home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement






Протокол № 1-MF от 07 октября 24. О несанкционированной инфильтрации военного корабля иностранных вооруженных сил в акваторию Меганезии.

Нарушители (организованная группа):

Линси Ли (старший лейтенант Императорского флота Цин-Чао)

Кэн Инхэ (лейтенант)

Фэй Лани (младший лейтенант)

Юн Чун (младший лейтенант)


Корабль-нарушитель: малая субмарина-катер (класс NART) бортовой № 614.

Произведен в США, Мэриленд, Northrop Grumman’s Oceanic and Naval Systems.

Шиппер: Императорское адмиралтейство Цин-Чао.


На борту обнаружены следующие элементы специальных вооружений:

1. Торпеда Mk-67 – 5.8 метра, калибр 533, производства США – 2 шт.

2. Комплекс-локатор разведки и наведения SLQ-44, производства США – 1 шт.

3. Зенитная установка FLASH-208, производства США – 1 шт.

Особые отметки о корабле: имеет повреждения от ракет-торпед «AFAV». Из-за полученных повреждений корабль утратил живучесть на 80 проц. и был поднят с глубины 48 метров штатным образом (см. медиа-файл, приложение 1).


Объяснения командира корабля-нарушителя: Малая субмарина №614 выполняла патрулирование южнее атолла Окинотори (территориальные воды Цин-Чао), была атакована боевым самолетом «Phantom-Chameleon» ВВС Японии и получила ряд повреждений. Не имея достаточно эффективной ПВО, командир корабля старший лейтенант Линси Ли принял решение уйти в акваторию Меганезии. Инструкция запрещала ему отправлять запросы к иностранным ВС, поэтому он не информировал патрульную службу Меганезии и вступил в контакт только когда получил запрос со стороны морского патруля локальной полиции Улиси.


Объяснения корреспондируют с данными борт-компа (см. файл, приложение 2).


По просьбе командира корабля ему была дана возможность связаться с минфа (экономическим консулом) Цин-Чао на Каролинах и Палау, д-ром Го Синреном.

********************************************


Гдук Гбата допечатал на ноутбуке текст и повернулся к лейтенанту Таволи.

– Посмотри, босс, так пойдет, да – нет?

– Ну… – Чито Таволи пробежал глазами протокол. – …ОК. Качественный документ. Внимание! Нарушители и понятые! Протокол доступен для ознакомления. Вы можете внести дополнения или потребовать исправлений, если считаете, что здесь чего-то не хватает или что-то изложено не так, как было.

– Вот, блин… – Озадаченно произнес Тони Боуэн и повернулся к своему брату, – глянь, Чарли, протокол почти как тот, что на тебя написали копы, когда ты на байке въехал в пешеходную зону Луна-парка в Дарвине.

– Ну… – Протянул Чарли, тоже глянув на экран, – наверное, это правильно. И там, и тут нарушение запрещающего знака, а на байке или на субмарине, какая, блин, разница?

Сделав это глубокомысленное замечание, Чарли продолжил активно работать ложкой в большой миске с рагу. Благодаря предусмотрительности Тбанги, «общего постоянного мужчины полицейских волонтеров Оками Йоко и Пак Хва», рагу и лепешек хватало на всех. Манчжурские подводники тоже питались, собравшись в кружок в двух шагах от остальных, и что-то негромко обсуждали, передавая друг другу лист с распечатанным черновиком протокола.

– Хэй, арестованные, – сказал лейтенант Таволи. – Вас никто не подгоняет. Вы можете спокойно поесть, а потом спокойно просмотреть документ.

– Зачем терять время, мистер полисмен? – Ответил Линси Ли. – Мы уже прочли этот протокол, нам всё понятно, и есть только два вопроса.

– Спрашивайте, что непонятно.

– Непонятно, почему вы не указали наше стрелковое оружие.

– Потому, – сказал патрульный лейтенант, – что ваши пистолеты это не специальное вооружение. Они считаются бытовыми предметами экипажа. Как ложки и миски.

– Я понял. Ещё я хочу спросить, почему вы упаковали наши бумаги, не читая.

– А что мне там читать? – Таволи пожал плечами. – Завтра судья прочтет, если ему это будет интересно. Мне достаточно вашей идентификации по «detail face control» нашей полицейской базы данных. Имена и все прочее совпадает с тем, что вы мне назвали. Правда, гражданство там другое и воинские звания другие, но это меня не волнует.

Чарли присвистнул и толкнул брата плечом.

– Слыхал, Тони? У здешних копов в базе все полтора миллиарда китайцев.

– Круто… – Согласился тот.

– В базе, – сказала Хва, откладывая ложку в сторону, – есть DFC всех, кто въезжал в Меганезию. По ходу, эти ребята уже у нас бывали.

– Заметно, что уже бывали, – добавил Екен Яау. – Они ничему особо не удивляются.

– А мне вот интересно, – вмешалась Лэсси, – откуда у подводников свежие бланши на фронтальной части правого плеча? Типа, подводные снайперы, e-oe?

– Не совсем свежие, – возразила Утти, – скорее, двухдневные.

– Но от мощной машинки, – утонил Эвбо, – по ходу, не от снайперской, а от AMR.

– Что такое AMR? – Спросила Дженифер Арчер.

– Anti-Material Rifle, – пояснил папуас. – Но не в смысле антиматерии, которая в науке физике, а в смысле, что против людей и против матчасти типа лёгкой бронетехники.

– Лёгкая бронетехника на море это что, например? – Поинтересовалась Орлет.

– На море, – ответил Гдук, – это, например, мотоботы ближней береговой охраны. Но я думаю, они стреляли не с этой субмарины, нет.

– Почему же? – Возразила Лэсси, – мини-субмарина в горах Хоккайдо, это классно!

Дженифер посмотрела на манчжуров, уже успевших доесть рагу, подписать протокол, а теперь невозмутимо хлебавших какао, и повернулась к патрульному лейтенанту.

– Чито, а я могу поговорить с арестованными?

– Поговори, если они не против.

– Мы не против, – сообщил Линси Ли.

– Вы не возражаете против разговора online на канале Gibb-River-TV? – Уточнила она.

– Мы не возражаем.

– Отлично! Первый вопрос: после этой экстремальной ситуации под водой как вы себя чувствуете? Я имею в виду, вся ваша команда, в которой, как мы видим, есть… Ну…

– …Такие симпатичные и сексуальные девчонки, как Юн Чун и я! – Перебила младший лейтенант Фэй Лани.

– Упс… – Выдохнула Дженифер.

– Если серьезно, – добавила Юн Чун, – то сейчас у нас легкая эйфория, как часто бывает после рисковых ситуаций. Я говорю про Фэй и про себя. А Линси Ли и Кэн Инхэ у нас монстры выдержки.

– Это шутка, – спокойно прокомментировал Линси Ли.

– По тебе не заметно, что это шутка, – возразила Дженифер, – и по Кэн Инхэ тоже. Что скажет Кэн Инхэ?

– Просто я увлекаюсь методами йоги, – ответил тот и изобразил на лице простоватую обаятельную улыбку, – это помогает работать в необычных условиях.

Оками Йоки отставила в сторону с какао и веско заявила:

– Не знаю, что у тебя за йога, но, по-моему, вы все четверо полные отморозки!

– Такая отмороженная манчжурская йога, – согласилась с ней Пак Хва.

– Кто бы говорил! – Парировала Фэй Лани. – Не вас ли обеих я видела через бортовой иллюминатор на отметке 48 метров без дыхательных аппаратов?

– У наших девчонок, – вмешался Эвбо Рор, – научно обоснованная практика ретро-фридайвинга, а вот вы пошли на этом модном американском корыте без прикрытия с воздуха через акваторию, патрулируемую и простреливаемую вашим противником.

– Это не корыто, – слегка обижено возразил Линси Ли, – а современная малозаметная субмарина, модель прошлого года с очень хорошими характеристиками.

– Бро, не верь американской рекламе, – посоветовала Лэсси, – там на одну реальную характеристику приходится два нереальных заявления для понта.

– Про американские акваланги всё точно так, – поддержал Тони Боуэн, – Я вообще не понимаю, почему вы не пользуетесь своей китайской техникой? Все, на чем написано «made in USA», реально сделано или у вас, или в Малайзии, или в Индонезии.

– Наша страна, Цин-Чао, – ответил старший лейтенант, – ещё только формирует парк военной техники, и императорский штаб старается сделать наш флот многосторонне развитым, поэтому сейчас у нас используются боевые аппараты от разных военно-промышленных производителей с разными концепциями.

Утти Лап почесала себе спину и скептически хмыкнула.

– Что-то я на вашей подлодке не видела ничего не-американского. Ну, разве что подводный фонарик там был тайваньский.

– И авиация у вас тоже американская, – добавил Эвбо, – сверхлегкие бомберы от «Sky-Surf», штат Гавайи, а тяжелые транспорты – от «Boeing», штат Вашингтон. Я ничего не скажу плохого, машинки интересные, но…

– …На счет тяжелого транспорта это мимо, – возразил Екен, – проект «Boeing Pelican Ultra» давно продан китайским китайцам, так что он уже ни разу не американский.

– Я думаю, – добавила Лэсси, – фокус в том, что янки, как обычно, сначала дают очень длительные кредиты на свою технику. Но потом они раздевают клиента на поставках сверхдорогих запчастей и комплектующих. Это у них такая стратегия на рынке.

Дженифер позвенела ложкой об миску, чтобы привлечь внимание.

– Алло! Давайте не будем грузить наших зрителей тоннами технических подробностей. Давайте поговорим о людях. Цин-Чао это очень молодая страна, и, конечно, ребята с катера-субмарины происходят из какой-то другой страны. Если это не секрет…

– Конечно, не секрет, – перебила Юн Чун. – Я родом с острова Хайнань, Линси Ли – с Континентального Китая, а Фэй Лани и Кэн Инхэ – с острова Тайвань.

– Мы, цинчаоджен, – продолжил Кэн Инхэ, – или манчжуры, как у вас говорят, молодая эмигрантская общность. Как меганезийцы четверть века назад, или как австралийцы и новозеландцы полтораста лет назад, или как американцы триста лет назад. Правда, мы имеем глубокие исторические корни на нашей земле. Мы гордимся наследием таких выдающихся правителей-просветителей, интернационалистов, как Хубилай, Чжу Ди и Тянцун, и национальными традициями Золотого Рюкю эпохи Се О.

– Офигеть! – Проворчала Хва. – Бро, ты долго учил это наизусть?

Манчжурский лейтенант вновь изобразил на своем круглом лице простоватую улыбку и отрицательно покачал головой.

– Нет, гло. Всего час, и ОК. Прикинь: это вводный абзац буклета для туристов. Цин-Чао готовится принять много туристов на рождественские каникулы, и император приказал офицерам флота информировать общественность стран-соседей о нашей стране.

– А ты сам встречался с императором? – Спросила Дженифер.

– Да, конечно. Пу Лунг У всегда лично присваивает морякам офицерские звания.

– Waw! Интересно! И как он выглядит?

– Ему не намного больше сорока лет, он каждое утро занимается нашей традиционной гимнастикой тай-цзи, так что он очень хорошо выглядит. Он немного похож на своего прадедушку, Айсин Геро Пу И.

– Не то, чтобы он очень похож, – уточнила Фэй Лани. – У него похожее телосложение и форма лица, и он тоже предпочитает очки с круглыми стеклами. Кстати, это стильно.

– И он не любит стульев, – добавила Юн Чун, – предпочитает бамбуковые циновки.

– Очень демократично, – заметила Дженифер. – Скажи, Юн, а каков был твой мотив отправиться служить на флот Цин-Чао, и как к этому отнеслись власти КНР?

Юн Чун сделала паузу, собираясь с мыслями, а затем резко кивнула.

– Я попробую тебе объяснить, Джени. Понимаешь, сто лет династии Юань, которая началась с Хубилая, были годами мореходства. Китайские корабли доходили до Шри-Ланки, до Мадагаскара, до Австралии. Но в начале династии Мин случилась страшная ошибка, и мореходство почти исчезло. Последние полвека правительство КНР уделяет большое внимание военному флоту, но это только техника, а надо ещё возродить нашу морскую традицию. Это мое мнение, я сообщила его своим кураторам в институте и получила одобрение. Я стажировалась в Меганезии, на атоллах Терра-Илои, Чагос, и в Китайской Республике Хакка, Мальдивы. Теперь хочу быть полезной в возрождении островной многонациональной китайско-рюкюйской страны в Тихом океане.

– Но ведь Цин-Чао это не часть КНР, – заметила Дженифер.

– Да. Но я верю: настанет день, когда Китай будет единым. И не только я в это верю.

Дженифер Арчер повернулась к Кэн Инхэ.

– Скажи, а тебя, как тайваньца, не тревожат перспективы объединения с Китаем?

– Тайвань, Джени, называется: «Республика Китай» – ответил он. – Разделение нашего народа, это проблема. Но она не вечна. Я так думаю. И Цин-Чао, это пример того, как континентальные и тайваньские китайцы могут работать и сражаться плечом к плечу.

– И ты реально веришь, что на рождественских каникулах Цин-Чао сможет принять туристов из, например, Австралии? Я имею в виду, принять безопасно. Ведь мало кто поедет на каникулы в страну, где идет война, а у вас сейчас война с Японией.

– У нас не война, – ответил он, – мы лишь устраняем остатки империи Мэйдзи, которая должна была прекратить свое существование 10 августа 1945 года. И это займет очень немного времени. Приезжай в Цин-Чао через декаду. Все уже будет спокойно.

– Через декаду?! – Изумленно переспросила Дженифер.

– По ходу, он прав, – спокойно сказала Лэсси. – Как говорит в таких случаях мой братик Кватро: этот проект морально устарел и по нему составлен разделительный баланс.

– Какой проект? – Удивилась австралийка.

– Япония, – лаконично пояснила Лэсси.



Островок Паелленг, через час. | Драйв Астарты | Дата/Время: 08.10.24 года Хартии. Раннее утро.