home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement





Ночь со 2 на 3 сентября. Ферма Пэоя Биба в районе Фак-Фак.

Для Йи понятие времени суток было чем-то очень условным. Дома, на Пелелиу, она следовала некоторым ритуалам. Например: во все дни недели, кроме двух последних, приходить в офис на Румелет-Нуи ровно в 8:00 по часам или пить какао в компании коллег ровно в 13:00 по часам. По мнению Йи, часы с цифрами служили только для выполнения магических ритуалов или ещё если люди договариваются встретиться в определенном месте при определенной цифре. Применять эти условные цифры для регулирования распорядка дня ей даже в голову не приходило. Распорядок дня Йи регулировался суммой её эмоций и состоянием погоды. В данный момент (около трех часов ночи) эмоции были на первом месте. Она неслышно, как тень, скользнула на подоконник комнаты, где спал Наллэ Шуанг, уселась там и стала смотреть на облака, проплывающие по звездному небу. Будить людей по её представлениям можно было только в критической ситуации. Мало ли чем сейчас занят фантом человека, в каких мирах он странствует, с какими духами общается? Грубо вынудить фантом вернуться обратно в тело, это риск серьезно испортить отношения человека с кем-то из духов верхнего или нижнего мира. Поэтому надо ждать, когда человек проснется сам.

Ждать пришлось недолго. У Шуанга было неплохое чутье на чужое присутствие.

– Какого хрена! – Сонно произнес он, открывая глаза. – А это ты, Йи. Что стряслось?

– Мне неспокойно за Сиггэ, – ответила она, бесшумно спрыгнув внутрь комнаты. – Он улетел с Пэоем на запад на «эйр-багах» Ндунти. Это риск и я не понимаю, зачем.

– Эх, – вздохнул Шуанг, и включил свет – если так, то придется объяснять.

Он зевнул и подтянул к себе ноутбук, лежавший на расстоянии вытянутой руки от лежбища. Йи буквально вцепилась взглядом в экран.

– Перестань беспокоиться! – Шуанг чувствительно шлепнул её по упругой попе. – Это рутинная дезинформирующая операция с бытовым уровнем риска.

– Уф, – грустно произнесла юная татутату.

– Начинаю рассказывать, – объявил он, ещё несколько сонным голосом. – Вот карта Индийского океана и окрестностей. Мы около Фак-Фака. В шестистах милях к юго-востоку от нас Соц-Тимор. Туда вчера утром улетели Флер, Оскэ, Рон и Пума. Флер и Оскэ стали развозить игрушечные лодки, а Рон и Пума с австралийскими туристами и репортерами TV полетели вдоль 10-й параллели дальше на запад. Там по дороге три австралийских островных колонии. Роти рядом с Тимором, потом в тысяче миль к западу Кристмас и ещё в пятистах милях к западу Кокос. Острова Кокос как раз посредине между островом Шри-Ланка и австралийским городом Перт. По полторы тысячи миль на северо-запад и юго-восток, соответственно. По дороге они обгонят корабль Ндунти, который тоже идет на запад вдоль 10-й параллели и покажут это по австралийскому TV, а с островов Кокос они всей толпой полетят на Шри-Ланку и по дороге покажут ещё много интересного. Поддержка mass-media – это важно.

Послышался громкий шорох бамбуковой занавески, заменявшей тут дверь, а потом ворчливый голос Ематуа Тетиэво произнес:

– Кто шумит по ночам? Йи, я слышал громкий шлепок по чьей-то попе, вероятно, по твоей. Скажи: Наллэ тебя обижает?

– Нет, дядя Ематуа, он меня успокаивает.

– Странный способ успокаивать юных леди, – произнес Ематуа Тетиэво, аккуратно погладил ладонью свое пузо и уселся на край лежбища. – Ну расскажи, как он тебя успокаивал?

– Наллэ рассказывал мне про тиморские игрушечные лодки и про австралийских TV-репортеров, – ответила Йи. – Зачем репортеры, он уже объяснил. А зачем лодки?

Шуанг растопырил пальцы перед своим лицом, и показал ей «нос», как делают дети, радуясь, что кого-то весело разыграли.

– Вспомни ваш с Батчерами фокус в Мозамбикском проливе. Надувная U-215A.

– Йох-йох! Это большая надувная субмарина, которая похожа на настоящую!

– Тогда было так, – подтвердил он, – а в этот раз все гораздо интереснее. Наши новые игрушечные субмарины доставляются к месту грузовым дроном, что гораздо удобнее. Представь: грузовой дрон не спеша облетает акваторию на сверхмалой высоте и сбрасывает эти субмарины в воду, а дальше они работают сами, почти как настоящие. Учти, Йи, в Мозамбикском проливе не было настоящих субмарин, а здесь – есть.

Татутату энергично почесала себе позвоночник.

– Настоящие? Саудовская, иранская, пакистанская, бангладешская, которые ловят Ндунти? Так?

– Приблизительно, – подтвердил Наллэ, взял с полочки над лежбищем толстую, как ружейный ствол, кубинскую сигару (маленький сувенир от генерал-президента), щелкнул зажигалкой и начал сосредоточенно раскуривать.

– Не забудем про подводный авианосец, – сказал Тетиэво. – Он добавит в это блюдо необходимую дозу красного перца.

– Да, конечно, – Шуанг кивнул, – но подводный авианосец появится несколько позже.




Несколько позже – грузовой терминал порта Фак-Фак. | Драйв Астарты | 5 утра 3 сентября. Терра-Илои (Северный Чагос), атолл Эгмонт.