home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Фиджи-Ротума. Хауаити и Матуса

=======================================

В полумиле от яхт-харбора Оинафа на северно-восточном берегу Ротума (крайнего северного острова округа Фиджи) лежат два миниатюрных островка: Хауануи (принадлежащий нативным утафоа из клана Атоаэ) и Хауаити (арендованный без ограничения срока гражданином Хагеном Клейном). Ширина пролива между этими островками всего сто метров, так что у 16-летней Эуни Атоаэ, дочери tahuna Атоаэ Эфиака, даже и мысли не возникло взять лодку. Она разделась, повесила lavalava на крючочек около входной циновки fare, застегнула на левом предплечье матерчатый браслет с woki-toki, вошла в воду и заскользила сквозь слабые волны под углом к скалистому юго-восточному берегу Хауаити. Юная утафоа не собиралась царапать любимые пятки, лазая по скалам. ещё чего! Вот обогнуть по морю миниатюрный островок и выйти из воды с запада, у причала fare дяди Хагена, это другое дело.

– Обалдеть, какая классная девчонка! – Вынесла свой вердикт Люси, наблюдая за этим заплывом с крыши-террасы кубического дома Клейна (этот дом в прошлой жизни был капониром Народного флота Конвента Меганезии, отсюда и конфигурация).

– Ты красивее, – лаконично ответил Хаген.

– Да ну… – Буркнула она, и потерлась щекой о его плечо.

– Субъективный факт, – сказал он, – так что спорить со мной не получится.

– Тогда я не буду. Слушай, а она достаточно сильная tahuna-hine?

Клейн неопределенно качнул головой туда-сюда.

– Сложный вопрос. Эфиак утверждает, что у Эуни есть akumana-te-tupuna, однако признает, что у нее совсем мало опыта.

– Ситуация… – Задумчиво произнесла Люси.

Ситуация возникла в связи с фирмой «DiproX» (Окленд, Аотеароа – Новая Зеландия), а точнее – с филиалом «DiproX» на Ротума, или, ещё точнее – с Акава Фуро, директором этого филиала. Когда пришло известие, что киви продали контрольный пакет фирмы «DiproX» некой исландской кинокомпании «Scandia Screen», Акава Фуро, 28-летний иммигрант из Японии, уже 10 лет живущий на Ротума и создавший здешний филиал «DiproX» с нуля, погрузился в депрессию. Акава засел дома и перестал выходить на работу. Джо Джитоу, второй менеджер филиала, разумеется, подменил его, но весь маленький персонал ротумского «DiproX» был обеспокоен. Акава Фуро – парень талантливый и креативный, но мягкий и тактичный. По ходу, у него психотравма. Разумеется, хотелось помочь ему, но, с другой стороны, нехорошо лезть без спроса к человеку, у которого свое виденье жизни. День-другой-третий сотрудники филиала решали так и сяк, но 3-го августа пришел телекс следующего содержания:

«Дирекции филиала Ротума. Просим обеспечить прием президента кинокомпании «Scandia Screen», м-ра Экхелма, и продюсера м-с Ларквист 5.08. в 14.00».

После этого коллектив сотрудников дружно пришел к выводу: Джо Джитоу следует обратиться за помощью Хагену Клейну, дизайнеру роботомоторики. Хаген Клейн не особенно часто физически появлялся в офисе филиала в Матуса (хотя от его fare на Хауаити до Матуса-харбор было всего-то 6 миль на лодке на запад вдоль северного берега). Тем не менее, Клейн был персонаж известный и симпатичный, а главное, он приходился по обычаю родичем одному tahuna, колдуну клана нативных утафоа…

4-го августа (т. е. вчера) Джитоу и Клейн пообщались и кое-что решили…



Эуни Атоаэ выбралась на маленький каменистый пляж у пирса, энергично тряхнула головой так, что угольно-черные волосы, только что казавшиеся мокрой купальной шапочкой, превратились в нечто почти пушистое, и ослепительно улыбнулась.

– Aloha, дядя Хаген и Тётя Люси. Я – вот.

– Чего так официально, Эуни? – Люси игриво ткнула пальцем в живот «племянницу» (которая была на 3 года старше «тети»).

– Пошли пить какао, гордость клана Атоаэ, – сказал Хаген, хлопнув Эуни по плечу.

– Пошли, – согласилась та. – А что вы прикалываетесь?

– Прикалываемся мы потому, – ответил он, – что ситуация немного херовая, а любому канаку ясно, что в херовой ситуации надо поддерживать в команде чувство юмора.

Вводная лекция по проблеме заняла ровно столько, сколько нужно, чтобы выпить в спокойном темпе кружку какао, взять кое-какие мелочи, которые могли оказаться полезными, и прокатиться на «зодиаке» до места. В финале Хаген произнес:

– … И не надо спрашивать Фуро про последнюю фалангу мизинца его левой руки.

– А что не так с этой фалангой? – Удивилась Эуни.

– Ничего не так, – ответил Хаген. – В смысле, её нет. Это неприятная старая история десятилетней давности. Фуро тогда жил в Японии и работал на маленькой верфи, где строили микро-субмарины для трафика героина с Тайваня на острова Рюкю. Верфь принадлежала якудза. Якудза, это японские ciudad-bandidos, у них есть лобби…

– Неофеодальная мафия с прикрытием на уровне правительства, – уточнила Люси.

– Именно неофеодальная, – подтвердил Хаген, – как бы такие самураи, недобитые генералом Мак-Артуром после 2-й мировой войны. Фуро что-то сделал не так, и они приказали, чтобы он отрезал себе фалангу мизинца. Он отрезал, а то бы его просто грохнули. Потом он слинял сюда и отсюда с ними поквитался через наше Гестапо.

– Тогда почему не спрашивать? – удивилась утафоа. – Он отомстил, и это хорошо.

Хаген неопределенно пожал плечами.

– По ходу, неприятные воспоминания. Это не самая нужная фаланга, но все-таки…

– Или, – вмешалась Люси, – он считает, что недостаточно поквитался.

– Тогда, – заметила Эуни, – ему надо убить кого-то ещё из этих своих врагов, и…

– Давай, ты пока не будешь трогать эту тему, ОК? – Перебил Хаген, – сейчас более актуальна проблема с продажей «DiproX»… Кстати, мы практически приехали.

Планировка Матуса с полутора тысячами жителей была вполне типичной для таких городков, выросших на вулканических островах вокруг удобной полукруглой гавани. Улочки разбегались веером вверх от харбора, а небольшие дома на одну, две или три семьи стояли вдоль них, будто поднимаясь по широким естественным ступенькам ландшафта. Дом Акава Фуро был «гибридным»: низ – белый бетонный ромб, а верх – биопластиковый октаэдр, похожий на простой кристалл с разноцветными гранями и прозрачным круглым окошком-иллюминатором в центре каждой грани.

Делегация «спасателей», постучав деревянным молоточком по столбику у прохода в аккуратно подстриженной живой изгороди, вошла в миниатюрный дворик, в центре которого выделялась яркими звездочками цветов очаровательная альпийская горка.

– О-е-е! – Восхищенно произнесла Эуни, и поправила на себе одолженный Хагеном жизнерадостно-оранжевый комбинезон-фартук «ere-style», – …у Акава Фуро, по ходу, хорошая vahine, креативная, все умеет и любит, чтобы все было симпатично!

– Фуро живет один, – сообщил Хаген, – девушки эпизодически приходят и уходят.

– А кто тогда все это делает? – Удивилась утафоа.

– Он сам делает. Такой парень, ага. И на работе у него все так же мягко и четко.

– Y una polla, – произнесла Люси, проведя пальцем по борту электромобиля-трайка, стоявшего под навесом, и обнаружив, что на пальце не осталось пыли.

Хаген развел руками и негромко пояснил.

– Фуро никогда ничего не забывает. И всегда понемножку что-то делает.

– О-е-е! – Повторила Эуни, – А обычно, если парень живет один, то у него дома, как у свиньи в берлоге.

– Свиньи не живут в берлоге, – заметила Люси, – в берлоге живут какие-то медведи.

– Это сайберская поговорка, – авторитетно сообщила утафоа. – Там мороз, и свиньи научились у тамошних медведей жить в берлоге. Я это прочла на одном сайте.

– Про медведей – потом, – сказал Хаген и позвонил в дверной колокольчик.

– Я в мансарде, – раздался негромкий, четкий, но какой-то очень печальный голос.

– Мы зайдем, ОК? – С этими словами Хаген открыл дверь и шагнул внутрь дома…


Акава Фуро вообще был худощавый и невысокий, а сейчас, когда он сидел на циновке, опустив плечи и наклонив голову, казалось, что он совсем маленький. Перед ним были разложены разнородные бумаги, что-то являлось деловыми документами, а что-то – распечатками из сетевых mass-media. Кроме этих бумаг, перед директором филиала «DiproX» находилась полупустая бутылка саке и керамическая чашечка.

– Спасибо, что ты пришел, Хаген, – грустно произнес он. – Но не надо меня утешать.

– Aloha, Фуро, – сказал Клейн. – Я вовсе не собирался тебя утешать. Просто я гулял с девчонками и решил заглянуть. Знакомься: Люси, моя vahine, и Эуни, моя сводная племянница. Мы все втроем обалдели от твоей альпийской горки, прикинь?

– Aloha, foa, – сказал Акава Фуро, только теперь повернувшись к гостям. – Мне очень неудобно, что вы видите меня в таком неподобающем состоянии.

– Ничего такого, – возразила Люси, – почему бы человеку не выпить немного саке?

– Хотя, по-моему, лучше пить в веселой компании, – сообщила Эуни.

– Был бы повод для веселья… – Неопределенно протянул Фуро.

– В хорошей компании повод для веселья всегда находится, – заметила она, – только лучше пить с закуской. Например, мясо, или рыба, или что лучше идет к саке.

Акава Фуро невесело улыбнулся и вздохнул.

– Ребята, спасибо, что вы пытаетесь меня растормошить, но… Все слишком плохо.

– А почему ты так уверен, что эти исландцы хуже киви? – Спросил Хаген.

– Ты имеешь в виду «Scandia-Screen»? – Уточнил директор филиала.

– Ага. Тех киношников, которые купили контрольный пакет «DiproX» у киви.

– Купили… – повторил Акава и хлопнул ладонью по одной из бумажек, – прочти, это избавит тебя от иллюзий… Я сам слишком долго жил иллюзиями… Иллюзиями…

– Бро, давай я тебе расскажу кое-что, – предложила Эуни и уселась рядом с ним.

А Хаген наклонился и поднял указанную бумажку. Это оказалась распечатка с сайта обзорных новостей мирового кино-рынка. Фрагмент текста на распечатке был крайне аккуратно обведен тонким ярким фломастером.

--------------------------------------------------------------------

Молодая исландская кинокомпания «Scandia-Screen» была создана полтора года назад международной студией скандинавских новаторов. её жанр: боевая альтернативная история. «Scandia-Screen» уже создала два короткометражных фильма: «Танки идут по свежему мясу» и «Вождь Монтесума, ты победил!», а также полнометражный фильм – постапокалипсис «Ледяной мир». Эти ленты вызвали неоднозначную реакцию. В ряде стран их публичная демонстрация запрещена из-за шокирующих сцен насилия. Тем не менее «Scandia-Screen» нашла инвесторов для съемок кино-эпопеи «Красное солнце, черная свастика». Бюджет этого кино-проекта превышает сто миллионов долларов.

--------------------------------------------------------------------

Люси прочла этот фрагмент вслед за Хагеном и собралась уже что-то сказать по этому поводу, но Хаген опередил её и очень спокойно поинтересовался:

– Фуро, а ты не против, если я гляну на этих скандинавских новаторов?

– Хочешь слетать в Исландию? – Равнодушно спросил директор филиала.

– Нет. Они сами прилетят. Будут у нас в офисе в 2 часа дня.

– А-а, – так же равнодушно протянул Акава, – Джо их встретит. Ты, если хочешь, тоже можешь присутствовать. Мне до этого больше нет дела. Я надеялся, что предприятие выйдет на уровень, которым мы все сможем гордиться… А нас продали киношникам. Теперь мы должны будем строить для них резиновых акул и…

– Tapu! – Резко и звонко прозвучал голос Эуни. – Foa aita hoo-tena matete! Foa e hi-aro!

– Aha? – растерянно переспросил Акава.

– Она напомнила тебе, что ты канак в стране канаков, – мягко пояснил Хаген, – foa не продаются на рынке. Foa свободны. Если эти скандинавы хотят от нас того, что нам по жизни не в тему, то они получат только имущество фирмы, которое они честно купили. Прикинь, Фуро, мы работаем с тобой потому, что нам в тему твои цели и стиль, и мы признали тебя лидером, а не просто потому, что ты нам платишь. Так сказали ребята.

– Hei foa! – Возмутилась Эуни. – Я рассказываю Фуро историю, а вы встреваете.

– Историю? – Переспросил он.

– Да! Историю! – Подтвердила она и сделала выразительное движение глазами, явно значившее, что в данный момент лишние персоны мешают колдовскому процессу.

Люси и Хагену ничего не оставалось, кроме как освободить площадку для магии и отправиться в коммерческую зону Матуса-харбора, до которой было полмили.

– О чем ты задумался? – Спросила Люси, когда они отошли метров на сто.

– О моей психомоторной особенности, – сказал он. – Помнишь, Ундина? Если люди контактируют со мной больше часа подряд, у них, как правило, начинает нарастать беспокойство и примерно на пятом часе это становится серьезной проблемой.

– Aita pe-a, – она улыбнулась. – Хочешь, я изображу девушку, которая периодически приносит какао, а иногда отвлекает. Типа: сен такой-то, вам принесли пакет.

– Хорошая идея. Заодно ты эмоционально поддержишь Маке. Это девушка, которая приносит какао, если её очень попросить, хотя, вообще-то, она коннетабль. И она же – автор архитектурного концепта офиса. По ходу, это характеризует…



Офис выглядел, как стоящий у причала цинский крейсер-броненосец класса «Лунвэй» образца 1888 года. Реликт возрастом полтора века казался новеньким, нарядным, хоть сейчас выходи в океан защищать геополитические интересы Поднебесной Цин. Над мачтой реял лимонный флаг с красным солнышком и синим драконом.

Двое высоких, подтянутых, светловолосых молодых людей в униформе Waffen-SS образца 1939 года подошли к трапу (отсюда уже было ясно видно, что 60-метровый крейсер-броненосец сделан не из стали, а из легкого пластика-композита) и коротко переглянулись.

– То, что надо, – негромко сказал гауптштурмфюрер.

– Достойно смотрится, – согласилась с ним девушка – оберштурмфюрер.

– Aloha oe, – произнес встречающий их второй менеджер филиала, – меня зовут Джо Джитоу, я замещаю сена Акава Фуро.

– Фрис Ларквист, продюсер, – представилась девушка.

– Олаф Экхейм, президент, – сказал её компаньон. – А что с мистером Акава?

– Он занимается ключевым этапом подряда на дрейфующие глубоководные роботы-маркеры для консорциума «Playa Artificial». Он приносит свои извинения и просит передать, что позже ответит на все вопросы, на которые не смогу ответить я и наши сотрудники, которых я попросил быть на встрече с вами. Welcome aboard.


В кают-компании (или комнате для переговоров), где уже был организован стол с сэндвичами, какао и подогретым саке (на последнем пункте меню настоял Хаген по некоторым причинам, которые обещал изложить позже), знакомство продолжилось.

– …Маке Тапас, наш коннетабль…

– Коннетабль? – переспросила Фрис.

– Да. Это значит: спец по ресурсам, бюджетированию и бухгалтерии.

Маке, невысокая, полненькая, подвижная индусо-фиджийка постаралась как можно достовернее улыбнуться.

– Рада познакомиться.

– Взаимно, – Фрис тоже улыбнулась, а Олаф поклонился.

– …Хаген Клейн, спец по программированию моторики роботов, – продолжил Джо Джитоу, – и Люси Хок, стажер, она после школы практикуется по логистике.

– …А также наливаю всем, кто что хочет! – Браво добавила Люси. – Саке я выбирала тщательно и подогрела до правильной температуры, если вы поняли, к чему я.

– Такое и хомяку понятно, – ответил Олаф, – полчашечки, с удовольствием.

– Мне тоже, – сказала Фрис, и, повернувшись к нему, спросила. – Я скажу, или ты?

– Давай, ты, – предложил он. – У тебя стиль лучше.

Фрис Ларквист кивнула и взяла уже наполненную чашечку.

– Я хочу сказать: ребята, вы профи, но вы не артисты. И видно, что вам не очень-то нравится, что мы купили контрольный пакет «DiproX». Вы думаете: вот, блин! Сейчас вместо серьезной работы нам предложат делать дебильные муляжи в стиле Голливуда. Чтобы исключить предположения такого рода… Олаф, покажи голограмму техники.

– Один момент! – Он извлек из кармана эсэсовского мундира предмет, похожий на обычную зажигалку. Но при нажатии кнопки возник не язычок пламени, а объемное изображение в области радиусом около метра.

На изображении можно было детально разглядеть подводный авианосец и закрытый подводный боевой катер, затем – два флаера: один сверхлегкий истребитель и один беспилотный аппарат «летающее крыло» в форме бумеранга и, наконец, маленький четырехколесный броневик типа «багги», видимо машина поддержки десанта.

– На все это, – сообщила Фрис, – есть общая проектная документация. Образцы надо сделать и обкатать в предельно сжатые сроки, и создать парк реально действующей техники в количестве, необходимом для съемок фильма. Некоторый объем работ мы передадим надежным подрядчикам, но это отдельный вопрос обсуждения. Здесь, на Ротума, нам надо отработать и динамику отдельных машин, и их взаимодействие в настоящем морском бою. Они должны работать в комплексе. Как реальный флот.

– Насколько реальный? – Спросил Джо Джитоу.

– Ваш офис в виде цинского крейсера-броненосца, – сказал Олаф, – это неплохая иллюстрация к нашей задаче. Он отлично выглядит. Если бы он мог ещё двигаться в открытом море и стрелять, получилось бы то, что нам надо. Наша морская техника должна двигаться по поверхности океана, под ней и над ней, и сражаться.

– Это нелогично, – заметила Маке. – Вы потратите десятки миллионов долларов на самоходные машины-копии, а ваш массовый зритель этого не оценит.

– Во-первых, – ответила Фрис, – наша кинолента «Красное солнце, черная свастика» – военно-игровой фильм, рассчитанный на продвинутую публику, а не на тот люмпен-планктон, который визжит от восторга, когда красная краска, изображающая кровь, заливает половину моря. Во-вторых, ряд создаваемых моделей будет в дальнейшем предложен на рынке мобильной техники, а наша кинолента станет для этой техники яркой, агрессивной, запоминающейся рекламой.

– Наша кино-эпопея, – добавил Олаф, – это видео-продукт двойного назначения. А вы думали, что менеджеры «Scandia Screen» – олигофрены, которые выложили несколько десятков мегабаксов за ультрамодерновое предприятие с роботизированной верфью и инженерным центром только ради единственной киноленты? Нет, ребята! Мы будем делать технику, причем чертовски интересную технику!

– Непростая задача… – проворчал Джитоу, – а вы уже делали что-либо подобное?

– Да, – ответила Фрис. – Мы с Олафом работали в Гетеборге и Мальме, в корпорации «Interdyn». Меньше – по флоту, больше по авиации и стрелковым системам.

– …В Африке тоже? – Как бы невзначай, спросила Люси, наливая всем ещё саке.

– Верно, – Олаф улыбнулся, – а как вы догадались?

– Ну, это как бы дедуктивный метод Холмса. Почему у вас на эсесовских мундирах «титановые ласточки», медали Шонао-Ка за военно-техническое сотрудничество?

Фрис задумчиво хмыкнула и произнесла.

– Ну, у вас и стажеры, мистер Джитоу. Глаз верный, как у индейца-охотника.

– А про что кино-эпопея? – Спросил Хаген, решив отвлечь внимание от Люси.

– Сейчас мы к этому перейдем, – сказал Олаф, – представьте: начало весны 1945 года. Императорская Япония и 3-й Рейх терпят поражение за поражением. Уже потеряны захваченные ранее территории, и война пришла в их страны. В Европе – в Пруссию и Рейнскую область, в Азии – на острова Рюкю – Окинава и Огасавара – Иводзима. В Германии уже паника, в Японии пока лишь мысли о том, что поражение может стать катастрофическим. Японский флот ещё способен сражаться, но амбициозные люди в адмиралтействе не поняли, как огромен перевес янки. 6-го апреля японская эскадра в составе линкора, крейсера и восьми эсминцев отправляется с Кюсю к Окинаве, чтобы атаковать англо-американские силы. Это суицид. На полпути к цели эскадру атакуют двести палубных бомберов с американских авианосцев, и в 3 часа дня 7 апреля она перестает существовать. Погибли четыре тысячи моряков и десять кораблей.

Олаф Экхелм сделал глоток саке и продолжил.

– А теперь наш альтернативный сценарий. В марте 1945-го три грамотных молодых офицера: японец, манчжурец и германец, убеждают японский генштаб спланировать операцию «тэн-го» совершенно иначе, при той же численности моряков и кораблей. Новый состав эскадры не имеет надводных кораблей. её главная сила: субмарины-авианосцы и погружающиеся малые диверсионные катера. На авианосцах – разборные ударные самолеты и дроны. Эскадре предстоит действовать скрытно, атаковать тыл противника вдоль 20-й параллели, от Гавайев на востоке до Тайваня и Филиппин на западе. Эскадру долго готовят, и она выходит в море только в конце августа.

– Но в августе 1945-го Японская Империя капитулировала, – заметила Маке.

– Акт о капитуляции был подписан 2-го сентября, – поправила Фрис. – По сценарию, командование эскадры узнало об этом, уже находясь в походе, и решило продолжать боевые действия. Такое решение принимали многие японские командиры в реальной истории. Их отряды на Филиппинах и в Микронезии воевали до конца 1940-х годов.

Хаген задумчиво почесал в затылке

– Хэх… Но тогда они уже не военные моряки, а, типа, naval bandidos.

– Кстати да, – согласился с ним Джо Джитоу, – может, для кино это сойдет, но…

– Стоп! – Перебила Фрис. – Слушай, Олаф, ребята в чем-то правы. И у меня есть идея.

– Какая?

– Вот какая: они решат продолжить войну под старым манчжурским флагом. Под тем флагом Цин-Чао, который мы видели над этим офисом. Может, это судьба?

– Hamani te Paoro, – немедленно согласилась Люси.

– Давайте я позвоню Акава Фуро, – предложила Маке, – Я надеюсь… Ну, вы поняли.

Когда через час в кают-компании появился довольно бодрый Акава вместе с очень довольной собой Эуни, обнаружился глубокий смысл идеи Хагена и Люси на счет непременного распития саке в ходе встречи. Теперь характерный «выхлоп», ещё исходящий от директора филиала, не отличался от «выхлопа», уже исходящего от уважаемых гостей. Вот как важна правильная сервировка стола на переговорах!



13. Красное солнце, черная свастика. | Драйв Астарты | Дата/Время: 20.08.24 года Хартии.