстоящие друг от друга на расстояние 15 миллиардов световых лет, разбегаются со скоростью больше световой. Это следствие закона Хаббла в модели расширяющейся вселенной. Модель признана адекватной.

– Да… – немного сконфуженно произнес гренландец, – Но там действуют эффекты с изменением самого пространства, а это не то же самое, что механический разгон.

Макграт выразительно развел руками.

– Ну, извини. Ты не ставил условие, что корабль надо разгонять вручную.

– Мистер Макграт, – раздался охрипший голос со стороны группы военных моряков, устроившихся за стойкой бара, – Вы, наверное, шутите про сверхсветовые корабли?

– Нет, – ответил канадец, – Шутить я начинаю после третьей кружки, а это вторая.

– А можно поставить вам третью? – поинтересовался тот же голос.

– Почему бы и нет? Двигайтесь сюда, а я пока сделаю музыкальную паузу.

He's a real nowhere man

Sitting in his nowhere land

Making all his nowhere plans for nobody

Обладатель охрипшего голоса, молодой англосакс в униформе лейтенанта ВМФ Гренландии с нашивкой «008. Fafnir», звонко хлопнул ладонью по колену.

– Песня чертовски в тему, док!

– В тему, да! – подтвердила девушка-банту с такой же нашивкой и ромбом капрала.

– Пардон, – сказал мужчина лет около тридцати, тоже англосаксонской внешности, в униформе капитана, с нашивкой «009. Fenrir», – Мы не представились, док…

Капитана звали Стюарт Палфри. Лейтенанта с хриплым голосом – Бертон Улкерт, а чернокожую девушку-капрала – Нлиа. Другая девушка, лейтенант Фрэн Лаудер была постарше и светлокожая. Самым импозантным персонажем являлся мощно сложенный чернокожий штаб-сержант Гэго. Эти пятеро мгновенно развили бурную деятельность.

Нлиа завладела эскимосским бубном и, используя его на манер тамтама, исполнила фольклорную ангольскую песенку; «Mestre Bimba me ensinou, o jogo da capoeira!», а непосредственно перед самым носом доктора Макграта, как по волшебству, возникла кружка эля и тарелка с креветками.

– Вы говорили про сверхсветовые корабли, – вежливо напомнила Фрэн Лаудер.

– Э… – произнес он, – Я говорил лишь о сверхсветовых скоростях в природе. А чтобы использовать этот эффект для перемещения корабля, надо здорово поломать голову.

– Я открою жуткую тайну, – прохрипел Улкерт, – Перед рейдом, мы, для настроения, смотрели старое кино «Звездный десант» по Хайнлайну, и Фрэн с кэпом побились на отпуск по поводу этих самых сверхсветовых кораблей: могут они быть или нет.

– Что значит «побились на отпуск»? – поинтересовалась Жанна.

– После рейда дают 5 дней внеочередного отпуска, – пояснил Палфри, – и мы с Фрэн разошлись во мнениях, где его лучше провести. А тут подвернулось такое пари…

Макграт допил остаток эля из второй кружки, и задумчиво посмотрел на третью.

– Боюсь, ребята, что я не смогу ответить на этот вопрос строго «да» или «нет». Вам придется самим решать, в какую сторону должна быть интерпретация.

– На этот случай мы договорились, что Берт будет арбитром, – сообщила Фрэн.

– Очень предусмотрительно, – заключил канадец, – Итак, представим себе шоссе, по которому ездит заколдованный байкер. Если вы стоите на парковке, то он пронесется мимо вас со скоростью 66 километров в час. Если вы начнете гонку c ним, то он будет ехать на 66 километров в час быстрее вас. Вы жмете педаль, но разность скоростей не меняется. Вместо этого, ровное шоссе начинает превращаться в крутой склон, и вся мощность вашего движка тратится, чтобы тащить кар в гору. Что бы это значило?

– Шоссе тоже заколдованное, да! – высказала свою версию капрал Нлиа.

– Логичное предположение, – Макграт кивнул и сделал глоток эля, – Вы бросаете явно бесперспективные попытки догнать байкера на шоссе, и берете внедорожник вместо гоночного кара. Вы избегаете шоссе, и прете по бездорожью к выбранной точке. Тут волшебство байкера уже не работает, и вы оставляете его за кормой.

– Как я понимаю… – медленно произнес Палфри, – речь идет о том, что обогнать свет можно, только если выйти из нашего пространства в какое-то гиперпространство, как любят выражаться писатели-фантасты.

– Не стриги всех под одну гребенку! – возмутился Орквард, – я никогда не писал такой ерунды! У меня, конечно, бывают художественные неточности, но…

– …Ты всегда держишься в рамках специальной теории относительности, – перебил Макграт, – и это, в общем, рационально, поскольку мы пока не умеем менять свойства пространства в таких больших областях, чтобы можно было поместить туда корабль.

– Это намек на то, что в маленьких областях – умеем? – спросил Улкерт.

– Да, – Макграт кивнул и повернулся к Хелги, – тебе знакомо имя Хендрик Казимир?

Нидерландка на пару секунду задумалась, и отрицательно качнула головой.

– Нет. А оно должно быть мне знакомо?

– Не знаю, – канадец улыбнулся, – но, Казимир был твоим земляком, он из Гааги, и он известен тем, что в 1948 году открыл, грубо говоря, гипервакуум.

– Вы шутите, док? – осторожно спросил Улкерт.

– Какие шутки, лейтенант? Эффект Казимира описан где угодно, включая…

– …Да, – перебил Скалди, – в фейнмановских лекциях про это было. Притяжение тел, разделенных зазором порядка микрона, за счет флуктуаций вакуума.

– Совершенно верно! Это эффект высвобождения «темной энергии». Он влияет и на микро-частички в коллоидных растворах, которыми занимался Хендрик Казимир, и на разбегание галактик при расширении вселенной, которым занимался Эдвин Хаббл.

Штаб-сержант Гэго громко цокнул языком.

– Я не понимаю. В базовом колледже у нас была только прикладная механика.

– Не расстраивайся, – Фрэн похлопала его по затылку, – Я тоже не понимаю.

– А я сейчас объясню по-флотски, – сказал Макграт, – Представим, что мы на море в условиях довольно сильного волнения, но при слабом ветре. У нас есть два корабля, которые стоят параллельно на расстоянии футов сто борт от борта. Что будет?

– Их прижмет друг к другу, и они ударятся бортами, – мигом ответил Гэго.

– Точно! – Макграт стукнул пивной кружкой по столу, – а какая сила их прижмет?

– Волны, – ответил негр, – Между кораблями волны не поместятся, и их нет, а вокруг волны есть. Получается, что они давят только со стороны свободного борта.

Канадец улыбнулся и несколько раз кивнул.

– Это не вполне точное объяснение, но суть дела именно такова. Волнующееся море похоже на вакуум мирового пространства, или, как выражались двести лет назад, на мировой эфир, хотя теория мирового эфира была несколько неадекватна… Особые состояния пространства, наблюдаемые, в эффекте Казимира, заинтересовали одного британского испанца, Мигеля Алькубиерре, и в 1994-м он придумал сверхсветовой привод, работающий за счет области с особым состоянием пространства. Сейчас этот теоретически возможный объект называется «пузырь Алькубиерре». Он не нарушает принципы общей теории относительности, хотя, казалось бы, должен нарушать…

– А кто-нибудь пробовал это построить практически? – спросил Палфри.

– Слухи о маленьких прототипах циркулируют уже лет 30, – ответил Макграт, – но ни одного достаточно убедительного прототипа лично я не встречал.

– Фокус не получится, – сказал Скалди, – Это эффект только для микро-уровня.

– А для таких капризных парней, – весело ответил Макграт, – открыт эффект Лензе-Тирринга. Вблизи вращающихся черных дыр массивные объекты могут двигаться быстрее, чем свет в вакууме. Но, в этой зоне скорость света выше, чем в вакууме. Локально принцип Эйнштейна соблюдается, как и в пузыре Алькубиерре. Просто, скорость света – не константа. Она зависит от локальных свойств пространства.

– Вы хотите сказать, что Эйнштейн ошибался? – уточнил Палфри.

– Да, – канадец кивнул, – Эйнштейн довольно часто ошибался, ну, и что?

Капитан Палфри сделал большой глоток эля и сосредоточенно потер лоб.

– Брр… Док, а вы верите, что такой корабль-пузырь будет построен?

– Не знаю. Эта проблема не по моей специализации. Теоретическая возможность существует, хотя энергия необходимая для создания пузыря Алькубиерре, внушает трепет. Я думаю, мы раньше научимся искать червоточины Морриса-Торна. Это естественные короткие тоннели, соединяющие отдаленные области вселенной.

– ещё один метод сверхсветовых путешествий? – прохрипел Улкерт.

– Да. Но, в любом случае, я думаю, что эти методы поспеют только к концу века.

– Ясно… – Улкерт кивнул и повернулся к Палфри, – Кэп, я должен сказать, что…

– Я уже понял, – капитан кивнул, – Фрэн выиграла. А ты, пожалуйста, займись своим горлом. Не хотелось бы, чтобы ты свалился с ангиной.

– Я займусь его горлом, босс, – сообщила Нлиа, – народная медицина, да!

– Горячий компресс на все тело, – пояснил Гэго.

Вся компания заржала, а Нлиа, абсолютно серьезным тоном, произнесла.

– Секс улучшает циркуляцию жизненной энергии Ци. Так говорит китаец Вэ Дяо, у которого лучшая таверна в Миармиуте. Он очень вкусно готовит еду, и конечно, не ошибается в таких простых полезных вещах про людей.

– Ну, если Вэ Дяо сказал… – капитан Палфри развел руками в знак того, что не готов спорить с таким профессионалом в области заботы о здоровье.

– Доктор Макграт, а как вы относитесь к Хайнлайну? – спросила Фрэн Лаудер.

– Это в связи со «Звездным десантом», который вы смотрели? – уточнил канадец.

– В общем, да, – она энергично кивнула, – Знаете, док, корабли и двигатели это одна сторона, а есть и другая сторона: люди. Я смотрела и думала: неужели то, чем мы занимаемся, будет всегда? Хочется верить, что нет. Что мы сделаем эту работу, и следующие поколения будут знать об этом только из учебника истории.

– Хорошие люди убьют всех плохих, и будет счастье? – иронично спросила Жанна.

– Не обязательно убьют, – уточнила лейтенант Лаудер, – просто, как-то обезвредят.

– Есть афоризм, – сказала Хелги, – будущее, это тщательно обезвреженное настоящее.

– Лейт Фрэн очень добрая, – гордо сообщила Нлиа, – Как богиня Гуань Инь, которая на картинке в таверне Вэ Дяо. Она не любит, если убивают всех, у кого больше двух ног.

Лейтенант Лаудер резко выдохнула и ударила кулаком по ладони.

– Нлиа, ну почему ты из любого кино запоминаешь самую фашистскую цитату?

– Это не фашистская цитата, а гуманистическая, – возразила негритянка.

– Нет, Нлиа! Убивать людей просто за то, что они непохожи на тебя, это фашизм.

– Нет лейт Фрэн, не за это, а за то, что от них проблемы. И ещё. Я не собиралась их убивать. Они бы сами замерзли, совсем не больно, да.

– Нлиа, приказы не обсуждают, – тихо хрипнул Улкерт.

– Я не обсуждаю приказ, нет! Мы выполнили приказ, а теперь разговариваем. Это не запрещено инструкцией. Я говорю: мы дали им теплые вещи на льдину, мы вызвали норвежских спасателей со Шпица, а зачем? Ты простудился, норвежские мальчишки напрягались, а эти сказали на TV, что мы пираты и расисты. А если бы не дать этим теплые вещи и не вызвать спасателей, то эти лежали бы как ледышки, безвредные.

– Не лежали бы, – подала голос Норэна, – Белый медведь нашел бы и съел.

Негритянка прикинула что-то в уме и повертела головой.

– Нет, льдина далеко от берега, медведь не доплыл бы.

– Вы про что вообще? – поинтересовался Отто.

– Про «Тепхо» и фальшивую рыболовную флотилию, – ответила Фрэн.

– А-а… Мы с Норэной видел по TV.

– Эти бы вам спасателей не вызвали, – добавила Норэна.

– И что из этого следует? – спросила Фрэн.

– Просто для info, – пояснила девчонка, – И теплых вещей бы вам не дали.

– Блин! – Фрэн снова стукнула кулаком в ладонь, – Норэна, ты думаешь, что нам надо брать пример с этих грязных ублюдков?.. О черт! Я не это хотела сказать!… Стью! Я запуталась! Пожалуйста, расскажи, как было дело. Все равно, это уже не секрет.

Капитан Палфри ласково погладил её по спине.

– Не переживай. Мы поступили правильно. Я сейчас расскажу… – он стремительно расставил по столу спичечные коробки, чашки, ложки и вообще, все подходящее для иллюстрированного рассказа, – …Вот это Северная Корея, порт Чхонджин. Отсюда к Берингову проливу вышла флотилия: рефрижератор «Тепхо» и два больших сейнера. Считается, что они планировали лов рыбы в Ледовитом океане, чтобы потом выйти в Атлантику через Норвежское море и продать улов в Англии, в Ливерпуле. Но рыбу они ловить не собирались, а везли северокорейское оружие. Фирма в Ливерпуле подставная, создана организацией «Islam4UK» для обеспечения продолжения транзита до Марокко.

– Для таких случаев существует Интерпол, – заметила Хелги.

Палфри выразительно покачал указательным пальцем.

– Интерпол не умеет воевать против двух сейнеров, которые на самом деле фрегаты.

– Ах, вот как… – растерянно произнесла нидерландка.

– Да, вот так, – сказал он.

– Но его могли бы задержать в Ливерпуле, – заметила Жанна.

– В Ливерпуле, – ответила Фрэн, – рефрижератор «Тепхо» должен был принять груз продовольствия для миссии ООН в Нигере. Около Фарерских островов его встречал британский корвет, чтобы сопровождать в Ливерпуль, а оттуда в Рабат.

– Так или иначе, – продолжил Палфри, переставляя чашки и ложки на столе, – мы их перехватили в 200 милях от Шпицбергена. Расклад: два легких катера-рейдера «Ski-Rhino» против двух фрегатов. Но у нас преимущество в скорости и сильный союзник.

– Янки? – предположил Скалди.

– Шторм, – ответил капитан, – Эти великие мореходы думали, что на Северном морском пути штормы заканчиваются в марте, а дальше, до осени здесь курорт. «Ski-Rhino», это один из немногих типов кораблей, способных вести боевые действия при арктическом шторме. Противник таких кораблей не имел, и мы с ним немножко поиграли в прятки. Здесь это региональный вид спорта, развившийся в ходе маневровых войн за треску и палтус. Кроме того, мы имитировали в эфире американскую субмарину. её не было, но весь радиообмен выглядел натурально. Фрэн, Бертон и я раньше служили в US Navy.на субмарине «Норфолк» U-215A, но это совсем другая история. Вот… Фрегаты потеряли «Тепхо» и, из-за шторма и угрозы субмарины, ушли на Шпицберген, в Лонгиербиен.

Хелги недоуменно пошевелила пальцами в воздухе.

– В каком смысле, потеряли?

– Просто, потеряли в море. У него возникли проблемы с радиосвязью, в самый-самый неподходящий момент. В общем, они его потеряли, а мы нашли. Поскольку «Тепхо» должен был перейти под охрану британских военных, на нем не было северокорейских моряков. Экипаж – 18 camels. В смысле, это сленговый термин, означающий…

– Кэп, этот сленг все знают, – перебила Хелги.

– Ну, вот, – сказал Палфри, – Четверо из-за своей неосторожности упали за борт…

– Пытались отстреливаться из автоматов, – флегматично уточнил штаб-сержант Гэго.

– А остальных 14 вы высадили на льдину? – спросила Жанна.

– Да, – капитан кивнул, – У меня было два экипажа по 5 человек, все при деле. Некому следить за пленными. Шторм закончился, температура около минус 10. Мы дали им свитера и одеяла, поставили тент, вызвали спасателей со Шпицбергена, и ушли.

– Ушли вместе с «Тепхо» и грузом оружия, – уточнила Нлиа, – Хорошая добыча, да!

– А если бы был северокорейский экипаж? – спросила Хелги, – Их тоже на льдину?

Палфри поднял кружку эля и посмотрел сквозь нее на свет. Потом сделал глоток.

– До чего же хорош гренландский домашний эль.

– Ты не хочешь отвечать на этот вопрос? – поинтересовалась нидерландка.

– ОК. Я отвечу. Нет, северных корейцев мы бы запрели в каком-нибудь подходящем помещении на «Тепхо». Но у тебя на кончике носа написан следующий вопрос.

– Наверное, да, – сказала она, – я хочу спросить: почему такое разное отношение? Я уверена, что ты не делишь людей по расе и цвету кожи. Значит, дело в религии. Ты считаешь, что северокорейское чучхе лучше ислама?

– Чучхе, – вмешался Орквард, – Это материалистический гуманизм, очень неплохая идеология. Проблемы в КНДР не из-за чучхе, а из-за культа личности вождей.

– А разве чучхе это не то же самое, что культ наследников Ким Чен Ира?

– Наоборот. Чучхе против преклонения человека пред кем-либо и чем-либо. Чучхе строится на четырех основных принципах. Человек – хозяин своей судьбы. Разум – высшая функция материи. Природу следует изменять в интересах человека. Любое преклонение делает человека глупцом. Это античная философия чучхе. Ким Ир Сен добавил туда народные массы с вождями, и верность мафии… В смысле, партии.

– Э… Хм… Гисли, откуда ты это знаешь?

– Ты удивишься: я просто прочел в энциклопедии.

– Странно, что я не догадалась глянуть там. А почему ты интересуешься чучхе?

НФ-литератор фыркнул, опрокинул в глотку четверть кружки эля разом и сообщил:

– Я интересуюсь не чучхе, а тем, как журналисты строят свое мнение о чучхе.

– Гол засчитан, – буркнула она, – Ладно. Я внимательно слушаю дока Фрэдди.

– По поводу «Звездного десанта» и войне в будущем? – уточнил Макграт, – Вопрос, вообще-то, не по моей специальности, но я могу высказать свое мнение. Я сразу же отбрасываю идею о встрече с злобными инопланетянами и буду говорить только об отношениях между людьми. Мне хочется представлять человечество будущего, как множество микро-групп, семей, и индивидов, объединенных сетевой структурой, в которой нет аномально разросшиеся непродуктивных гигантских кластеров вроде государств, мировых религий, корпораций-монстров и политических партий. Иначе говоря, нет источника войн. К сожалению, логика и опыт показывает, что подобные аномальные, скажем прямо, имперские структуры сами по себе не исчезают…



Дата/Время: 25.05.24 года Хартии. Вечер. | Драйв Астарты | Дата/Время: 22.06.24 года Хартии.