home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Атолл Улиси, кампус NLO. Меганезия.

=======================================

Стук в дверь адмиральской каюты, вообще-то несильный, прозвучал в тишине раннего утра звонко, как колокол. До штатного подъема оставалось больше часа.

– Войдите, – буркнул Вилли Дэнброк, не отрываясь от изучения кучи листков бумаги, веером разложенных на столе.

– Доброе утро, сэр! – Бодро произнес капитан Уиклиф, входя в дверь с чашечкой кофе, установленной на блюдечке.

– Если оно доброе, – проворчал адмирал, – а что это ты решил поработать за дежурного уоррент-офицера? Я ведь его, а не тебя, просил на счет кофе.

– А мне показалось, что у меня лучше получится. Вы так и не ложились, верно, сэр?

Адмирал хлопнул ладонью по столу.

– Ты достал, Нэв! Единственный человек, которому я разрешаю давать мне советы по поводу режима дня, это моя жена, но она, слава богу, не здесь, а в Калифорнии.

– Простите, сэр. Позвольте сделать неуставное сообщение.

– Валяй, делай.

– Сэр, я хочу сказать: мы все переживаем из-за троих наших ребят. Но никто из нас не считает, что вы виноваты. Так получилось, что они…

– Двоих наших ребят, – перебил Дэнброк, – лейтенант Бенитес жив.

– Вот, черт! – Уиклиф улыбнулся, – Бен всегда был везунчиком. А это точно, сэр?

– На, прочти, – адмирал взял чашку кофе, а к капитану подвинул пару листков.

--------------------------------------------------------------------

Императорский морской и воздушный флот Цин-Чао

Информационный обзор за 5 октября.

--------------------------------------------------------------------

Фронтовая сводка. Северный фронт.

После вчерашнего сражения у Южного Идзу эскадра американо-японского альянса отступила на 120 миль к северу от 30-й параллели и заняла тактическую позицию у островка Аога в 190 милях к югу от базы ВМС США Йокосука (Токийский залив). Императорский флот Цин-Чао остался на старой позиции Торишима – Софуива.

Уточняются потери. Императорский флот: одно звено дронов «ZALA», 80 процентов звена ударных дронов «KITTY» и одна легкая субмарину «DCX». Одна субмарина-авианосец «I-400L» повреждена. Флот альянса: одно звено тяжелых ударных дронов «Killer-bird» и один вертолет «Sea-Fury». Фрегат «Небраска» и корвет «Тиба» из-за повреждений утратили боеспособность. До 60 процентов экипажа «Тиба» получили психический шок от газа «биофол» (безопасного жгучего вещества – синтетического аналога алкалоида красного перца), примененного авиацией императорского флота.

Установлено, что вертолет «Sea-Fury» ВМС США был уничтожен зенитным огнем с корвета «Тиба» ВМС Японии. Двое летчиков погибли, а один подобран патрульной группой императорского флота. Подробности в рубрике «Другие важные события».

Западный фронт.

Боевые действия продолжались в условиях тайфуна в Японском море. Звено дронов императорской авиации подводного флота атаковало военную базу Японии в заливе Майдзуру. Нанесен удар по боевым кораблям у причалов и береговым радарам. Из гуманных соображений применялось учебное оружие, человеческих жертв нет. В акватории островков Оки (сто миль восточнее Майдзуру) идут позиционные бои. Население островков эвакуировано на Хонсю судами японской береговой охраны.

Во второй половине дня тайфун ослабел. ВМС Японии начали боевые маневры в акватории северо-западнее Оки. В сумерках их авиаразведка обнаружила объект, похожий на всплывшую субмарину Цин-Чао в 80 милях к вест-норд-вест от Оки, у островков Токто (контролируемых Южной Кореей и оспариваемых Японией). Как утверждает пресс-служба японского штаба, субмарина шла в спорные воды, чтобы скрыться после рейда в Майдзуру. Японская патрульная эскадра нанесла по объекту ракетный удар и в ответ была атакована южнокорейским корветом. После обмена ракетными залпами корвет затонул. Японская эскадра, получив повреждения двух кораблей, стала отходить к Оки, но была атакована южнокорейской авиацией и субмаринами. Завязался бой, и эскадра запросила подкрепление. Ей на помощь отправились самолеты береговой охраны и вступили в бой с южнокорейцами.

По версии пресс-службы южнокорейского штаба, японская эскадра атаковала в территориальных водах Южной Кореи около Токто рыбацкий сейнер, плавучий рефрижератор и малый патрульный корвет береговой охраны. Получив фатальные повреждения, корвет запросил помощь, и к нему отправилось авиа-звено с острова Уллиндо. Авиа-звено тоже было атаковано японцами и вынуждено сражаться. О субмаринах, атаковавших японскую эскадру, властям Южной Кореи не известно.

Около 22:00 группа японских кораблей, отправленная на помощь эскадре, атакована северокорейской авиацией. Пресс-служба правительства КНДР заявила, что морские бомберы вступили в этот бой для защиты обще-корейских интересов от японских милитаристов. На ноль часов 6 октября японско-корейское сражение продолжалось. Императорский флот Цин-Чао в нем не участвует.

Около нуля часов десантные отряды императорского флота Цин-Чао, не встретив существенного сопротивления, взяли под контроль основные острова архипелага Сакесима (юго-западный Рюкю): Ириомоте, Ишигаки и Мияко. Армейцы США на Окинаве (в 145 милях к востоку от Мияко) соблюдали вооруженный нейтралитет.

На восточном и южном фронтах боевые действия не велись. Морская пехота США удерживает Иводзиму. Авиаразведка США активна в районе Минамитори.

Другие важные события.

Американский лейтенант Феликс Тринидад Бенитес (единственный уцелевший член экипажа вертолета «Sea-Fury» ВМС США, сбитого японскими зенитчиками в ходе сражения около южного Идзу), имел беседу по видеофону с нойоном императорского флота Цин-Чао. Нойон поразился выдержке и находчивости лейтенанта, сумевшего построить из легких обломков боевой техники маленький парусник и уйти из зоны возможного обстрела. Лейтенант Бенитес пояснил, что американский вертолет был прицельно расстрелян с японского корвета. «Я просто увидел сноп огня из зенитного автомата, дыры в стекле и брызги крови Дрю, пилота, – сказал Бенитес. – Я оглянулся, увидел, что Кип, второй парень, тоже мертв, и тут произошел взрыв. Я не знаю, зачем японцы в нас стреляли. Я уверен, что произошла какая-то ошибка».

Нойон заверил лейтенанта Бенитеса, что император Пу Лунг У не ведет войну против Соединенных Штатов. Бенитес является не военнопленным, а гостем императорского флота. В ближайшие дни режим Токио будет разгромлен и лейтенант Бенитес сможет безопасно вернуться в расположение US Navy. Далее нойон связался по телефону с миссис Бенитес, матерью лейтенанта, и заверил, что её сын не испытывает проблем с жизнеобеспечением. Нойон также связался с семьями двух погибших американских военнослужащих и выразил соболезнования от своего лица и от лица императора.

Завтра в нейтральной Меганезии на острове Пелелиу (округ Палау) начнутся переговоры между минфа (советником) императора Пу Лунг У и представителями Антарктического Газового Консорциума, новозеладско-исландской инновационной фирмы «Dipro-X» и шведско-северокорейской верфи «Interdyn-Tkodo». Стороны обсудят проект морского трафика минеральных ресурсов из зон южного и северного заполярья с использованием подводной военно-конверсионной техники.

--------------------------------------------------------------------


Ознакомившись с этим текстом, Навуходоносор Уиклиф помотал головой, как будто надеялся проснуться, потом вздохнул и произнес:

– По-моему, сэр, здесь какая-то нечестная игра.

– Ты только сейчас это понял, Нэв? – спросил адмирал, залпом выпивая кофе.

– У меня с самого начала были подозрения, – признался капитан.

– Подозрения, – буркнул Дэнброк, и толкнул к нему ещё несколько листков, – что ты скажешь об этой субмарине-авианосце? Теперь, когда она отобразилась целиком в компьютерной обработке сигналов сонара, это смотрится несколько иначе, чем в полупогруженном виде на фото твоей подружки с Окинотори, верно?

– Сэр… – произнес Уиклиф. – Оно похоже на что-то, что я видел раньше… Но где?

– Я тебе помогу, – спокойно произнес адмирал, протягивая капитану ещё один листок распечатки, – ты видел вот это, только тут оно перевернутое.

Это был иллюстрированный информационный модуль партнерства SATAS (Skeleton-Armored Tanker Airships) Фунафути, Тувалу, Меганезия. Яркие картинки изображали дирижабли с жесткой сигарообразной оболочкой, опоясанной в середине лентой или кольцом. По бокам кольца имелись два пропеллера, а внизу – цистерна, с одного бока которой была гондола… Капитан Уиклиф мысленно перевернул картинку, и…

– Goddamn! Их подводный авианосец это просто немного переделанный дирижабль!

– Совершенно верно. Нэв. Это игрушка, как и всё, с чем мы тут воюем.

– Но, сэр! Почему давление на глубине не раздавит эту огромную скорлупу?

– А потому, Нэв, что она сообщается с забортной водой. Давление снаружи и внутри одинаково. Видимо, герметична только бочка и рубка-гондола. И никаких проблем. Понятно, почему торпеды с корвета «Тиба» не причинили этой штуке особого вреда. Можно вырвать любые куски оболочки, это ухудшит гидродинамику, но не более. Конечно, если бы хоть одна торпеда попала в центральное кольцо, вся конструкция развалилась бы к черту, а так… Все равно, что стрелять из дробовика в чучело акулы. Теперь посмотри, что такое боевая субмарина-катер.

Дэнброк бросил на стол обломок стеклопластика, окрашенный в цвет аквамарина с болотными разводами, а затем подвинул к Уиклифу следующий листок.

– «Mixin-Hydroplane, IBC», Шри-Ланка, – прочел капитан, – Представляет «Seal-boat», концепт ныряющего катера на подводных лыжах. «Seal-boat»: высокая скорость на поверхности плюс дайвинг не выходя из рубки. И все это за демократичную цену!

– За демократичную цену, – задумчиво повторил адмирал.

– Но сэр, – заметил Уиклиф, глядя на картинку, – этот катер существенно отличается.

– Отличается, – Дэнброк кивнул. – Как и все остальные военные игрушки Цин-Чао. Их инженеры наскоро сляпали что-то военное на платформе гражданских моделей.

Капитан погладил свой подбородок и недоверчиво покачал головой.

– Этими радиоуправляемыми игрушками они поставили на колени Японию? Страну с четвертым в мире военным бюджетом? Это очень странно, сэр…

– Игрушки, – сказал адмирал, – это сказочный антураж кукольного театра. Сценарий спектакля пишется не на сцене. Как выражается мой сын: «матрица поимела всех».

– Но, сэр… – Собрался было возразить капитан, но его прервал стук в дверь.

– Войдите! – Рявкнул Дэнброк.

– Извините, сэр, – произнес дежурный уоррент-офицер, – тут одна девушка…

– Какая, к черту, девушка?!

– её зовут Кияма Хотару, сэр, – уточнил дежурный.

– Хотару значит: светлячок, – проинформировал Уиклиф.

– Светлячок… – Проворчал адмирал.

– Она дочь адмирала Кияма Набу, – дополнительно уточнил уоррент-офицер, – она прикатила на папином катере из Йокосука, и очень просит вас выслушать её.

Американский адмирал удивленно выпятил нижнюю губу.

– Черт знает что… Ладно, пусть зайдет.

– Она просила наедине, сэр, – внес дежурный ещё одно уточнение.

– Наедине? Гм… Ладно. Нэв, я тебя вызову чуть позже… Стоп! Ты лучше, чем я, понимаешь японцев. В чем, по-твоему, может быть дело?

– Это понятно сэр. У её папы самурайские замашки, ну и… – Капитан выразительно постучал указательным пальцем себе по лбу, и провел ребром ладони по животу.

– Clusterfuck… – задумчиво произнес адмирал, вспомнив, что у него однажды тоже возникало подозрение, что Кияма Набу способен выкинуть такой фортель.

Примерно 20-летняя Кияма Хотару олицетворяла собой Фатальное Японское Горе, Переносимое с Твердостью и Достоинством. Худенькое изящное существо пяти с хвостиком футов ростом, с красными от слез глазами и почти неподвижным лицом, стояло перед американским адмиралом, гордо выпрямив спину. Однотонный серый спортивный костюм, подходящий по росту, висел на ней, как на плечиках в лавке.

– Простите, что потревожила вас, уважаемый мистер Дэнброк… – Начала она.

– Давайте сразу к делу, – перебил американец. – Что стряслось?

– Уважаемый мистер Дэнброк, надо торопиться, иначе на рассвете он убьет себя.

Адмирал глянул сперва в иллюминатор, а потом на часы. И по визуальным, и по хронометрическим признакам, до рассвета оставалось меньше часа.

– Черт! Я подозревал, что у вашего отца может возникнуть такая идея, и…

– Нет! – Воскликнула она. – Не у отца, а у моего жениха, Дземе Гэнки. Он младший лейтенант на корвете «Тиба».

– Я не понял, мисс…

– Отец даже не знает, что я здесь. Пожалуйста, не говорите ему!

– Ладно, я не скажу. Но я все равно не понял…

– Гэнки командовал расчетом зенитной установки, – пояснила она. – Той самой…

– …Из которой сбили наш вертолет? – Перебил адмирал.

– Да, мистер Дэнброк. Я очень-очень сожалею.

– На войне иногда ошибочно стреляют по своим, мисс Кияма. Это не первый раз и, вероятно, не последний. Почему вы решили, что ваш жених отреагирует… Так?

– Он прислал вот это! – Девушка порывисто протянула американцу листок бумаги.

Несколько секунд Дэнброк тупо смотрел на столбик иероглифов. Он не понимал по-японски, и мог только сказать, что в оригинале эти красивые завитушки, видимо, нарисованы тушью с помощью кисточки, а потом переданы по факсу или e-mail.

– Послушайте, мисс Кияма, я не разбираюсь в этих тонкостях.

– Пожалуйста, поверьте мне, – тихо ответила она. – Это совершенно точно.

– Хм… – Произнес адмирал, приходя к выводу, что девушка вряд ли метнулась бы в одиночку ночью за 190 миль, пусть и на очень хорошем морском катере, если бы не испытывала достаточной уверенности… – Хм. Вы хотите, чтобы я его отговорил?

– Я не знаю, возможно ли отговорить Гэнки, – тихо сказала Кияма Хотару, – просто, я люблю его, и я хочу, чтобы он жил, но не знаю, что делать.

– Вы чертовски точно ставите задачу, – проворчал Дэнброк, и ткнул пальцем кнопку селекторной связи, – Дежурный, подготовьте мне разъездной катер и предупредите капитана корвета «Тиба», что я буду у них через несколько минут.

– Да, сэр, – Послышался ответ из динамика.

Адмирал очередной раз хмыкнул, открыл личный сейф и достал оттуда папуасский гладкоствольный полуавтомат «Remi-Aztec» чудовищного калибра.

– Зачем это? – Изумленно спросила Кияма Хотару.

– Это я купил на меганезийском маркете. Приеду домой – подарю сыну. А пока, как видите, пользуюсь сам. Хорошая штука. Отдыхайте, мисс Кияма. Я скомандую Нэву Уиклифу, чтобы он о вас позаботится. Он хорошо говорит по-японски и всё такое.



Поднявшись из разъездного катера по штормтрапу на борт корвета «Тиба», адмирал Дэнброк перехватил поудобнее ружье и сухо бросил японскому капитану.

– Инспекция. Проводите меня к младшему лейтенанту Дземе Гэнки.

– Простите, сэр, но… – Японец замялся.

– Капитан Сугата, – перебил Дэнброк, – вы поняли, что я сказал, или нет?

– Я понял, господин адмирал, но…

– Я командующий этой эскадры, – снова перебил американец. – Вы проводите меня к младшему лейтенанту Дземе Гэнки или с вас сорвут погоны, и сегодня же вас будет судить полевой трибунал за неисполнение приказа в военное время.

– Простите, сэр, – капитан коротко поклонился, – Прошу вас последовать за мной.

Дверь каюты Дземе Гэнки была то ли заперта, то ли чем-то заблокирована, но пинок адмиральской ноги, обутой в тяжелый армейский ботинок, с одного раза вышиб это несерьезное препятствие.

Младший лейтенант Дземе Гэнки, одетый в белое кимоно сидел на пятках на очень маленьком коврике, спиной к двери и лицом к иллюминатору, за которым медленно светлело пока ещё серое предрассветное небо. Рядом на длинном белом платке лежал тускло-блестящий малый самурайский меч «tanto» с футовым лезвием. Когда дверь распахнулось от молодецкого пинка, молодой человек повернулся и произнес.

– Kori va? Vakarimasen… (Что это? Я не понимаю…).

– Ты очень хочешь умереть, сынок? – Перебил Дэнброк и, не дожидаясь ответа, поднял ружье и выстрелил с трех шагов. В замкнутом пространстве, окруженном металлом переборок, оглушительно и звонко грохнуло. Младший лейтенант рухнул на пол, как брошенная тряпичная кукла.

Капитан Сугата с легким интересом посмотрел на распростертое тело и невозмутимо приказал корабельному старшине, застывшему рядом по стойке «смирно».

– Itsya oende kudasai (позови врача).

– Hai! – Ответил тот и убежал, громко стуча башмаками по палубе.

– Вот так мы в Америке решаем вопросы, – задумчиво произнес в пространство Вилли Дэнброк, подобрал с пола меч «tanto», и добавил, – первый раз за эту глупую войну я в кого-то выстрелил… Капитан, проводите меня в кают-компанию. И пригласите всех, кроме вахтенных. Я хочу серьезно поговорить с личным составом.

– Да, сэр, – все так же невозмутимо ответил Сугата, – прошу вас последовать за мной.



Через полтора часа, когда белое слепящее субтропическое солнце уже поднялось над горизонтом, адмирал Дэнброк вернулся на «Фаррагут». Он прошелся по всей верхней палубе эсминца с ружьем «Remi-Aztec» на правом плече, небрежно помахивая малым самурайским мечом в левой руке. По дороге Дэнброк перебросился приветствиями с несколькими офицерами и матросами, спешившими на завтрак. Жизнь продолжалась. Повседневная жизнь боевого корабля. Не стало двух хороших парней: пилота Дрю и стрелка Кипа. Чертовски жаль. Но что делать? Мы же на войне… Адмирал с легким неодобрением фыркнул, глянув на пришвартованный у борта эсминца снежно-белый спортивный катер, на котором прикатила дочка Кияма Набу. (По его мнению, такие игрушка для взрослых по цене не меньше, чем сорок грандов, являлись пародией на нормальное малое морское судно.) Снова фыркнув, Дэнброк двинулся в свою каюту объясняться с дочкой японского адмирала. Он не сомневался, что Хотару там…

…И действительно. Она сидела за его столом, глядя в море за иллюминатором.

– Привет, – буркнул Дэнброк, пересек каюту по диагонали, открыл сейф, убрал туда папуасское ружье, а меч «tanto» положил перед девушкой. – При встрече верните эту игрушку своему парню. В клинике не будут возражать против вашего визита.

– Что с ним? – Тихо спросила Хотару.

– То самое, – ответил адмирал. – Но я думаю, что у него пропало желание играть со смертью после того, как я бабахнул в него из ружья. Это пневматическое ружье для мобиатлона и для тренировки отрядов коммандос. Оно стреляет каучуковой сферой размером с шарик для пинг-понга. У парня просто трещина в каком-то ребре и ушиб грудной клетки. Мелочь в его возрасте. Через пару недель он будет, как новенький. Кстати, я распорядился, чтобы Дземе Гэнки поместили не в судовой госпиталь, а в муниципальную клинику Аога. Островок две мили по диагонали, клиника тут одна, поэтому найти несложно.

Девушка встала, выпрямилась во весь свой маленький рост и наклонила голову.

– Я очень благодарна вам, мистер Дэнброк. Если вы не сочтете это невежливым, то я немедленно поеду к Гэнки. Только, пожалуйста, ничего не говорите моему отцу.

– Не скажу. Я вам уже обещал это.

– Я ещё раз благодарю вас, мистер Дэнброк.

– Никаких проблем, – он улыбнулся. – Меч не забудьте.

– Это не его меч, – ответила Хотару, – у него никогда не было самурайского меча.

– Вот как? Любопытно, чья же это штука?

– Я не знаю. Наверное, кто-то одолжил ему «tanto» для… Для…

Американский адмирал поднял правую ладонь.

– Понятно, для чего. И владелец ничего не сказал мне, когда я уносил этот меч… Гм… Знаете что, мисс Кияма. Не в моих правилах давать такие советы, но… Попробуйте уговорить своего парня найти другую работу.

– Вы считаете, что он плохой моряк? – тихо спросила она.

– Нет. Судя по тому, что я успел узнать, Дземе хороший моряк. Ошибка в ситуации с зенитным огнем в бою возможна у кого угодно. Проблема не в нем, а в команде этого корвета… Гм… Если парень будет искать толковую работу на море, то есть несколько знакомых фирм, куда я могу дать ему рекомендации. Вот моя визитка. Звоните.

– Я ещё раз благодарю вас, – Хотару взяла из его рук карточку с эмблемой US Navy: морским орлом на фоне якоря и парусника, и снова наклонила голову. – Мы с Гэнки обязательно подумаем над этим и позвоним вам.



Проводив секретную гостью и вернувшись в каюту, адмирал нашел на столе рядом с малым самурайским мечом забытый листок бумаги со столбиком иероглифов. Он в задумчивости качнул головой, ткнул кнопку селектора, буркнул «Нэв, зайди ко мне», уселся за стол и открыл в компьютере окно новостного сайта «Galaxy police».


-----------------------------------------------------------


Дата/Время: 06.10.24 года Хартии. | Драйв Астарты | 06.10.24. Битва за Японию. Третий десант Хубилая.