home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Моту Атауро – Тимор Лесте.

=======================================

Дирекция любой европейской или североамериканской видео-студии, работающей в жанре XXX, без колебаний отдала бы миллион долларов за возможность в это тихое раннее утро поставить пару-тройку скрытых камер на юго-восточном берегу Атауро, вокруг широкого частного пирса у небольшого коттеджа в стиле «cylinder up-down».

Парочка, выбравшаяся из воды после физкультурного заплыва, предпринятого, по исходному плану, для поддержания боевой формы и для улучшения аппетита, как-то внезапно ощутила зов эроса, и задержалась на свежих циновках под навесом, рядом с легким учебным виропланом (для которого навес выполнял функции ангара).

Молодому мужчине было лет 25, и он являл собой тип породистого деревенского полинезийца – неплохо сложенного, мощного, но (если придерживаться эллинских представлений о красоте) несколько тяжеловатого для своего возраста. Женщина выглядела совсем юной, значительно моложе 20 лет. Довольно-таки субтильное и угловатое телосложение можно было бы отнести исключительно за счет её возраста, однако крупные и резковатые черты лица указывали на то, что это ещё и этническая особенность, свойственная ряду племен северо-западных береговых папуасов. Как нетрудно заключить из описания, в статике эта пара вряд ли привлекла бы внимание ценителей эротики, но в динамике… Хороший секс на циновке, брошенной поверх бамбукового настила – это вам не то, что на мягкой кровати или на почти таком же мягком ковре. Здесь многие популярные позы камасутры крайне неудобны, но зато, популярные позы из океанийского искусства любви специально созданы именно для жесткого плетеного лежбища, где хороший упор для ладоней, пяток и пальцев ног.

Ничего подобного большинство европейцев и североамериканцев не видели, и даже представить себе не могли, так что, студия XXX-жанра не зря была бы готова заплатить миллион за точки видеосъемки. Но, с другой стороны, большая часть этого миллиона пропала бы без результата: на двадцатой минуте, когда молодые люди только вошли во вкус, очень не вовремя раздался настойчивый телефонный вызов. Будь это абстрактный звонок, им бы даже в голову не пришло прервать столь увлекательное занятие, ради такой ерунды – но вызов звучал в форме мелодии «Hasta siempre Che Guevara», а это значило, что он не абстрактный, а очень конкретный и срочный.

Считанные секунды – и молодой мужчина уже стоял на одном колене, правой рукой прижимая к уху мобайл, а девушка застыла полулежа, прислушиваясь – как не очень крупный, но сильный и опасный хищник…

– Кайемао Хаамеа на связи, – произнес мужчина… – Ага… Aloha, Ним Гок. Что у нас… Joder conio! Когда?… А кто это… De puta madre… Так… Слушай, у тебя есть аптечка, стандартная, армейская, полевая?… Нет? Понятно! Вот тебе и другой стандарт… ОК, выдвигаемся к тебе, будем через 10 минут… Не знаю, подержите её пока так. Отбой.

– Вылетаем? – лаконично уточнила девушка, уже оказавшаяся в кабине вироплана.

– Да, Чуки, – ответил он, устраиваясь рядом, – В Дили, к Ним Гоку домой.

Легкая машина выкатилась из-под навеса, с плеском шлепнулась брюхом в воду, и практически без разбега, взмыла в небо, посверкивая лопастями пропеллеров в лучах солнца, только-только поднявшегося над горизонтом. На юге, за плавучим атоллом Хатхат, на другой стороне пролива, виднелся город Дили. Лететь – минуты…

– Что там? – спросила Чуки.

– Не там, а в Париже, – ответил ей мэр Атауро, – перекладывая из бортовой аптечки в карман короткого килта два шприц-тюбика, – …Самолет фестивального спецрейса взорвали с пассажирами в аэропорту Де Голль. Минус 49 наших ребят. В смысле, там канаки, папуасы, африканцы, двое французов-реюньонцев и один тиморец, Эсао Дарэ. Помнишь, он помогал дяде Жосе в таверне? Они родичи. А Стэли, подружка Эсао, в полном ауте. Хорошо, что она зашла к Ним Гоку, точнее, к Элвире, чтобы глянуть на большом экране, как наших провожают домой. А там, в прямом эфире… Глянула…

Чуки сосредоточенно кивнула.

– Кай, кто их взорвал?

– По ходу, европейские исламисты. Больше некому.

– А кто из них? Обычно ведь они сразу звонят в полицию и говорят.

– Не знаю, – Кайемао пожал плечами, – Я не спросил.

– Я это к тому… – пояснила она, – …Что, наверное, придется объявлять войну.

– Наверное… Joder! Как шефы нашего и папуасского Гестапо это прохлопали!?

– Де Голль – большой аэропорт, – сказала Чуки.

– Значит, не хрен было его использовать! В Париже три аэропорта, и плюс ещё штук двадцать аэродромов в ближайших окрестностях! Что за идиоты!

– Странно, – согласилась она, – А что они сами говорят?

– Вероятно, они только собираются что-то говорить, – ответил Кайемао, – Ним Гок позвонил мне почти сразу, как только увидел взрыв на экране.

Внизу промелькнул Хатхат, Чуки немного подправила курс и сообщила.

– Будем через три минуты. Что ты будешь делать, если Ним Гок уже объявил войну?

– Кому? – спросил он.

– Много кому. Ты ведь знаешь его логику. Кто радуется успеху врага – тот враг. И ты знаешь привычки мусульман. Сейчас в мусульманских городах пляшут на улицах и радуются, что убили неверных. Ним Гоку не придется искать врагов, их покажет TV.

– К сожалению, ему не придется также искать союзников, – хмуро ответил мэр, – Вся Океания и Транс-Экваториальная Африканская Лига вместе с Мадагаскаром.

– Это плохо? – спросила Чуки.

– Это очень плохо. Потому что сгоряча обычно убивают не тех, кого надо. Я бы очень хотел поговорить с командиром отряда охраны. Они ещё во Франции, поскольку они должны были улететь только после успешного отбытия участников фестиваля.

– И что ты хочешь у него спросить?

– Некоторые детали, – сказал Кайемао, – Чем больше я думаю об этом, тем меньше я понимаю, как это случилось. Слишком много нестыковок. Значит, есть второй слой…



С продолжавшейся у Стэли истерикой Кайемао справился за пару секунд. Точным, отработанным движением он воткнул девушке в бедро иглу и сдавил тюбик шприца. Армейский транквилизирующий состав действовал со скоростью, которая не часто встречается даже у быстродействующих ядов. Элвиру это несколько напугало.

– Кай, ты уверен, что это не опасно?

– Не опаснее, чем рвать себе криком горло и сердце, – ответил он, осторожно уложил бесчувственное тело Стэли на диван, и сделал шаг к сжавшемуся в кресле дяде Жосе, который, казалось выпал из реальности, – …Скажите, как мне вам помочь?

– Никак, – неожиданно-спокойно ответил пожилой тиморец, – Я только не понимаю, почему всех убили, а я один жив. Глупость какая-то. Эсао говорил: вот, вернусь, мы устроим со Стэли свадьбу, потом заработаем денег, построим хороший дом, заведем много детей… Я уже думал… Хотя, какая теперь разница… Не обращайте на меня внимания. Вот, если вы как-то поможете Стэли, то спасибо. Свадьба, не свадьба, а получается, что она у меня последний родной человек на земле.

– Я, Кайемао Хаамеа, обещаю ей помочь. Мауи и Пеле, держащие мир, слышали.

– Кай… – Ним Гок тронул мэра Атауро за плечо, – Я думаю, тебе следует увидеть эту видеозапись. Мне не все понятно. И, я думаю, надо посмотреть, кто что сказал.

– Да, – согласился Хаамеа.

– Я тоже посмотрю, – добавила Чуки, – Иногда у меня бывают умные мысли.

– Ты тоже, – согласился кхмер и показал глазами в сторону своего кабинета.


--------------------------------------------------


Дата/Время: 26.06.24 года Хартии. Раннее утро. | Драйв Астарты | «France-2», 25 июня, 22:15 по Гринвичу. Париж, теракт в аэропорту.